'Вопросы к интервью

Н.Василенко 21 час и 5 минут в Москве. Программа «Статус» на своем месте, как и несравненная Екатерина Шульман. Екатерина, здравствуйте!

Е.Шульман Добрый вечер!

Н.Василенко И сегодня я, исполняющий обязанности Максима Курникова, Никита Василенко. И надо сказать важное добавление, что сегодня финал сезона. Он подошел к концу.

Е.Шульман Наш постоянный соведущий Максим Курников находится с официальным рабочим визитом в Польше. Мы надеемся, что он вернется к своим обязанностям тогда же, когда наша передача возобновится. Вы помнит, что она построена по принципу учебного курса. Поэтому сейчас дорогих слушателей попросят предъявить свои зачетки, тех, кто успешно прослушал все предыдущие выпуски… На самом деле нет, просто мы сейчас вам объявляем, что пора и иметь совесть и уйти на некоторые каникулы.

Вернемся мы к вам, как мы рассчитываем, если все будет благополучно, опять же традиционно к началу следующего учебного года, когда, как мы все надеемся, начнется наш новый, 5-й сезон. А сегодня у нас в четвертом сезоне уже 43-й выпуск.

Н.Василенко А теперь первая рубрика.

НЕ НОВОСТИ, НО СОБЫТИЯ

Е.Шульман Поскольку выпуск у нас сегодня завершающий, мы постараемся завязать некоторые узелочки и финализировать те наблюдения, которые мы сделали в наших предыдущих выпусках. В прошлый раз мы говорили с вами о финале 7-го созыва, о том, что завершилась бурная законотворческая деятельность этого созыва государственной думы. Депутаты ушли на избирательные кампании. Сегодня мы поговорим о том, какие законы подписаны президентом и будут менять нашу жизнь к лучшему, надеемся, в самое ближайшее время, а также о, собственно, электоральной составляющей этого предвыборного сезона.

Конечно, трудно отделаться от мысли, что в ситуации большей политической нормальности не уходили мы с вами на каникулы во время избирательной кампании. Но, тем не менее, мы подумали, что почему бы не уйти? Более-менее, понятно, что будет дальше происходить.

В одном из прошлых выпусков мы отмечали из ряда вон выходящее событие, как президентское вето. В первый раз за все 5 лет работы Думы 7-го созыва президент не подписал а заветировал принятый двумя палатами закон. Такое бывает, действительно, крайне редко. 1-2 июля президент вел себя, как он обычно себя ведет и подписал большое количество новых федеральных законов.

Что у нас новенького? Законодательство, ужесточающее действующие законы о нежелательных организациях и устанавливающее новые нормы ответственности за руководство ими, участие в их органах и распространение информации о них, подписаны и вступят в действие.

Также запрет на публикацию личных данных и сведений о работниках силовых структур также подписан. Еще один интересный федеральный закон — это поправки в закон об информации. Запрещают сайтам распространять сведения о преступлениях, совершенных тем или иным гражданином, если этот гражданин заявит, что о нем распространили ложные сведения, обратиться в местную прокуратуру. 10 дней прокуратура рассматривает это сообщение, и если находит его удовлетворительным, соответствующим действительности, то в течение 5 дней выдает свое заключение, и тогда правообладатель сайта обязан эту информацию удалить.

Добиваться удаления будет Роскомнадзор. То есть Роскомнадзор получает у нас дополнительные полномочия. Это удаление информации из сети без дополнительного судебного решения.

Кто может воспользоваться этим законом, можно себе представить. На самом деле даже если вы не чиновник, о котором сняли расследование о том, какой вы нехороший коррупционер и у вас есть дорогостоящая любовница, а если вы просто частное лицо, о котором пишут какую-то ересь в интернет — а ком не писали ересь в интернете? — тот пусть отметится в комментариях к этому видео. А вы тоже можете попробовать воспользоваться этой законодательной нормой.

Если вы помните, у нас уже есть действующий закон — «закон о праве на забвение». Если поисковые системы о вас выдают информацию недостоверную, неактуальную и информацию о вашей судимости, которая с вас уже снята, вы тоже можете потребовать эту информацию удалить. Но в действующем законе, праве на забвение речь идет только о поисковой выдаче. В новом законе речь идет, собственно, о самой информации, то есть не о том, что Яндекс, Гугл вам рассказывает, а о том, что написано на самих сайтах.

Далее, что касается упомянутого Гугла. Закон, который предписывает зарубежным компаниям открывать представительства в России также подписан и вступит в действие. Это обозначает открытие очередного раунда торговли между нашими властями и глобальными международными корпорациями. Те российское законодательство соблюдать периодически не хотят. Россия придумывает все новые и новые увлекательные законодательства. Это пока, например, блокировка YouTube, которую все с такой кровожадность ждут, но, что называется, новые увлекательные возможности.

Н.Василенко Но Путин же обещал на «Прямой линии», что не будем блокировать YouTube.

Е.Шульман Не будем. Но, насколько я помню, типа «они нас обижают, с нами не считаются…»

Е.Шульман: Если элиты отличаются разумным инстинктом самосохранения, то они будут заниматься частичным самообновлением

Н.Василенко А он рос в ленинградском дворе, где учили, что хочешь защищаться — бей первым.

Е.Шульман Если драка неизбежна, да, то бей первым. Ну, вот, например, как Телеграм. Телеграм же замечательно работает — договорился. Насколько я помню, там возмущенные журналисты написали, что Телеграм ни о чем не договаривался, просто его не смогли заблокировать и потом смирились с этим. Возможно, и по этому сценарию будут развиваться дальнейшие переговоры. Такое тоже бывает. Но заявка, что называется, сделана.

Что еще хорошего пришло в нашу жизнь. Сразу можно сказать пакет законов о защите исторической правды. Отрицать решающую роль Советского Союза во Второй мировой войне теперь уголовное преступление.

Вот такое мыслепреступление в классической форме, то есть высказывать какое-то мнение относительно исторических процессов является преступным. И публиковать изображение нацистских преступников тоже неправильно и нехорошо кроме тех контекстов, когда заявляется о том, что это нацистские преступники, если это образовательный материал или если это решение Нюрнбергского процесса каким-то образом постулируется так, что у вас на аватарке дедушка Гитлер, то, пожалуйста, уберите его заранее.

Н.Василенко И на всякий случай я напомню, Илья Машков, художник — был прецедент, что он внешне похож на Гитлера и был донос на музей.

Е.Шульман Вы знаете, многие люди с усами от биолога Вавилова до вице-спикера Гордеева иногда становятся невольной жертвой бдительности граждан, которые видят везде Гитлера, такое тоже бывает. Будем надеяться, что наши бдительные органы разберутся и отличат одного от другого.

Если вы трудовой мигрант, у вас будут брать отпечатки пальцев, дактилоскопия обязательная для прибывающих в Россию мигрантов. Если вы Росгвардия, то вы имеете теперь право оцеплять охраняемый объект, не только охранять в случае каких-то опасных ситуаций.

Далее интересный закон подписан о праве силовых структур получать данные геолокации с ваших телефонов. Когда этот закон вносился и рассматривался, предполагалось, что это в интересах поисковых организаций, объединений поисковиков, и делается это ради того, чтобы можно было человека, который убрел в лес по грибы или в городе потерялся, заблудился, можно было его найти по геолокации без судебной санкции.

Это право, действительно, получили теперь оперативные сотрудники, то есть те, кто осуществляет оперативно розыскную деятельность (ОРД) до решения суда. То есть вот есть заявление — они могут начать эти поиски. Поисковики, правда, расстраиваются и говорят, что это совершенно не то, что они имели в виду, что это не поможет пропавшим в природной среде, то есть этим самым грибникам, этим самым заблуждающимся. Это довольно многочисленная категория граждан. Сейчас как раз сезон. Он будет продолжаться до первых заморозков. Наши сограждане очень любят ходить в лес, но не очень сильно умеют это делать. Поэтому, действительно, это большое проклятье. И дети пропадают и пожилые люди и вполне здоровые, молодые, взрослые люди. Вот пошел как бы в соседнюю рощицу — и пропал. Им это не поможет.

Кроме того сами поисковики не смогут эту информацию запрашивать, только те, кто осуществляет ОРД. Тут есть такое недовольство типа того, что боролись за закон, лоббировали его, можно сказать.

Н.Василенко А получилось, как всегда.

Е.Шульман А получилось не в свою пользу, а в пользу тех, у кого и без того достаточно количество прав. Мы знаем, что когда следственные органы обращаются в суды за санкциями о прослушке, об обыске, каких-то иных следственных действиях, то, по-моему, в 95% случаев эти требования удовлетворяются. То есть у них и так все будет хорошо. Но теперь стало еще лучше.

Из хорошего подписанного. 1 июля подписан закон о частичной декриминализации статьи 228.2. Это статья об ответственности за распространение наркотиков. Выводятся из-под действия этого закона врачи, с которыми случилась непредумышленная утрата наркотических препаратов. Это тоже была 10-летняя борьба и медицинского сообщества и НКО, которые занимаются паллиативом, которые занимаются помощью людям с тяжелыми заболеваниями. Вот они стремились к тому, чтобы снять эту угрозу с врачей с тем, чтобы они охотнее, легче и не до такой степени опасаясь, назначали бы те болеутоляющие препараты, которые нужны очень много кому.

Из менее хорошего и тоже касающегося НКО. Довольно странный закон, который пока не очень понятно, каким образом будет осуществляться. Это обязательность банков передавать Минюсту информацию о любых передвижениях по счетам НКО. То есть если вы НКО, и вы имеете счет в банке — а вы имеете счет в банке, — то вся информация должна быть доступна Минюсту. Непонятно следующее: откуда банки возьмут дополнительный персонал, чтобы эту дополнительную информацию отправлять? Как Минюст будет с ней справляться? Потому что у нас эти НКО огромное количество. Правда из-под действия закона выведена самая массовая форма НКО — это СНТ (садовые товарищества) Они, слава богу, тут не попадают, но все остальные — все благотворительные фонды, все вообще НКО , — банки будут обязаны передавать это все Минюсту.

Это часть этого большого пакета законодательного, который призван жестче контролировать и суровее наблюдать за третьим сектором с тем, чтобы он не безобразничал, не занимался политической деятельностью, не получил денег из-за рубежа. Вдруг там злобный Сорос? НКО, надо сказать, действительно, за 2020 год, действительно, набрали и влияния и популярности. Граждане им доверяют. Это довольно могущественные общественные институты, обладающие авторитетом, публичностью. Часто известные люди являются их руководителями. То есть у них есть и моральный авторитет и видимость в публичном пространстве. Поэтому тут есть что проконтролировать.

Далее довольно удивительное изменение в закон о рекламе, которые предписывают создание некого единого реестра всей рекламы, которая распространяется в интернете. Это еще страннее в письменном виде, чем я сейчас рассказываю. Единственно хорошее, что можно сказать, — это то, что этот закон вступит в действие с 1 сентября 22-го года. До этого каким-то образом правительство должно выпустить некий регламент, который должен регулировать это удивительное положение. О чем идет речь. Если вы рекламодатель и в интернете вы публикуете рекламу, то вы должны каким-то образом сообщить Роскомнадзору о том, что у вас такая фантазия странная пришла к вам в голову.

Е.Шульман: Нет ничего легче, как внушить русскому человеку мысль о безнадежности какой бы то ни было деятельности

Это не предварительная цензура рекламы, но это информирование. Роскомнадзор должен осуществлять учет, хранение, обработку информации о распространенной в сети интернет рекламе: сведения о рекламодателях, о распространителях, операторах рекламных систем. Что именно это будет за информация, определится правительством Российской Федерации.

Это типичный рамочный закон. То есть мы напринимали какую-то жуть, но, как именно будет эта жуть применяться, скажет правительство Российской Федерации. Точно такая же история была и продолжается с законом о регулировании просветительской деятельности. Там правительство так и не сумело высказаться. Так что с 1 июня, уже целый месяц закон, вступив в действия, де-факто действовать не может. Но тут времени побольше — больше года. Вот, может быть, к тому времени что-нибудь и придумают.

Тут что заметно — заметна эта мания составления реестров. Это вообще очень интересная тенденция в нашем государственном управлении. Я на нее обращаю ваше внимание. Я думаю, что это какие-то китайские моды, китайские влияния, потому что больше всего это напоминает классификацию из известного рассказа Борхеса о том, что все животные подразделяются на принадлежащих императору, издали похожих на собаку, нарисованных тонкой кистью, только что разбивших вазу.

Вот у нас имеются реестры плохих вещей и людей — иностранных агентов, нежелательных организаций, террористов и экстремистов, информации запрещенной к распространению; и реестр хороших, правильных вещей, скажем, НКО, выполняющих социальные функции или вот теперь будет еще реестр этой самой рекламы. Тут есть стремление контролировать все живое и даже не совсем живое, а также такая приятная оптимистическая иллюзия, следы которой можно услышать в речах многих наших, в том числе, считающихся либеральными руководителей каких-нибудь экономических структур. Мысль состоит в следующем: плановое хозяйство при советской власти провалилось потому, что у них данных было недостаточно и не было у них большого компьютера с искусственном интеллектом, поэтому они не сумели все правильно запланировать, и возник товарных дефицит и спекуляция.

А вот у нас теперь будет большой волшебный компьютер, можно сказать, со встроенным в него нооскопом — мы-то все загрузим. Сначала мы всю реальность распределим по реестрам, потом загрузим его в волшебный компьютер, он нам все обсчитает — и вот тут-то наше планирование достигнет невиданного совершенства. Все эти разнообразные, казалось бы, не имеющие друг к другу отношение законодательные новации, они, как мне кажется, к этому клонятся всё. Что из этого выйдет, посмотрим. Но пока полезно знать, что у начальства есть такое влечение сейчас, и некоторое время оно, видимо, у него продлится, пока все эти реестры не погорят и компьютер от напряжения тоже не взорвется.

Теперь по поводу еще одного не нормативного акта, но чрезвычайно важного государственного документа, который должен определять, можно сказать, заключать в себе все остальные законодательные акты и нормативные документы. Это Стратегия национальной безопасности. Прошло 6 лет. У нас раз в 6 лет срок определен президентской легислатурой…

Н.Василенко То есть 2015 год последний раз.

Е.Шульман …сроком президентских полномочий. Да, раз в 6 раз должна пересматриваться доктрина Стратегии национальной безопасности. Предыдущая была в 2015 году. Вот сейчас, в первый числах июля президент подписал доктрину 21-го года, которая должна действовать ближайшие 6 лет.

Я сказала, что 6 лет — срок президентских полномочий, но вы видите, что сама эта стратегия подписывается не в год президентских выборов, а шестилетним перерывом. Эти документы очень полезно читать. Опять же мы их читаем. Читать их нужно обязательно в сравнении. Тот принцип, который мы тут проповедуем относительно данных, он касается этих документов тоже: не статика, но динамика, не уровень, но тренд. Любой документ нам мало чего скажет, а вот в сравнении с предыдущим скажет нам, может быть, много интересного.

Что здесь у нас заметно? Во-первых, преемственность у нас вполне просматривается. Сказать, что новый документ носит новаторских характер, радикально отличается от предыдущего, нельзя. Они, в общем, те же самые с некоторыми исключениями, о которых мы сейчас скажем.

Что еще бросается в глаза? По сравнению с 15-м годом, в 21-м году нельзя сказать, что стало больше какого-то консерватизма, охранительства и мракобесия, как говорят некоторые горячие головы, кто уже взялся читать этот документ. Но разница, как мне кажется, состоит в другом. Вот смотрите, основная часть какая была, такая и осталась, в том числе, в части повышения качества жизни, там то, что называется сбережения населения. Даже и в части внешней политики, что называлось в 15-м году «равноправное стратегическое партнерство», теперь называется «взаимовыгодное международное сотрудничество». Все это более-менее то же самое. Отдадим должно авторам, много тут вполне самоочевидных, разумных вещей.

Что касается авторов. Кто это вообще пишет? Стратегия национальной безопасности является творением Совета безопасности, нетрудно догадаться. Это такой патрушевский документ. И, действительно, как мы есть поклонники Николая Платоновича Патрушева и читаем все его статьи и его интервью, когда он их дает — он в последнее время довольно часто нас радует своим творчеством — так вот мы видим прямо эту стилистику и идеологическое родство. В общем, следы его личности могучей наблюдаются в этом тексте.

Так вот, в чем же, как нам кажется, разница между 15-м и 21-м годом? Появился отдельный сектор, раздел под названием «Защита традиционных российских духовно-нравственных ценностей, культуры и исторической памяти». Сказать, что не было духовных ценностей и вообще духовности, а также разговоров о том, что враждебный Запад как-то на них нападает, не было в 15-м году, нет, никак нельзя. Был раздел культура. Был раздел: Государственная и общественная безопасность, в котором все эти тезисы тоже высказывались.

Вообще этот взгляд на Запад, как на некого коллективного актора, вера в существование единого Запада, который проводит какую-то единую политику и имманентно враждебен России и ее ценностям, он присутствовал и там и там. Но, например, в 15-м году в этих самых идеологических разделах звучала нота некоторого самодовольства и самоуспокоения. Там говорилось, что эти традиционные ценности укрепились в обществе, что граждане их приемлют, им верны, что подрастающее поколение тоже в этом же духе воспитывается и нам, старикам дает надежду на продолжение и в грядущем веке всего того же самого.

Почему? Потому что это 2015 год, расцвет, так называемого крымского консенсуса, ощущение народного единства. Крымский консенсус существовал и был столь же уникальным, столь же уникальным, сколь и, как показали позднейшие события, краткосрочным социологическим явлением. Действительно, с 14-го по 16-й год включительно на протяжении почти 3-х лет наши респонденты демонстрировали невиданное совершенно единство мнений, поддержку органов власти, рост доверия ко всему, что движется и не движется. Такая была общенациональная эйфория. Отрицать это было бы неправильно. Так же, как отрицать то, что она закончилось. И это мы тоже в Стратегии национальной безопасности 21-год очень ярко видим.

Е.Шульман: С исторической памятью происходит нехорошее: на нее нападают, искажают и используют как орудие против России

Мы видим опять же не нарастание охранительства. Мы видим нарастание тревожности. Ценности, которые в 15-м году были приняты как родные всем российским народом, теперь подвергаются угрозе. Грядущие века и даже годы и десятилетия рассматриваются как более опасные, чем предыдущие. Военные угрозы тоже стали более угрожающими. Международная стабильность менее стабильная, чем она выглядела таковой в 2015 году.

Тут, действительно, видно, во-первых, что за 6 лет авторы и подписывающие не помолодели. Им беспокойно живется. Они уже больше не верят в то, что молодежь верна их идеалам, а смотрят на эту молодежь с подозрением. Это, кстати, выражается и в многочисленных проявлениях молодежной политики от уголовных дел против какие-то детей, которые играют в Minecraft, до извращенного внимания к просветительской деятельности и стремлению наштамповать каких-то новых октябрят и пионеров, чтобы идеологически индоктринировать эту самую молодежь, которая отбилась каким-то образом от рук.

Действительно, начиная с 17-го года, с первых молодежных протестов у нас молодые поколения перестали быть наиболее лояльными. До этого они были, мы уже забыли с вами про это, но когда их называли в зарубежной прессе Путин Generation — путинское поколение. Оно считалось прямо таким, наиболее преданным политике партии и правительства по сравнению с поколениями более старшими, к сожалению, для авторов доктрины. Поэтому необходимо занять оборонительную позицию, окопаться как-то поглубже и максимальное внимание обращать именно на эту духовно-нравственную сферу, потому что в ней что-то не то.

Особое внимание уделяется исторической памяти. Помните наши два закона подписанных, о которых мы говорили в первой части программы? С исторической памятью происходит нехорошее: на нее нападают, ее искажают и это искажение используют как некое орудие против Российской Федерации, ее цельности, солидарности, соответственно, силы и мощи. Поэтому историком в такой ситуации быть, наверное, даже рискованней, может быть, политологам быть даже немножко полегче. Потому что наши пожилые политические аксакалы, они как-то особенно уперлись своим духовным взором в историю, что-то им не нравится, что-то они стремятся поправить и, главное, все кругом ее искажают и понимают неправильно, а это в высшей степени нехорошо и опасно.

Мы советуем вам сделать над собой усилие и прочесть если не оба этих документа — я понимаю, что если вы профессионально этим не занимаетесь, то это, может быть, тяжеловато. Но все-таки хотя бы эту Стратегию 21-го года, в ней, по-моему 43 страницы. Удовольствия вы не получите, это своеобразный стиль и своеобразный слог, но у вас будет представление о неком внутреннем содержании голов тех людей, которые нами управляют.

Говорить о том, что каждое слово, которое здесь написано, будет непременно воплощено в жизнь… ну, прочитайте 15-й год, если вы уж такой любопытный — вы там поймете, до какой степени это все реализуемо. Но, тем не менее, знать такие вещи полезно.

В завершение нашей обзорной части по поводу выборной кампании. К сегодняшнему дню основная часть партий, участвующих в выборах, провела свои съезды и опубликовала партийные списки, списки кандидатов по одномандатным округам и списки федеральных и региональных частей своих партийных списков, прошу прощения за повторы.

Эти самые партийные списки обращают на себя внимание не только теми, кто там присутствует, но и теми, кто там присутствует. От всех партий, допущенных к легальному электоральному процессу, требуется, как при святом крещении, отречение от сатаны и всех дел его: надо отречься от Алексея Навального и «Умного голосования». Это проделала партия «Яблоко» в лице своего лидера еще несколько месяцев назад. Это проделала партия КПРФ буквально то что, то есть все это сделали. И кандидаты, связанные с Алексеем Навальным и его структурами также не допускаются ни в каком виде ни на проходные места, не на непроходные в эти партийные списки.

Что касается партийный списков тут еще такой важный момент. У них есть федеральная часть, есть часть региональная. Насколько я вижу, нынче в моде сокращать федеральную часть и большее количество расставлять в региональные группы. Так сделал и «Единая Россия», так сделал, например, «Яблоко». КРПФ воспользовалась федеральной частью в значительной степени. КПРФ уверена в своем прохождении. Что касается партии «Яблоко», на которую больше внимания, больше претензий, потому что она своя и социально близкая, от остальных никто не ждет, ничего хорошего, — то там эти расстановки по региональным группам носят достаточно умозрительный характер, поскольку набирание партией даже 3%, если мы ориентируемся на опыт предыдущей кампании, представляется сомнительным.

Интересней здесь одномандатные округа. Мы должны на новости сейчас уйти.

Н.Василенко И на короткую рекламу. Вернемся и обязательно закончим.

НОВОСТИ

Н.Василенко 21 час и 33 минуты в Москве. Это продолжается программа «Статус». И мы немного недоговорили в первой части о партийный списках на выборах в Государственную думу.

Е.Шульман Да, немножко возьмем мы времени для того, чтобы продолжить о наши событиях. По поводу партийных списков и одномандатных округов. Многократно мы говорили, что основным инструментом обеспечения нужного выборного результата является недопуск — это самое исключение кандидатов и проявило себя в всей красе в политике всех партий, которым разрешено в этих выборах участвовать. Из этого следуют выводы: во-первых, депутатский мандат важен. Можно же было представить такую позицию: «А пусть они куда хотят баллотируются, куда хотят, избираются, нажимают свои кнопки — важные дела творятся другими людьми, а Дума — это одна говорильня». Слышали такое? Слышали.

Так вот — нет. Судя по тем системным усилиям, которые прилагаются для того, чтобы никого никуда не допустить, мандат стоит дорогого во всех смыслах.

И второе: иные инструменты недостаточны для обеспечения этого нужного электорального результата. Ни контроль над публичным пространством, ни контроль над медиа, ни фальсификации, о которых обыватель склонен быть такого большого мнения, все-таки не годятся. То есть какой-то кандидат проползет в бюллетень, все равно есть опасность, что он будет избран.

Из этого следует еще одно следствие: если все-таки кто-то проходит, то этот кандидат и в случае удачи этот депутат становится представителем не только тех кто за него голосовал, но и многочисленных исключенных. Поэтому на этом ровном фоне он высится гораздо виднее и выразительней своего естественного роста. Это следствие политики исключений.

Е.Шульман: Ценности, которые в 2015 году были приняты как родные всем российским народом, теперь подвергаются угрозе

Поэтому если в вашем бюллетени в особенности по вашему одномандатному округу все-таки затесался кто-то «человекообразный», то радуйтесь своему шансу — бегите его немедленно поддерживать. Помните, что все усилия организаторов выборов направлены на то, чтобы внушить вам отвращение и уныние, чтобы вы на выборах не появились, вас там не надо. Там нужен совершенно другой электорат, административно зависимый.

И еще одно про выборы: 15 сентября у нас проходит большое количество выборных кампаний. Мы концентрируемся на парламентских выборах потому что они бывают раз в 5 лет, но у нас еще 9 глав регионов выбираются напрямую, трое — опосредовано через голосование в парламенте. У нас региональных парламентов 39 избирается, в том числе, например, законодательное собрание Петербурга, дума Московской области, законодательные собрания и представительные органы многих других крупных и значимых субъектов Федерации. 11 парламентов столиц субъектов, то есть городских тоже избираются. 4 местных выборных кампании, причем она своеобразная, как первые выборы в совет федеральной территории «Сириус». Это такой фрагмент Красноярского края, который отделился от Российской Федерации и теперь является так называемой федеральной территорией, и теперь является конституционной новацией.

Поэтому если вы вдруг считаете, что выборы в Государственную думу недостойны вашего просвещенного внимания, то все равно приходите, потому что в вашем регионе наверняка кого-нибудь еще любопытного выбирают.

Последнее, о чем надо сказать, это, собственно, о тех событиях, которые стали причиной для такой масштабной кампании поражения в пассивном избирательном праве многих наших с вами сограждан, а именно так называемом «дворцовом деле». Вот на нашей красивой доске изображение изумрудного дворца, заимствованного из соответствующей книжки «Волшебник Изумрудного города». Тут наш художник решил нарисовать. Под «дворцовым делом» понимается большое количество дел уголовных и административных в самых разных регионов России — география протеста в начале этого года была невиданно широка, — поэтому регионов много, дел тоже много. Это совершенно не как раньше, концентрируется в Москве и в Петербурге. Хотя там тоже много всякого добра.

Что у нас там видно? Трудно объять весь конгломерат преследований во что-то одно. Но у нас уже 14 человек лишены на лишение свободы. Условно осуждены 14. 5 оштрафованы, 10 дел прекращено. 29 человек сидят в СИЗО на разных этапах этих процессов: 10 под домашним арестом, 19 — под подпиской о невыезде. И так же есть люди под запретом других действий.

Мы следим, как поживает статья 212.1 Уголовного кодекса, «дадинская-котовская статья»: неоднократное нарушение правил организации массовых мероприятий. У нас 5 новых фигурантов, но, правда, тут по двум из них дело уже прекращено: по одному просто прекращено; по Яне Дробноход — мы о ней говорили — Новосибирская область, дело прекращено после уплаты судебного штрафа. И еще, соответственно, трое у нас осталось. За ними мы тоже следим.

В городе Петербурге массово прекращаются административные производства по статье КоАП 20.2. Буквально десятки дел закрываются благодаря тому, что грамотная адвокатская работа, юридическая помощь, и сроки истекают — судьи начинают закрывать эти дела.

И еще один процесс, связанный с протестами января, февраля и апреля. Вы помните, что у нас были увольнения, особенно массовые в Московском метрополитене людей, которые либо участвовали в митингах, либо регистрировались на сайте в поддержку Навального — вот их поувольняли.

Первый из таких людей выиграл суд против Московского метрополитена, восстановлен на работе. Выплатили ему зарплату за все пропущенные месяцы плюс 5 тысяч моральная компенсация. Мелочь, а приятно. Всего таких людей, подавших иски 43 человека на Московском метрополитене. Поддерживает их независимый профсоюз Метрополитена.

Отсюда два очевидных вывода: во-первых, как полезны профсоюзы; во-вторых, нет ничего легче, как внушить русскому человеку мысль о безнадежности какой бы то ни было деятельности. Так вот те люди, которые посильней головой в этом месте, они сопротивляются правовыми способами, глядишь, и суды выигрывают и компенсации получают, и на работе восстанавливаются.

Те, кто считают себя страшно мудрыми циниками, говоря: «Ну, нет же в России суда» — нет, конечно, суда, да и правды нет, и выше ее нет, а вот компенсация судебная, видите — есть. Можно на этом месте начать рассуждать, каково это вернуться на работу по суду, может быть, тебя потом затравит еще хуже работодатель. Все это замечательно. Но человек получил компенсацию за то время, которое он был уволен и получил, я надеюсь, моральное удовлетворение, что правота его доказана судом. Поэтому пока есть у вас юридические инструменты, пользуйтесь ими, пожалуйста. Это приносит иногда неожиданные результаты.

Н.Василенко Так и хочется завершить словами Георгия Вицина из «Кавказской пленницы: «Да здравствует наш суд, самый гуманный в мире!» И еще хотел сказать нашим слушателям. Мы их немного запутали. Конечно, мы имели в виду федеральную территорию «Сириус» в Красноярский край…

Е.Шульман Мы сказали — Красноярский?

Н.Василенко Нам так подсказывают. Еще раз: Краснодарский край и не звезда Сириус. Поэтому не переживайте.

Е.Шульман Я этого не помню, но, действительно, это Краснодар.

Н.Василенко А теперь переходим к следующей рубрике.

АЗБУКА ДЕМОКРАТИИ

Е.Шульман Буква «Э», которая так долго служила предметом нашего ученого внимания, все-таки завершается. Мы ее практически исчерпали. Последний термин на букву «Э», который мы сегодня рассмотрим, один из основополагающих политической науки. Это «элиты». Элиты нас будут интересовать политические. Откуда они берутся, что это такое, каким образом меняются или не меняются?

Е.Шульман: Стратегия нацбезопасности — патрушевский документ. Следы его могучей личности наблюдаются в тексте

Начнем, как обычно, с этимологии. Термин русским языком заимствовал из французского. Корень в французском термине латинский: eligere — глагол «выбирать», electusс— это «выбранный», «избранный». Интернет, «электорат» и «электоральный» это тоже родственные слова.

Итак, элиты — это избранные или выбранные. Кстати, на этом противоречии довольно много в изучении элит строится. Термин этот понимается в двух смыслах. Как часто бывает с политологической терминологией, иногда воспринимается он оценочно. Но есть подход, собственно, политологический, в котором элиты рассматриваются как совокупность людей, занимающих руководящие должности в обществе и государстве, причастные к управлению, участвующие в принятии политических решений. Это инструментальный или функциональный подход.

Есть подход меритократический или, собственно, оценочный. Это лучшие люди, это наиболее выдающиеся представители того или иного социума. Это ненаучное понимание, но распространенное, поэтому довольно часто приходится слышать: Ну, какие же это элиты? Это какие-то ужасные люди, такие-сякие, безнравственные, коррумпированные, необразованные. И вообще они не нравятся, поэтому элитами мы их не будем называть.

Есть подход противоположный, когда под элитами понимаются закрытые группы, пришедшие власти не путем выборов, никого не представляющие, держащиеся за эту власть. Тут это слово «элиты» ассоциируется иногда с каким-нибудь deep state. Такое крайнее проявление элитистских теорий — это теории конспирологические, согласно которым существует группа рептилоидов, связанных родственными узами, которая всем и управляет. Тут уж недалеко и до мирового правительства, сидящего в бункере. Наука политология ничем таким не занимается.

Чем же, собственно говоря, она занимается? Более-менее давно стало понятно, что в любом социуме власть принадлежит некой ограниченной, небольшой группе. Почему же власть ей стала принадлежать и откуда эта группа взялась?

В европейской истории довольно часто так бывало, что эта группа — это просто завоеватели из другого народа, которые пришли на эту территорию, военной силой покорили ее коренное население и дальше ими и правят. Франки и галлы, кельты, варяги — наши с вами Рюриковичи любимые, англы и саксы, потом норманны в Англии — вот примеры такого рода способа появления элиты. Эти элиты будут отличаться по языку, она будут поддерживать между собой, действительно, родственные связи и стараться не смешиваться с остальным населением. Потом все равно смешаются с течением веков. Но свою отдельность будет всячески сберегать и охранять.

Это один способ, но не единственный. По мере того как усложняется структура социума, этот управляющий класс тоже начинает расти, и те качества, которые необходимы для того, чтобы стать его частью, меняются. Это уже не сила, воинская доблесть и умение скакать на лошадке как-то особенно выдающимся образом, а это управленческие, организаторские способности и такие специфические характерные штуки для представителей политических элит, как, например, хорошая память на лица, и, что называется эти peopleskills.

Передается ли принадлежность к элите по наследству? Одно из основных свойств элиты, о которых полезно знать, — это их воспроизоводимость. В дефолтной ситуации, в естественном положении в том смысле, в котором Гоббс называл естественным состояние человека — состояние войны против всех, элиты, действительно, стремятся к одному единственному — закреплению своего положения, максимизации своей власти и передаче этого дела по наследству.

Одновременно податное сословие, управляемая масса таким положением не всегда бывают довольны. Если были довольны, то через некоторое время до вольными быть перестают.

Дальше либо в хорошем варианте происходит демократическая ротация элит, то есть элиты, во-первых, додумываются до каких-то элементов электоральной демократии с тем, чтобы мог происходить призыв в ряды это элиты кого-то извне путем выборов. Кроме того элиты занимаются кооптацией в других формах, например, кооптацией посредством системы образования.

То есть, как показывают многочисленные исследования, необходимость стабильности элит — вещь почти неубиваемая. Есть исследования, которые касаются тех стран, в которых происходили смены политических формаций. Так вот даже, будучи лишена собственности и богатства, элита все равно воспроизводится. По этой причине советская власть не просто раскулачила, а убивала физически практически все городское образованное население, а также представителей дворянского класса, а также имущее крестьянство. Потому что если этого не сделать, элиты будут воспроизводиться. Их ресурс не богатство, как многие думают, не деньги как таковые и даже не владение средствами производства по Марксу. И основной капитал — это связи, то есть знание друг друга и понимание того, как происходит работа управления, то есть эта инсайдерская внутренняя информация о том, как дела делаются.

Поэтому если элиты отличаются разумным инстинктом самосохранения, то они будут заниматься частичным самообновлением. То есть естественная дефолтная ситуация, не требующая никаких усилий — это бесконечно самовоспроизведение до того момента, как граждане придут с вилами и всех вас перережут, потому что им надоело, что невозможно никак попасть на эту позицию власти, не родившись внутри нее. Одновременно внутри закрытой элитной группы начинает происходить ухудшение человеческого материала. Все переженились между собой; дети, родившиеся уже в ситуации привилегий не никакого резона учиться, совершенствоваться и вообще работать, поэтому качество принимаемых элитами решений снижается. То есть либо вы обновляетесь, либо происходит — у нас был Парето в наших героях — циркуляция элит. Вот помните Парето: «История — это кладбище аристократий». Потому что сидела, сидела аристократия, оборонялась естественного хода времени, а потому ее меняют уже насильственным путем. То есть вы либо кровь свою освежаете, либо придется изничтожать вас физически. Это неприятный момент, но время от времени в истории самых разных социумов это происходит.

Н.Василенко Ну, а сейчас рубрика…

ОТЦЫ. ВЕЛИКИЕ ТЕОРЕТИКИ И ПРАКТИКИ

Е.Шульман Мы назвали Парето, который был у нас в «отцах»— это один из основателей теории элит. Сегодняшний наш герой — это тот человек, который читается, действительно, отцом этой элитной теории. Это Гаэтано Моска, итальянский ученый, правовед первоначально, в некоторые периоды своей биографии даже политический деятель и пожизненный сенатор; автор книги, которая называется «Элементы политической науки», но более известна по своему английскому и русскому переводу под названием «Правящий класс». Русский перевод есть, мы можете с ним ознакомиться.

У нас довольно много было итальянских ученых в нашей рубрике. И как-то получилось, что те из них, кто не Макиавелли, те, кто в 20-м веке, те прямо фашист на фашисте у нас сидели. Не в том смысле, как фашист пролетел в оценочном, а вот в буквальном — кто в партию вступал, кто Муссолини поддерживал, кто какую-нибудь программу ему писал. Джованни Джентиле был такой, который до того дофилософствовался, что его партизаны убили. Джини, которому мы обязаны индексом Джини, Парето — соотношение Парето.

Наш нынешний герой выгодно от них отличается в этом смысле. Он хоть, как и многие люди занимавшиеся теорией элит, не любил парламентскую демократию по какой-то причине, но противостоял Муссолини; подписал манифест интеллектуалов-антифашистов в 25-м аж году, в то время, когда многие его коллеги-интеллектуалы были совершенно зачарованы этим бурным общественным движением, культом молодости, силы, обновлением, возрождением Италии, и вот лидером, вождем всего этого дела — Бенито Муссолини. До чего потом дело дойдет, тогда еще предвидели немногие.

Почему так получается? Потому что когда ты изучаешь теорию элит — а мы видим, что итальянская правовая политическая мысль как-то зациклена на этой идее неравенства. Что ты видишь, что, собственно, Моска постулровал? Власть принадлежит узкой группе. Организованное меньшинство управляет неорганизованным большинством, и так происходит в любой обществе. Дальше, если ты приглядываешься к этому положению вещей, то ты думаешь: как же так быть? Есть элиты корыстная, консервативная, самовоспроизводящаяся, и есть народ, который она обманывает и грабит. Кто может изменить это положение вещей? Ну, наверное, только вождь, вышедший из глубин народных, этот самый лидер, фюрер, который эти устаревшие элиты как-то разгонит и будет с народом дышать одним воздухом и сердце их будет биться в едином ритме. Поэтому эти наши политологи правоведы довольно часто были элитисты, что называется, нехорошего типа. Моска похвалим за это — был не такой.

Е.Шульман: Заметна мания составления реестров. Это вообще очень интересная тенденция в нашем государственном управлении

Ему принадлежит часть тех тезисов, которые я высказывала в предыдущей нашей рубрике, а именно, что правящий класс бывает открытый и закрытый. Закрытый правящий класс по кастовому типу существует, действительно, стремится передавать свое положение по наследству. Еще у него это называлось аристократической и демократической тенденцией власти. Что такое аристократическая или автократическая тенденция? Власть передается сверху вниз, начальник назначает подчиненных, делегируя им часть своих обязанностей.

Демократический способ: власть делегируется снизу вверх. Граждане избирают своих представителей. Как уже знают наши опытные слушатели, в социальном пространстве ничего одно не вытесняет ничего другое. Сосуществуют все формы: все типы легитимации, все тенденции авторитарные и аристократические. Всегда будут иерархические структуры, в которых власть делегируется дефолтным способом сверху вниз, но должны также быть и структуры демократические, сформированные как, например, парламенты и вообще представительные органы.

Вообще, Моска был большим критиком парламентаризма. Кстати, в некоторых русских источниках его фамилию склоняют, в некоторых склоняют. Там кажется, что, может быть, ее склонять-то не нужно.

Парламент ему не нравился. Он как-то себе по-другому представлял идеальное устройство этой элитной ротации. Тем не менее, сами его идеи о правящем, управляемом классе и о классе закрытого и открытого типа являются достоянием политологической мысли, общепринятым во всем мире.

Последнее, что скажем, как это соотносится с марксистской классовой теорией, тоже частью интеллектуального багажа человечества. Правящая элита, она не равна классу. Классы формируются на основании общности интересов и на основании способа производства (по Марксу). Эти наши политические элиты по Моску, они формируются по типу занятий, то есть это те люди, которые совершают работу управления. В отличие от Маркса, Моск не считал, что история развивается так линейно путем смены формаций с неизбежным финалом в виде коммунизма и бесклассового общества. У него скорее циклическая концепция: конфликты и рециркуляция элит. Про циркуляцию элит писал Парето. Моска предполагал, что элиты могут избежать этого кладбища аристократии, если они будут вовремя и в достаточной степени обновляться.

Последнее, что мы скажем про Моска, — каковыми качествами должны обладать представители политической элиты. Способность к управлению людьми и организаторские способности. Моска, будучи практически современником Макса Вебера тоже видел, что бюрократический класс набирает силу. Скажем о нем, что всегда говорим о наши героях. 81 год прожил, причем в такое время, когда это было нелегко. Родился он в 58-м году, до отмена крепостного права в России. Умер в 41-м, уже после начала Второй мировой войны. Так что ученые живут долго — будьте как ученые.

Казалось бы, что правила только сила, пушки и атомная бомба. Он видел, что править-то на самом деле будет бюрократия. Поэтому административные способности становятся для элиты первоочередными, а не сила, храбрость, высокий рост, золотые кудри, как в эпохе более традиционной.

Н.Василенко А теперь переходим к вашим вопросам.

ВОПРОСЫ ОТ СЛУШАТЕЛЕЙ

Н.Василенко Александр Чацкий ВКонтакте спрашивает…

Е.Шульман Александр Андреевич?

Н.Василенко Возможно.

Е.Шульман Кто так чувствителен и весел и остер?

Н.Василенко Это приятно, когда используют такие псевдонимы. «Насколько будет действенно «Умное голосование» на выборах? Ведь в 2011 году уже навыбирали по тому же принципу: «За кого угодно, только не партия власти». Значительное количество эсеров, и в итоге они голосовали так же, как «Единая Россия» за «закон подлецов» и прочее. И в этом году депутаты всех фракций вносили законы…». Тут перечисляется, какие у нас ограничительные законы. «Есть ли смысл в формальном проигрыше кандидата от власти, если на его место придет не демократ, а человек примерно с таким же набором ценностей?»

Е.Шульман А вот просите кандидата от власти, все ли ему равно, кто возьмет мандат? «Главное, чтобы идеологическая общность была», — скажет этот благородный, бескорыстный человек, заплачет и уйдет домой. Нет, не так. Пример с 2011 годом понятен. Тогда, действительно, конституционное большинство «Единая Россия» потеряла. Но этот бешеный принтер, 6-й созыв может дать фору и 7 созыву тоже в смысле своей репрессивной эффективности.

Есть другой пример — пример Мосгордумы, в которой тоже сохранилось правительственное (тут речь идет о правительстве Москвы) большинство, тем не менее, появился целый ряд ярких депутатов, которые не дают нам забыть об этом представительном органе.

Поэтому, что имеет смысл? Умное голосование — эффективная политическая тактика. Это давно доказано, в том числе, научными исследованиями. Я ссылалась на Григория Голосова. Еще раз сошлюсь на него, и он не один такой. Это просто высчитывается. Действительно голосование за второго, самого перспективного кандидата позволяет снизить результат партии власти, либо даже прогнать инкумбента, если он пытается перезибираться или не пустить на какую-то должность провластного кандидата. Какие будут у этого последствия в дальнейшем, это вопрос другое.

Что касается выборов в Государственную думу, тут обращайте особое внимание на одномандатников. Там и выбор больше и худо-бедно адекватных людей тоже все-таки встречается. Хотя бы несколько «человекообразных» депутатов очень нам помогут в ближайшие 5 лет работы этой Государственной думы, которой предстоит увидеть чему, чему свидетели мы были; чему, чему свидетели они будут. 24-й год придется на их легислатуру. В общем, много всего интересного. Так что нам с вами, дорогие граждане, очень бы пригодились хоть какие-то единичные там свои представители.
Кроме того, чем полезно наличие фракций разного толка «людоедов» в Думе? Тем, что они будут вынуждены торговаться между собой и людоеды у людоедов-штрих будут просить за свои голосовательные услуги каких-то бонусов, плюшек и преференций. Это, по крайней мере, делает законотворческий процесс чуть медленнее, чем он бывает в ситуации монолитного большинства, как это было в 7-м созыве. Поэтому раздробленность полезна для избирателя даже если никого, соответствующего вашим убеждениям особенно в Думе не появится.

Н.Василенко Кирилл Леоненко из ВКонтакте спрашивает: «Екатерина Михайловна, как вы видите транзит руководства в ЛДПР, КПРФ? Можно ли утверждать, что со сменой лидеров эти партии станут чуть сильнее бороться за власть, или договорняки останутся?»

Е.Шульман Сначала останутся, даже если смена лидеров произойдет. Смена лидера опасней для ЛДПР, чем для КПРФ, потому что ЛДПР в большей степени шоу одного актера. Интересное что-то там происходит. Я не так глубоко погружена в партийные дела как, понимаете, коллега Кынев, но внезапный уход Игоря Лебедева, который фактически собственной рукой руководил партией и фракцией последние годы говорит, возможно, о разных вещах вплоть до предпродажной подготовке передачи партии кому-то еще.

В КПРФ наследство побогаче, больше фракций, которые борются за это наследство. Когда смена власти произойдет, конечно договоренности с политическим руководством будут возобновлены. Но у нового поколения не будет такой политической истории, как у старшего и эти договоренности не будут для них такими родными, настолько вросшими в плоть и кровь. И что касается КПРФ, конечно, соблазн на растущих протестных настроениях, которые во многом левые, концентрируются на идеях справедливости, как-то попрыгать, он будет все сильнее. И, конечно, если аксакалы партии еще могут себя держать в руках, то следующим будет это труднее. Они будут надеяться пережить существующий порядок вещей и стать бенефициарами следующего политического цикла. Так что тут может быть что-то интересное.

Н.Василенко «Есть ли примеры, когда санкции работают против автократических режимов?»

Е.Шульман Не моя это область — внешняя политика. Но те люди, которые санкциями занимаются, говорят следующее: санкции работают в отрицательном смысле, то есть в том смысле, что они повышают цену следующих шагов. Они предотвращают эскалацию. То есть мало какой авторитарный режим сдает назад под влиянием санкций, но много какой не делает того, что он мог бы сделать, например, не захватывает какую-нибудь следующую территорию, заплатив высокую цену за предыдущее свое приключение. Этот тезис плох тем, что его трудно проверить. Это вот опять «А а мог бы и бритвой по глазам!» А, может быть, и не мог бы. Но это то, что говорят и пишут мои коллеги, которые занимаются изучением каких-нибудь санкционных режимов.

Н.Василенко Ну, а мы будем наблюдать и это финал 4-го сезона программы «Статус».

Е.Шульман Тут хочется какую-нибудь песню поставить.

Н.Василенко We Are The Champions. Спасибо всем, кто был с нами все эти дни, все эфиры с Екатериной Шульман и Максимом Курниковым и со мной, исполняющим обязанности Максима Курникова Никитой Василенко.

Е.Шульман Спасибо дорогим слушателям за терпение. Вы практически заслуживаете вручения вам какого-нибудь диплома о прохождении вами курса обществознания. Многие люди мне пишут о том, что они экзамен сдали, кандидатский минимум даже сдали, используя материалы этой передачи. Если это, действительно так, мое преподавательское сердце чувствует себя компенсированным за все усилия, труды, испорченную кровь, которая необходима для того, чтобы проводить еженедельные эфиры.

Н.Василенко Однако, всем зачет!

Е.Шульман Спасибо!



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире