'Вопросы к интервью
10 апреля 2008
Z Спортивный канал Все выпуски

Эстафета олимпийского огня


Время выхода в эфир: 10 апреля 2008, 23:11

Е. МАЛОВИЧКО: Ну а сейчас на связи у нас комментатор телеканал «НТВ+Спорт» Василий Парняков. Василий, добрый вечер.
В. ПАРНЯКОВ: Добрый вечер, Екатерина.
Е. МАЛОВИЧКО: Ну что же, организаторы эстафеты Олимпийского огня нас сегодня просто порадовали, конечно, во-первых, тайным бегством эстафеты из Сан-Франциско…
В. ПАРНЯКОВ: Да, даже, я бы сказал, не тайным бегством, а тайным передвижением по Санкт-Франциско, по разным, я бы сказал, явочным квартирам. И вообще эта олимпийская эстафета превращается просто в фарс какой-то. На самом деле для меня это очень прискорбное зрелище. Когда я вообще первый раз увидел то, что происходило в Лондоне, это для меня было просто каким-то шоком. Но, собственно, я этого уже ожидал, я просто удивился, что, может быть, к этому не были так серьезно готовы организаторы. И главное, что упрямо китайский оргкомитет продолжает это отнюдь не победное, как им хотелось бы, а достаточно позорное движение этого факела.
Е. МАЛОВИЧКО: Ну то есть отвечает фактически же за эстафету китайский олимпийский комитет, да?
В. ПАРНЯКОВ: Ну просто, скажем так, чтобы начать… Дело в том, что с чего, в общем-то, все началось, когда это все придумано было, а придумано было в 36-м году, это было придумано оргкомитетом берлинской Олимпиады, помним, кто его организовывал и для чего, собственно, что главной целью ставили организаторы той Олимпиады. Это, в общем, показатель мощи оргкомитета. Дело в том, что, в принципе, Международный олимпийский комитет курирует зажжение факела в Олимпии со всеми этими церемониями, которые тоже были придуманы. Причем это, собственно, под юрисдикцией не столько МОК, сколько греческого Олимпийского комитета. А потом вот официальная передача огня оргкомитету, это было на Мраморном стадионе в Афинах. Отдали в руки китайцам. И что китайцы сделали? Они же первым образом привезли его на площадь Тяньаньмэнь. И, собственно, все, что делалось потом, это и делается, это прошло главным образом под юрисдикцией и под управлением китайского оргкомитета. И это не секрет, сейчас это уже достаточно широко обсуждается, что как раз МОК очень-очень сильно рекомендовал и даже, скажем так, просил китайский оргкомитет не делать такую эстафету. Потому что, собственно, то, что творится в Китае, это ни для кого не секрет. И они предлагали им ограничиться, собственно, или же показом каким-то в некоторых городах дружественных, не столь враждебных и не столь свободных в проявлении чувств своих граждан, либо, собственно, бегать по Китаю. Они могут там, собственно… большая страна, долго и упорно могут там бегать.
Е. МАЛОВИЧКО: Профанация какая-то тогда уже вообще получается.
В. ПАРНЯКОВ: Ну, в принципе, ведь ситуация какая. Просто сейчас настолько много разноречивых мнений по этому поводу, такая буря возмущений с одной стороны, но возмущения и с другой стороны, в общем, это действительно получается, что одни говорят, что не надо вмешивать политику в спорт, другие говорят, что, собственно, «вы уже вмешали в спорт политику». Поэтому хочется мне по этому поводу как-то высказать свое мнение.
Е. МАЛОВИЧКО: Да, вот эти все утверждения, что спорт вне политики, ну как-то выглядят смешно на фоне Олимпийских игр особенно.
В. ПАРНЯКОВ: Да, вот особенно. Особенно, когда, собственно, все главы правительств просто в очередь становятся, чтобы поехать туда, засветиться, поучаствовать, поддержать своих спортсменов. Они же не как король… (неразб.), который приходит в Лиллехаммер на лыжный стадион и просто за своих и не за своих лыжников болеет. А это же совершенно политический акт, ярко выраженный. И вот само начало эстафеты… я надеюсь, многие видели, что происходило на этой площади Тяньаньмэнь, на которой в 89-м году более 2000 мирных демонстраций были просто танками закатаны в асфальт, и что сейчас там происходило. Это же просто классическая такая (извините за такое жесткое слово) совковая демонстрация была. Совершенно пустая площадь, огражденная пятью или шестью цепями безопасности, потом выстроенные ряды стульев, где сидело высшее руководство компартии, потом высшие военные чины. И, собственно, перед ними и для них это все и происходило. Как говорил репортер «Би-Би-Си», который стоял там: «Вот видите, тут красная дорожка, огороженная для журналистов. Видите, как много журналистов. Но не думайте, что это много. Тут 50 процентов, собственно, представители службы безопасности, и очень легко их узнать. Там, — говорит, — у них в ухо вставлен радиопередатчик». И камера наехала и действительно показала, что действительно там такие были. Ну вы представляете, это же действительно профанация. Это олимпийское движение, и оно сделано для того, чтобы объединять страны, для того, чтобы нести какие-то символы свободы, равенства, братства (я не побоюсь таких громких слов). Но ведь, собственно, для этого всю эту помпезность и делают – для того, чтобы объединить наши страны. А в данном случае почему, собственно, вот такая и жесткая реакция достаточно большой части западного общества, которую даже не все понимают, почему, собственно, это происходит. А когда я пообщался с людьми, которые в Париже принимали вот в этом участие, и, собственно, люди, которые…
Е. МАЛОВИЧКО: А они принимали, Василий, извините, участие в эстафете или в том, что…
В. ПАРНЯКОВ: Именно в протестах. И я, собственно, поинтересовался, почему, собственно, люди туда вышли, люди, которые, я знаю, увлекаются спортом. Причем французский этап начался, когда чемпион мира французский Стефан Диагана поцеловал этот факел. И я понимаю его чувства. Для меня олимпийские переживания – одни из самых сильных в жизни, хотя я не принимал в них участия как спортсмен, а только как журналист. К сожалению, не сумел поучаствовать в Олимпиаде как спортсмен, хотя это, наверное, действительно главная мечта любого человека, занимающегося профессионально или серьезно спортом. Но когда я спросил у этих людей, почему, собственно, они приняли участие в таком яростном протесте против всего происходящего. И они сказали достаточно интересную вещь – они сказали, что больше всего их шокирует ложь китайского правительства. Ведь мы знаем, когда это все началось, собственно, китайцы обвинили Далай-ламу в организации насилии, в организации этих протестов. Хотя сам Далай-лама постоянно говорит о том, что он не против проведения Олимпийских игр в Пекине, о том, что он против насилия, о том, что он не призывает к бойкоту Олимпиады ни в коем случае. А китайское правительство раз за разом говорит о том, что Далай-лама лжец, о том, что Далай-лама лицемер и прочее, прочее. Дело в том, что Далай-лама весьма-весьма известный человек на Западе. Он постоянно ездит, есть очень много людей, которые знают его лично. Ну, это не Папа Римский, это доступный человек. Можно поговорить с ним. И, собственно, вся его личность и вся его жизнь говорят о прямо противоположном – человек несет только мир и пытается любым способом достичь компромисса с тем же самым китайским правительством. И, собственно, вот это поведение китайского правительства, китайской компартии, когда они стали обвинять западные СМИ в том, что они показывают только одну сторону, обвинять Далай-ламу во лжи, у многих открыло глаза. И они говорят: ну, значит, там действительно что-то не в порядке, в этом государстве, что там все прогнило (хотя я не знаю, когда там все в порядке было), что они, собственно, унижаются до вот такого обвинения, до лжи в отношении к такому человеку.
Е. МАЛОВИЧКО: Василий, ну получается, что, во-первых, у мира, с одной стороны, как бы открылись глаза. Восемь лет назад, когда выбирали между Парижем и Пекином, предпочли Пекин. Было впечатление, как будто… вот даже сейчас складывается такое впечатление, что тогда все было как бы в порядке, а тут вдруг у всех открылись глаза. Да? А во-вторых, получается из того, что вы говорите, что китайцы еще своим поведением вдобавок также, в общем, сами виноваты в том, что они навлекают на себя такие эмоции.
В. ПАРНЯКОВ: Ну, во-первых, меня там спрашивают: «А почему, собственно, только сейчас это все возникло, вот как, из ниоткуда?»
Е. МАЛОВИЧКО: Да.
В. ПАРНЯКОВ: Ну вот, может, многие видели, как Ричард Гир выступал трогательно в Сан-Франциско. Но такие люди, как Ричард Гир, как Джордж Клуни, как Стивен Сигал – но это только самые известные – они уже на протяжении последних, ну, кто пяти, кто десяти, кто двадцати, кто тридцати лет постоянно об этом говорят. Они говорят об одном: в Китае происходит геноцид. Мы не говорим сейчас, в данной ситуации, о геноциде человечества, ну то есть убийства не происходят. Мы говорим о культурном геноциде. Китайская коммунистическая партия делает все возможное, чтобы тибетцев сравнять с общим населением, с мажоритарным населением Китая. Собственно, они им запрещают быть тибетцами. А чем отличается тибетец от всех остальных людей? Тем, что они, собственно, довольны тем, кем они себя представляют и позиционируют. Они живут на своем высокогорном плато. Единственное, чего хотят – чтобы их, собственно, никто не трогал. Они занимаются своими делами там, медитируют, они, собственно, подчиняются Далай-ламе, и это их выбор, они его уважают. Они никого не трогают. Я с очень многими тибетцами общался в той же самой Индии, к примеру, где живет огромная колония тибетцев. Они в двух местах сконцентрированы, Дхарамсала – это такой маленький Тибет. У них свои университеты, у них огромное количество монастырей, и они, в общем-то, сохраняют свою интеллектуальную и культурную самобытность. Встречал я их и в Швейцарии, встречал я их в Норвегии, встречал я их в Париже, в Лондоне. И, знаете, что меня поражало больше всего? Ну, огромное количество эмигрантов живет в Европе, в Америке. Они туда приехали в поисках лучшей жизни и, собственно, довольны тем, где и как живут. А эти люди несчастны. Они все мечтают об одном – вернуться к себе на родину и жить там у себя наверху, варить (неразб.), ходить в своих робах и быть тем, кем они являются. А китайцы не хотят, чтобы они сохраняли свою самобытность – вот в этом огромная проблема.
Е. МАЛОВИЧКО: Ну хорошо, вот то, что происходит сейчас вокруг эстафеты, эту проблему явно решить не может. Правда?
В. ПАРНЯКОВ: Не может, конечно. Конечно же, подействовать на Китай каким-либо образом очень тяжело. Если вспомнить самый известный бойкот, на мой взгляд, единственный бойкот, который имел под собой хоть какую-то основу — это бойкот московской Олимпиады 80-го года. Ну, собственно, тогда было явное вторжение в независимое государство советских войск. Он же никоим образом не повлиял на течение событий.
Е. МАЛОВИЧКО: Он только спортсменам жизнь попортил.
В. ПАРНЯКОВ: Серьезно попортил. И сейчас, понимая, что происходит, никто поэтому по-настоящему не призывает к бойкоту Олимпиады как таковому. Но для тибетцев это реальный шанс сказать всему миру и донести до всего мира свое трагическое положение. Сумеют ли они из этого извлечь реальные дивиденды или нет, это уже дело другое. Но на самом деле для широкой общественности вдруг открылось: бог ты мой, а ведь это действительно в 49-м году Китай оккупировал Тибет. И Тибет с этим не согласен. А в 59 году они жестоко подавили восстание, когда, собственно, Далай-лама и убежал в Индию, и сейчас они там и живут. И широкие массы даже не могут отделить Тибет от китайской…
Е. МАЛОВИЧКО: Многие из тех, кто протестует, они даже Тибет на карте не покажут, это правда.
В. ПАРНЯКОВ: Скажем так, многие покажут и многие знают. И тибетская культура самобытна и отличается коренным образом от китайской культуры.
Е. МАЛОВИЧКО: Нет, ну, вы понимаете, есть же всегда люди, которые используют как для спекуляции любой повод. Многие из этих людей не смогут показать Тибет на карте, им, в принципе, все равно.
В. ПАРНЯКОВ: Конечно, я думаю, что скорее всего есть люди из тех, кто сейчас принимает участие в этих акциях протеста, для которых это повод побузить, грубо говоря, им, собственно, все равно. Но я думаю, большинству нет. Потому что, во-первых, их не так много. Начинают говорить, что это Запад, это инспирировано Западом, инспирировано какими-то силами могущественными, которые хотят унизить Китай. Ничего подобного. В том-то и дело, что это огромная проблема, головная боль для всех западных лидеров. Потому что тот же самый Гордон Браун, который заявил, что он в Китай не поедет. Первый глаза серьезного государства, который сказал… он вообще, по-моему, первый. Нет, по-моему, еще Эстония и Польша заявили, но у них нет никаких связей с китайцами. А у Великобритании есть. Сейчас огромная проблема для Джорджа Буша младшего. Ему было бы красиво поехать в Пекин и завершить свое президентство присутствием на церемонии открытия, тем более американцы всегда хорошо выступают на Олимпиадах. Сейчас ему вот эти все протесты доставляют огромную головную боль. Еще большую головную боль они доставляют огромным американским транснациональным корпорациям, таким, как Кока-Кола, которая является одним из главных олимпийских спонсоров, и которая, насколько я знаю, вот сегодня (по американскому времени еще будет сегодня) собирает внеочередное совещание совета директоров, потому что они никоим образом не хотят связывать свое имя с какими-то протестами, с нарушением прав человека и прочим, и прочим. Я понимаю, что многие сейчас скажут: «Они что, не знали всего этого раньше?» Конечно же, все знали. И понимаем, что любой капиталист будет искать там, где выгодно. И понятно, выгодно использовать полурабский китайский труд, когда там люди по 12 или по 16 часов работают за копейки. А мы уже знаем, там и дети работают, и прочее-прочее. Но пока это, что называется, шито-крыто, этим пользуются. Но когда это доходит до сознания широких масс, то тогда возникают проблемы.
Е. МАЛОВИЧКО: Но тогда… Василий, извините, я вас перебью, но просто тут слушатели подключились. Вот на номер +7(985)9704545 Андрей из Омска пишет, что считает, что тогда Тибет просто решил обратить внимание на себя на фоне Олимпиады. То есть вы в данный момент опровергаете уже сложившуюся практически в общественном мнении версию, в мозгу обывателя, точнее, такую, что это все инспирировано Западом, и на самом деле это вот Тибет решил так вот сыграть.
В. ПАРНЯКОВ: Вот опять ссылаясь на парижских людей, не было больших… начинают говорить: «Большие деньги, что-то там вложено!» Ничего подобного. Если внимательно посмотреть на то, что происходит, это действительно стихийное, массовое — вернее, не столь массовое — выступление людей. Это действительно Тибет. Это никем не инспирировано. Это сами тибетцы рвутся сказать миру о том, что с ними происходит. И они действительно используют любые способы. Я вот крайне огорчен тем… ну, это нельзя назвать насилием, вот китайцы говорят «насилие вокруг факела». Но там не насилие, ничего такого не происходило, слава богу. Насилия со стороны полиции было куда больше, чем со стороны демонстрантов. Хотя я, конечно, понимаю тех же самых французских полицейских, которым главное, чтобы факел из точки «А» проследовал в точку «Б», а тут им мешают, и они делают свое дело.
Е. МАЛОВИЧКО: Но выглядело это уже, мягко говоря, действительно как, знаете… получается, что, борясь за права человека в Тибете, например, оскорбляют факелоносцев, каких-то конкретных людей, которые совершенно не виноваты, они там не чинили никаких безобразий, в Тибете.
В. ПАРНЯКОВ: Согласен.
Е. МАЛОВИЧКО: И то, как проходит эстафета – под эскортом… То есть чем она хороша? Люди могут выйти, посмотреть, приобщиться к празднику спорта. Какой тут праздник под охраной-то?
В. ПАРНЯКОВ: Конечно. Поэтому я говорю, что это уже превращается в фарс. Но вот что я хочу сказать, что в данный момент после того, что произошло, как, собственно, китайский оргкомитет обставил начало и проведение этой олимпийской эстафеты, для меня факел перестал быть олимпийским. Для меня это факел коммунистической партии Китая, вот искренне вам скажу, после того, что действительно я увидел на площади Тяньаньмэнь, и после того, как они себя ведут и как они проводят. Вот они проводят упрямо. В конце концов, олимпийская эстафета – это же не самоцель, это же не главное в олимпийском движении. Опять-таки если мы вспомним историю, то есть с чего мы начинали…
Е. МАЛОВИЧКО: Да, то есть это не есть… Как вот Леонид Тягачев сегодня сказал, что эстафета должна быть, это олимпийское движение. Но мы же знаем, что олимпийское движение с эстафетой никак не связано.
В. ПАРНЯКОВ: При чем тут это? Никак не связано. Барон де Кубертен про олимпийскую эстафету ничего не говорил. Я сейчас скажу, что тогда еще были вообще правила, что… (неразб.) спортсмены-любители, а сейчас совсем другое. Но совершенно любой человек, который непредвзято взглянет на все происходящее, может сказать одно, что две вещи пачкают спорт – это политика и деньги. И прав был же де Кубертен, когда отказывал, по большому счету, (неразб.) спортсменам в участии в Олимпиаде. Потому что, собственно, миллионные контракты заставляют людей идти, скажем, на подлог, на мошенничество, о чем мы говорим… (неразб.)
Е. МАЛОВИЧКО: Ну да.
В. ПАРНЯКОВ: Это совершенно точно. Людям 20-х годов, 24-х, 28-х это казалось диким, хотя, конечно, там тоже были свои мошенники, но не до такой степени. Это не было превращено в бизнес, это не было поставлено на поток.
Е. МАЛОВИЧКО: Но как только это бизнес, это сразу же стало еще и с политикой мешаться.
В. ПАРНЯКОВ: Конечно, конечно. Но первой, кто смешал спорт и политику, была фашистская Германия. И после этого все и пошло. Но на самом деле, конечно же, и те, кто отдали тогда Олимпиаду. Собственно, по-настоящему это и спровоцировало. Но, как вот мне видится, то, что сейчас заявляют ламы, не только Далай-лама, у них ведь там строгая иерархия, они призывают тибетцев во всем мире и последователей не прибегать к насильственным действиям. Если мы посмотрим на развитие от Лондона к Парижу и Сан-Франциско, ведь Сан-Франциско не планировал никаких насильственных действий. А сами организаторы вот этих массовых протестов сказали… там не было никаких организаторов, но люди говорили: «Мы не собираемся тушить, у нас нет огнетушителей, мы не собираемся рвать этот факел, топить его. Просто мы хотим встать, перекрыть движение, с огромными плакатами «Свободу Тибету!»». А у Китая еще хорошая же… как называется? «One world, one dream» — «Один мир, одна мечта». Они говорят: «Да, у нас же тоже такая же мечта. Мы тоже хотим быть свободными, вот и все». И то, что сейчас произошло в Сан-Франциско, во многом произошло под дирижерством китайских организаторов эстафеты, потому что они не хотят никоим образом, чтобы в картинки попадали вот эти лозунги. Потому что они заинтересованы в том, чтобы у себя в стране…
Е. МАЛОВИЧКО: Чтобы в Китае, да, все думали, что чин-чинарем.
В. ПАРНЯКОВ: Да, и они хотят показать хорошую, красивую картинку у себя дома хотя бы. А вы знаете, какие были заголовки в китайских газетах после лондонского этапа? Там было написано: «Теплый прием в холодном Лондоне». Мы знаем, что в Китае очень ограничен доступ в Интернет, там регулярно блокируется… (неразб.) и прочее, и прочее. Поэтому хотя бы этого они хотят избежать. Они понимают, что все остальное они могут контролировать пространство в мире, но хотя бы этого совершенно точно они пытаются избежать. Вот поэтому-то все это было так и сокращено, чтобы никоим образом этот факел не проскочил, не засветился на фоне этих плакатов, этих надписей.
Е. МАЛОВИЧКО: Понятно, да.
В. ПАРНЯКОВ: И просто еще, скажем так, возвращаясь, может быть, по времени пораньше, потому что сейчас вот начинают тоже много говорить по поводу того, что ребята долго готовились и ждали этого. Но дело в том, что Далай-лама, начиная, если я не ошибаюсь, с 87-го или даже с 84-го года, обращается постоянно с письмами к Китайской Народной Республике с просьбой о переговорах, о встрече. Он просит о встрече с руководством для того, чтобы рассмотреть вопросы… Он уже не ставит вопрос о полной независимости, он просто автономию. Автономию именно культурную главным образом. Потому что сейчас уже на территории Тибета чуть ли не 70 процентов китайцев. А чуть ли не 80 процентов собственно тибетцев этнических живет за пределами Тибета. Они оттуда вытеснены, они не могут жить, как они хотят. Но китайское руководство постоянно тянет, тянет, тянет, и понятно, чего они ждут — они ждут, когда Далай-лама умрет. Потому что моральный авторитет Далай-ламы настолько высок, и не только в тибетском сообществе, но и во всем мире, что во многом они понимают, что надежда тибетцев на какое-то продвижение событий держится именно на этом человеке. А вы знаете, что они постановили, что теперь Далай-лама может реинкарнировать только под управлением компартии. Это мне напоминает заявление Феликса Эдмундовича Дзержинского в каком-то 22-м году, что все дела религии должны решаться под управлением ВЧК. Вот совершенно полная аналогия…
Е. МАЛОВИЧКО: Но то, что человек может реинкарнировать уже по велению партии, это уже да…
В. ПАРНЯКОВ: Но ведь второй человек в иерархии Тибета – Панчен-лама, он же, так сказать, оригинальный настоящий, он пропал. А потом назначили другого мальчишку, который сейчас является главой всей Китайской буддистской ассоциации и… в монастыре… 6 или 9 осталось из более двух тысяч… (неразб.).
К. МАЛОВИЧКО: Василий, в общем, понятно, что борьба Тибета с Китаем началась не вчера, естественно, и не в день, когда стартовала эстафета олимпийского огня. Но вот сегодня уже как-то оргкомитет зимних Олимпийских игр в Ванкувере уже под таким впечатлением оказался, что заявили, что международная эстафета олимпийского огня перед зимней Олимпиадой 2010 года проводиться не будет.
В. ПАРНЯКОВ: Очень, очень все это прискорбно – другого не могу подобрать слова. Но превращение Олимпиады вот в такое огромное общественно-политическое событие неизбежно вело к такому печальному исходу. Собственно, на мой взгляд, единственный способ избежать подобных коллизий, столкновений – это полная деполитизация Олимпийских игр. Потому что сейчас олимпийское движение заходит в очередной тупик. Много было в олимпийском движении коррупционных скандалов и прочее и прочее. Вот сейчас совершенно ясно, что Олимпиада это огромное политическое событие, где большую роль играют главы государств и всякие политические движения, чем, собственно, Оргкомитет, спортивные федерации…
Е. МАЛОВИЧКО: Сам-то неофициальный командный зачет, хоть он и неофициальный, это же демонстрация силы, совершенно неприкрытая.
В. ПАРНЯКОВ: Конечно, конечно. Причем, этот неофициальный зачет был придуман… появился, на самом деле, в историю «холодной войны», и все так увлеклись этим, так это все понравилось… Я хорошо помню: сидишь на трибуне любой Олимпиады, и чуть ли не каждый … приносит справку — неофициальный командный зачет. Хотя мне это вообще не нужно. И если Олимпийский комитет сумеет решиться … это крайне тяжело, просто практически нереально, я понимаю, в данной ситуации. И превратить это, действительно, спортивное соревнование, которое стремится к соединению людей, не к разъединению. И когда какое-то одно государство начинает демонстрировать свое преимущество другим, или демонстрировать, как мы можем много денег вбухать в Олимпиаду, или еще какие-то свои преследовать корыстные цели… а действительно, объединить молодежь , не молодежь… людей со всего мира на таком совершенно мирном пространстве как спорт, это было бы , конечно, просто здорово.
Е. МАЛОВИЧКО: Я как-то не вижу реально как это уже можно сделать, поскольку все настолько срослось мощно, что либо просто все отменить… Знаете, вот это… как уже ситуация с допингом.. хочется все аннулировать и начать все сначала.
В. ПАРНЯКОВ: Ну вот, Катя, если на самом деле… если вы помните, где-то полтора месяца назад в Лозанне прошла очередная конференция на предмет независимости спортивных организаций от государственного вмешательства. И этот принцип МОК постоянно декларирует, хотя бы декларирует. Причем, как ни парадоксально, но декларация вступает в противоречие со многими поступками членов МОК. Допустим, то, что сейчас происходит с сочинской Олимпиадой, которая… я надеюсь, что она пройдет и пройдет успешно, но кто ею занимается? Ею занимается президент, ею занимается премьер-министр, ею занимаются первые вице-премьеры. Это именно они дублируют всех главных участников этого процесса. Это , в общем-то, уже нарушает на, самом деле, Олимпийскую хартию.
Е. МАЛОВИЧКО: Да. Да, абсолютно. У нас тут уже представляют люди с богатым воображением, как будет проходить эта церемония в Сочи… А Михаил пишет: «А у нас в Питере и без Тибета профанация была — согнали школьников и курсантов для массовости, прямо как в Советском Союзе».
В. ПАРНЯКОВ: Ну, что касается профанации в России в спортивных соревнованиях это, действительно…. Это отдельная тема. Конечно же, я согласен с таким человеком как Себастьян Коу, двукратный олимпийский чемпион, который сейчас является главой оргкомитета «Лондон-2012» и является вице-президентом международной федерации легкой атлетики. Человек, который в свое время сделал личный выбор. В 80-м году Великобритания предоставила личный выбор атлетам: ехать или не ехать на Олимпиаду. Он поехал. Он сказал, что нельзя недооценивать влияние свободного общения людей из разных культурных и политических слоев и наследия между собой во время таких соревнований как Олимпиада. Это играет огромную роль, и если мы уберем эту возможность, мир от этого станет медленнее обогреваться, станет беднее. Я согласен с ним. И вот… с одной стороны, Китай достаточно открытая страна, туда ездит огромное количество туристов, и много там бизнесменов, у меня много там друзей работает, китаистов, которые общаются с разными… Но… все-таки вот такого широкого спектра разнообразных мнений и, действительно, свободных людей, которые попадут в такую страну как Китайская Народная Республика, в том состоянии, в котором она сейчас находится, это огромное дело. Я хорошо помню, хотя я был еще тогда юным спортсменом, ту неподдельная радость — я видел Спартакиаду народов ССР в 1979 году, которая была гораздо более представительнее, чем Олимпиада-80. И все помнят, что тогда американцы приехали и практически все западные страны приехали туда, чтобы проверить, как кто выступает. И для меня это был, действительно, глоток свежего воздуха в те времена. И я считаю совершенно неправильным лишать такой возможности и спортсменов участвовать, и, собственно, китайцев, которые, действительно, горды и… Они не поймут, если, скажем, ну, чисто теоретически – я уверен, что никто не будет! — будет бойкот. Но для глав государств, для политических деятелей, это, конечно, шанс высказать свое мнение. И, собственно, для политизированной части своей команды в данном мероприятии, как Олимпийские Игры. И на этом фоне очень-очень странно выглядит поведение российских официальных лиц. Именно вот другого времени нет, как именно сегодня открыть – или вчера это было? – «Русский дом» в Пекине…
Е. МАЛОВИЧКО: Прекрасно!
В. ПАРНЯКОВ: Это просто… вот самое время! И причем, ладно, если открытие – культурное событие. Но при этом люди заявляют о российской дружбе. Это действительно, что в России считают… дружба, она важна, а мы всегда ее придерживаемся и прочее, и прочее. Память коротка: ведь Китай, кстати, участвовал в бойкоте Олимпийских Игр 1980 года! И если вы считаете, что Китаю что-то понадобилось для своих интересов, то…(неразб). Но еще хочу … и не могу удержаться. По сообщениям агентств, в заявлении одного из членов нашего Олимпийского комитета, который…. Вдруг он заявил… очень странную мысль он сказал… О том, что вот эти вот провокации – это репетиции перед Олимпиадой 2014 года. Это наш руководитель Параолимпийского комитета, тоже и член Олимпийского комитета. Вот это мне вообще странно! Он что, хочет сказать, что к 2014 году Россия… не знаю… в войну с Украиной ввяжется из-за Крыма или что там?..
Е. МАЛОВИЧКО: Массу всего припомнят…Ну, в общем, это какая-то ужасно скользкая вся тема. Может, отменить просто эстафету, так, чтобы нам сейчас закруглиться, и я боюсь, что нам придется еще обсуждать это дело, но на сегодня, чтобы нам закруглиться… Может, если эстафета вызывает такое нарекание, может, хотя бы для начала ее отменить?
В. ПАРНЯКОВ: Ну, для начала…Надеюсь, я донес свои мысли, которые хотел донести. Это не организованные провокации, это просто крик отчаяния людей, который, действительно, в отчаянном положении. И, действительно, они делают, может быть, не стопроцентно правильными и не стопроцентно чистыми действиями… используя такие вещи, которые, вроде бы, им не принадлежит, что ли… Думаю, что Олимпиада принадлежит всем, всем жителям. Надо, действительно, чтобы не было такого отторжения и не было такого противодействия и такого ожесточения против этих людей, которые вот этим всем пользуются. И такие люди как Джордж Клуни, который сейчас говорит…спонсором является… чтобы люди задумались… столько денег вбухивать в поддержку этой олимпиады. Олимпиада должна быть. И если уж ей суждено быть в Китае, пускай она там и будет. Что касается эстафет… ну, чуть-чуть осталось, и остались не самые свободные страны…
Е. МАЛОВИЧКО: Ну да, сейчас-то это уже пройдет, а дальше вопрос явно, наверное, будут обсуждать все-таки.
В. ПАРНЯКОВ: Конечно, конечно. И очень, что самое прискорбное…что … еще вот повторю это слово, но, действительно, это открыло глаза многим, реальным экстремистам, который сейчас поняли: а вот этот инструмент… Вот это вот очень плохо. А спровоцировал это не Тибет и монахи, или тибетцы…(неразб).
Е. МАЛОВИЧКО: Хорошо. Спасибо большое. Василий Парняков, комментатор канала «НТВ+Спорт». Боюсь, что действительно, мы долго будет обсуждать еще и  до Олимпиады, и после, не дай бог, в Пекине политическую, в том числе, составляющую этого события.


Комментарии

1

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.

alberto 12 апреля 2008 | 18:42

Необходимо осуждение бойкота
Интересно, изучают ли на журналистских факультетах логику?
Сказаны тысячи слов: ла-ла-ла, бла-бла-бла, - и ничего конкретного. Перемешано всё в одну кучу: и тибетцы , и политизированность олимпийских игр, и не понятно за что же Василий Парняков выступает или против чего, каков же вывод. Тибет и нарушение прав человека - одно, а олимпийские игры - совсем другое. И смешивать их, и спекулировать на них, и шантажировать ими в решении каких угодно других вопросов - преступление. Люди, кидающиеся на спортсменов и призывающие бойкотировать церемонию открытия, используют неэтичные методы террористического характера. Потому Гордон Браун - террорист, Хиллари Клинтон - террористка, 580 евродепутатов - террористы, правозащитник Сергей Ковалёв, намекающий на 2014 год, - террорист. Необходимо на высоком государственном международном уровне осудить такие взгляды и действия. Необходимо помнить, что нравственные принципы должны соблюдаться всегда и везде. И в политике - в том числе. Нельзя оправдывать идеологию насилия. А в данном случае это насилие направлено даже не на тех, против кого и чего протестуют! Недопустимы грязные провокации, угрозы и шантаж. Ведь протестуют не против олимпийских игр - зачем же срывать их, портить их? Пусть протестуют на ФОНЕ игр - это их право, но при пересечении черты морали должны применяться меры наказания. Это и будет демократия и торжество права.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире