'Вопросы к интервью

Время выхода в эфир: 17 июля 2005, 15:15

А. ВЕНЕДИКТОВ – Произведение Аркадия и Бориса Стругацких «Гадкие лебеди», вы знаете, что это произведение было написано ими в конце 60-х гг., а сейчас оно включается в такой роман «Хромая судьба», это, пожалуй, единственное, по-моему, может, я ошибаюсь, но единственное произведение Стругацких, которое 40 лет или 30 лет не могло добиться того, чтобы мы его читали. Это единственное произведение Стругацких, которое в СССР ходило в самиздате, не напечатано было даже в урезанном виде. И поэтому я надеюсь, что вам понравится, мы начнем, наверное, летом его писать, а осенью, наверное, запустим. Те, кто знают, те знают. Теперь давайте мы, собственно говоря, мы перейдем к нашим комментариям, мы будем работать следующим образом, комментарий, затем я принимаю звонки по телефону, и вы принимаете участие в разговоре на эту тему. Первая тема, естественно, это Кавказ, Северный Кавказ. О политике России на Северном Кавказе гл. редактор журнала «Политический класс» Виталий Третьяков.

В. ТРЕТЬЯКОВ – Самое примечательное на прошлой неделе, на мой взгляд, то, что устами главы государства, т.е. Владимира Путина, Россия наконец-то так откровенно обратила внимание на ситуацию на Северном Кавказе, в Дагестане, в частности. Тенденции негативные, которые там развивались все прошедшие 15 лет специалистам да и не специалистам были очевидны давно, но, конечно, никакой целенаправленной, стратегически продуманной кавказской политики Россия, я имею в виду не весь большой Кавказ, а, собственно, российский Кавказ, Россия не имела. Надежда на то, что замирение в Чечне через военную победу, потом постепенное отстраивание под руководством Москвы каких-то современных политических структур снимет напряженность в Чечне, а, следовательно, и на всем Кавказе, эти надежды не оправдались просто потому, что слишком большая криминальная составляющая. И система сообщающихся сосудов, которые представляют собой республики Северного Кавказа, она, собственно, привела к тому, что выдавливание криминала из одних республик приводит к тому, что он возникает в другом. Короче говоря, то, что сейчас откровенно об этом заговорили, это очень хорошо, целенаправленной политики, стратегически продуманной, по-прежнему пока не видно. Это разговор долгий, но я думаю, что решаться все это должно совсем по другой формуле, не той, которой пока придерживаются федеральный центр, и эта стратегия – предмет отдельного большого обсуждения, в первую очередь, в экспертных кругах, потому что в общенациональном масштабе такое обсуждение может привести к просто обострению ситуации из-за того, что будет впечатление, что ущемляются права каких-то национальных групп. Но то, что об этом заговорили, повторяю, это крайне важно.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Виталий Третьяков, гл. редактор журнала «Политический класс». Вы, наши слушатели, наблюдаете ситуацию на Северном Кавказе, в Дагестане на этой неделе, наверное, Дагестан стал центром внимания, во всяком случае, российской прессы там, если не считать процесс над Нурпаши Кулаевым, который идет сейчас в Осетии, в Северной Осетии. Что вы думаете по этому поводу, есть ли какой-то выход, есть ли у вас программа, которую вы можете предложить президенту, по телефону, если вы хотите это сделать, то вы сейчас звоните. Как вам видится ситуация уже не столь в Чечне, сколь на всем Северном Кавказе, включая Осетию, Дагестан, Карачаево-Черкессию и т.д.? Если у вас, конечно, есть мысли по этому поводу. Я хочу также вам напомнить, что на этой неделе президент Путин полетел в Дагестан, вы знаете решение, которое было принято по стрелковым бригадам, вы знаете о том, что военная база из Тбилиси, не из Тбилиси, из Грузии, конечно, извините, для нас все Грузия, все Тбилиси, что неправильно, выводятся именно в Дагестан. Да вообще вы много чего знаете, если слушаете «Эхо Москвы» и читаете газеты, иногда даже смотрите телевизор. Поэтому есть ли у вас мысли, есть ли у вас знания по этому поводу, что надо делать власти, прежде всего, власти? Вы можете звонить, только не забывайте представляться, я еще раз вам напомню, что мы СМИ, нас слушает масса разных людей с разными точками зрения, поэтому в своих терминах, то, что касается особенно межнациональных отношений, будьте, пожалуйста, аккуратнее. Итак, первый звонок. Алло, здравствуйте, как вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ ЛИОН – Зовут меня Лион.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Да, Лион, пожалуйста, вы наблюдаете за этим?

СЛУШАТЕЛЬ ЛИОН – Да.

А. ВЕНЕДИКТОВ – А почему вы за этим наблюдаете?

СЛУШАТЕЛЬ ЛИОН – Потому что я сам армянин, хотя вырос в Москве.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Так, понятно, что вы думаете по этому поводу, что и как власти России должны делать на Северном Кавказе, чтобы это все разрослось в грандиозную трагедию, как вам кажется?

СЛУШАТЕЛЬ ЛИОН – Мне кажется, это комплексная задача, там нет какого-то одного рецепта.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Конечно.

СЛУШАТЕЛЬ ЛИОН – Это длительный процесс, который уже был в России пройден еще в прошлых веках. И научиться жить совместно – это очень сложная и трудная задача. Между прочим, Шамиль, который, как известно, был одним из инициаторов такого активного сопротивления русскому влиянию, когда побывал в России уже в плену, то написал письмо искреннее, потому что другим человеком не мог быть, такой человек не мог иного письма написать, о необходимости дружбы и совместной жизни кавказских и российских народов. Это очень серьезная заявка на то, что нужно делать на Кавказе. Во-первых, надо перестать врать, в том числе внутри своей страны, и решать проблемы и социальные, и политические внутри своей страны таким образом, чтобы не создавать, по крайней мере, на окраине своей империи или государства проблем других, в каких-то странах и регионах.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Лион, но ведь проблема, согласитесь, перестали врать, и, а дальше?

СЛУШАТЕЛЬ ЛИОН – И вы знаете, что, в любом случае, одна из проблем России, в том числе на Кавказе, это в том, что институциональные институты такие, которые соответствуют новым реалиям жизни, у нас в России специфические могут быть.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Например?

СЛУШАТЕЛЬ ЛИОН – Например, у нас прошла приватизация. Это исключительная совершенно мера, которой не было в истории человечества как таковой, равно как и национализации, которая прошла до этого в 17 году. Когда, тем не менее, приватизация прошла, то действия, организационные действия людей, которые выросли вне условий частной собственности, в ослабленных условиях частной собственности, могут быть иные, нежели в странах, где частная собственность развита.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Понял, Лион, спасибо большое, я просто хочу дать и другим высказаться. Т.е. системный кризис, потому что условия новые, а люди старые, собственно говоря, но что, мы будем ждать, пока вырастет поколение, которое может действовать в новых условиях, используя довольно эффективный инструмент частной собственности для управления государства, между прочим, они начнут на Северном Кавказе, прежде всего, прекратить стрельбу, прекратите стрельбу, первое, что надо сказать. Это все правильно, что вы говорите, с моей точки зрения, я полностью вас поддерживаю. Только, знаете, это такой бег против времени, кто быстрее пробежит, пока вырастет это новое не поротое поколение, которое сможет в условиях новых находить новые инструменты, не только, условно говоря, силовые и приказные, а используя инструменты, в том числе, безусловно, и собственность, и наводить там порядок, делай раз, не стрелять, делай два, не похищай людей, делай три, не торговать оружием, наркотиками, паленой водкой и т.д., создавать там рабочие места и прочее. Но первое условие, как вы сказали, это другие люди в новой системе, так быстро люди не рождаются, выяснилось. Поэтому теоретически вы правы, но практически события развиваются быстрее. Вы слушали Лиона из Москвы, слушаем следующего нашего слушателя.

СЛУШАТЕЛЬ ИГОРЬ – Хочу сказать, пора прекратить политику Троцкого на Северном Кавказе.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Так, пошел вон, политика, Троцкого в 40 году ударили ледорубом по голове, и поэтому это уже неинтересно, не засорять эфир, Игорь. Когда вы научитесь говорить в эфир так, чтобы вас понимали, нормально, тогда будете говорить в эфир.

СЛУШАТЕЛЬ ВЛАДИМИР (Москва) – Я чеченцев знаю очень давно.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Мы говорим о дагестанцах.

СЛУШАТЕЛЬ ВЛАДИМИР – Приблизительно одно и то же.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Да? И ингуши тоже, подождите секундочку, и осетины тоже?

СЛУШАТЕЛЬ ВЛАДИМИР – Нет, Северный Кавказ, мусульмане, у них сложная ситуация, у них с женщинами сложная ситуация, пока не женится, он не может к ней приблизиться, потом, у них всегда это было, красть людей, они ездили на заработки, у них маленькие посевные площади.

А. ВЕНЕДИКТОВ – И что делать-то, Владимир? Мир изменился, делать-то что?

СЛУШАТЕЛЬ ВЛАДИМИР – Что делать?

А. ВЕНЕДИКТОВ – Да, дайте совет Путину Владимиру Владимировичу.

СЛУШАТЕЛЬ ВЛАДИМИР – Не знаю, создавать какие-то рабочие места, заинтересовать их в чем-то.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Да все правильно вы говорите, только как? Почему же не создают, почему же не заинтересовывают?

СЛУШАТЕЛЬ ВЛАДИМИР – У них свои понятия, сразу создают винно-водочные заводы, и все.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Это какой-то, вы в какую-то тоску меня вогнали, Владимир. У всех свои понятия – у всех свои понятия, ну и что теперь? И слово всегда, я себе представляю, как, скажем, люди, которые живут в Чечне, говорят, а у русских, всегда они приходили нас завоевывать, что за разговор? Знаю я их, русских, говорит какой-нибудь чеченец, только приходит, зачем так?

СЛУШАТЕЛЬ САМУИЛ – Я все расскажу, если вы согласитесь, что последние сто лет, например, в Петрозаводске живут хуже, чем в Хельсинки люди.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Наверное, живут хуже, да, наверное.

СЛУШАТЕЛЬ САМУИЛ – Я инженер, у меня плохое советское гуманитарное школьное образование, но я подумал, что последнюю тысячу лет на территории России действует два фактора постоянно, территория и православие. Я уверен, что кто-то до этого до меня додумался, так что, я думаю, когда эта мысль мне пришла в голову, я перестал переживать за все рассуждения политологов, они бессмысленны, пока эти две, два этих фактора действуют, здесь ничего не будет происходить хорошего.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Вы знаете, я по первой позиции с вами соглашусь в том смысле, в смысле фактора протяженности территории, отсюда условно дороги.

СЛУШАТЕЛЬ САМУИЛ – Не только дороги, какие дело Москвы до Владивостока?

А. ВЕНЕДИКТОВ – Я понимаю, да, но есть и другая история. С точки зрения православия, вы меня простите, на протяжении последних 70 лет, за исключением последних, может быть, 5-7 лет, никакое православие нигде не действовало просто, его не было, не было церкви как института, это было частью государственного аппарата, помните?

СЛУШАТЕЛЬ САМУИЛ – Опять же, православие начинает действовать и сдерживать все.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Нет, подождите, не было его. И чего?

СЛУШАТЕЛЬ САМУИЛ – Нет, я же говорю не в смысле, что верили во что-то, а то, что православная этика, она оставалась.

А. ВЕНЕДИКТОВ – А, в этом смысле, я понимаю.

СЛУШАТЕЛЬ САМУИЛ – Конечно.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Все, понял, теперь понял, спасибо. Но эти два фактора, согласитесь, Самуил, они в известной степени объективно являются неким промежуточным итогом исторического развития нашей страны. Знаете, это все равно, что сказать, шел дождь, и пока идет дождь, в нашей стране ничего не будет. Можно, конечно, поднять самолеты и разогнать тучки на 5 минут, можно раскупить зонтики, но от этого дождь не прекращается. Опять же, читайте «Гадкие лебеди», там постоянно шел дождь. Такой есть объективный факт, мы с вами живем все в условиях некоего существования объективных факторов, в том числе, территорий, в том числе, то, что Самуил называет православной этикой, это факт. Ну и? Констатировали, дальше, следующий шаг? Что делать?

СЛУШАТЕЛЬ ГАРРИ (Химки) – Я очень бы хотел высказаться по одному поводу, насчет того, что вы высказываете. Во-первых, я бы очень посоветовал, чтобы… Россия начала вносить политику, Россия для русских, часто эти все группировки, Москва для русских, Россия для русских, надо определиться, что Россия вся эта – такая большая и очень хорошая страна. И эта политика, она противоречит всем остальным народностям 97 национальностей, которые проживают, как я знаю, может, ошибся на 2-3 плюс-минус, первый шаг должен быть этот.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Но мне кажется, извините меня, пожалуйста, можно как угодно критично, Гарри, относиться к тому, что делает российский президент и российское правительство, но они такой лозунг, по-моему, не выдвигают, как мне кажется.

СЛУШАТЕЛЬ ГАРРИ – Нет, вы послушайте, к остальным всем национальностям здесь относятся очень плохо.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Кто?

СЛУШАТЕЛЬ ГАРРИ – Русские.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Нет, ну что вы, существует какая-то шпана, подождите.

СЛУШАТЕЛЬ ГАРРИ – Я родился в Свердловске, играл в водное поло, разъезжал по всей стране, играл в сборной даже, участник пяти спартакиад народов СССР. Я с 67 г. начал, до 67 г. отношение было русских к нацменьшинству изумительное, но после 67-69 гг. оно стало нарастать в сильно националистическом таком.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Гарри, я не знаю, с кем, вы меня извините, ради бога, спасибо, что вы позвонили, вас все услышали, вы были в прямом эфире. Очень жалко, что вы так думаете, мне кажется, что это не так. Я понимаю, что вы сталкивались с проявлениями такого отношения, но мне кажется, что абсолютное большинство народа совершенно это не имеет в виду. Мне так кажется, во всяком случае, масса людей звонит и сейчас звонит, масса людей, я не думаю, что это требование, оно невозможно, оно невозможно в стране, где все переплетено, где межнациональные браки, где как только начинаешь, помните, это еще Карамзин писал в 18 веке, в 19 веке, простите, в начале, поскреби любого русского, обнаружится татарин. Уже тогда все было перемешано, а русские цари, которые немцы на самом деле? А возьмите любой известный род и поскребите его, что называется, мне кажется, что это невозможно. Есть экстремистские группы, которые пытаются, действительно, поссорить людей и граждан России, есть такие экстремистские группы и среди русского народа, есть такие экстремистские группы, согласитесь, и у других народов, извините меня, «русские, вон из Чечни» или «русские, вон из Дагестане» или «русские, вон из Татарстана», есть такие настроения, их очень мало. Но, конечно, есть угрозы, есть, в чем я согласился бы, что есть угрозы и опасность роста этих настроений, потому что когда людям живется не очень хорошо, они ищут врага, прежде всего, в соседе. В соседе, который не похож на тебя, я не знаю, цветом волос, дедушкой и формой носа. Это, к сожалению, существует. Мы не единственная страна, которая это проходила, но поскольку мы страна многонациональная, для нас это огромная угроза, потому что масса смешанных семей. И каково должно детям себя ощущать в нашей стране? Поэтому, Гарри, я бы не стал так пессимистично смотреть на вещи, повторяю, я за многое критикую правительство и президента, мне кажется, что они не являются проводниками этих настроений. Другое дело, что власть не препятствует достаточно жестко этим организациям, не настроениям, организациям, которые пытаются по национальному признаку избивать и убивать, вытапливать, выталкивать, вытравливать. Здесь, конечно, власть должна занять, в этой позиции, потому что это угроза для России, угроза, о которой говорил глава администрации Дмитрий Медведев, угроза распада России, она, прежде всего, лежит в этом факторе, факторе выталкивания, чего одной рукой творить угрозу, а другой рукой эту угрозу, собственно говоря, или не препятствовать этой угрозе, а другой рукой эту угрозу поощрять. И здесь, мне кажется, и здесь я с вами абсолютно солидарен, что власть, президент, правительство, должны занимать более жесткую позицию в этом вопросе. Но я бы, повторяю, знаете, люди, соседи, ваши соседи, неужели вы уже, сколько, 30 лет, 35-37 лет чувствуете постоянно себя чужим? Не верю. Но мы вернемся в студию после новостей.

НОВОСТИ

А. ВЕНЕДИКТОВ – Еще раз, Гарри, спасибо, что вы нам позвонили, я думаю, что это важный разговор, и мы его будем поднимать в наших программах, прежде всего, в дискуссионных программах.

РЕЗУЛЬТАТ ИГРЫ

А. ВЕНЕДИКТОВ – Такое сомнительное название, у нас обычно «Ищем выход», а тут «Выхода нет», но, тем не менее, мы видим на примере некоторых событий, которые в нашей стране происходят, что убивают и раскрывают, убивают и раскрывают. Не только у нас в стране. О расследовании теракта в Лондоне гл. редактор сайта «Агентура.Ру» Андрей Солдатов, потом мы вернемся снова к вашим звонкам уже по теме Лондона.

А. СОЛДАТОВ – Прошло чуть больше недели после взрывов в Лондоне, и вот результаты расследования, установлены личности смертников, изготовители бомб и непосредственные организаторы терактов. Подозреваемые в изготовлении взрывных устройств уже арестованы в Египте, кроме того, в Пакистане арестованы подозреваемые в связях с лондонскими бомбистами. Конечно, пока сложно судить о том, насколько правильно ведется расследование, тем более что британская пресса и британская полиция разошлись во мнениях, кого считать организатором, полиция упоминает 30-летнего пакистанца, а пресса – 47-летнего сирийца, засвеченного на прошлогодних взрывах в Мадриде. Однако то, что можно обсуждать сегодня, это, во-первых, скорость, с которой ведется расследование и становятся известны новые факты, а, во-вторых, глобальность этого расследования, т.е. проведение арестов на территории третьих стран. Это действительно интересно. Понятно, что после каждого теракта такого уровня нет недостатка в публичных предложениях помощи от других стран, следуют всякого рода громкие заявления о том, что надо теснее сплотить ряды и прочее. Все это мы видели много раз. Однако раньше ценность этих заявлений была, прямо скажем, не очень велика и они часто имели спекулятивный оттенок. Вспомним, например, как после 11 сентября в ФСБ утверждали, что в Чечне найдены сидиромы с авиасимуляторами «Боинга». Т.е. все-таки раньше в международном сотрудничестве в борьбе с терроризмом было больше политики, чем дела, а сейчас мы видим уже отработанную технологию, потому что спустя всего неделю провести аресты на территории Пакистана и Египта, т.е. стран, которые традиционно служат убежищем для террористов, это уже налаженная технология. После 11 сентября половина наших политиков все удивлялась, зачем Великобритания так отчаянно поддерживает США, ради этой технологии. Было понятно, что Штаты начнут давить на правительства, в том числе Пакистана и Египта, всей своей мощью, и вопрос был только в том, участвовать в этом или нет. Британцы выбрали участие, принимая на себя риски вроде терактов. А теперь США просто пришло время расплачиваться за помощь. Можно, конечно, обсуждать, все ли правильно США делают в Ираке, но сегодня это единственная страна, которая строит глобальную мировую систему отлова террористов. А при нынешней свободе передвижения по миру каждая страна, стоящая перед проблемой терроризма, должна думать о том, как ловить своих террористов на территории других стран. А уж для нас это более, чем актуально. Как ни грустно, но вариантов всего два, построить свою систему давления на страны, где укрываются террористы, нельзя, у нас просто нет для этого ресурсов. Поэтому можно или пытаться смирить амбиции и вскочить на американский поезд, или устраивать акции, как ликвидация Яндарбиева в Катаре. В Европе есть страна, которая боролась со своим местным сепаратизмом в одиночку очень жестокими методами, включая эскадроны смерти, из-за этого соседние страны отказывались выдавать сбежавших на их территорию террористов. И тогда спецслужбы получили разрешение на зарубежные ликвидации. Это была Испания эпохи режима Франко. Как известно, Коудильо при всей своей жестокости так и не смог победить терроризм, и перелом к лучшему произошел только в 90-е гг.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Андрей Солдатов, гл. редактор сайта «Агентура.Ру». Итак, мы говорим о том, что происходило в Лондоне, давайте сменим тему, что на вас произвело, что на вас не произвело впечатление по раскрытию или, вернее, по действиям как спецслужб, так и прессы в Лондоне. У нас есть еще 6 минут, мы с вами на эту тему по телефону сможем поговорить, если у вас есть какие-то мысли по этому поводу, что нам взять у них, что нам у них не надо ни в коем случае брать, звоните пожалуйста.

СЛУШАТЕЛЬ НИКОЛАЙ – Мне хотелось бы сказать, что какие бы меры Москва ни предприняла по поводу всей политики на Северном Кавказе, они в любом случае окажутся только тактическими. Только я думаю, что в стратегическом плане, не только Москва, но и весь мир свою политику по отношению к мусульманскому миру, грубо говоря, профукали.

А. ВЕНЕДИКТОВ – А какая должна была быть политика, с вашей точки зрения, раз уж подняли такую серьезную тему, что значит профукали, а кто не профукал? Если все профукали, значит, объективная реальность, данная нам с вами, Николай, в ощущении и не зависящая от нашего сознания, а какая должна была быть политика и когда она должна была быть по отношению к мусульманскому миру тогда?

СЛУШАТЕЛЬ НИКОЛАЙ – Как известно, стратегию продумывают заблаговременно.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Еще, в общем, не конец мира.

СЛУШАТЕЛЬ НИКОЛАЙ – Я думаю, что Европа в том числе, Америка, а Россия в других проблемах была погружена, одни в самодовольстве купались, так скажем.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Хорошо, все плохо, а чего надо было и когда делать, когда, где точка, прошли точку невозврата, скажите пожалуйста? Да, ваша точка зрения.

СЛУШАТЕЛЬ НИКОЛАЙ – Моя позиция, не позиция, а ощущение, что через 10 лет, где-то буквально на этом промежутке времени.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Понятно, при нашей с вами жизни еще?

СЛУШАТЕЛЬ НИКОЛАЙ – Да, все наши разговоры на эту тему и обсуждаемые меры будут казаться детским лепетом.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Но мы пока ничего не обсуждаем, я вам задаю вопрос, вы почему-то не отвечаете, когда, с вашей точки зрения, это наши ощущения, давайте назовем это предположениями, когда была пройдена, если вы считаете, что все так плохо, точка невозврата?

СЛУШАТЕЛЬ НИКОЛАЙ – Возможно, ее и не было.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Здесь я как раз бы с вами, здесь я бы с вами бы и согласился, т.е. Юг победит Север, так, грубо говоря, абсорбирует его?

СЛУШАТЕЛЬ НИКОЛАЙ – Если говорить о жизнеспособности на данный момент, жизнеспособности, то выходит, что Азия, в общем-то, сильнее, чем все эти цивилизованные, наши цивилизованно развитые страны.

А. ВЕНЕДИКТОВ – А вопрос, скажите мне, Николай, а давно вы это почувствовали? Вы лично, когда узнали, что, что заставило вас над этим задуматься?

СЛУШАТЕЛЬ НИКОЛАЙ – Я достаточно пожил, мне уже за 40.

А. ВЕНЕДИКТОВ – О боже мой, старец, у дедушки ревматизм.

СЛУШАТЕЛЬ НИКОЛАЙ – Я понял тогда, когда общался с мусульманами, можно сказать, даже в армии, что их устои жизненные намного сильнее и крепче, чем то, что…

А. ВЕНЕДИКТОВ – Понял, Николай, спасибо большое. Но надо вспомнить тогда, есть же такая теория о пассионарности народов, я думаю, что многие наши слушатели читали Льва Николаевича Гумилева, некоторые, может быть, слышали об этой теории, не читая, но почитайте. Есть теория о том, что на определенном этапе времени определенные народы, определенные цивилизации, определенные, я хочу говорить слово империи, все-таки народы, они являются молодыми, они являются агрессивными, они являются экспансионистскими, т.е. экспансия, и они, естественно, завоевывают, как, условно говоря, 7-й век, халифат, уж коли начали говорить. Вот пришла, были какие-то кочевники, бедуины, язычники, исповедуя разрозненное, в течение жизни одного человека, в данном случае, Мухаммеда, одного, надо вам программу «Не так» про Мухаммеда провести, я попрошу Сережу Бунтмана, может быть, это мы сделаем. В течение жизни одного человека это скрытое в них, это младенчество и отрочество истории, оно взбурлило, они объединились, они завоевали, как вы помните, старые, они, во-первых, завоевали всю Северную Африку, они завоевали Испанию, они дошли до Франции. Их остановили во Франции уже в битве при Пуатье, Карл Мартелл их остановил только где, представляете себе, они пошли, одновременно они шли на Восток, главный противник Византийская империя, Малая Азия. Вот вдруг. Или вдруг откуда-то пришли турки-сельджуки и тоже покорили одно из древнейших государств Европы, Византийскую империю или как угодно, Восточно-римскую империю. И сидят там турки-османы в этой нынешней Малой Азии на брегах вокруг Царьграда уже, соответственно, достаточно давно, сколько, уже 600 лет почти, меньше, 550. Вот история, может быть, это так происходит, такие огромные тектонические движения масс? Или молодые варвары, остготы, вестготы, великое переселение народов, против римских мечей такие копья не очень, может быть, готовые, но, тем не менее, против римской машины. Интересная история, правда? К сожалению, наше время истекло в этом часе, мое лично, но мы все равно выходим в «Табель о рангах», я напомню вам, что Виктор Шендерович в отпуске, Антон Орех не в отпуске. И Максим Кононенко успел аж написать два сюжета и тоже ушел в отпуск, поэтому сначала «Табель о рангах», а затем «Как это было на самом деле».



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире