'Вопросы к интервью
Е.МАЛОВИЧКО: Наталья Калугина в студии. Наташ, добрый вечер.
Н.КАЛУГИНА: Добрый вечер.
Е.МАЛОВИЧКО: И приветствую я нашу гостью – Ирина Винер — главный тренер сборной России по художественной гимнастике. Добрый вечер, Ирина Александровна. Спасибо, что вы пришли к нам.
И.ВИНЕР: Добрый вечер.
Е.МАЛОВИЧКО: Поздравляем вас с началом Олимпийского сезона. Насколько успешный он получился? Три золотых медали в упражнениях с отдельными предметами россиянки завоевали.
Н.КАЛУГИНА: И золота медаль на Кубке Газпрома.
И.ВИНЕР: Спасибо. Поздравляю и вас с началом Олимпийского цикла, который закончится в августе-месяце. Последний вид спорта в Пекине будет – художественная гимнастика. И нелегко будет, если мы выигрываем или проигрываем хотя бы одну медаль. Это будет очень сложно. Но мы готовимся к этому даже в эфире «Эха Москвы».
Н.КАЛУГИНА: Ирина Александрова, две Олимпиады – сначала была Юля Барсукова, Алина Кабаева, Алина Кабаева, Юля Барсукова, и дальше – Алина Кабаева, Ира Чащина. Команда не обновлялась более чем на половину. К Пекину вы готовитесь с принципиально новой Олимпийской командой – девочки, которые, что называется, ни разу Олимпийского ковра не нюхали. Это меняет каким-то образом подготовку?
И.ВИНЕР: Дело в том, что вообще у нас в художественной гимнастике долго не задерживаются. И то, что задержалась Алина до второй Олимпиады, а могла бы задержаться, конечно, и до третьей, это нонсенс в том смысле, что в художественной гимнастике заканчивают девочки, в общем-то, скоро, на мой взгляд. И это плохо. А Алина просто супергимнастка, суперталантливая девочка, которая выдержала эти две Олимпиады. А то, что у нас новая команда… Нет, совсем она не новая. Оля стала чемпионкой мира сразу в 2001-м году Капранова, Вера Сесина выиграла у Алины Кабаевой и стала чемпионкой Европы на следующий год. Поэтому нет – эти две девочки очень уже, как говорится, стреляные птички и серьезно знают, что им предстоит. Вот новенькая у нас, будем говорить, Женя Канаева. Ей 18 лет. И я сейчас очень хочу, чтобы она стала в один ряд с ними, с этими двумя вышеназванными великолепными гимнастками. И мне хочется, чтобы не два у нас было первых номера, а три. Очень хочется.
Н.КАЛУГИНА: Что для этого нужно?
И.ВИНЕР: Для этого нужно выигрывать Жене. Пока у нее немножко это не получается. Она стала чемпионкой Европы в отдельны видах программы. Упражнения с лентой выиграла у Веры Сесиной и Бессоновой весной прошлого года. А вот на этих соревнованиях, оставшись в булавах последней, кто мог бы выиграть золотую медаль, она сделала ошибку и уступила.
Н.КАЛУГИНА: Ирина Александровна, но вы знаете, за последние 10 лет все девочки очень самобытны. Невозможно спутать Алину с Юлей, Алину с Ирой, невозможно перепутать между собой Олю и Веру. Все они разные. Немножечко Женя Канаева копирует Иру Чащину или это впечатление такое создается?
И.ВИНЕР: Вы знаете, да, она долго очень тренировалась с Ирочкой Чащиной вместе, и совсем маленькой начала тренировки в Новогорске. Поэтому это естественно. Но она совершенно другая. Ира Чащина – это герой от кончиков пальцев до корней волос. А вот Женечка наоборот лиричная очень. она лиричная, она делает потрясающие упражнения на музыку «Подмосковные вечера». Поэтому это совершенно другое. Ну есть, конечно, какие-то сходства.
Е.МАЛОВИЧКО: Ирина Александровна, ну вот Алина Кабаева и Ирина Чащина – у каждой была своя часть поклонников, причем совершенно разная. И такое противопоставление всегда было: да, Ира – герой, Алина – такая любимица публики обаятельная. Сейчас есть в сборной какое-то противопоставление характеров. И чем вы можете выделить девочек, если одним словом характеризовать?
И.ВИНЕР: Я думаю, что противопоставления в сборной никогда не было. Противопоставление было среди болельщиков – одни любили одну, другие другую. Сейчас то же самое. Сейчас закипают споры. Кто-то любит Олю Капранову, кто-то считает, что Вера Сесина намного лучше, а кто-то любит Женю Канаеву, которая восходящая звезда, которая должна претендовать на место в сборной команде на Олимпийских играх. Поэтому дай бог, чтобы все эти бури разгорались за стенами зала, а в стенах зала у нас дружба, даже больше, чем мне хотелось бы. Все друг за друга болеют, все друг другу помогают. Это честная спортивная борьба. Даже неинтересно.
Е.МАЛОВИЧКО: А почему больше, чем вам хотелось бы, дружба?
И.ВИНЕР: Ну потому что все-таки должно быть какое-то соперничество, как-то они должны хотя бы косыми взглядами друг на друга смотреть иногда. Не смотрят. Они только так – «ой, уронила, жалко…»
Н.КАЛУГИНА: На самом деле, в коридорах, где бы то ни было, будь то на пресс-конференциях, будь то в Новогорске, — по-моему, невозможно представить, чтобы Оля Капранова шла без Веры Сесиной, и Вера Сесина шла без Оли Капрановой. По-моему, они только когда их выводят на ковер, расстаются.
И.ВИНЕР: Да, две бледнолицые они идут, даже загар к ним не пристает. Такие белые, что вообще – ночью светятся.
Е.МАЛОВИЧКО: После Алины Кабаевой блондинка на ковре – это такая редкость.
Н.КАЛУГИНА: А Ира Чащина, хоть и омичанка, она была абсолютно смуглая.
И.ВИНЕР: И такая же смуглая Женечка Канаева – с ямочками, смуглая, совершенно другая. Ну и хорошо – две такие славянки у нас – высокие, красивые, под метр восемьдесят, прелесть.
Н.КАЛУГИНА: Ирина Александровна, вы долго говорили, что характер Веры Сесиной запрятан в ней самой. Разбудить ее очень трудно.
И.ВИНЕР: Разбудили Веру Сесину. Так разбудили, что так она распрыгалась, и так она старалась, и так она фанатично готовилась к этим соревнованиям, что мне приходилось ее останавливать и говорить, что фанатизм так же наказуем, как и безделье, остановись. Но она рвала и метала, и в конце концов она порвала себе ногу. И две недели уже не метала и не рвала, а сидела и страдала, и лечилась, и, в общем-то, выступала не будучи в хорошей форме, и это в конце концов, хоть она и выиграла первый день на характере на своем, но во второй день, конечно, были такие срывы, которых не могло не быть.
Н.КАЛУГИНА: Знаете, когда я смотрела это гран-при, я была абсолютно потрясена программами. Вот я даже не могу назвать, у кого лучше программа. Они настолько разные, настолько интересные и совершенно сумасшедшее сложные. Смотришь, как спектакль, каждую.
И.ВИНЕР: Да. Ну, к этому мы стремимся. Мы стремимся именно к тому, чтобы был спектакль из каждого упражнения, чтобы они были совершенно разные сами, чтобы они в своей программе были разные. Тем более они должны отличаться друг от друга. И, наверное, если вам так понравилось, и многим, кто приезжал сюда, судьям – мы специально пригласили контрольное жюри – судьям, которые судят Европу, мир, и они тоже нам высказали именно это. Но эту программу не так легко отработать, и мы сейчас будем немножко балансировать ее.
Е.МАЛОВИЧКО: Ирина Александровна, вот у нас слушатель спрашивает, Светлана: «С успешным началом сезона поздравляю. Насколько оценивается риск и сложность? Есть ли смысл выполнения большого количества рискованных элементов?» И вот я читаю – вы сказали в интервью одному и изданий, что «программа в идеале должна выглядеть рискованной для зрителей и судей, но не быть рискованной для спортсменов».
И.ВИНЕР: Да, это очень хороший постулат, я считаю – что мы должны рисковать только для судей и для зрителей, но не для себя. Для себя мы должны быть на 100% уверены, что мы сделаем это так, как положено. Поэтому сейчас программу, конечно, мы будем как говорится «устаканивать», будем ее делать такой, чтобы мы именно могли отработать то, что мы должны отработать на 100%. Все остальное мы будем дорабатывать. И если мы отработаем на сто, мы будем снова вставлять.
Н.КАЛУГИНА: Ирина Александровна, вопрос вот в чем. Оля Капранова, у которой четыре разных композиции и каждая в своем – характер у нее есть, классика у нее есть, фольклор, марш, современная музыка. В то же время она ее делает не очень стабильно, и она и в прошлом сезоне была не совсем стабильна. Что мешает этой девочке? Ведь она пятикратная чемпионка мира, она все умеет. А чего-то боится.
И.ВИНЕР: Она уже не пятикратная, она уже семикратная, даже восьмикратная. О чем говорить – «кратная»? встала на пьедестал – чемпионка. Ушла с пьедестала – уже никто. Поэтому нужно владеть своим характером. Я всегда девочкам говорю простых два слова – «преодолеть себя», это Олимпийский девиз. Не своего конкурента, не кого-то другого – себя надо преодолеть, и заставить себя прыгнуть туда, куда нужно прыгнуть. Как Исинбаева прыгает на высоту на такую, на которую она прыгает. А если она прыгает на один сантиметр ниже, то планка падает. Так и у нас – должно выполняться все точно. И художественная гимнастика, если это даже не легкая атлетика, где время и метры, то мы все равно должны выполнять все точно. Если выполняешь все неточно, значит, будь здорова – или и занимай свое «-надцатое» место. И нужно, чтобы это они знали. И мы, тренеры, стараемся им это внушить и дать понять, что художественная гимнастика – это Олимпийский вид спорта, и мы должны быть настоящими спортсменами, а не просто чтобы эти разговоры о судействе субъективном, это отставить, мы должны выполнять все очень здорово.
Е.МАЛОВИЧКО: А вот артистизм какое имеет место? Потому что я слышала, когда тоже смотрела этот гран-при, в комментариях, что вы работаете с некоторыми гимнастками – помогаете им себя проявить. Но при этом надо же еще и технику соблюдать. И возможно ли развить артистизм у техничной гимнастки? Или это уже либо есть либо нет?
И.ВИНЕР: Ну, дело все в том, что они все талантливые очень. И именно этот артистизм… они же когда выбирают музыку вместе со мной, они уже предполагают, что им нравится. И если, например, Оля настояла на двух упражнениях, просто насмерть стояла на «Катюше» и на «Погоне», и вот она, такая вот красивая блондинка высокая с длинными ногами, вот почему-то решила себя попробовать в роли вот этих детей, которые были революционерами. Ну, если уж вскочила на лошадь, тогда гонись и не отставай. А отстанешь – смерть. Поэтому часто я говорю с ней об этом, и говорю – «Ну если ты так будешь сходить с ума, если будешь все время падать из седла, я тебе музыку поменяю. Не для тебя «Погоня». А она – нет. Она всегда старается очень. И старается так, что у нее глаза горят, вываливаются из орбит, и вот поэтому потери. Нужно иметь холодную голову и горячее сердце. Но иногда и голова бывает горячей, температура поднимается. А это уже ничто.
Н.КАЛУГИНА: Кать, ты не поверишь, но я в воскресенье видела «Лебединое озеро», причем не просто «Лебединое озеро», а на мой взгляд, эмоционально самую трудную часть его – «Черного лебедя», соло Черного лебедя, которое делала Ольга Капранова.
Е.МАЛОВИЧКО: Да ты что?
И.ВИНЕР: Да.
Н.КАЛУГИНА: И с предметом, и на выворотности балетной, и на балетной спине…
Е.МАЛОВИЧКО: Всегда потому что Вера Сесина считалась такой балетного типа гимнасткой.
И.ВИНЕР: Нет-нет, Оля после своего амплуа Щелкунчика делала, потом она делала Спящую Красавицу. А теперь уже доросли до финала «лебединого озера» — самой драматической части, где неправда, которую очень долго нам говорили о счастливом конце, в общем… так не бывает. Если предал, значит получи. И это, в общем, такое драматическое произведение, которое тоже очень много на себя берет. Потому что музыка говорит о плохом конце. И вот мы сейчас как-то должны интерпретировать так, чтобы все-таки какой-то был вариант, чтобы не было плохого конца. Потому что это действует на психику.
Н.КАЛУГИНА: Ирина Александровна, перед стартом гран-при вы рассказывали об очередных судейских играх и о том, что даже было обращение судей в МОК. Чем-то эта история закончилась?
И.ВИНЕР: Ну, пока я такой информации не имею. Просто ко мне как вице-президенту Международной федерации гимнастики обращались страны, представители стран о том, почему у нас такой непорядок в художественной гимнастике, что у нас не соблюден регламент, что судят судьи Международный федерации, а судят судьи со стороны второй категории. Почему не судят судьи из тех стран, которые представлены на Олимпийских играх в таком случае? А судят две судьи из Швейцарии, которая не представлена, две судьи из Германии. Ну, я не могу ответить на эти вопросы. Я просила, чтобы писали президенту. Люди писали, ответа вразумительного не получили, начали писать в МОК. Не знаю пока, чем это закончилось. Но все это неприятно.
Е.МАЛОВИЧКО: Вот те арбитры, которые будут обслуживать Олимпийский турнир, они работали на московском этапе гран-при?
И.ВИНЕР: Да. Некоторые. Некоторые судьи приехали в составе команд, некоторых судей мы пригласили, и они приехали, потому что для них это тоже очень хорошая практика. И для нас это прекрасная практика. Мы попросили этих судей контрольно жюри дать все их записи, которые они судили не только гимнасткам нашей страны, но и всем гимнасткам, которые участвовали в этих соревнованиях, чему все команды и тренеры были несказанно рады.
Е.МАЛОВИЧКО: ну вот на Олимпиаде действительно очень трудная будет ситуация, потому что последняя будет художественная гимнастика, и если с медалями, а мы, видимо, будем соревноваться с Китаем, по крайней мере, так предполагается, — действительно ли можно опасаться китайских гимнасток именно?
И.ВИНЕР: Китайских гимнасток опасаться нам не нужно, в том смысле, что индивидуальные – нет, групповое претендует там на «тройку», на бронзовую медаль. Но дело не в этом. Дело в том, что есть такой вариант, что китайские зрители будут аплодировать тем, кто выиграет у России. Чтобы Россия не выиграла. Любая другая страна, но только не Россия. Америки там нету, в художественной гимнастике вообще не представления Америка.
Е.МАЛОВИЧКО: Украина, Белоруссия?
И.ВИНЕР: Да. И поэтому Россия – единственная страна, которая может что-то отнять. Так лучше уж пусть получит любая другая.
Н.КАЛУГИНА: На самом деле, если Белоруссия всегда приезжает в Москву, и можно видеть, как соревнуются наши девочки с лучшими белорусскими гимнастками, то Украина, например, нас просто проигнорировала, несмотря на то, что это календарный старт Европейского союза гимнастики.
И.ВИНЕР: Ну, все дело в том, что у нас в действительности очень много соревнований, и в одну неделю может происходить несколько соревнований, которые входят и в европейскую элиту соревнований, и в международную мировую. Это Кубки мира. Поэтому они сейчас проводят – 19-го числа у них начинается Кубок мира, и они, наверное, очень готовятся к своим соревнованиям, с одной стороны. С другой стороны, они, наверное, не хотят здесь встречаться, хотят встретиться уже при прочих равных на своей родной земле, и уже там, может, стены помогут. Но мы их пример не взяли, и мы приедем в Киев.
Н.КАЛУГИНА: А почему вы не хотите что называется дать адекватный ответ?
И.ВИНЕР: Я не люблю давать адекватные ответы на неадекватные шаги. Поэтому мы готовы, мы тренируемся, нам нужны эти соревнования. Они у нас стоят в плане. И мы поедем. В ранг-лист входят Капранова, Сесина и Женя Канаева. Поэтому мы обязаны туда поехать. Нас, конечно, никто не обязывал. Они нас обязаны принять именно в таком составе.
Н.КАЛУГИНА: Ирина Александровна, ну вот в отдельных видах три золотые медали россиянки выиграли, еще одно золото на счету у Алии Юсуповой, которая выступает за Казахстан, и наверное многие обратили внимание, что Алия Гараева, о которой в свое время много рассказывали, сейчас выступает за Азербайджан, но тренируют-то их наши тренеры, как я понимаю.
И.ВИНЕР: Да, их тренируют наши тренеры, они тренируются у нас. И Юсупова, и Гараева – две Али, тренируются в России, и мы, в общем, с удовольствием с ними работаем. И, как видите, находясь в Москве, все судьи, все страны, которые мы пригласили, мы попросили судить очень честно, и мы всегда об это просим, и нам это очень нужно. Потому что в ложке меда легче отточить, чем в бочке дегтя. Поэтому этот выигрыш Алии Юсуповой упражнения с булавами для нас очень и очень был нужен – для того, чтобы просто никто не думал, ни тренеры, ни девочки, что вот мы вышли и все победили. Очень еще много ошибок. И даже есть проигрыш той же самой девочки, которая тренируется у нас, но не из Москвы, а из Астаны.
Н.КАЛУГИНА: Вы говорили, что вы собираетесь в том числе пригласить потренироваться и «художниц» из США к себе в Новогорск.
И.ВИНЕР: ну дело в том, что они сами очень хотят у нас тренироваться. И в прошлом году они тоже у нас тренировались, но, к сожалению, не выполнили график, который был им предложен, приездов и участия в соревнованиях, и поэтому они не попали на Олимпийские игры. И предупредила об этом, что они не попадут. Наоборот, девочка из Кореи, которая выполнила все, что было предложено, она попала на Олимпийские игры. А вот сейчас уже американцы приехали готовиться к Олимпиаде 2010-го года с маленькими своими девочками соответствующего возраста, и они сейчас в количестве 10 человек находятся в Олимпийской деревне, тренируются.
Е.МАЛОВИЧКО: Ирина Александровна, ну вот спрашивают у нас: «Какова конкурентоспособность Алии Гараевой, ее потенциал?» И еще Заук спрашивает: «Каковы шансы на Олимпиаду, какие перспективы у Дианы Боциевой?»
И.ВИНЕР: Ну, в отношении Али Гараевой – это гимнастка экстра-класса, она просто сказка, просто великолепная, но она до того рискованная, и до того у нее иногда заходит ум за разум, что она может выйти и сверкнуть, как молния, а потом раздастся гром от ее падающих предметов. Поэтому она обруч, например, — выиграла второе место, обойдя даже нашу русскую девочку. А вот в других видах она не была в тройке. А вот в отношении Дианы Боциевой – она красавица, очень талантливая, очень хорошая девочка. Но у нее тоже, к сожалению, была два месяца травма. С больными мы не работаем. Пока до конца нога не выздоровеет, мы не впускаем в полную силу тренироваться. Поэтому она потеряла и тоже в этот раз выступила не очень хорошо. Но она является одним из основных претендентов на выезд на Чемпионат Европы выступать за юниоров.
Е.МАЛОВИЧКО: На Олимпиаду едут по две гимнастки от страны, да?
И.ВИНЕР: На Олимпиаду едут максимум две гимнастки от страны.
Е.МАЛОВИЧКО: То есть то, что Алия Юсупова и Алия Гараева выступают за другие страны, дает им возможность в том числе и попасть на Олимпиаду?
И.ВИНЕР: Да, они выступают за другие страны. Потому что эти страны их воспитали. И Алия Гараева, и Алия Юсупова – Азербайджан и Казахстан – даже председатель Комитета Азербайджана был – у него фамилия Гараев. А Аля Юсупова просто самая красивая казашка в мире, я думаю, и азиатка. И я ее очень люблю. И они, конечно, выступать будут здорово, я думаю, на Олимпиаде и дадут бой всем, и даже России.
Н.КАЛУГИНА: Динара Гиматова продолжает работать?
И.ВИНЕР: Да, и у них тоже там разгорается борьба, кто двое будет выступать на Олимпийских играх. Ну, наверное, Гараева все-таки, дай бог ей здоровья, выступит, и ума. А вот Гиматова и Курбанова будут соревноваться, кто будет второй.
Е.МАЛОВИЧКО: Ну невозможно избежать этого вопроса. Я его задам все-таки. Юлия Васильевна спрашивает: «Алина Кабаева будет принимать участие в олимпиаде? в каком качестве?»
И.ВИНЕР: Алина Кабаева в любом качестве нужна для нашей команды, потому что она просто чудесный человечек, и она очень благодарна, и благородная девочка, с одной стороны. А с другой стороны, она талантливейший человек, и если бы не эта травма, которая ей уже несколько лет не дает покоя – крестообразные связки, — она бы, конечно, дала бы стране такого угля, которого даже не давали стахановцы.
Н.КАЛУГИНА: Мне как раз хотелось бы вспомнить турнир, который был накануне финала этапа Гран-при, я имею в виду турнир Алины, где выступали юниорки. Кого вы увидели? Кто вам показался наиболее интересным?
И.ВИНЕР: Все дело в том, что у нас выступало 10 юниорок, которые претендуют на 4 места. Причем команда может быть два человека, а может быть четыре. Всего 8 упражнений, и вот два человека могут выступать. И обычно страны выставляют двоих. Мы выставляем, как и на прошлом Чемпионате Европы, четырех гимнасток – каждая будет делать по одному упражнению. Ну вот у нас на эти четыре упражнения 10 гимнасток. И надо сказать, что они все очень здорово соревнуются, хорошие девочки. Но вот сейчас мне очень понравились все, кто выступал, каждая в своем амплуа. Но еще мы сейчас пригласили из Иркутска хорошую девочку по фамилии Дмитриева, эта девочка – ученица Буяновой, которая тренировала Оксану Костину. И вот через много-много лет у нее снова родилась такая прекрасная девочка, как Дмитриева. И вот мы будем сейчас эти 10 человек гонять по всем соревнованиям международным, и они будут набирать очки и потом по очкам, по спортивному принципу вставать в команду.
Н.КАЛУГИНА: Ирина Александровна, ну я все равно не удержусь и еще один комплимент не комплимент, просто хорошие слова. Удивительная организация турнира. Настолько все четко было и внятно. Это что, уже накаты?..
И.ВИНЕР: Приобрели мы уже опыт, да, по накатанному. Уже с каждым годом приобретается опыт. А потом, могу сказать, что первое время мы нанимали какую-то фирму для организации соревнований, а потом поняли, что лучше все это делать самим. Тем более у нас есть такой, будем говорить, директор этих соревнований, директор Федерации – это Ирина Царева, которая собрала очень сильный коллектив. Их мало, но они все в тельняшках – и по утрам, и по ночам, и по вечерам они работали, и вот те соревнования, которые прошли на таком высоком уровне. И потом – Орлова – у нас, правда, не Любовь, а Наташа. Она была главным судьей и организовала все в судейском аппарате здорово. Поэтому вот так все прошло у нас замечательно.
Н.КАЛУГИНА: Кстати говоря, а на олимпиаду жеребьевки судий еще не было? Попадают наши?
И.ВИНЕР: Нет, уже все судьи известны. Ну как это, у нас будет судить Лощинская.
Н.КАЛУГИНА: Шаталина не попала?
И.ВИНЕР: Слава богу, нет. Лощинская. Слава богу, Шаталина будет с гимнастками. Потому что в Патросе это была не трагедия, но во всяком случае неприятная вещь, когда я сидела за главным столом, Шаталина сидела судила, и мы как тренеры, которые тренируют детей, не могли их выводить на соревнования. Это было плохо.
Н.КАЛУГИНА: Один вопрос – вы как вице-президент техпома по художественной гимнастике уже давно не выводили свою собственную ученицу Алину Кабаеву. Ее выводила Наталья Борисовна Тишина, которая привезла маленькую большеглазую Пичужкину. Интересная девочка?
И.ВИНЕР: Очень интересная, с очень большим будущим. Олененок такой. прекрасная девочка. Помню, я когда-то очень шумела на тренировке, а она совсем маленькая еще приехала, и потом она подходит ко мне минут через 10 после моего шума и говорит – «Поздравляю вас, Ирина Александровна, с праздником!»
Н.КАЛУГИНА: С каким?
И.ВИНЕР: Вот так я и сказала. Я посмотрела на нее, наверное, невменяемыми глазами, говорю – «С каким, деточка?» Не помню, какой там был праздник. Может, ВДВ, может, еще какой-то. И у меня как рукой снялось все мое напряжение…
Е.МАЛОВИЧКО: Находчивый ребенок.
И.ВИНЕР: Не забуду. Ребенок – ангел. Просто чудесная девочка. Просто прелесть.
Н.КАЛУГИНА: Там два больших глаза и все.
И.ВИНЕР: Нет – два больших глаза и ноги.
Е.МАЛОВИЧКО: Ну это прекрасно. Ирина Александровна, мы когда пришли в студию, немножко тут поговорили о футболе. Так и не открыт, кстати, счет в матче «Милан-Арсенал» — первый тайм закончился 0:0. Вот вас спрашивает Александр Александрович: «Обсуждаете ли вы дома вопросы художественной гимнастики? И позволяете ли вы дома болельщикам, если таковые имеются, художественной гимнастики иметь собственное мнение, отличное от вашего?»
И.ВИНЕР: Нет, наоборот я слушаю все мнения. Как моя мама говорит – «Кто любит Иру, не давайте ей кушать». А я говорю – «Кто меня любит, критикуйте меня». Говорите мне то, что вам не понравилось. То, что понравилось, после и в двух словах. А то, что не понравилось, пожалуйста, побольше, расширенно, потому что для меня это очень важно.
Е.МАЛОВИЧКО: Художественную гимнастику дома обсуждаете?
И.ВИНЕР: Ну а как же, вот я и говорю о художественной гимнастике. А что мне еще обсуждать в моей жизни?
Е.МАЛОВИЧКО: Футбол.
И.ВИНЕР: Футбол… Мой супруг говорит мне – «Твой фарт – в художественной гимнастике, а футбол пока не надо».
Е.МАЛОВИЧКО: То есть вы разделили сферы влияния.
Н.КАЛУГИНА: Ирина Александровна, я вернусь к организации соревнований. Организация была блестящая. Два Чемпионата Европы в Москве мы провели чуть ли не подряд.
И.ВИНЕР: Не чуть ли, а подряд.
Н.КАЛУГИНА: Есть какие-то заявки на чемпионаты мира со стороны Москвы?
И.ВИНЕР: Ну, вот мы хотели провести в Московской области Кубок мира, но должны были прислать рекомендации, которые они нам предъявили. Но к сожалению, тот зал, который должен был провести это, пока еще не был достроен, и у нас инициативу перехватили испанцы, но им эту инициативу отдали, потому что у нас очень напряженный год будет, и очень много сил уйдет на то, чтобы сорганизоваться для всех выездов на Чемпионат Европы болельщиков – нам нужно вывезти туда обязательно, без болельщиков нам не жить, на Олимпийские игры, и вся эта организация – не меньше, чем организация Кубка мира.
Е.МАЛОВИЧКО: А болельщиков вы вывозите сами, да? как-то организовываете?
И.ВИНЕР: Да, конечно, Федерация художественной гимнастики, Москва. Ну, помогают нам какие-то еще регионы. Но в основном Федерация художественной гимнастики выводит болельщиков на соревнования, которые нам очень помогают.
Е.МАЛОВИЧКО: Ну, судя по тому количеству вопросов, которое у нас есть, болельщиков у вас и без выездов хватает. На экранах телевизоров…
И.ВИНЕР: Ну а ради кого мы работаем? Мы работаем только ради этих болельщиков. Работаем только для зрителей, для российских людей. Мы прекрасно понимаем, что если у нас девочка стоит на первом месте и поднимается российский флаг и играется российский гимн, то каждый человек, который в это время смотрит телевизор, тоже стоит на этом первом месте и в честь него тоже поднимается этот флаг и играется гимн. Каждый себя чувствует сопричастным. Поэтому у нас огромная ответственность, и мы очень уважаем и любим своих болельщиков.
Н.КАЛУГИНА: На «Дружбе» был аншлаг, просто аншлаг.
Е.МАЛОВИЧКО: Ну для Москвы это просто вообще, конечно… это рекорд.
И.ВИНЕР: Для Москвы да. В день выборов, в частности. И в-третьих – не выступала Алина. Потому что мы всегда считали, что все идут на Алину. Но видите, получилось так, что действительно все пришли, потому что всем интересно. И это большое счастье.
Н.КАЛУГИНА: Билет у перекупщиков стоил тыщу рублей.
Е.МАЛОВИЧКО: На художественную гимнастику. Это с ума сойти можно.
Н.КАЛУГИНА: Я, собственно, шла с аккредитацией. Говорят – «Тыща, нужен билет?» Я еще не успела достать аккредитацию.
Е.МАЛОВИЧКО: Ну я думаю, что Олимпийский год – страсти только будут накаляться. Так что ну что…
И.ВИНЕР: Ну что делать… Врачи мне говорят – «Ирина Александровна, вы уже давно живете на адреналине». Поэтому побольше давайте адреналина, а то помру.
Е.МАЛОВИЧКО: Это к нам призыв?
И.ВИНЕР: Нет.
Н.КАЛУГИНА: Нет, это мы как раз не принимаем. Мы вас на самом деле очень любим.
Е.МАЛОВИЧКО: Да, это верно. Спасибо большое, Ирина Александровна, за то, что вы есть.
И.ВИНЕР: Спасибо большое господу богу, что дает возможность все это иметь и все это чувствовать и знать, и большое спасибо нашей стране, которое сейчас спорту и тренерам по спорту уделяют огромное внимание, значение и особенно детям, которые уходят со дворов и приходят в залы и на площадки. Это огромное достижение нашей страны. Ничуть не меньше, чем золотой запас.
Е.МАЛОВИЧКО: Ну вот посмотрим, как у нас будет с золотым запасом в августе, как это все воплотится. Спасибо большое. Ирина Винер – главный тренер сборной России по художественной гимнастике была сегодня гостем Вечернего спортивного канала. Спасибо Наталье Калугиной.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире