'Вопросы к интервью
Е.МАЛОВИЧКО: Добрый вечер, Екатерина Маловичко в студии, Вечерний спортивный канал помогает мне вести звукорежиссер Людмила Вишневская, а Наталья Калугина пытается сейчас связаться с нашим будущим гостем. А я приветствую нашего гостя в студии – Жоэль Лотье, знаменитый французский гроссмейстер. Жоэль, добрый вечер.

Ж.ЛОТЬЕ: Добрый вечер.

Е.МАЛОВИЧКО: Спасибо, что вы пришли. И на связи у нас чемпион мира, Владимир Крамник. Владимир, добрый вечер. Алло.

В.КРАМНИК: Здравствуйте, добрый вечер.

Е.МАЛОВИЧКО: Владимир, к сожалению, мы не можем поздравить вас с победой над компьютером, но еще раз поздравляем вас с победой над Веселином Топаловым. Поскольку у нас на кону Новый год, у нас возник теперь такой вопрос – к вам сразу, и к Жоэлю Лотье, который у нас находится в студии. Скажите, пожалуйста, на ваш взгляд, состоялось ли наконец объединение титулов в шахматном мире?

Н.КАЛУГИНА: Даже не объединение титулов, а политическое объединение.

В.КРАМНИК: На мой взгляд, оно очевидно состоялось, на данный момент у нас один чемпион мира, и сейчас очень важно, мне кажется, в этой новой ситуации, которой у нас в шахматах уже не было лет 15, если не больше, найти какие-то правильные решения и двигаться дальше. Сейчас очень много работы предстоит Международной шахматной федерации. Последние годы была критика, это было не всегда адекватно, но в последнее время ситуация улучшается, и я знаю, что президент ФИДЕ пытается очень много делать, чтобы наладить профессиональную работу. Так что будем надеяться, что все будет хорошо. По крайней мере, потенциал, очевидно, у шахмат есть и очень большой, это показал, например, мой матч с компьютером, который сейчас проходил в Германии, он привлек небывалое количество журналистов, телевидение, то есть в принципе шахматы интересны людям, и мне кажется, что если выбрать правильное направление, то мы можем со временем достигнуть уровня таких видов спорта, как теннис или гольф.

Е.МАЛОВИЧКО: Владимир, но первое, что вам нужно сделать, чтобы достигнуть уровня развития тенниса, это все-таки выработать какую-то понятную всем систему определения чемпиона.

В.КРАМНИК: Да, я так понимаю, что сейчас ФИДЕ именно над этим в основном и работает. Рассматриваются разные идеи, и я думаю, что это один из самых важных аспектов вообще говоря, потому что последнее время было много шатания, вы знаете, что была нокаут-система, были матчи, потом турнир. Мне кажется, это все от лукавого. Я не думаю, что постоянные изменения в розыгрыше первенства мира могут принести какой-то плюс в шахматы. У нас есть традиция, и очень длительная традиция в матче на первенство мира. Мне кажется, что она очень правильная, она привлекает огромное количество любителей шахмат и масс-медиа, мне кажется, что это надо сохранить, это мой личный взгляд на ситуацию. Посмотрим, что ФИДЕ сделает, в любом случае надо стараться и, по крайней мере, если не навсегда, то надолго составить какую-то четкую систему розыгрыша первенства мира.

Н.КАЛУГИНА: Я тот же вопрос хочу переадресовать совсем недавнему президенту Ассоциации шахматистов-профессионалов Жоэлю Лотье как человеку, возглавлявшему революцию, хотя бы возглавлявшему ее юридически в шахматах. Вы согласны с тем, что воссоединение состоялось?

Ж.ЛОТЬЕ: Безусловно, воссоединение состоялось в том смысле, что раньше нельзя было ответить на вопрос, кто является чемпионом мира, а сейчас можно просто сказать, что есть один чемпион мира – его зовут Владимир Крамник. То есть в этом смысле воссоединение состоялось. С другой стороны, будет очень важным следующий шаг после этого, будет очень важно понять, что все-таки ФИДЕ решит, и каким именно будет являться следующий чемпионат мира, а именно, если это будет матч между нынешним чемпионом мира, Владимиром Крамником и его следующим претендентом, или же это будет турнир, который сейчас планируется в Мексико, но в данный момент судьба этого турнира не совсем ясна. А что касается революции, это дело такое, сложное, на самом деле это состоялось три года назад, мы еще тогда с Владимиром объединили силы, и еще с другими гроссмейстерами мы создали очень нужную организацию, где гроссмейстеры могли отстоять свою точку зрения, и теперь мы видим, что это действительно играет свою роль, потому что в принципе те трудности, с которыми сейчас сталкивается ФИДЕ, мы их предупреждали об этом в свое время, мы им говорили, что, например, сейчас они не могут проводить кандидатские матчи так называемые, потому что их слишком много, и очень сложно в разных точках мира найти в каждом месте по одному спонсору и найти достаточно интересный призовой фонд для игроков такого уровня, поэтому мы просили их оставить тот турнир, который сейчас есть, в Мексико, где собирается восемь сильнейших игроков мира, как кандидатский турнир и чтобы победитель этого турнира играл с чемпионом мира. Нам это казалось всегда наиболее понятным вариантом и самым жизнеспособным. Как мы видели, турнир, который проходил в Аргентине, был очень успешным в этом смысле. Да, это был чемпионат мира, но с другой стороны, все же мне кажется, и тут я разделяю мнение Володи, что матч – это лучше, это понятнее, это интереснее, это зрелищнее, в конце концов, потому что зрители могут болеть за одного или за другого, а держать в голове 8 игроков, помнить, где находится каждый игрок, не так просто, не так интересно, наверное. Поэтому я считаю, что нужно обязательно сохранять эту линию традиции. Что, в конце концов, остается в истории шахмат? Это вот эти легендарные матчи – Карпов против Каспарова, Карпов против Каршнова, Фишер против Спасского. В то время как в принципе мы уже забыли все остальные турниры.

Н.КАЛУГИНА: Я хочу пояснить, почему возник вопрос о реальности воссоединения, потому что разговор пошел со стороны команды Топалова о матче-реванше, и как в эту воссоединенную реальность вписывается требование о матче-реванше? Владимир Крамник.

В.КРАМНИК: Ну знаете, это в принципе просто разговоры, то есть пока ничего за этим нет, кроме слов. Я, честно говоря, с трудом себе представляю, как это может вписаться в эту новую систему. Единственное, что я могу сказать, что в том контракте, который мы подписывали на участие в первенстве мира, на матч с Топаловым, ни слова не было про матч-реванш, и вообще, я должен сказать, что такое понятие как матч-реванш было официально отменено, насколько я помню, в 63-м году и с тех пор был только один матч-реванш, Карпов-Каспаров, но это было связано с очень сложной ситуацией, если помнят любители шахмат, там был прерван матч и так далее, и в качестве исключения дали Карпову возможность сыграть матч-реванш, но в принципе этого уже 50 лет как по сути нет, поэтому в общем, мне кажется, что это пустое все. Ну, понятно, что желание есть сыграть такой матч, но оно есть не только у Топалова, я думаю, что и у многих других сильных шахматистов, но пока ничего за этими словами не стоит, насколько я знаю.

Е.МАЛОВИЧКО: Владимир, вы знаете, сразу к вопросу о том, какие контракты были подписаны с ФИДЕ перед вашим с Топаловым матчем — понятно, что Топалов по этому контракту выбывает на два года из борьбы на звание чемпиона мира. Насколько я поняла из выступления Кирсана Илюмжинова сейчас схема такая – играют турнир претендентов 16 человек весной, а осенью в Мехико четверо лучших из них играют также с вами. Но вы говорите, что вы хотите играть не турнир, а матч с одним из претендентов, правильно я понимаю?

В.КРАМНИК: Дело не в том, что я хочу. Я могу в принципе сыграть и турнир, я считаю, что так будет лучше для шахмат в долгосрочном будущем. Я не говорю в данном случае конкретно о следующем цикле на первенство мира, я более масштабно пытаюсь брать, и мне бы хотелось, чтобы на следующие лет 10 была какая-то стройная система розыгрыша первенства мира и заканчивалась бы она матчем. Насколько я слышал, ФИДЕ в общем тоже склоняется к этому, но я пока точно не знаю, какая будет ситуация именно с этим циклом, который именно сейчас должен проходить, матчи претендентов и так далее, я деталей не знаю.

Е.МАЛОВИЧКО: А вы сами подписывали какие-то контракты с ФИДЕ на этот счет?

В.КРАМНИК: Нет, у меня есть, безусловно, контракт на матч с Топаловым, больше каких-то других отдельных контрактов я не подписывал, но безусловно, я бы хотел сотрудничать с ФИДЕ, потому что тот раскол, который у нас был на протяжении долгих лет, он всем уже надоел и ничего конструктивного шахматам он не приносит, поэтому конечно при адекватной деятельности ФИДЕ, а в последнее время она становится все-таки более адекватная, я бы с удовольствием с ними сотрудничал, все-таки нам, мне кажется, лучше объединиться всем вместе – всем шахматистам и Международной шахматной организации, и как-то находить решения. Ну посмотрим, пока все находится в процессе разговоров, переговоров, то есть мне кажется, ФИДЕ еще полностью не определилось с тем, какая будет система розыгрыша, насколько я знаю, это буд5т решаться на Ассамблее ФИДЕ, которая пройдет в конце января в Турции, и может быть, тогда мы поговорим и будет какая-то ясность.

Н.КАЛУГИНА: Вопрос к Жоэлю Лотье – вы создавали свою ассоциацию как своего рода и профсоюз гроссмейстеров, и если чемпион мира не знает, что он будет делать завтра, единственный в мире чемпион, то что делает профсоюз, как защищаются права? Почему так легко можно нарушать регламент?

Ж.ЛОТЬЕ: Дело в том, что в данном случае, если регламент будет нарушен, как ни странно, это, может быть, будет в лучшую сторону. Дело в том, что порядок, который был раньше, он сейчас не совсем оправдал надежды, но мы видим, что те матчи, которые тогда они собирались организовать, при всем их желании они не могут найти организаторов, поэтому если нет возможности, значит, надо что-то менять. И сейчас все очень просто – действительно, цикл, как он сейчас задуман, он слишком сложный, нужно обязательно его упростить, потому что за шахматами наблюдают не только профессионалы, а также люди, который не имеют очень много времени, чтобы разобраться во всех этих тонкостях, я вообще, Катя, удивлен, что вы смогли все это распутать…

Е.МАЛОВИЧКО: С большим трудом, честно скажу.

Ж.ЛОТЬЕ: Потому что обычно это очень сложно, нужно позвать особого консультанта, чтобы разобраться во всем этом. Я не уверен, что даже в самом ФИДЕ все до конца понимают все правила, то есть, конечно, вся эта сложность не нужна, нужно все упростить. Сейчас я все-таки хотел бы напомнить, что я уже не являюсь президентом Ассоциации шахматистов-профессионалов, но когда я им был, то цель была ясна – во-первых, установить диалог с ФИДЕ, потому что ФИДЕ имело привычку решать само все вопросы, а потом уже известить гроссмейстеров об этом, сейчас уже немного по-другому, они нас все-таки консультируют, и это радует. А дальше, мое личное мнение, что цикл должен быть короче и проще. Соответственно, не должно быть столько этапов. Если, например, будет, грубо говоря, один кубок мира, он сейчас называется Большой турнир, где можно дать шанс достаточно большому количеству игроков отобраться, и то ли победители турнира играют прямо с чемпионом мира, то ли небольшое количество, четверо, которые дошли до полуфинала, дальше играют между собой какие-то матчи, чтобы опять не растягивать на очень долго, и в конце концов победитель играет с чемпионом мира – этого будет вполне достаточно, на мой взгляд.

Н.КАЛУГИНА: Владимир, ваше мнение на тему регламентов.

В.КРАМНИК: Да мне тоже кажется, я согласен полностью с Жоэлем. Мне кажется, что надо упростить его, потому что в том виде, в каком этот цикл сейчас проходит, сейчас существует, мне кажется, это нонсенс, то есть сначала там идут какие-то турниры, потом огромное количество матчей, на которые трудно найти спонсоров. Опять же, мы же должны смотреть не только с точки зрения справедливости или каких-то других аспектов того, что нравится игрокам, но и, в первую очередь, мне кажется, ФИДЕ должно организовать цикл розыгрыша на первенство мира такой, который найдет понимание спонсоров и который реально провести. Я на эту тему много раз говорил с ФИДЕ, и постоянно выражал свое удивление – зачем делать настолько сложный цикл, когда совершенно очевидно, что его будет крайне тяжело провести, то есть на некоторые этапы этого цикла практически невозможно найти спонсоров. Мне кажется, надо организовать простой цикл, да, что-то такого типа, что сказал Жоэль Лотье, то есть это достаточно апробированная система, плюс-минус это то, что у нас происходило на протяжении последних 30 лет до того, как были введены нокауты в систему. Что-то простое – да, Кубок мира, Турнир претендентов, Матч на первенство мира, то есть реально это три турнира в течение двух лет, три соревнования, и я должен сказать, что Матч первенства мира всегда найдутся желающие провести, спонсировать, в этом нет никаких сомнений, это уже исторически доказано. Турнир претендентов, в котором играют сильнейшие шахматисты мира, тоже провести, безусловно, можно, и найти на это спонсорские деньги, и Кубок мира, насколько я понимаю, вообще уже зафиксирован на следующие, по-моему, 3-4 года. То есть мне кажется, эта система, по крайней мере, впервые за очень долгое время мы можем быть абсолютно уверены в том, что все эти соревнования будут проведены, и голова не будет болеть. Потому что то, что сейчас происходит в ФИДЕ, они не знают, что делать с этими матчами-претендентами, не могут найти спонсора, последнее что я слышал – что Кирсан Илюмжинов решил провести в Элисте на свои деньги – конечно, это все хорошо, и хорошо, что он тратит деньги на шахматы и болеет за это дело, но все-таки хотелось бы когда-то наконец выходить на чисто спонсорскую стезю, то есть находить чистые спонсорские деньги – то, что происходит в теннисе, в гольфе, и делать соревнования настолько привлекательными, чтобы спонсоры хотели сами их проводить. Мне кажется, что это задача номер один на следующие несколько лет.

Е.МАЛОВИЧКО: большой интерес вызвал не только у спонсоров, но и болельщиков во всем мире, даже у тех, кто не очень интересуется шахматами, ваш матч с компьютером, и, знаете, есть такая точка зрения, которую, кстати, вы и сами подтвердили, что если считать шахматы игрой, где нужно считать, то компьютер обыграть невозможно, но как мы увидели и в вашем матче, в шахматах какие-то вещи, которые компьютер никогда не сыграет как человек, поэтому шахматы как человеческий вид спорта не оказались повержены в этом матче. Как вы сами считаете, есть ли будущее у таких матчей с компьютерами и есть ли будущее у человеческих шахмат?

В.КРАМНИК: Я должен сказать, что у человеческих шахмат, безусловно, есть будущее, потому что как бы ни складывалось единоборство человека с компьютером, в любом случае в поединке между людьми всегда будет интерес. Вы знаете, машины ездят намного быстрее, чем бегают самые лучшие бегуны, но тем не менее легкая атлетика очень популярна, поэтому я не думаю, что будут какие-либо проблемы в тот день, а он безусловно настанет, я думаю, что в самые ближайшие годы, когда реально у компьютера выиграть будет уже невозможно. Я не думаю, что это приведет к каким-либо проблем человеческие шахматы. А что касается поединков с компьютером, я думаю, что пока еще шансы есть бороться с компьютером, но, конечно, с каждым годом это становится все тяжелее, и компьютеры становятся более мощными, шахматные программы усиливаются, и, конечно, уже единицы могут бороться более или менее на равных с компьютером. Думаю, что лет через 5-7, наверное, уже никто не сможет бороться с компьютером, но в течение этого времени, я думаю, что такие матчи еще могут проводиться, и я, например, почувствовал, что я в принципе боролся на равных, несмотря на то что проиграл в итоге матч, но мне кажется, что борьба была равная, и думаю, что если у меня будет еще один шанс сыграть с компьютером, при условии того, что у меня будет достаточно времени на подготовку, чего, к сожалению, в этот раз не было, в виду матча с Топаловым, который закончился незадолго до матча с компьютером, я думаю, что при условии достаточного времени на подготовку, я смогу бороться на равных, может даже и выиграть при случае, но, безусловно, время тут играет против людей, в данном противоборстве.

Е.МАЛОВИЧКО: Владимир, тогда очень короткий вопрос – в поединке с людьми-то мы вас в ближайшее время увидим? На турнире в Линаросе, например?

В.КРАМНИК: Да, я очень скоро собираюсь играть на турнире в Эйконзее, он как раз начинается через месяц, ровно через месяц, так что с большим удовольствием вернусь к человеческим шахматам, после матча с компьютером, я думаю, что я смогу просто расслабиться и получать удовольствие от такой игры, после такого огромного напряжения и концентрации, которая требуется для игры с компьютером играть с людьми будет очень приятно. Ну и конечно, я рассчитываю на хороший результат, буду стараться доказывать во всех турнирах, которые буду играть, что я сильнейший шахматист мира, но турнир будет очень сильный.

Е.МАЛОВИЧКО: Спасибо большое. Владимир Крамник, чемпион мира.

Н.КАЛУГИНА: Из Франции.

Е.МАЛОВИЧКО: Болеем за вас, Владимир, всегда.

В.КРАМНИК: Спасибо большое.

Е.МАЛОВИЧКО: Спасибо большое и Жоэлю Лотье, который пришел сегодня к нам и помог нам организовать эту беседу и поучаствовал в ней.

Ж.ЛОТЬЕ: Который француз, но из Москвы.

Е.МАЛОВИЧКО: Кстати, да, а так и не отличишь. Спасибо большое, Жоэль Лотье, Наталья Калугина и Екатерина Маловичко были в студии. Спасибо, всего доброго.



Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире