'Вопросы к интервью
31 июля 2008
Z Спортивный канал Все выпуски

Наши олимпийские ожидания


Время выхода в эфир: 31 июля 2008, 23:11

31 июля 2008 г.
Спортивный канал
Наши олимпийские ожидания
Гость: Вячеслав Фетисов
Ведущие: Алексей Осин, Наталья Калугина

А. ОСИН: В эфире радиостанция «Это Москвы», мы начинаем беседу с нашим гостем Вячеславом Фетисовым. Здравствуйте, Вячеслав Александрович.

В. ФЕТИСОВ: Здравствуйте.

А. ОСИН: Хотелось найти повод более приятный для беседы, как-то отъезд нашей сборной на олимпийский турнир, поговорить про Олимпиаду, про наше будущее. Но, к сожалению, сегодняшняя новость сломала наши планы. И мы будем говорить сначала о вещах не очень приятных, о допинге.

Материалы по теме

То, что случилось с нашими легкоатлетками, которые не смогут принять участие в Олимпиаде – это:

факт обнаружения допинговых нарушений
72%
заказ
25%
ни то, ни другое
4%


Отбивка

А. ОСИН: Вячеслав Александрович, что ж такое случилось? Семь наших спортсменов, и пять из них, действительно, высокого уровня попались на том, что они подменяли допинг пробы. И на этом пытались, как считается, скрыть применение допинга?

Н. КАЛУГИНА: Так это еще и минус три медали.

А. ОСИН: Но это вопрос, медали мы пока считать не будем, я думаю.

В. ФЕТИСОВ: Конечно, неприятная новость. Но хотел бы сказать, что сегодня и министр спорта, как бы отвечая за антидопинговую политику… И мы передали команду уже национальному Олимпийскому комитету. В их юрисдикции сегодня находятся спортсмены нашей страны. Вот… Ну и здесь мы, наверное, должны говорить о том, что это Международная федерация легкой атлетики, которая применила все эти санкции сегодня. Это ответственность наших внутренних федераций, работа. Судя по всему, эта информация была известна давно людям. Но мы о ней, в том числе и я, узнали э… вместе со всеми слушателями. Конечно, неприятно. Здесь тот факт, что не был применен сам допинг, говорит о том, что службы, которые отвечают за это в России, свою работу делают. Вот. То, что есть некое подозрение, но я думаю это то, что следует особо разбирать. Хотя спортсмены могут здесь пострадать и не, так скажем, за дело. То, что касается меня, я вхожу в совет учредителей ВАДа от Европы. И, естественно, на том мероприятии, которое состоится накануне игр, я эту тему подыму. Я возглавляю Комитет спортсменов в этой организации, куда входят известные в мире атлеты, которые всю свою карьеру, так скажем…

А. ОСИН: Были чистыми.

В. ФЕТИСОВ: Были чистыми, если они входят в этот комитет. Кстати, он обновился. Я был переизбран на следующий срок, переизбран состав участников. Мы обязательно эту тему будем поднимать.

Н. КАЛУГИНА: Вячеслав Александрович, вы как представитель России ВАДа и тем более, один из руководителей этой организации, связывались ли вы со Всемирным Антидопинговым Агентством? Что они вам ответили, если связывались?

В. ФЕТИСОВ: Конечно, целый день сегодня были мы на связи. Нужно было понять, откуда это все прилетело. Я разговаривал с высшим руководством этой организации. Прежде всего, они заверили, что никаких таких особых акций по отношению к России быть не может. У нас очень хороший контакт. Мы провели достаточно много мероприятий совместно. Мало того, в противостоянии с Европой по выбору нового президента ВАДа, Россия, то есть я занял позицию четкую, что мы поддержали нового президента. Поэтому в отношении того, что есть какие-то предвзятые отношения, то я хочу сказать, что таких отношений нет. Разговаривал также со специалистами, которые отвечают непосредственно за научную сферу. Да, в свое время обратилась федерация международная к нам для того, чтобы использовать эти новые веяния. То есть сравнивать пробы разные с ДНК. Мы как бы подтвердили выбор, так скажем, тех на кого это было нацелено. Это чистая инициатива Международной федерации легкой атлетики.

А. ОСИН: Вопрос-то не в этом. Вопрос в том, почему за несколько дней до Олимпиады обнародовали результат насчет пробы, которая отбиралась в 2007 году?

В. ФЕТИСОВ: Мы эту тему постоянно обсуждаем в ВАДе, на комитете спортсменов. Опять же, достаточно противоречивая ситуация. Судя по всему, (НЕРАЗБОРЧИВО) знал задолго то того, что на самом деле происходит. И он сам говорит, что в июне он обратился к своим коллегам, почему до сих пор ситуация подвешена, почему она не имеет конкретного результата? Я думаю, что федерация должна была определиться задолго до сегодняшнего дня, кто, что задействованы в процессе, и какие санкции. Для того, чтобы хотя бы дать шанс нашим спортсменам и тренерам опротестовать то, что сегодня как бы поставило нас в такую ситуацию.

А. ОСИН: Есть ведь вопрос регламента. В судебных делах можно подать апелляцию в какие-то сроки, есть установки. Есть такая установка в правилах ВАДа? То есть, берется проба. Она сравнивается, может быть, с какими-то предыдущими пробами. И дается ответ, в течение какого срока? Или можно вытащить из «заднего кармана» через год к Олимпиаде или к Чемпионату мира, когда нам надо, понимаете? Вот в чем вопрос. Попался? Отвечай, вопросов нет.

В. ФЕТИСОВ: Одну из тем, которую я поднимал на конференции в Мадриде, неразборчиво… Копенгагене, тот вопрос, который вы только что задали. Почему результаты, допустим, каких-то исследований, да? Не объявляются сразу. То есть, спортсмен допускается, а потом задним числом определяется то, что он был уличен в чем-то перед тем, как он выступал. То есть, наказывается сам спортсмен и тот спортсмен, который мог бы выступать вместо него на том или ином соревновании. Я думаю, что и старый кодекс ВАДа и тот, которые сегодня еще мы усовершенствуем, как раз и должен нам создать единые правила игры.

А. ОСИН: Пока их нет?

В. ФЕТИСОВ: Все-таки ж, мы сегодня находимся в ситуации, когда и Международная федерация имеет право там на забор проб, и ВАДовские структуры, сами лаборатории, которые находятся в автономном, так скажем, режиме… И все это связано с тем, что нет до сих пор… То есть в период соревнований могут прийти несколько организаций проверить одного и того же спортсмена.

А. ОСИН: То есть, если кто-то хотел, предположим, воспользоваться этой ситуацией и вытащить «туза» из рукава как раз перед Олимпиадой, то лазейки в законодательстве ВАДа, федерации и разнообразные спортивные законы, они есть, пока на данный момент?


В. ФЕТИСОВ: На сегодняшний момент идет согласование этого документа. И он вступит в силу в ближайшее время. То есть должны быть установлены единые правила игры для всех федераций. Кстати, совсем недавно тот же ФИФА был противник всех этих санкций, которые были. Он выступал. И буквально накануне чемпионата Европы они приняли единые правила игры. Это тот процесс, который требует времени. И поэтому здесь иногда бывают такие нестыковки.

Н. КАЛУГИНА: Так на самом деле вся подлость ситуации заключается в том, что наши девушки не санкционированы. Не за что бороться. Они временно отстранены.

В. ФЕТИСОВ: Да, но здесь некий казус есть. То есть наша федерация по предъявлению, так скажем, претензий со стороны международной федерации, должна дисквалифицировать наших спортсменов, для того, чтобы они могли обратиться в КАС, международный арбитражный суд, для того, чтобы восстановить свои права. То есть здесь такая ситуация. То есть мы сегодня имеем такую довольно понятную ситуацию. Международная федерация принимает решение. И направляет информацию в международный олимпийский комитет ВАДа о том, что произошло. То есть, идет информация по пробе, идет в Международную федерацию, прежде всего. И если это позитивная проба, то есть она… там определено. То она закодированная идет ВАДу, и тогда уже ВАД запрашивает Международную федерацию, кто стоит за этим закодированным номером.

В. ФЕТИСОВ: Хотя команда уже полностью перешла Олимпийскому международному комитету, по Закону о спорте, отдали вы им национальную сборную. Они стали Олимпийской, тем не менее, чем вы можете помочь легкоатлеткам?

А. ОСИН: Опять же здесь мы сегодня говорим, что ответственность сегодня нашей федерации Олимпийского комитета… Вот как вы знаете, государственные органы в этой ситуации не имеют никакого влияния на общественные организации международные. Опять же, вот чисто моя ситуация здесь, так как я возглавляю комитет спортсменов… Я уже эту тему начал прорабатывать. Мы выскажемся по этому поводу в очередной раз. Кстати, у нас будет совместное заседание с Комиссией БУК, которая, как вы знаете, возглавляет комиссия спортсменов Международного Олимпийского Комитета, буквально во вторник. И мы эту тему обязательно будем обсуждать. Наша сегодня задача, обоих комитетов именно в прежде всего защитить интересы спортсменов, о чем постоянно на всех международных симпозиумах я и стараюсь э… эту тему ставить.

А. ОСИН: Вопрос от слушателя. Возможно ли заменить на новых спортсменов? Заявить на Олимпиаду. Есть такая физическая возможность? Или уже нет?

В. ФЕТИСОВ: Есть дисциплина, которая отбирается чисто именные…

А. ОСИН: Лицензия.

В. ФЕТИСОВ: Да, есть просто на … неразборчиво… команду…. есть возможность заменить.

Н. КАЛУГИНА: Я говорила сегодня с Валентином Балахничевым, есть право дозаявок. Второй вопрос, что уровень и уровень.

В. ФЕТИСОВ: Да, кстати, девушки участвовали в отборочном Чемпионате России, который мог быть и хорошей площадкой для других спортсменов, которые могли отобраться и целенаправленно готовиться.

А. ОСИН: С другой стороны, сборная Дании выиграла Чемпионат Европы по футболу, что называется, с пляжа. Будем надеяться, что если не будет восстановлена несправедливость, если не повезет так, что можно будет наших девушек восстановить в правах, то хоть те, кто их заменил, смогут все это сделать. Но сегодня цитату нашего президента Медведева вот так вот пытаются использовать в вопросах. Пишут, не надо «кошмарить» наших спортсменок. Пишет Саврасов.

Н. КАЛУГИНА: А их «кошмарят»?

А. ОСИН: Ну, получается, что так. И кроме этого, неприятности перед стартом Пекинской Олимпиады. Я надеюсь, не было? Все в штатном режиме, как говорят космонавты перед полетом?

В. ФЕТИСОВ: Опять же, хочу сказать, что некая непонятная ситуация сложилась. Хотя понятно решение высшего руководства страны о создании более высшего по рангу управления в спорте, да? Ну, тоже нужно понимать, что сегодня есть министр. У него есть, наверное, человек десять человек, которые сидят в одном кабинете, наверное, на «головах» друг у друга. У нас есть сегодня Олимпийский комитет, вот. И, конечно, эта ситуация нив коей мере не способствует нормальному управлению. Но я хочу сказать, что Росспорт работает в полном объеме. Я вчера собрал сотрудников, поблагодарил их за работу, сказал, что вот все успехи российского спорта последнего времени, это ваша работа непосредственно. Что в период этого такого, так скажем, переходного момента, все структуры Росспорта работают. Кстати, министр это отметил во время возложения венка к могиле Неизвестного солдата. Что претензий к работе структур Росспорта нет. На самом деле, на нас все это и возложено все это время. И отчеты, и наши специалисты выезжают сегодня, вот. Тем не менее работа ведется. Я сказал, что, конечно, те люди, которые сегодня работают в министерстве, немного не того уровня, что, допустим, у нас. Мы их все знаем. И тот же Алешин, который работал с плаванием, особых успехов не добился. И госпожа Паршикова, которая у нас работала. Ну, я думаю, что они сумеют набраться опыта. Мы готовы помогать сегодня в полном объеме для того, чтобы ситуация ни в коей мере не останавливалась, так как это наша жизнь. Мы вложили столько сил, энергии для того, чтобы спорт, физкультура из чисто такого образа занятий жизни превратилась в отрасль, со всеми ее признаками.

А. ОСИН: Ну, мы к этой теме еще вернемся, потому что действительно создалась очень интересная ситуация. Два органа руководят нашим спортом. От массового до большого. От имени государства. А вот как они взаимодействуют, интересно было бы понять. Но перед этим хочу задать вам вопрос для голосования. Итак, если вы считаете, что то, что произошло сегодня с нашими девушками, это заказ, то звоните 660-01-13. Если вы полагаете, что это просто случай применения, ну, не допинга, конечно, в данном случае нарушение допинговых правил, то звоните 660-01-14.

Отбивка для голосования.

А. ОСИН: Продолжаем беседу. Все-таки, как вы полагаете, та реформа, которая произошла в управлении российским спортом, чем она была вызвана, с вашей точки зрения?

В. ФЕТИСОВ: Опять же, я думаю, что успешная работа Росспорта на протяжении всех этих шести лет, прежде всего. Мы сделали колоссальный объем работы. Принята федеральная программа, мы приняли новый закон, который по-другому вообще позиционирует спорт в нашей стране. Провели колоссальную работу взаимодействия с нашими регионами. Вдумайтесь, какое еще ведомство за последние два года построило порядка 400 спортивных объектов на территории нашей страны? Я думаю, что нет такого у нас. И какой живой отклик вызывает открытие этих спортивных сооружений. Естественно, мы восстановили сеть спартакиадного движения. Заставили сегодня, втянули регионы в соревнование. У нас сегодня губернаторы не соревнуются у кого там самый дорогой легионер, да, в этом случае? А соревнуются на уровне юношеских молодежных соревнований. То есть, для того чтобы иметь успехи в молодежных спартакиадах наших, нужно иметь инфраструктуру, нужно создать систему соревнований, нужно поддержать детского тренера, нужно позиционировать вообще спорт, как социальный феномен того или иного региона, поддержать ветеранов, тренеров и так далее. Просто так сегодня купить результат на уровне соревнований, спартакиад нереально. Нужно вкладывать в это душу и сердце. Поэтому сегодня мы совершенно убеждены в том, что это необратимый процесс, и он позволит нашему спорту выйти на совершенно другой уровень.

Н. КАЛУГИНА: Вячеслав Александрович, застрелите меня, но я не понимаю одной простой вещи. Вот идет олимпийский год. Все, пошел накат, все понимают, куда бежать. Я понимаю, что вот эти политические изменения не коснулись конкретно спортсменов. Зато они коснулись тех, кто обеспечивал жизнь спортсменов. Я имею в виду и гостренеров, и обслугу команд, тех, кто непосредственно обеспечивал. Все пошло по накату, жизнь пошла и надо только работать на команду. В это время происходят политические изменения. И сколько общаюсь с тренерами, они не знали куда бежать. Бежать в Росспорт, бежать в министерство, бежать в Олимпийский комитет? А оно надо было делать за четыре месяца до Олимпиады?

В. ФЕТИСОВ: Конечно, резки большие были в этом плане. И стагнация тоже имела место быть. И опять же и руководство российского спорта в регионах в тех же командах, которые относятся к нам, мы должны понимать… Я думаю, что некая дезинформация в высшем руководстве страны в этом плане она имеет место быть. Все-таки мы должны понимать, что Росспорт вместе с регионами, совместно с федерациями готовит спортсменов. Олимпийский комитет получает готовые команды на период проведения игр. То есть на эти 2-3 недели. То есть мы сегодня говорим, что мы отдали им команды, куда вложили средства налогоплательщиков. Не напорите только там, ради Бога. Как мы в последнее время видим, там то постоянно пьяные там руководители этого штаба очередного. Все штабная работа ведется, да? Но самое главное, у нас нет доступа туда. У нас нет ни аккредитации в «деревню», мы не можем проверить, что там на самом деле происходит.

А. ОСИН: А вообще, какая у вас сейчас аккредитация?

В. ФЕТИСОВ: У меня сейчас никакой аккредитации. Я сейчас поеду чисто по приглашению Жак Рогге, как почетный гость. Вот… То забыли встретить, то забыли проводить, то не создали условий и так далее, и так далее. Это то, что постоянно является темой для разговоров. На самом деле, наверное, с другой стороны был расчет на то, что система создана, она работает без сбоев. И вот этот переходный период ни в коей мере не собьет с того ритма, который на самом деле есть. И, правда, мы все предусмотрели. Единственное, что было проблематично, это финансирование. На самом деле, планы все сверстаны, как мы уже говорили не раз, у нас действует система. То есть отчет по итогам игр прошлых в Афинах. Это концепция подготовки к играм в Пекине, это ежегодный анализ, это отчет. У нас сумасшедшие деловые отношения со всеми федерациями. И тут как бы сегодня посыл…

Н. КАЛУГИНА: Ой, Вячеслав Александрович, говорили, что реорганизация была необходима, потому что у Росспорта с федерациями плохие отношения.

В. ФЕТИСОВ: Тот экстаз, так скажем, взаимоотношений в свое время Олимпийского комитета и Спорткомитета, кстати, Леонид Васильевич тогда руководил, когда полностью развалилась вся система… Модно сказать, что он замечательный человек, хлебосольный, но как руководитель, наверное, не совсем отвечает задачам нашего спорта. И здесь примеры, и тот же Спорткомитет, под его началом, когда самый большой ресурс страна отдала в виде всех этих налогов на спирт и на табак. Когда денег было в стране у спорта больше, чем сегодня. И было не воспользовано, ничего было не построено. Непонятно куда все это делось, да? Также федерация горнолыжного спорта, которая развалилась. Тоже самое позорное выступление нашей сборной в Солт-Лейт-Сити. Тем не менее, мы помогали, взаимодействовали. Насколько могли, участвовали во всей этой работе. У меня супер отношения со всеми федерациями. Есть 2-3 дежурных, так скажем, федерации, которые исполняют кого-то. На самом деле, ну, вдумайтесь сами, вот за это время произошло на 60% смены руководителей федераций. Все мои коллеги в тои или иной степени, все достаточно ответственные люди. Поэтому у нас рабочий контакт, деловые отношения. Ни одних претензий, ни у одной федерации к работе Росспорта на это время не было. У нас создалась система, где мы, контролируя с обеих сторон друг друга… Тот общественный контроль, который сегодня вводится по всей стране, он уже создан. Уже последние 6 лет. То есть, приходят на федерацию, они нам приносят свои заявки за сезон, мы определяем значимость всего этого, то есть сборы, соревнования, экипировка, инвентарь, оборудование, медицина, антидопинговая вся эта, премиальные, зарплаты. Все эти люди находятся у нас на ставках государственного учреждения, да? То есть у нас сегодня полный. Многие из федераций получают заработную плату в госструктурах, то есть в центре спортивной подготовки в наших учреждениях. Поэтому все эти разговоры «в пользу бедных». Естественно, у нас есть контрольная функция, которая многим не нравится. С другой стороны мы и отвечаем за то, что мы делаем. И я еще раз хочу подчеркнуть, что самым большим нашим завоеванием за последние 6 лет, это то, что деньги, которые предназначены из бюджета на российский спорт, дошли до спортсменов и до тренера. Это говорят и те базы, которые мы отремонтировали, которые банкротились буквально на глазах. Когда внаглую, причем те люди, которые руководили российским спортом, э… приватизировали эти земли. Мы сегодня говорим о том, что у нас спортсмены одеты-обуты. Мы сегодня говорим о том, что мы восстановили систему соревнований, спортивный принцип является главным определяющим. Мы сегодня говорим, что ни одно календарное мероприятие, то, что мы договариваемся с нашими федерациями, не сорвано за эти все 6 лет. И мало того, во всех наших контрольных органах участвует и представитель Олимпийского комитета страны. То есть, Владимир Васин, который работает во всех наших рабочих группах, полностью осведомлен о той деятельности, которая у нас ведется. Плюс мы сегодня взаимодействуем с регионами, где зачастую готовятся наши спортсмены. Поэтому говорить о том, что новый орган создан для того, чтобы усилить взаимодействие с федерациями, я думаю это от лукавого.

А. ОСИН: Хорошо, тогда зачем?

В. ФЕТИСОВ: Но это опять же я говорю, что это, наверное, не тема, которую мне сегодня хотелось бы обсуждать. Это принято высшим руководством страны. Но мне кажется, что… И еще раз хочу подтвердить, что, наверное, не совсем корректная информация доходит до наших руководителей страны, в плане того, кто за что отвечает, что на самом деле происходит в спорет высших достижений. Создан барьер, которые не дает возможности узнать высшему руководству страны, на самом деле, что в стане происходит, кто за что отвечает.

А. ОСИН: А скажите, какое место вы видите Росспорту в новой системе управления нашим спортом?

В. ФЕТИСОВ: Опять же разный идет сейчас разговор в этом плане. В любом случае, любое двоевластие, не говоря уже о троевластии, только вред российскому спорту. Если было принято решение, значит нужно идти до конца и определить одного ответственного за все эти дела. Чтобы не было таких вот моментов. Я в свое время говорил еще, и еще раз говорю, российский спорт, любой спорт притупляет порядок. А порядок это единовластие. Не может быть там двух, которые в обнимку бегают и чего-то там всем рассуждают, да? Должен быть один начальник, который отвечает. Мы это совершенно четко должны для себя определить. Один в стране, кто отвечает за спорт, с которого можно будет спросить. И мы сегодня говорим, да? Сегодня у нас впервые за всю нашу историю российского спорта, президент Олимпийского комитета не является, так скажем, специалистом, который работает непосредственно в этой области. У нас сегодня Леонид Васильевич Тягачев является сенатором от одного из регионов страны. Впервые, еще раз хочу сказать. И когда мы говорим о том, что у нас олимп… (НЕРАЗБОРЧИВО) отвечает за подготовку спортсменов, мы, наверное, опять себя с вами обманываем. Как можно спросить с человека, которого основная работа сегодня сенатор от одного из регионов нашей огромной страны? Кто сегодня готовит, кто отвечает, кто финансирует и так далее, и так далее? То есть мы сегодня говорим, что не потому, что там Фетисов хороший-плохой, просто мы говорим, что система мирового спорта подразумевает одно – один человек отвечает за то, что происходит в стране.

Н. КАЛУГИНА: Было объявлено 100 тысяч премиальных за золото от государства. Люди, бюджет закладывается не накануне олимпиады. Откуда возьмутся дополнительных 50 тысяч, дополнительных 30 тысяч, и дополнительных 20 тысяч?

А. ОСИН: Просветите эту историю. Мы, честно говоря, сбились.

Н. КАЛУГИНА: Это государственные деньги.

А. ОСИН: Сколько государство, сколько Олимпийский комитет?

А. ОСИН: Кстати, я еще хочу сказать, что по большому счету, Александр Дмитриевич Жуков, который отвечает вообще в правительстве за развитие спорта, как вице-премьер, возглавлял все это и возглавляет до сих пор оргкомитет по подготовке и проведению игр в Пекине. Вот и государство, кстати, тоже ни одной претензии на всех заседаниях страны федераций к работе Росспорта и государственных структур не было. Мало того, одни благодарности, да? Мы утвердили последний раз на заседании, что это будет 50, 20 и 10, да? Сегодня это те, насколько я понимаю, была инициатива нового министра о том, что нужно увеличить. Ради Бога, всегда приятно финансировать результат. Если это удастся, будет 50, 100, если это может, как бы повлиять на результат, я сам был спортсмен и понимаю, что век короткий, хочется работы. Но что хочется констатировать, что мы сегодня колоссальные средства в подготовку спортсменов. Я просто цифры хочу объявить, что за период 2005-2008 года мы на подготовку наших сборных команд, которые сегодня приняли статус олимпийских…

А. ОСИН: За олимпийский цикл, да?

В. ФЕТИСОВ: Потратили более 12 миллиардов рублей. Это достаточно серьезные средства.

А. ОСИН: Тогда давайте сравнивать, что было до этого. Потому что, что такое 12 миллиардов? Много это или мало, очень много?

В. ФЕТИСОВ: Когда я пришел вообще в Росспорт, весь бюджет Росспорта был 1,8 миллиардов рублей.

А. ОСИН: А тут 12.

В. ФЕТИСОВ: Только на подготовку. Чтобы вы понимали, да? Бюджет этого года это 17 миллиардов рублей. Бюджет следующего года это 25, бюджет 2010 года, по-моему, 35 миллиардов рублей. Принята программа, которая не имеет прецедента в нашей стране и в мире, кстати. Я еще раз подчеркну, что все, что мы презентовали перед выборами в Гватемале, ездил я два года по всему миру, рассказывал всем, всем… И МОК, и на всех федерациях, ЮНЕСКО, ООН, где угодно… Колоссально пролетел от Кубы до Пекина. Рассказывал о том, насколько государство сегодня у нас относит спорт к важнейшим своим составляющим успешности социальной, что мы эту программу беспрецедентно… Конечно, это вызывало сумасшедшую реакцию у всех специалистов мировых, да? Что мы сегодня разработали программу, которая нам дает возможность построить качественных 4 тысячи спортивных объекта, с объемом финансирования, заложен, да? Порядка 120 миллиардов рублей. Не было, и нет ни у кого такой программы, да? То есть, мы говорим, что здесь мы никогда не хотели разделить спорт высших достижений и массовый спорт, да? Это единая составляющая. Это был успех и есть успех нашей системы. Если бы этого не было, поверьте, вот эти годы, когда был вот это беспредел, да? Мы потеряли то, что сегодня у нас есть. Все ж таки мы должны здесь сказать слова благодарности и нашим регионам. Еще раз хочу сказать, специалистам, которые работали, и тем тренерам, и спортсменам ничего не оставалось делать, как тренироваться. В безобразных условиях, на базах, где были и крысы, и… Я просто проехал 6 лет назад по всем базам. В Новогорске, там, где я прожил и вырос 13 лет, я нашел свою кровать, в которой я проспал 13 лет и уже 13 лет не спал, в том же самом состоянии. Тот же номер, с теми же обоями, с тем же безобразным унитазом, извините, да? И с тараканами больше, чем сам спортсмен, которые бегают там по… Понимаете, да? И я понял, если мы не создадим условия сегодня спортсменам, тренеру, мы не сможем с них спрашивать результат, зная, что происходит в мире сегодня, какое внимание уделяется спорту во всем мире.

А. ОСИН: Я итоги подведу нашего голосования. 57% ровно считают, что это просто факт обнаружения нарушений, скажем так, допинга, да? А 43% считают, что все-таки это некий заказ. Такое вот решение тех, кто слушает сейчас «Эхо Москвы». Кстати, забавный тут еще комментарий. Извиняюсь, что возвращаюсь к теме допинга. Дмитрий их Екатеринбурга пишет, проверили ли у Исинбаевой шест на допинг? Когда остроумно люди пишут, почему нет?


А. ОСИН: Вы знаете, что в Америке уже двое спортсменов находятся в тюрьме за употребление допинга?

В. ФЕТИСОВ: Да, Мэриан Джонс, в частности, великая спортсменка, как считалось до этого.

А. ОСИН: Да и вообщем, такие вещи они… сегодня просто постоянно предупреждаем наших спортсменов. Можно зачеркнуть свою карьеру на любой стадии. Нужно быть очень внимательным ко всем делам, персональная ответственность выходит на первый план. Спортсмен, которому кто-то предлагает что-то. От этого отказываешься, понимаешь, что никогда не будет проблем то, что мы сегодня обсуждаем. То есть, я сам был спортсменом, прекрасно… Я даже приезжаю на Чемпионат мира, мы все вот… Чтобы выйти на улицу и купить какую-то там сосиску, не дай Бог, да? И потом это будет… Просто ты сам себя должен дисциплинировать. Ты должен понимать, что ты можешь подвести команду, можешь подвести страну, можешь подвести и родителей своих и все, что ты делал все это время. Поэтому здесь тоже вещи такие, они очень деликатные и здесь… Конечно, мы обязаны защищать в тех случаях наших спортсменов, когда несправедливо все это сделано. Но с другой стороны нужно понимать, что есть человеческий фактор, есть многие моменты, которые приобретают публичность и…

А. ОСИН: Кстати, были бы нормальные юристы, и все бы закончилось в июне. Как у юристов у вас, скажем так?

В. ФЕТИСОВ: Ну, мы этими делами не занимаемся. У нас есть, как говорят, сильное очень… неразборчиво… в Олимпийском комитете. Это ответственность федерации по видам спорта. И все, что связано с этим. То есть, это их прямая обязанность. То есть, мы должны переадресовать людям, которые должны понимать, что не только эйфория отчета должна входить в их обязанность. Но и некие моменты, которые требуют каждодневного профессионального отношения к тем обязанностям, которые на вас возложены… (НЕРАЗБОРЧИВО) спортивной общественностью нашей страны, которая имеет колоссальные традиции, успехи и… К сожалению, не было таких проблем, которые сегодня мы обсуждаем.

Н. КАЛУГИНА: Тогда я не понимаю одного, почему всегда спортсмены в тяжелую минуту прибегают не к помощи юридического отдела Олимпийского комитета, а к помощи дорогих адвокатов? Я имею в виду, того же Кучерену, того же Самокаева, которые часто ведут эти дела сами.

В. ФЕТИСОВ: Наверное, это происходит от неуверенности, я так понимаю, что они получат квалифицированную помощь в конкретном случае. Конкретный момент, наверное, надо обсуждать с конкретными людьми, почему они приняли то или иное решение. Я думаю, что создание … (НЕРАЗБОРЧИВО)… в нашей стране позволит решить многие вопросы. Мы в свое время хотели создать независимый арбитраж, привлечь не лизоблюдов, а тех специалистов, которые смогут объективно оценить ситуацию, защитить наших людей во всех отношениях. Но, к сожалению, это приняло местечковый характер. Государство может инициировать до какой-то степени. В основном, это общественные наши организации, которые должны заботиться об имидже того, кого они представляют на сегодняшний день. Я надеюсь, что в нашей стране появится независимый арбитраж, который поможет нам все эти вопросы решать.

А. ОСИН: Перейдем к более приятным моментам. Не изменился ли ваш прогноз на Олимпийские игры в Пекине? Сколько, чего, когда и так далее?

В. ФЕТИСОВ: Можно повторить это прогноз по окончанию Олимпиады? Есть у некоторых людей позиция, которые говорят, что если все хорошо, то это я, а если все плохо, то это кто-то другой. На самом деле мы не прогнозировали, а говорили о том, что происходит. Мы анализировали итоги выступления наших команд по олимпийским видам спорта в зачетных дисциплинах. Пришли к выводу, что за 2007 год российские спортсмены завоевали 28 золотых медалей, что дает нам возможность занять третью позицию на Олимпиаде в Пекине, если так же выступим. Еще я говорил о том, что для того, чтобы выиграть Олимпийские игры в общем зачете, стране-победительнице нужно выиграть 40-42 медали, по минимуму. Олимпиада само по себе является частью имиджа. Если все это окрасится в цвета российского флага, то мы будем счастливы. Любой успех наших спортсменов, в которых вложены труд, чаяния наших людей, если они воплотятся в медаль, мы будем счастливы. Если их будет больше, чем мы думаем, мы будем радоваться еще больше.

А. ОСИН: А все то, что в последнее время в нашем российском спорте происходит, то, что мы все считаем чудом, выступление на ЕВРО, победа в Чемпионате Европы по баскетболу, победа на Чемпионате Мира пор хоккею, прорвало «плотину»? Вдруг сразу все.

В. ФЕТИСОВ: Если работаешь на протяжении длительного периода, когда системно ко всему подходишь, когда делаешь вещи правильно, понимаешь ради чего ты делаешь… Сегодня спорт высших достижений это и управление этим хозяйством. Если ты не знаешь, что такое спорт, если никогда не «варился в этой кухне», то ты никогда не примешь правильное решение. Как можно создать, например, Дворец спорта достойный для спортсменов, когда ты никогда не был игроком, не был тренером. И сегодня, например, Мишель Платини супер футболист, вдруг стал руководителем крупнейшей федерации. И такая тенденция сегодня есть. Ты не можешь сегодня управлять тем, в чем ты не разбираешься. И вот это сегодня дает плоды. Это колоссальный труд огромной армии специалистов Росспорта, его структур, регионов, федераций и тренеров. Эта работа, это создание системы дает результат, который нас радует, воспитывает патриотизм. Это не счастливый случай, а кропотливая системная работа.

А. ОСИН: Мы, ведь, не ожидали, не верили, что сборная России дойдет до полуфинала Чемпионата Европы по футболу, мы не были уверены, что наша сборная по хоккею выиграет золото, что наши баскетболисты… Это просто фантастика. Так, может быть, тот труд, о котором вы говорите, позволяет нам рассчитывать на лучшее, чем третье место в командном зачете и 28 золотых медалей?

В. ФЕТИСОВ: Для примера, спортивная гимнастика, которую развалили полностью. Мы сегодня можем констатировать, что в 2012 году в Лондоне у нас будут три состава равноправных, равносильных для того, чтобы воссоздать то, что было в советское время. Но для этого нужно время. Что касается наших побед. Хоккей – это 6 лет работы, в том числе и моей, для того, чтобы разгрести вокруг команды вот это дерьмо, извините, в виде людей и того, что происходило, дать возможность нормальному человеку работать с командой. Дать возможность Федору поверить в эту команду, приехать и сплотить этих пацанов, очень талантливых. Мы обязаны были выиграть Олимпиаду в Турине. Но, к сожалению, вмешались третьи силы, которые якобы понимают, что они делают. Это была самая большая наша ошибка, на самом деле. Отстранили Фетисова, который «ничего не понимает» хоккее…Оставили Стеблина, который вредитель самый большой нашего хоккея. Что касается баскетбола и футбола… Пригласили специалистов, которые независимы от той системы, которая сложилась. Они ни в каких отношениях не находятся ни с кем, они отобрали тех ребят, которых они увидели. Сумели их увлечь, дать им систему интересную. Я уверен, что ребята наши футболисты сидели и сами между собой эти вопросы обсуждали. Для них это была новая система. От команды тренер сумел отогнать всех лишних. Это была команда, где тренер и спортсмены были единомышленниками, и сумели вот это все воплотить. Методики у нас все устарели. И свежий взгляд помог определить ту систему, тех ребят, которые сумели воплотить… Я не хочу обидеть наших тренеров, просто сегодня профессиональный мировой спорт двигается в совершенно четком режиме. Это учеба, это колоссальный труд. Я работал тренером 4 года. Для того, чтобы у президента клуба была вся информация в течение получаса все тренеры, которые есть должны написать рапорт о том, как они вели игру. В это время 5-6 специалистов получают те же задания, тоже делают рапорт. В течение получаса у главного менеджера клуба появляется оценка игры, игроков конкретно, звеньев. Оценка того, что произошло. Я могу сказать, что я работал в три раза больше тренером, чем игроком. Надо прийти за 4 часа до начала тренировки, подготовиться, после тренировки остаться, после игры проанализировать. Вообщем, мы отучились работать. Эти ребята-иностранцы показали нам как это надо делать. Если мы сделаем правильные выводы, сумеем создать школу…Если мы пересилим себя. Мы должны понимать, что и система советского спорта создавалась на изучении других систем.

Н. КАЛУГИНА: Вячеслав Александрович, вы поймите, что в НХЛ вы должны были дать результат. Здесь главный тренер и старший тренер часто оказывается заложником политической ситуации. Кто-то его любит, кто-то не любит и возникает крайне нервная обстановка.

В. ФЕТИСОВ: Так вот как только мы определим, что спортсмен и тренер – это главная составляющая, у нас проблем не будет. Политика должна стоять в стороне. Одна из проблем нашего спорта в том, что те, кто платит, хотят влиять. В мире если ты не соображаешь, значит, не лезь, если хочешь получить. Если ты назначил тренера, то он этим и занимается. Вся эта политика перебежек мелкая, «шабашка» мелкая, когда у нас до 70% игроком меняют команды каждый год. Это только вредит всему развитию спорта. Как только мы упорядочим эту систему, все будет нормально. Поверьте мне, талант есть. Просто нужно понять, что приоритеты в спорте, они являются главной составляющей успеха. Если ты их расставил в правильном порядке, значит, жди успеха. Хочу сказать, что спорт профессиональный в северной Америке, он очень правильно весь построен. Нет взаимоотношений денежных, ты не можешь купить себе результат, ты должен работать. Слабая команда берет лучшего юниора. Практически нет громких переходов, потому что ты понимаешь, если ты промахнулся с супер звездой, значит, ты можешь похерить будущее команды еще на 10 лет. Поэтому проявляется профессионализм тренера, менеджера, игроков и всего, что соответствует этому. И все работает, как часы. Если мы не будем ничего выдумывать, а проанализируем то, что на самом деле есть, я уверен, что придут успехи. Потому что отношение правительства, президента, губернаторов… Все сегодня переживают, поддерживают спорт. Сегодня самое главное – систематизировать и передать управление в одни руки, передать людям, которые понимают, что это такое. Если мы сейчас распылим все это, то отстанем безнадежно.

А. ОСИН: А как правильно делегировать полномочия? Как нанять тренера? Можно купиться на имя, а человек уже давно не тот.

В. ФЕТИСОВ: Для этого нужно еще пару часов нашей беседы. На самом деле, это системный подход. Вот, если тренер не устраивает, значит уже в системе, в Фан клубе, в юниорских командах, уже в этой системе… На сбор сейчас в НХЛ в каждый клуб придет по 80 ребят. А играть будут 23. Из них, может быть, один неизвестен, кто будет из этих всех остальных, попадет на это место. То есть все понятно. Из них каждый имеет шанс себя проявить, для того, чтобы быть в будущем в команде или стать потом на место тренера и так далее. То есть, работает система. Не просто так все это происходит. И самое главное, что не просто так… Любую команду бери, она может выступить на уровне … (НЕРАЗБОРЧИВО) Что баскетбол, что хоккей, что… Я думаю, что европейский футбол будет в Америке один из самых лучших.

Н. КАЛУГИНА: Систему ваше ведомство возродило. И спартакиадное движение, и федеральная целевая программа, и массовость и т.д. и т.п. Что будет теперь?

В. ФЕТИСОВ: Не знаю, это вопрос не ко мне. Надеюсь, что все что сделано, не будет опорочено, как это многие стараются сделать сегодня. Мне кажется, что самое главное во всем этом процессе, это уважение того, что на самом деле есть. Мы собрали высококлассных специалистов. Сергей Король, Юра Авдеев, Соколов Александр Сергеевич, Лейла Покровская. Уровень профессионализма очень высокий. Мы не были самостоятельной структурой. Мы были структурой правительства. Мы сумели создать очень многие моменты. Надеюсь, что новое руководство российского спорта сумеет это все приумножить. Это не простая задача, в это нужно вникнуть. Все сотрудники наши переживают за то, что будет. Этот вопрос задают и тренеры. Придут ли реваншисты, которые сумеют разогнать все или придут те люди, которые сумеют приумножить эту нашу работу…Это серьезный момент. Это скажется в дальнейшем.

А. ОСИН: Вам кем интереснее работать?

В. ФЕТИСОВ: К сожалению, наверное, тренерская карьера моя закончилась. Шесть лет моей жизни отданы Росспорту, я делал все, что мог для того, чтобы эту ситуацию исправить. Я очень хотел стать тренером. Но я уже потерял и тот настрой… Хотя, когда я каждый раз вхожу в раздевалку хоккейную, у меня «кошки скребут». Волею судеб из меня не получился тренер, который мог бы получиться.

А. ОСИН: Почему?



В. ФЕТИСОВ: Для того чтобы влиять на ситуацию, нужно, конечно, быть в деле. Я шесть с половиной лет не стою на лавке, а начинать снова… Не знаю. Мой опыт, мое видение, это не только один российский клуб, я обладаю уникальной ситуацией. Я полностью прошел советскую школу, изучил изнутри американскую систему. Я проработал шесть лет руководителем российского спорта, который имеет колоссальные успехи за это время. То есть, потенциал. Это не просто я пробивал на месте, держался на месте для того, чтобы просто сидеть. Мы наработали колоссальный потенциал сегодняшний, который, я надеюсь, будет приумножен и ничего не будет нарушено. Посмотрим, что будет дальше. Сейчас мы провожали спортсменов. Мы видели, как ребята подходят, фотографируются. Для них это тоже ситуация какая-то непонятная. Но, тем не менее, для меня это те люди, для которых я работал все это время, старался создавать условия. Надеюсь и уверен, что мы выступим очень хорошо.

А. ОСИН: А почему в прошедшем времени все?


В. ФЕТИСОВ: Я когда общался со своими коллегами, я сказал, что это не проводы, не прощание. Просто хочу в связи с тем, что происходит… Вроде как бы все забыто, кто-то старается опорочить ту работу, которая сделана…Я горжусь, что я возглавлял, возглавляю Росспорт на сегодняшний момент, что я работаю со специалистами высокого уровня. Я благодарен своим коллегам в регионах, которые все это время работали с нами. Я благодарю всех тех губернаторов, которые сегодня с нашей помощью и со своим пониманием создают ту систему, которая на самом деле является конкретным проявлением заботы государства. Это не виртуальность, это конкретные вещи. Можно покататься на тех катках, которые мы построили порядка сотни. Можно поплавать в тех бассейнах и поиграть в тех залах, которые есть. Это то, что сегодня нужно детям, молодежи, бабушкам, дедушкам, папам и мамам. Это сегодня совершенно очевидно. Это конкретно, это без всяких вопросов. Можно прийти, проверить, потрогать, попрыгать, поплавать.

А. ОСИН: Спасибо Вячеславу Фетисову, руководителю Федерального Агентства по физической культуре, спорту и туризму, Наталье Калугиной. Вы слушали вечерний «Спортивный канал» на «Эхе Москвы». Счастливо.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире