'Вопросы к интервью

Время выхода в эфир: 17 апреля 2005, 16:08

А. ВЕНЕДИКТОВ – Я перехожу к вашим вопросам, напомню, у микрофона Алексей Венедиктов, вы слушаете радио «Эхо Москвы», это прямой эфир, это моя авторская передача, я отвечаю на ваши вопросы. Михаил Лакшин из Самары говорит – «уважаемый Алексей Алексеевич, сегодня вторая годовщина гибели Сергея Юшенкова, почему никто, в том числе «Эхо Москвы», не вспомнило про этот день? Это был последний романтик российской демократии, кристально честный человек, жаль, что так быстро забывают таких людей, как Сергей Юшенков, память о Сергее Юшенкове живет в наших сердцах». Михаил Лакшин из Самары. Хорошо, что в Самаре тоже помнят Сергея Николаевича, сегодня утром друзья Сергея были на Ваганьковском кладбище, на его могиле, нас было много на челне, редки те политики, которым в такие дни на кладбище, когда политик уже ушел из жизни, приходят журналисты не выполнять свой профессиональный долг, а потому что считали этого человека своим другом. Были журналисты, были члены его семьи, Сережиной, были просто друзья, помянули Сережу. И ушел два года назад, действительно, это так, я для всех, для него, поставлю одну из любимых его песен, которую мы иногда спевали у него дома фальшивыми голосами, во всяком случае, что касается меня, кто-то пел фальшиво, кто-то не фальшиво, он ее очень любил.

ПЕСНЯ

А. ВЕНЕДИКТОВ – Два года прошло, как не стало Сергея Юшенква.

ОТБИВКА

А. ВЕНЕДИКТОВ – Алексей Венедиктов у микрофона, я отвечаю на ваши вопросы, пока Интернет, а вы будете на пейджер 974-22-22 для абонента «Эхо Москвы», потом телефон после новостей через 15 минут, 203-19-22. Геннадий из Москвы – «очень интересно узнать, читали ли вы роман Стругацких «Град обреченный»?» Читал. Катя Романова, студентка из Донбасса, гл. редактору – «объясните пожалуйста, какими принципами руководствуется ваш редактор, вымарывающий вопросы с сайта, заранее мерси». Да силь ву пле, Катя. Есть два ограничения по вопросам на сайт, я имею в виду не форум, а вопросы ньюсмейкеру или вопросы Латыниной, «Персонально ваш» и т.д. Во-первых, для того, чтобы уберечься от спама, который несколько месяцев назад тому просто выбивал нормальных спрашивающих. Теперь вы можете задать одному объекту один вопрос бесцензурный, что называется, который сразу ложится на сайт. Естественно, если там появляется мат, мы его потом чуть позже вычистим, но, тем не менее, первый вопрос с одного IP вы можете задать сразу. Второй вопрос попадает сначала к редактору. Спам прекратился, если вы обратили внимание, это было главное. Я посмотрел тут вопросы, у нас должна была быть Юлия Тимошенко, я посмотрел вопросы, которые пришли, я готовился, естественно, к эфиру, будучи на форуме в Лондоне. Я, естественно, смотрел. Просто, Катя, как вы хотите, чтобы после этого, может быть, Тимошенко и не приехала в страну и не пришла к нам на «Эхо»? это что, способ отпугнуть, что ли? Мы не можем позволить, даже если этот человек не нравится нашим слушателям, оскорблять наших гостей. И мы будем дальше вычищать это дело, вот и все. Если вы можете сформулировать жесткий, четкий вопрос, никто вас редактировать не будет, посылайте. Александра Авдеева, студентка-библиотекарь из Москвы: «Здравствуйте, Алексей Алексеевич, как по-вашему, назвать журналиста хачиком, эфир Ганапольского с Киркоровым, это нормально или требует порицания?» Требует порицания, порицаю. Хотя, если я правильно помню, это производная от знаменитого имени Хачатур, по-моему, типа богатырь и т.д. Порицаю. «Где и когда будет проведен чат с вашим участием?», спрашивает Виктор из Москвы. Я думаю, на нашем сайте мы это организуем, чего далеко ходить-то? Это я все по Интернету пока. Алла Славина из Лос-Анджелеса предлагает поговорить о жизни после смерти, хиромантии, ясновидении, общении с душами усопших, судьбе, талисмане, паранормальных явлениях. «Аномальную территорию, Ларри Кинг не обходит своим вниманием эти явления, не все материально в этом мире». Хорошая мысль, нужен хороший ведущий. Это, конечно, ночной эфир, если он будет. Мысль неплохая. Этой темы у нас, действительно, нет. Сандра из Литвы – «у меня к вам маленький вопрос, не страшно ли жить в России? В Литве опасаются непредсказуемого большого восточного соседа, спасибо». Мне не страшно, я думаю, да и вам опасаться нечего, честно говоря. Так, это тоже опять Петр из Москвы спрашивает по редактированию вопросов, не мешало бы доделать страничку сотрудников. Согласен с вами. Одинцов из торговли из Самары, Самара очень активна, задает вопрос. «Путин свои повышением в полтора раза базовой доходности разорит в течение 1-3 месяцев от 5 до 10 предпринимателей по всей стране. Почему вам это неинтересно?» Мне это интересно, я не понял ничего, уважаемый господин Одинцов, но вы мне дали тему, я попробую организовать эфир со знающими людьми, здесь я вам ничего не могу сказать. Анна, любознатель, Москва, «как вы относитесь к озвученной вчера в программе «Постскриптум» версии дипломата Фалина о том, что Рузвельт и Черчилль не были союзниками СССР в войне, это что, попытка приравнять западные страны к фашистским?» Я не слышал и не видел «Постскриптума», не слышал, что там говорил Фалин, но не были союзниками, так считает дипломат Фалин, это его точка зрения, которая расходится с точкой зрения товарища Сталина, например. Что у нас тут еще было интересного в Интернете. «Навсегда ли прекратилась трансляция «Эха» со спутника «Ямал»?» Идет, на спутнике, мы сидим на спутнике «Ямал», это не так, что-то у вас, видимо, не точно. А, вот мне переводят, спасибо, говорят хачатур в переводе с армянского означает крестодар, когда дарят крест, говорят, спасибо большое. Так, «правда ли, что вы в скором времени будете выходить на Украине?» Ирина, мы пытаемся выйти на Украину, мы исследовали рынок и поняли, что там нужно делать два «Эха», надо ретранслировать «Эхо Москвы», почему надо, потому что есть спрос на эту информацию, есть спрос на такой формат, есть спрос на новости и комментарии из Москвы, на разные. И есть спрос на «Эхо» украинское, т.е. на украинском языке, но формата «Эха». И здесь, конечно, просто надо делать не нами, мы можем помочь, естественно, а людьми, которые там живут и будут делать такое же радио, только на украинском материале. Мне кажется, это правильно. Здесь мы готовы помочь, не безвозмездно, естественно, мы коммерческая организация, т.е. две радиостанции, первая – ретрансляция, второе «Эхо» на украинском языке, на украинском материале. Мне кажется, что это было бы правильно. Дальше что у нас здесь, два, берлинская операция, наизусть, понимаете, что за передача наизусть, почему ваши сотрудники при передачах передают скороговоркой, глотают слова – Владимир, чтобы вы больше услышали, это типа почему у вас такие большие уши. Так, Марат из Казани, пришлите ваши выходные данные, телефон и т.д. Можно ли пригласить – можно. Борис Стругацкий – Геннадий, это, видимо, вы, вы тот же самый Геннадий, мы планируем такой проект с газетой «Известия», где мы будем приглашать людей, которые во многом опередили 20 век, и как они видят 21 век, как они, вокруг этого развернуть дискуссию наших слушателей, читателей «Известий». Одним из кандидатов является Борис Натанович Стругацкий, т.е. мы хотели бы с ним сделать такое интервью и т.д. Так, дальше, будет ли «Эхо» вещать в Брянске – мы бы хотели, естественно. Так, Сергей Михайлович спрашивает, создателям, мастерам рубрики «Великая отечественная», вряд ли кто понял, какое отношение к войне имел ваш очередной герой, а в чем, собственно, героизм, это изделие финансируется на бюджетные деньги. Сергей Михайлович, такое впечатление, что вы в первый раз включили «Эхо Москвы». А в чем, собственно, героизм, работал во время войны, а мы считаем, что он герой, а вы так не считаете, вот и вся история. Так, планируете ли вы пригласить на «Эхо» руководителей других государств, которые будут в Москве в день Победы? Да, Борис, там очень плотный график, чрезвычайно плотный график у руководителей государств, сейчас не буду опережать события, поскольку ответов нет. Боюсь сглазить, но мы приглашаем. Так, дальше что у нас на пейджере, вы так и не ответили, почему 17 апреля в передаче «День войны» ни слова нет о Берлинской, я не знаю, я не веду эту передачу. Так, пошли дальше, как узнать, получили ли вы письмо. Не знаю. Ольга Николаевна – каким образом в ночь объявления о смерти римского папы на всю площадь заиграл израильский гимн, чем вы это объясните. Я это даже не понял. Так, «Алексей Алексеевич, если вы в координатах Владимира Соловьева городской сумасшедший, то кто же он в ваших координатах?» Журналист. Да, когда начнем вещание в Израиле, пробуем, пробуем. Расшифруйте ваш термин – слушайте радио, остальное видимость. А чего расшифровывать, слушайте радио, остальное видимость. Передали ли вы списки кандидатов в общественную палату – передал. Это просто то, что идет. Ответьте, почему убрали, понятно, почему убрал, скажем, каприз. Потому что объяснять, почему я убрал один проект и поставил другой проект, невозможно, просто невозможно, каприз, считайте – все каприз. Кстати, о капризе. Вы знаете о том, что у нас будет с понедельника, у нас будет новая программа, и просто хочу сказать, о чем она сначала.

ОТБИВКА

А. ВЕНЕДИКТОВ – Да, «Казематы власти» не пошли, этот наш проект не удался. Можно, конечно, долго говорить, почему, по разным причинам. Мы попробуем в понедельник вечером сделать другое. Поскольку сейчас возникли новые программы телевизионные, на уик-энде, т.е. на субботе и воскресенье, многие наши слушатели их смотрят, потом спрашивают, и тянуть это до следующей субботы, до Ирины Петровской невозможно, мы прямо в понедельник вечером с 22 до 23 в программе «Ящик» у Ксении Лариной будем обсуждать эти программы с таким круглым столом телекритиков. Включая Ирину Петровскую, когда она, естественно, сможет быть. А передача Ирины Петровской «Человек из телевизора» остается просто на своем месте в субботу в 11 часов. Ксения Туркова еще болеет, Илья, она попала в ДТП, возвращаясь со своего эфира с НТВ, была в больнице, сейчас все более или менее налаживается, поэтому она не ушла с «Эха», как просит Геннадий, передайте ей здоровья и успеха, я думаю, ей приятно будет это. А где Изюмская – Изюмская ушла с радиостанции, ушла на другую радиостанцию, она делает карьеру. Так, пошли дальше. Власть должна – должна и должна, нет ли, пригласить того, пригласить сего, это я вижу, передайте пожалуйста, все передам. Ну что, здесь уже все просто, дальше, 203-19-22, я думаю, надо переходить к телефонным звонкам, а то опять скажут, что не уделяю достаточно времени телефону. Пришло время. Если какой-то интересный вопрос или мнение появится у нас на пейджере, 974-22-22 для абонента «Эхо Москвы», то я постараюсь ответить, напомню, у микрофона Алексей Венедиктов, программа «Без посредников», где я отвечаю на ваши вопросы. Алло, здравствуйте, вы в прямом эфире.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА ЛЮДМИЛА МИХАЙЛОВНА – Я хотела бы в преддверии этого дня Победы, сейчас опять начали муссировать тему Сталина, просто хотелось бы, знаете, пригласить Татьяну Ваксберг, это на «Свободе», чтобы она рассказала об отце и вообще передачу о Аркадии Ваксберге, он очень много как раз пишет об этом. Хотелось бы.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Я понимаю, что если у человека есть микрофон на «Свободе», я, честно говоря, думаю, что там можно использовать. Мы будем приглашать много разных людей, и не один Аркадий Ваксберг много пишет, хотя он тоже много, просто не надо звонить в эфир и говорить – пригласите того-то и того-то, пришлите на пейджер лучше. Потом я это распечатываю и смотрю. У нас каждая семья имеет отношение к Великой отечественной войне, что, кстати, и доказывает наша программа «День войны». И люди рассказывают о своих отцах, своих дедах, могут рассказывать часами, а мы даем только три минуты. И мы дали больше, чем все, согласитесь, больше, чем все радиостанции, мы 2.5 года уже ведем этот проект, поэтому я думаю, что в этой войне все равные. 203-19-22, алло, здравствуйте, вы в прямом эфире.

СЛУШАТЕЛЬ АНДРЕЙ – Скажите, а у вас не было мысли сделать какую-нибудь передачу, посвященную 300-летию Петергофа или цикл передач?

А. ВЕНЕДИКТОВ – Петергофа?

СЛУШАТЕЛЬ АНДРЕЙ – Да.

А. ВЕНЕДИКТОВ – А как вы себе представляете передачу, посвященную 300-летию Петергофа?

СЛУШАТЕЛЬ АНДРЕЙ – Может быть, в программе «Не так»?

А. ВЕНЕДИКТОВ – А что там не так? Программа «Не так» – это не так.

СЛУШАТЕЛЬ АНДРЕЙ – Вопросы, которые, действительно, имеет смысл обсудить.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Я понимаю, Андрей, я вам могу сказать, что, конечно, у нас на параллельной радиостанции есть целый час каждый день, который посвящен музеям, может быть, вашу идею, я имею в виду радио «Арсенал», я передам туда Ксении Басилашвили, потому что, на самом деле, у нас каждый день масса интереснейших событий и юбилеев. И мы просто, если мы только будем работать по юбилеям, кстати, мы просто задохнемся, я хочу вам сказать, что очень легко построить радиостанцию целиком на юбилеях, на каких-то событиях, на датах. Мы смотрим каждый день, к «Ну и деньку» готовимся, а каждый день порядка сейчас около 120-180 круглых дат, это только круглых дат. Что касается Петергофа, наверное, это интересно, я очень люблю сам лично это место. И когда приезжаю в Петербург, всегда пытаюсь там на полдня хотя бы вырваться в Петергоф просто побродить. Но при этом передача, посвященная 300-летию, я плохо, я честно говоря, плохо себе это представляю, как это сделать. Но, может быть, Ксения Басилашвили представляет себе лучше. 203-19-22, алло, здравствуйте, вы в прямом эфире.

СЛУШАТЕЛЬ ВЯЧЕСЛАВ – Я бы вот что хотел предложить «Эху Москвы», сейчас передачи о каждом дне войны, да?

А. ВЕНЕДИКТОВ – Да.

СЛУШАТЕЛЬ ВЯЧЕСЛАВ – Теперь будет передача о тех, кто был в тылу, а неплохо было бы сделать передачу о тех, кто был в оккупации.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Я вам отвечу на это. В этих передачах, которые о каждом дне войны, там воспоминания внутри людей, которые были и на фронте, и в тылу, и в оккупации, и были угнаны в Германию, если внимательно слушать. Вы вообще меня подталкиваете к мысли издать книгу с этими воспоминаниями, это, конечно, не наше умение издавать книги, но, тем не менее, я над этим подумаю, издать книгу, потому что если внимательно слушать, не пропускать, то у каждого человека, у каждой семьи была совершенно своя отдельная судьба. И здесь миллионами не померяешь, честно говоря, поэтому то, что вы сказали, ваш звонок очень ценен в том смысле, что, видимо, вы попадали на отдельные передачи. В общем, мы об этом подумаем. Сейчас в Москве 16:30, я вернусь в студию через 5 минут.

НОВОСТИ

А. ВЕНЕДИКТОВ – 16:35, у микрофона Алексей Венедиктов, это авторская программа «Без посредников», я отвечаю на ваши вопросы. Меня спросили, как я отношусь к переименованию Волгограда в Сталинград и к установке памятника Сталину. Разведем два вопроса. Как называться городу, пусть решают жители города. Я думаю, что этот вопрос, вопрос о Волгограде и Сталинграде, это вопрос жителей города. И мне представляется, что если есть инициативная группа, пусть они выносят на референдум, пусть стороны, сторонники и противники переименования там и выясняют отношения, убеждая большинство жителей этого города в том, что надо жить в Волгограде или в Сталинграде. Пока я житель Москвы, в Москве вопрос о переименовании Москвы в г. Сталин не стоит, то этот вопрос меня, конечно, скорее, интересует как академический. Если вы мне зададите вопрос, как бы я проголосовал, если бы я был жителем этого города на Волге, я бы сказал так, я бы остался дома в этот день, потому что, с одной стороны, я понимаю нежелание многих людей, чтобы этот город носил имя Сталина. С другой стороны, Сталинград уже с фамилией Сталина в моей голове, во всяком случае, не вяжется. Он связан с войной, с 42-43 г. Что касается памятника Сталину, я против, потому что, в Москве во всяком случае, потому что Сталин привел страну к поражению, а не к победе. К победе привел народ, это моя точка зрения. Сталин привел к тому, что вся советская армия, на 1-й день войны, на 22 июня 41 года, она практически была уничтожена. И так он отвечал за подготовку к войне, это же не новый человек, который пришел на верховного главнокомандующего, правильно? Численность советской армии была 5 млн., в Великой отечественной войне военнопленных только было 5 млн., советских военнослужащих, вся армия практически. И пришлось все делать заново. Поэтому я против. Об этом можно много говорить и долго можно говорить, но вы спросили мою точку зрения, я ее изложил. «Ко дню Победы выпущена медаль, на которой изображен орден Победы, а в центре не Спасская башня, как на ордене, а профиль Сталина, ваше отношение к этому?» Мария Гавриловна, кем выпущена, кому вручается, кто хочет носить ее? Мое отношение отрицательное, еще раз повторяю, потому что Победа – это победа моих двух дедов, которые воевали, прежде всего, их товарищей, которые полегли сначала от латвийской границы до Москвы, а затем от Москвы до Берлина. И кстати, еще, между прочим, немножко в Японии. Не в Японии имеется в виду, в борьбе с Квантунской армией. Их товарищей эта победа, прежде всего. Поэтому против. Мое отношение – против. Так, что дальше, «некоторые ведущие говорят – город Пэрмь, надо говорить, есть город Пермь», говорит Николай. Хорошо, Николай, если это самое главное, что вас волнует, будем считать, что и волнует. Так, непонятно, Дарья Федоровна, что-то, хочется знать, за сколько серебряников вы продали будущему мужу «Территорию Амалии». Дарья Филипповна, я мужчина, у меня нет будущего мужа. Я что-то не понял ваш вопрос, почему серебряники, у нас валюта не ходит, у нас только рубли российские, мы доверяем. Я понимаю, что весна, я понимаю, что обострение, я понимаю, что аптеки некоторые закрылись в городе, но нельзя же так прямо сразу. 203-19-22, да, еще спросили, сколько Киркоров заплатил за приход в эфир. А они между собой как-то платятся, будущий муж и Киркоров, все проплывает мимо, эх, само собой происходит. Бедные, бедные мои. 203-19-22, алло, здравствуйте, вы в прямом эфире.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА ГАЛИНА (Москва) – Я вот что вам хочу сказать, что мне ваши передачи нравятся, вообще радиостанция «Эхо Москвы».

А. ВЕНЕДИКТОВ – Это замечательно.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА ГАЛИНА – Она хорошо ведет передачи. И я не сомневаюсь, что день 9 мая вы отпразднуете и отметите с разных точек зрения, не только с какой-то однобокой, а с разных сторон.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Естественно.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА ГАЛИНА – И я поэтому с уважением отношусь к вашей передаче. Но у меня, вы, кстати, критику можете воспринять, можно вам?

А. ВЕНЕДИКТОВ – Вообще-то я человек нетерпимый к критике, как известно, если она, конечно, а можно подумать, вы терпимая к критике? А у вас голос очень резкий, у вас голос резкий, вам кто-нибудь говорил? И волосы у вас очень светлые, я отсюда вижу.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА ГАЛИНА – Алексей, ну ладно.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Что ладно?

СЛУШАТЕЛЬНИЦА ГАЛИНА – Давайте с вами договоримся, вещь, в общем-то, не такая уж кошмарная.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Давайте, я пошутил, давайте.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА ГАЛИНА – Все ладно, хорошо, принимается.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Давайте критику.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА ГАЛИНА – Критика вот в чем, понимаете, речь безупречная, однако в процессе, когда идет предложение, без конца вставляются звуки А, Э. Это и для вас тоже характерно.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Характерно.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА ГАЛИНА – Будьте любезны.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Нет, Галина, извините, ради бога, если вы из Москвы, вы должны знать, что москвичи акают, а не окают, что когда я с вами разговариваю и одновременно читаю пейджер, одновременно смотрю вопросы по Интернету, которые лежат передо мной в бумагах. Естественно, я тяну гласные. И я, конечно, могу записывать и ваш вопрос, и свой ответ, это будет гладенько. По речи критика не принимается, она такая, какая она есть. 203-19-22, алло, здравствуйте, вы в прямом эфире.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА ТАМАРА – Вы знаете, меня так поразила передача, одно сообщение, как вы прокомментируете, в пятницу, кажется, Прошутинская вела, называется «Народ хочет знать».

А. ВЕНЕДИКТОВ – Да, есть такая передача.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА ТАМАРА – Есть такая передача, да? И там были Митрофанов, как всегда, и еще главный врач центра по борьбе со СПИДом. И он сказал, это его слова, он сказал, я, конечно, поименно не могу сказать, потому что они мне, депутаты, не давали разрешения на это, но многие наши в ГД России инфицированы СПИДом. И поэтому, а шла передача о лекарствах и сколько эти лекарства продлевают жизнь. Так вот, но если бы они захотели, эти депутаты, то это только личное их желание рассказать, что да, мы действительно, вопрос у меня такой. Вы знаете, во-первых, это меня сообщение, конечно, потрясло. Я не буду разбирать причину в этих всех, и ведь человек, знающий, что у него эта болезнь, он совершенно перестраивается на другой лад. Он неадекватно мыслит.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Скажите пожалуйста, Тамара, одну секундочку, а как вы думаете, ваш опыт жизненный как показывает, если человек знает, что у него рак, он тоже перестраивает жизнь, правильно?

СЛУШАТЕЛЬНИЦА ТАМАРА – Да.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Значит, человек, смертельно, секундочку, мы же с вами говорим о другом, почему, про рак-то может быть тоже, а человек, который тяжело и смертельно болен, он, действительно, я с вами абсолютно согласен, как раз разделяю вашу точку зрения о том, что человек абсолютно перестраивает свою жизнь. Это правда абсолютно всегда.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА ТАМАРА – Алексей Алексеевич, извините, конечно, но ведь известно медицински, что раковые клетки выделяют много ядов, интоксикация организма происходит.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Хорошо, я не буду про медицину, и что, Тамара?

СЛУШАТЕЛЬНИЦА ТАМАРА – Разрушается мозг.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Совершенно верно.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА ТАМАРА – Тяжелая болезнь, вы знаете, представьте, даже я, узнав, что это, например, у меня такое есть, то у меня мозги бы, как говорится, повернулись наоборот.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Абсолютно согласен с вами.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА ТАМАРА – И не то, что может, а адекватно ли человек этот мыслит?

А. ВЕНЕДИКТОВ – Вы знаете, на самом деле, спасибо большое за вопрос, на самом деле, про адекватность мыслей наших разных депутатов в разных историях мы с вами видим, когда принимаются некоторые законы, хочется ущипнуть себя и подумать, что там они, конечно, может быть, никто из них и не болен, но мыслят они точно неадекватно. Потом они эти законы иногда поправляют. Что касается конкретного случая, не верю, вы знаете, не верю этому врачу вашему, не верю. Если мне не изменяет память, есть закон, но это надо уточнить, здесь я не уверен, что если СПИД, если вы заразите кого-то этим, эта болезнь, как вы понимаете, определенной степенью передается, то тогда у вас наступает уголовная ответственность, если вы не предупредили. Поэтому я не верю этому врачу, депутаты просили не говорить, ля-ля-ля, ерунда. Может быть, там кто-то есть, здоровый, больной, но люди и о раке своем не сообщают, извините, есть люди, тяжело больные, наверное, во всех профессиях, не должны это делать. А все люди разные, а кто такой адекватный человек? Абсолютно здоровый, адекватный, а если сегодня у него грипп? А если у него просто повышенная температура, а он принимает решения? Я не думаю, что… это жизнь, Тамара, мы живем так, это во всем мире так, вы знаете, очень тяжело умирал президент Франции Миттеран. Все, что он хотел, это сейчас стало известно, все, что он хотел, это доработать свой второй срок и не умереть раньше. И 7 лет, послушайте меня, 7 лет он умирал от рака, 7 лет, и скрывал это. Он был адекватный, как вы себе представляете? При этом Франция при нем не развалилась, особых потрясений не было, решения принимались, видимо, судя по результату, вполне адекватные. Я бы не стал из этого делать какие-то далеко идущие выводы. А тем более депутаты, многое от них зависит, что ли? Давайте так честно, Тамара, от нынешнего состава что, если честно говорить, что от них такого принципиального для нашей жизни зависит? Им администрация президента внесла проект закона три дня назад, а два дня назад они его приняли, по политической реформе. А потом, когда закон оказывается, это же не мы внесли, внесите нам хороший, мы примем, неважно, здоровые, больные. Слушайте Максима Кононенко, там он правильно о некоторых из них говорит.

ОТБИВКА

А. ВЕНЕДИКТОВ – Мне тут говорили о том, что надо бы позвать в одну передачу Лимонова и Якеменко. Да хотели мы, Якеменко испугался, это же не на камеры государственных каналов вещать, не с девочкой, которая тебя облила из бутылки газированной водой, бороться, тут надо быть политическим борцом. И не шахматной доской сзади по голове бить, это прийти в студию, в прямой эфир, не в записанный, и без всякой подтасовочки схватиться с Лимоновым за правое дело, не хочет Василий, не хочет. Мы бы с удовольствием. 203-19-22, это телефон прямого эфира, слушаем следующий звонок.

СЛУШАТЕЛЬ БАЛАКИРЕВ (Москва) – Меня интересует вот какой вопрос, здесь несколько недель назад была передача Ганапольского, он каких-то депутатов привел и там против Украины такое понесли, что мне жутко стало.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Не избирайте их, товарищ Балакирев, не избирайте их в следующий раз, пусть они несут в следующий раз за Украину. «Об инфицированных депутатах ГД говорил Покровский, спрашивает Антонина Федоровна, ему не верите?» Не верю, я не верю, назовите фамилии. Это не врачебная тайна, СПИД – это очень такая штука важная. Не верю. Так, может, он и прав, но я не верю, я вам ответил. «Миттеран умирал от рака простаты, президент сам сообщил о своей болезни за 5 лет до кончины, не надо ничего придумывать». Саша, не так, действительно, Миттеран умирал от рака простаты, это верно. Ничего он сам не сообщал, и во всяком случае, извините, я слежу за французской политической жизнью внимательнее, чем вы, об этом стало известно буквально за год до его смерти, последний год его правления, об этом знал только очень узкий круг его ближних и его врачей. Так что, Саша, это сейчас кажется, что все тогда знали. Так, что дальше у нас, о СПИДе в Думе, понятно, Игорь, как всегда, весна у вас тяжелое время. 203-19-22, алло, здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ АРТЕМ – Вы знаете, у меня к вам такой вопрос. У вас есть передача, которая отсчитывает эти дни до Победы, и там ветераны рассказывают какие-то свои истории. Конечно, все это замечательно, но как гл. редактор объясните мне пожалуйста, почему так случилось или это подборка специальная, среди этих ветеранов попадаются люди преимущественно с еврейскими фамилиями?

А. ВЕНЕДИКТОВ – Не знаю.

СЛУШАТЕЛЬ АРТЕМ – Задумайтесь.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Ничего не задумаюсь, потому что это у вас просто в голове откладываются еврейские фамилии, Артем. Зайдите на сайт и посмотрите список просто. Я не знаю, может быть, дай мне пожалуйста список, сейчас посмотрю. Сегодня, может быть, конечно, Игорь Данилевский, вы считаете, что это еврейская фамилия, типа Александр Невский, завтра Евгения Петрова, я взял сегодня и завтра. Видимо, у вас на этом заостренный, Артем, такой болезненный вопрос, бывает. Ничем не могу вам помочь, кроме того, обращаю ваше внимание, что у нас не только ветераны, но и об ушедших рассказывают. Просто зайдите на сайт, видимо, у вас что-то в голове отложилось, бывают больные вопросы, знаете, 10 пальцев, когда у вас один болит, вы все время думаете, что у меня 1 мизинец. И все время дуете на него, остальные 9 – ничего не чувствуется и все в порядке. Но пальцев-то у вас 10 все равно. Болезненное явление, пройдет. Алло, здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА ЯНА – У меня два вопроса, месяца два тому назад был блистательный эфир Юлии Латыниной и Гарри Каспарова. Не могли бы вы дать Каспарову тоже час эфира хотя бы днем для нашего просвещения? Это первый вопрос.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Я думаю, что на постоянной основе, конечно, нет, а вообще мы зовем и Каспарова тоже, да.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА ЯНА – Спасибо, и второй вопрос. Мне очень интересно ваше мнение о новом замминистра культуры по СМИ Леониде Надирове, спасибо.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Спасибо, позову я Леонида Николаевича, пусть он, и вы составите свое собственное мнение, причем здесь мое мнение? «У вас есть собственность за рубежом?», спрашивает Святослав. К сожалению, нет, Святослав, к сожалению, добавлю я, к сожалению, еще раз – к сожалению. 203-19-22, это телефон прямого эфира, алло, здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА ЕЛЕНА АЛЕКСАНДРОВНА – Я хотела сказать единственное, что, у меня отец прошел всю войну и вынес абсолютное отвращение к войне и к Сталину. Мой отец был художник, он умер в 86 г., и эта ненависть к советской власти, более того, он еще ненавидел советскую власть, ему в 65 г. предложили вступить в члены партии, потому что ему тогда хотели предоставить звание заслуженного деятеля искусств, он отказался. Это когда к вам звонят эти все.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Они разные все, Елена Александровна, я понимаю, все разные.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА ЕЛЕНА АЛЕКСАНДРОВНА – И эти все выжившие рассказывают, как они любили Сталина.

А. ВЕНЕДИКТОВ – По-разному.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА ЕЛЕНА АЛЕКСАНДРОВНА – Как они якобы со Сталиным на устах ходили в атаку, так вот, мой отец, у него был досрочный выпуск летного артиллерийского училища Чугуева в 41 году.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Елена Александровна, я все понял, спасибо большое. Но есть люди, которые думают иначе. И спасибо за ваш звонок, еще раз повторяю, все разные люди. Игорь пишет – «спасибо за комментарий, я обожаю удаленную психиатрию, особенно в исполнении специалиста». Игорь, так про ваш диагноз и специалиста не надо, видно же. Дальше, хорошая реплика, к сожалению, не подписана. 203-19-22, это телефон прямого эфира.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА ТАМАРА (Москва) – У меня к вам такой вопрос, вы неоднократно на разные предложения ваших слушателей раньше говорили, что ваша радиостанция не музыкальная.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Не музыкальная.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА ТАМАРА – А говорильная, правда?

А. ВЕНЕДИКТОВ – Да.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА ТАМАРА – Разговорная.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Правильно.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА ТАМАРА – Но я хотела бы предложить, если можно, тем, кто работает днем, мы упускаем настолько много интереснейших эфиров, нельзя бы не в виде дайджестов, а повторять хорошо, блоками?

А. ВЕНЕДИКТОВ – Я понимаю, Тамара. Мы думаем об этом, у нас выходил дайджест, потом у нас возникли новые оригинальные программы. Действительно, и мы не знаем, кого потеснить, чтобы эти дайджесты небольшие вбивать, это всегда проблема, когда нужно 48, 72 часа, не знаю, нет пока решения. Пишет мне Лара – «я сама француженка, о болезни Миттерана, действительно, узнали очень поздно, его смерть была почти неожиданностью, правда, мне было тогда 17 лет, но толком о его болезни никто точно не знал». Это правда, да, это правда. Еще Наталья говорил – вышла книга Роя Медведева «Люди и книги», что читал Сталин, не читал, можно ли пригласить автора в эфир – думаю, нужно, Наталья, спасибо за идею. 203-19-22, это телефон прямого эфира, алло, здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ ВИКТОР (Москва) – Алексей Алексеевич, я 15 лет слушаю вас.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Хорошо, еще нет 15 лет.

СЛУШАТЕЛЬ ВИКТОР – Еще два часа когда было. Как вы собираетесь, или буклеты, или что-нибудь?

А. ВЕНЕДИКТОВ – Да, сейчас отвечу, буклеты, значки, для всех. Понял, спасибо, Виктор. Действительно, мы, наверное, сейчас сделаем так, чтобы, мы хотим сделать спецвыпуск, во-первых, газеты по истории «Эха». Я так понимаю, что одна из популярных газет готова с нами сотрудничать в этом, как приложение войдет, вы просто сможете получить. Будут значки, будут сувениры, будет передача, которую мы планируем, мы просто пока еще только обсуждаем, где мы будем вам раскрывать кухню «Эха», т.е. разные истории, которые не были видны при подготовке, проведении передач, т.е. то, чего не было слышно. Просто праздник и праздник, мы собираемся начать с 22 августа, потому что именно с 22 августа 2005 г. нам исполняется 15 лет. 203-19-22, алло, здравствуйте, вы в прямом эфире.

СЛУШАТЕЛЬ АЛЕКСАНДР ФЕДОРОВИЧ (Люберцы) – Скажите пожалуйста, Украина отделилась от СССР, а почему она присвоила себе Азовское и Черное море и выгоняет нас вон?

А. ВЕНЕДИКТОВ – Как это присвоила? Что значит присвоила?

СЛУШАТЕЛЬ АЛЕКСАНДР ФЕДОРОВИЧ – Она, это самое, взяла его себе, Азовское и Черное море же не принадлежат Украине, если она отделилась.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Понятно. Есть побережье украинское, есть побережье российское, если я правильно помню, есть побережье турецкое. И как-то море, как я понимаю, интернациональное. Насколько я понимаю, отделение, т.е. непонятно, кто от кого отделился, может быть, Россия отделилась, СССР распался, и Украина от России не отделялась. Были границы, по этим границам и прошло отделение. Так что вы меня даже как-то слегка удивили. Тут мне опять вопрос, Зинаида тоже болеет. Нателла Болтянская в свои программы приглашает только евреев, так нельзя, Зинаида. Я, конечно, понимаю, что Алексей Кондауров, который будет сегодня, если я правильно помню, бывший высший офицер комитета государственной безопасности, он, наверное, точно. Нет, это не здесь, это у нас кто, в «Буриме» это уже другое. А больше у нее сегодня гостей и нет. Так что 100% русский. Видите, Зинаида, так нельзя. Правильно говорите, так нельзя. В зеркало тоже, тоже в зеркало, бедненькая моя. Алло, здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА СВЕТЛАНА – Я послала вам сообщение на пейджер.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Тут очень много, не могу как-то, да, вы простите просто.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА СВЕТЛАНА – Понятно, да, вы знаете, дело в том, что мои родители во время войны были детьми, мама была в немецком лагере, а папа был в эвакуации. И у нас со стороны мамы погибло 33, в общем, человека, и о блокаде есть воспоминания. Родители написали, как мне вам можно передать?

А. ВЕНЕДИКТОВ – Пришлите, Светлана, на, сейчас я соображу, как, телефон 202-92-29, сейчас позвоните и оставьте свои координаты.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА СВЕТЛАНА – Хорошо, спасибо большое, до свидания.

А. ВЕНЕДИКТОВ – До свидания. Чтобы мы в эфире этим. Так, 203-19-22, может быть, еще один звонок, алло, здравствуйте, вы в прямом эфире.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА ВЕРОНИКА (Москва) – Я хотела бы предложить, может быть, вам покажется интересным, сделать по «Эхо Москвы» серию передач «Народ и власть», сегодня, когда обсуждаются все эти тяжелые какие-то, сложнейшие ситуации, ведь это в конце говорят, да, наплевали на народ, народ – быдло, но, главным образом, обсуждают систему государственную. А может быть, во главу угла этих разговоров поставить эту проблему? Что значит народная власть, и не сегодня она возникла, и не у нас только.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Вы знаете, конечно, я с вами согласен, она, конечно, и в Люксембурге существует, и в Бразилии, но меня как-то это меньше волнует, как в Люксембурге народ и власть, или в Монако, например. Когда мы говорим о монетизации, это народ и власть, когда мы говорим об изменении избирательного законодательства, народ и власть, когда мы говорим о праздновании праздника Победы в Москве, куда можно будет ходить, кто будет ходить, народ и власть. Власть будет ходить, мы знаем, куда, мы знаем эти места, спецсектора, а куда народ сможет ходить? Это все народ и власть. Это не отвлеченные разговоры. Я, Вероника, с вами не согласен, потому что любой закон, любое изменение, любая реформа и также любой застой – это отражается на народе. А решение принимает власть. Вот в каком соотношении сейчас, на мой взгляд, в России находятся народ и власть. Народ, с другой стороны, должен избирать власть, даст ему новая избирательная реформа возможности влиять или не даст? Это для меня и есть главный вопрос. А ответ мой лично отрицательный, увеличивается у меня избирательное право или уменьшается – уменьшается. Для вас, может быть, увеличивается, а для меня уменьшается, т.е. уменьшается возможность влиять на власть в ее решениях. Вот вся история, поэтому я считаю, что мы как раз, я с вами абсолютно солидарен, что об этом надо говорить все время, каждая передача, каждая «Ищем выход», во всяком случае, вечером, это и есть в той или иной форме народ и власть, в той или иной форме. Спасибо всем, кто позвонил, я вижу, пригласите министра обороны и т.д., уважаете, не отвечаю, вы будете приглашать, не будете, ничего не буду, все буду. Все, оставляю вас с Климовым, он вам сейчас ответит, все, пока.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире