'Вопросы к интервью

Время выхода в эфир: 13 марта 2005, 16:10

13 марта 2005 года

16:16–17:00

В эфире радиостанции «Эхо Москвы» – Алексей Венедиктов, главный редактор радиостанции «Эхо Москвы».



А. ВЕНЕДИКТОВ – Вы слушаете «Эхо Москвы», Алексей Венедиктов у микрофона, 16:16, я начинаю отвечать на ваши вопросы, очень много вопросов, связанных с событиями вокруг «Московских новостей», вы слышали в эфире комментарии и Евгения Киселева, и Людмилы Телень, и Леонида Невзлина, и Ирины Ясиной. Меня просят свою высказать мысль по этому поводу, я ее выскажу обязательно, при этом я хотел бы начать, может быть, с комментария Виктора Лошака, который посвящен Егору Яковлеву. В понедельник Егору Яковлеву исполняется 75 лет, 16 марта, собственно говоря, в понедельник, нет, это вторник, исполняется сейчас, среда даже, 75 лет. Виктор Лошак, а я пойду уточню все-таки, когда день рождения.

В. ЛОШАК – Наша передача не анонсирует события, но случившееся в понедельник в воскресенье забывается. А мне очень не хочется, чтобы забыли понедельник, 14 марта, 75 лет Егору Яковлеву. Его путь, путь от толкователя Ленина до человека, пробившего свою брешь в казавшейся несокрушимой советской идеологической стене. Его увольнял Суслов и пробовал уволить Лигачев, но, надо признать, Егора Яковлева недолюбливали все идеологические вожди. Я работал с ним 5 лет, с 86 по революцию 91 года. И конечно, был свидетелем его славы журналистского лидера перестройки, был участником того, как его «МН» помогали людям расставаться с догмами, и свидетелем того, как сам он не просто расставался с партбилетом. В те годы он был тверд в глазах читателей и противоречив для тех, кто работал с ним рядом. Собственно, его имя и фамилия оказались тогда символом противоречий, Егор, его тезкой оказался лидер консерваторов Лигачев, однофамильцем – лидер либерального крыла Александр Яковлев. Мне всегда казалось, что он с каким-то наслаждением игрока или гонщика-смертника рисковал, прежде всего, рисковал своей должностью. Когда «МН» публиковали знаменитое письмо диссидентов, подписанное Аксеновым, Зиновьевым, Синявским, Неизвестным и другими, мой друг сказал – я подумал, назавтра Егора расстреляют. Его палитра редакторских приемов тех лет была разнообразна, он мог обидеться на журналистов и уйти с летучки, мог в сердцах бросить на пол телефонный аппарат, мог позвонить в полночь – Витюша, мы с Ирой читали твой репортаж и плакали. Яковлев был мастер такого совершенно утраченного метода редактуры как довнесение мысли, обнажение политической позиции, его кабинет, скорее, все-таки был не производственным штабом, а интеллектуальным клубом, здесь могли допоздна сидеть Гельман, Карпинский, Юрий Рыжов, Владимир Шевелев и переосмысливать позицию газеты по какому-нибудь вопросу либо править казавшуюся, например, мне пустяковую заметку. Егор был и остается абсолютно равнодушным к наградам, его терпеть не мог Суслов, любил Горбачев и недолюбливал Ельцин, ну и что? Как-то, уже работая первым замом Яковлева, я выходил с ним поздно ночью из редакции, у стенда «МН» стояли люди и, зажигая спичку от спички, читали газету. Какие еще главному редактору нужны награды? Продав свой не самый удачный проект «Общую газету» Яковлев почти два года назад возглавил наблюдательный совет при когда-то возрожденных им «МН». Вспоминаю, что тогда, отвечая на вопрос Алексея Венедиктова на «Эхе» о том, нужен ли такой орган журналистам, я назвал его бессмысленным и никчемным. Каюсь, даже я, проработав 10 лет гл. редактором еженедельника, не мог представить себе сегодняшний разворот событий с «МН», когда злополучный ЮКОС, как издатель «МН», окажется в профессиональном смысле примитивнее любого райкома партии. Опять настал момент, когда напор, ум, умение не отступать Егора Яковлева востребованы.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Виктор Лошак. Напомню, что Виктор Лошак был гл. редактором «МН» после Егора Яковлева, у которого день рождения 14-го, т.е. завтра, конечно.

ОТБИВКА

А. ВЕНЕДИКТОВ – Итак, вернемся к событиям вокруг «МН», но сначала один анонс. Первое, хочу сказать вам, что, безусловно, все стороны получат эфир на «Эхе Москвы». В понедельник, т.е. завтра в 10 часов 10 минут в программе «Арбатский час», он же обзор газет, у нас будет Людмила Телень, первый зам. редактора «МН», покинувшая или уволенная, если вам угодно, позавчера свое рабочее место с описанием того, как ей видится эта проблема. А Евгений Киселев, безусловно, будет в среду в программе «Персонально ваш», и я думаю, что поскольку у него есть постоянная передача на «Эхе», я думаю, что и вы, и тот, кто будет вести эту передачу, потому что Владимир Варфоломеев в отпуске, вернее, в командировке, и я не знаю, кто еще будет вести «Персонально ваш», безусловно, зададут этот вопрос. И безусловно, Евгений Киселев, как он мне и сказал, захочет встретиться, ответить, с вами, ответить вам, слушателям «Эха Москвы» и читателям «МН» на те вопросы, которые вы захотите ему задать. Теперь что касается моей истории, с чем я согласен и с чем я не согласен. Первое и, может быть, главное, безусловно, гл. редактор и генеральный директор уже имеет право на проведение своей кадровой политики и может уволить хоть всех сотрудников, 32 человека, объявить локаут, имеет юридическое и формальное право уволить, нанять новых и заменить то, что он считает важным в газете, потому что за газету отвечает гл. редактор и генеральный директор. Так же, как, собственно говоря, за телеканал и за радио. Это первое. Поэтому право Евгения Киселева на увольнение, юридическое право Евгения Киселева на увольнение сотрудников и на наем новых сотрудников, безусловно, юридический аспект не подлежит критике. Невозможно его критиковать в этом, в данном случае, он абсолютно имел право воспользоваться своим правом, скажем так. С чем я не согласен с Евгением Киселевым, с тем, что, выступая на радио «Свобода», Евгений Киселев сказал, что это внутриредакционное дело и нечего выносить это, как, помните, говорила Лиза Листова, кишками наружу. Это не внутриредакционное дело, потому что во всем мире, когда известная газета или известная телекомпания или известная радиокомпания избавляется от известных журналистов, которые являются частью брэнда этой компании, собственно говоря, работают со зрителями, слушателями и читателями, никогда это не рассматривается внутриредакционным делом. Всегда это становится сферой общественного, повышенного внимания и общественного обсуждения. И так это было, когда был конфликт с НТВ, когда пять человек, напомню, пять человек в списке не были допущены, 21 апреля, по-моему, это было, в ночь с 20 на 21 апреля, просто те же 5 человек, просто попадает по количеству, перед ними были закрыты двери, они были так, в блэк-листе, в черном списке, из 160 сотрудников. Тем не менее, это не было внутриредакционным делом ни для кого. И если в НТВ прослеживалась абсолютно точно и ясно политическая расправа с Евгением Киселевым и со всеми его коллегами, тогда мы видели этот ночной захват и т.д., то общество, зрители НТВ могли это обсуждать, имели право это обсуждать. Так же, как это делали политики, так же, как это делали журналисты, так же, как это делали представители общественных организаций, просто граждане на улицах и митингах, кстати. Поэтому это не может быть внутриредакционным делом, я думаю, что это обсуждение будет идти дальше. Что касается причин, по которым через неделю после своего назначения на пост генерального директора Евгений Алексеевич принял такое решение, пусть он ответит сам. Здесь я не готов обсуждать причины, единственное, что я абсолютно точно знаю, что если коллектив выражает недоверие гл. редактору, то выхода, собственно, два. Либо уходит гл. редактор, либо уходит коллектив, потому что работать коллективу с человеком, который не отражает той редакционной линии, о которой думает коллектив, или, наоборот, работать гл. редактору с коллективом, который не желает следовать той редакционной политике, которую определил гл. редактор, невозможно. Невозможно, это конец средству массовой информации. Что касается меня, я уже сказал, что если бы на выборах, которые прошли, как вы знаете, у нас 10-го числа, я не получил бы доверия 50% своих журналистов, своих в смысле радийных журналистов, то я бы, конечно, покинул радиостанцию. Более того, мои коллеги это знают, что если бы я не получил 50% от списка, не от явки, а от списка, я бы тоже не стал бы работать гл. редактором, во всяком случае, это нормально для гл. редактора. У вас должна быть поддержка, у вас должна быть закрыта спина, вы должны доверять людям. Но это очевидная история, каждый выбирает свои пути. В данном случае, и на этом я хотел бы закончить свое выступление по этому вопросу, в данном случае, я понимаю проблему, которая сложилась в «МН», и не хотел бы быть на месте ни Евгения Киселева сегодня, ни Людмилы Телень и Михаила Шевелева, потому что эта ситуация достаточно безвыходная. И я не думаю, и есть еще один аспект или, вернее, два аспекта, на которые я хотел бы обратить внимание. Аспект первый, это случилось в ту неделю, когда председатель наблюдательного совета и гл. редактор «МН» тогда Егор Яковлев в больнице, в реанимации, и мне кажется, что торопливость была здесь мало уместна. И это происходит тогда, когда держатель, контролер, скажем так, владелец находится в тюрьме по, на мой взгляд, в основном, политическим обвинениям, закрытым так же, как тогда с НТВ, и любой скандал играет ему в минус для общественного мнения. Об этом тоже люди, которые делали «МН», Евгений Алексеевич в том числе, должны были подумать. Этот скандал в минус Ходорковскому, в минус, это damage так называемый. Поэтому несвоевременно, думаю, что все конфликты, которые случаются в СМИ, в том числе, по редакционной политике, можно погасить, если вы хотите сохранить известные имена, определенным гл. редакторским инструментарием. Но при этом есть еще один аспект, посмотрим, кто заменит этих людей. Посмотрим на ту свежую кровь, потому что читателям газеты «МН» ведь важно журналистское качество, как читателям любой другой газеты или слушателям «Эха Москвы» или зрителям любой телекомпании. Важно другое качество, не другое, а другое в смысле все время большее и большее качество, поэтому подождем назначений, а то мы все об увольнениях. Но при этом, еще раз подчеркну, что «Эхо Москвы» не будет руководствоваться ложными корпоративными представлениями, оно будет освещать позиции сторон, оно будет предоставлять слово различным сторонам. И если кто-то из колумнистов, обозревателей «Эха Москвы» захочет высказать свою точку зрения, он будет иметь на это полное право, как всегда, даже когда эта точка зрения не совпадает с точкой зрения гл. редактора, сказал бы я так. Поэтому еще много мгновений чудных об этой проблеме вы получите, услышите, увидите. Это был Алексей Венедиктов.

ОТБИВКА

А. ВЕНЕДИКТОВ – И еще две минуты у меня до новостей. Ольга, менеджер, спрашивает, читали ли вы книгу Дэна Брауна «Код да Винчи», было бы интересно узнать ваше мнение, хотя бы кратко, верите ли вы в то, что в ней написано. Я читал книгу Дэна Брауна «Код да Винчи», я считаю, что там масса интересных версий, кстати, я являюсь подписчиком французского журнала «История». И буквально позавчера пришел мартовский номер этого журнала мне по почте, целиком посвященный «Коду да Винчи», где мистификации, где фальсификации. Фальсификации исторического романа, это я смешно сказал, но тем не менее. Кстати, об исторических фальсификациях, мистификациях, версиялизациях, придуманное красивое слово, чего-то еще. Обращу ваше внимание на программу «Ищем выход», которая будет у нас в четверг. Она будет посвящена такой любопытной истории, газета «Красная звезда» и журналист, по-моему, его фамилия Яблоков Ярослав, по-моему, я просто не помню наизусть, написал такую разгромную статью по поводу этого фильма, в том числе исторической сообразности «Турецкого гамбита». И мы пригласили, безусловно, этого журналиста, мы позвали историка Наталью Басовскую, что имеет право делать художник, что не имеет права делать художник в историческом романе. И наверное, позовем кого-то из создателей фильма, это к «Коду да Винчи», то же самое, насколько художественное перо, читай – телекамера, может отклоняться от художественной действительности. Мне кажется, эта история будет достаточно интересна, напомню, это будет в четверг в 20:15 в программе «Ищем выход». Это я ответил Ольге. Я прочту еще журнал, но вообще я не специалист в тех временах, к книге «Дэна Брауна» я отношусь не как к историческому источнику, а как к книге, которую мне интересно читать. Хотя считаю, что книга «Ангелы и демоны», предыдущая книга Дэна Брауна, она гораздо интереснее, чем «Код да Винчи». Советую вам и рекомендую, «Ангелы и демоны», «Код да Винчи», это один и тот же автор, но «Ангелы и демоны», на мой взгляд, порядком выше.

НОВОСТИ

А. ВЕНЕДИКТОВ – Тут почему-то довольно сильно возбудились наши слушатели, на пейджере я имею в виду, по поводу моих выборов. Юрий пишет – любопытно, известно ли вам, почему 9 человек голосовали против вашей кандидатуры, 9 из 114, т.е. 8, на самом деле, Юрий, нет, неизвестно. Голосование было тайное, но, наверное, из этих восьмерых, у большинства я в свое время отбил Елену Ситникову и увел, я бы даже сказал, я думаю, что основа лежит в такой личной обиде. Не знаю, Юрий, спросите их, что вы меня спрашиваете? Так, ну что, давайте посмотрим, что у нас еще тут есть любопытного. Ринат Шаруфутдинов из Татарстана спрашивает опять про Невзорова, я опять отвечаю. Есть два минуса по Невзорову, во-первых, Невзоров – депутат ГД, и поэтому политическому деятелю постоянную рубрику мы давать не можем и не будем, это правило на «Эхе Москвы». Во-вторых, Невзоров в Петербурге, по телефону это невозможно, как вы знаете, мы связаны телевизионной студией, поэтому. Яркий журналист, со своей точкой зрения, не буде политическим деятелем и буде жить в Москве, захочет работать с нами, милости просим. Такая история. Тут мне замечательно Виктор из Саратова советует выгнать Латынину и Альбац, а Дмитрий советует выгнать Пушкова и Леонтьева. Товарищи, с кем мы останемся? Очень смешно. То же самое Роман, слушатель из Москвы – почему вы лично проигнорировали возмущенные вопросы слушателей по поводу выступления на «Эхе» Екатерины Андреевой. Слушатели возмущаются на любого гостя, уверяю вас, Роман, поверьте мне, на любого гостя есть хотя бы одно послание – зачем вы его пригласили. Поэтому и проигнорировал. Так, дальше, про Григория Явлинского, Галина – спасибо, Дымарский обещал, что да, будет действительно встреча с Григорием Явлинским, то, что Виталий Дымарский планирует по экономике. Пожалуйста, это его собственная проблема. Егор из «Мосфильма», так, нехорошо, евреи, 75 лет назад большевики, евреи сейчас либералы, но когда им надо действовать, похлеще большевиков, вроде Алексея Алексеевича и Киселева. Страшнее кошки для вас, Егор, зверя нет. Алексей Алексеевич, не стыдно ли вам на безальтернативной основе избираться аки коммунист и поступаться так нагло либеральными принципами, которые вы пытаетесь проповедовать? А вы что хотите, чтобы я выставлял виртуальных противников против себя? Как вы хотели? Давай, Надюша, ты выставишься картонно так, я тебя поддержу, глупости говорите, Егор. Хотите, выставляйтесь вы, поборемся на журналистском собрании, если у вас есть на это способности. Каха, юрист из Тбилиси, как вы относитесь к Грузии. К Грузии я отношусь положительно. И станет ли, на ваш взгляд, Грузия целостной – думаю, что станет. Так, дальше что у нас такое интересное есть, поздравления и т.д., в эфире мало, действительно, в эфире меня мало, но у меня другая работа. Андрей из Мск, из Москвы, ухудшится ли ситуация для русских в Риге с победой партии националистического характера на муниципальных выборах? Я не думаю, что ухудшится ситуация для русских в Риге после победы, какой там победы, они 18% набрали, хотя, конечно, теперь такие, в общем, партии не умеренные будут во главе рижского муниципалитета, не умеренные, неправильно сказал, более правые. Но при этом я хотел бы отметить, что я думаю, что здесь роль сыграла и российская пропаганда, которая, напугав жителей Риги, во многом, подвинула их голосовать за такие партии. Вместо того, чтобы добиваться, собственно, того, что добились в Эстонии, а именно разрешение не гражданам голосовать на муниципальных выборах, а это, кстати, требует Совет Европы и ОБСЕ от Латвии, это реальные требования, на которых надо настаивать, можно настаивать и каждый раз поднимать вопрос, а российское государство или представители российского государства занимаются таким пиаром, вообще криком. В Эстонии добились, чтобы не граждане могли голосовать на муниципальных выборах. Если бы сейчас в Риге голосовали бы не граждане на муниципальных выборах, а это порядка 30% населения Риги, наверное, картина могла быть другая, но своими визгами и криками только ухудшаем ситуацию, на мой взгляд, повторяю, это на мой взгляд. Так, на этот вопрос я ответил. Тут говорят, что за последние 6 месяцев работы «Эхо» стало еще лучше, чем раньше – я надеюсь. Впереди, Семен из Курска, отвечаю, 17 марта совет директоров. Александр, абитуриент из Москвы, планируете ли вы возобновить интерактивные игры со слушателями вроде конандойлевской – да, планирую по фэнтези летом. Светлана, учитель из Москвы, неужели Горбачеву не нашли более достойного интервьюера. Это какой-то бред, Светлана, потому что – что такое достойный интервьюер, хорошее было интервью, я его слышал, отличное интервью. Наверное, теперь посмотрим, к телефону перейдем, пока на пейджер. Вы можете задавать мне вопросы, я напоминаю, в эфире «Эха Москвы», я, Алексей Венедиктов, у микрофона.

ОТБИВКА

А. ВЕНЕДИКТОВ – Мне тут пишут, Александр Плющев не вписывается в эфир «Эха». Видите, уже никто, у вас никто не вписывается в эфир «Эха», «Эхо» должно молчать, видимо, ерунда какая. Слушаю ваши звонки, алло, здравствуйте, вы в прямом эфире «Эха Москвы».

СЛУШАТЕЛЬ АРКАДИЙ – Вы помните, была такая афера с фальшивыми авизо?

А. ВЕНЕДИКТОВ – Да, наверное, это было начало 90-х, по-моему, да.

СЛУШАТЕЛЬ АРКАДИЙ – Да, жуткое количество денег. Чем завершилось расследование?

А. ВЕНЕДИКТОВ – Я понял, я записал, ответить не могу сейчас с ходу, так называемые чеченские авизо, я попрошу Юлию Латынину, которая об этом много писала в свое время и говорила, просто дать вам ответ на этот вопрос. Честно говоря, не знаю. Наверное, может быть, даже еще и не завершилось, не буду врать, не знаю. Алло, здравствуйте, вы в прямом эфире, алло.

СЛУШАТЕЛЬ ЮРИЙ (ПЕТЕРБУРГ) – Это мое личное мнение, конечно, но когда Киселев выступает в передаче «Персонально ваш», его выступления напоминают речи Горбачева.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Это ваше личное мнение?

СЛУШАТЕЛЬ ЮРИЙ – Это мое личное мнение, т.е. понимаете, телевизор смотреть нечего, если по радио еще будет слушать нечего, потому что передача и так короткая, а он мямлит, сопли жует.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Понимаю, этого я вообще, Игорь, не очень люблю слушать, первое, мне не напоминает это, во-первых, какие-то мямленья, я думаю, что если вы особенно посмотрите распечатки, вы увидите, насколько это содержательно. А что касается манеры говорить человека, у каждого своя манера. Некоторые глотают гласные, тоже неприятно, типа меня. Не могу с вами согласиться. И в конечном итоге, важно, высказывает ли человек свое мнение, я напоминаю, что передача «Персонально ваш» – это передача мнений, не информации, а мнений. И мне кажется, что Евгений Киселев – человек с собственным мнением, которое интересно слушать части нашей аудитории. Алло, здравствуйте, вы в эфире.

СЛУШАТЕЛЬ ГЕОРГИЙ ВАСИЛЬЕВИЧ – Вот какую проблему предлагаю обсудить, тут два дня тому назад на «Эхе» прошла информация о том, что для так называемой общественной палаты собираются отобрать часть помещения у музея народного творчества. Понимаете, в этой связи хочется вот что, хотелось бы рассмотреть вопрос, во-первых, Матвиенко давно против.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Стоп, секундочку, все, Матвиенко в Петербурге, у вас в огороде бузина, в Киеве дядька. Я понял про музей, это мы сделаем, Георгий Васильевич, но, пожалуйста, не надо все в одну кучу, невозможно на это эфир тратить. Алло, здравствуйте, вы в прямом эфире.

СЛУШАТЕЛЬ АЛЕКСАНДР – Алексей Алексеевич, я вчера с великим удовольствием долго ждал и послушал беседу Михаила Сергеевича Горбачева. Я слушал «Эхо Москвы» у Белого дома, и такой у меня вопрос, как вы считаете, достаточный ли срок, 20 лет, для того, чтобы оценить все величие того, что сделал генеральный секретарь Горбачев?

А. ВЕНЕДИКТОВ – Я понимаю.

СЛУШАТЕЛЬ АЛЕКСАНДР – Ведь дело все в том, что он носил характер, как-то он оправдывался.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Александр, я все понимаю, я с вами абсолютно согласен, что Михаил Сергеевич говорил, все слышали, вообще там для того, чтобы оценить масштаб личности и масштабности дела, это не могут делать современники. Франция проклинала Наполеона в 1814 г., мы с вами знаем, как сейчас во Франции относятся к Наполеону. Франция, да зачем Франция, Россия долгое время проклинала своих руководителей разных, а потом им ставила памятники. Поэтому я с вами абсолютно согласен, что историческую деятельность, исторического деятеля, я думаю, ни у кого нет сомнений в том, что Горбачев – исторический деятель, будут оценивать потомки. И Михаил Сергеевич, по-моему, не оправдывался, он, по-моему, пытался объяснить свою позицию. И мне кажется, что он это делал так, как он считал правильно. Мы не будем ему говорить – нет, вы не так говорите, вы так говорите. Как считал правильным, так и сказал. А оценка, знаете, деятельности Михаила Сергеевича, если вы спрашиваете меня, она, скорее, позитивная. Могу просто сказать, даже убрать слово «скорее», позитивная. Если бы мне сказали – проголосуй, да/нет, позитивная, да. У микрофона Алексей Венедиктов, у нас есть еще 15 минут для прямого разговора с вами по телефонным линиям и на пейджер. Алло, здравствуйте, вы в прямом эфире.

СЛУШАТЕЛЬ СЕРГЕЙ АЛЕКСАНДРОВИЧ (ВРАЧ) – Я с большим удовольствием всегда слушаю ваши все программы за исключением, к сожалению, одной, та, что посвящена медицине. Уже очень много там, скажем так, ангажированности.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Она рекламно-информационная, мы об этом говорим, это правда.

СЛУШАТЕЛЬ СЕРГЕЙ АЛЕКСАНДРОВИЧ – Я понимаю, но очень нужно внимательным быть, потому что люди-то верят.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Я вам могу сказать только одно, я понимаю, Сергей Александрович. Я могу сказать одно, что все люди, которые приходят в эту программу в рекламную, у всех государственный сертификат. Мы с вами не знаем, это действует, не действует, мы знаем, что государство выдало сертификат, подтверждающий право на лечение такое-то и такое-то. Другого критерия лично у меня нет. Я могу не верить ни в какие лекарства, я могу не верить в анальгин, грубо говоря, но при этом анальгин продается в аптеках. Вот моя позиция. Вы абсолютно правы, но я напоминаю, что эта передача, имею в виду информационно-рекламный канал с 11 до 12, он рекламный, это правда и мы это не скрываем. Здравствуйте, вы в прямом эфире, алло.

СЛУШАТЕЛЬ ЛЕВ ЯКОВЛЕВИЧ – Алексей Алексеевич, вчера Горбачев, вы его называли шефом перестройки, но кроме шефа есть еще хозяин ресторана. Я думаю, что немалую роль в ослаблении строя государств коммунистических сыграл Киссинджер. Он нашел слабое звено.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Бросьте, Лев Яковлевич, я вас умоляю, Киссинджер какой-то, еще скажите Бжезинский, еще скажите Даллес, давайте вспомним поляков, которые захватили Кремль в 1612 г. и ослабили Россию. Смешно, на самом деле. Я не считаю, что Горбачев ослабил, между прочим, вы, наверное, уже забыли, что было у нас в 85 г., какое у нас сильное было государство. А что вы считаете сильным государством? Количество ракет на душу населения или продолжительность жизни? Я считаю – продолжительность жизни. Алло, здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ ВЛАДИМИР (Москва) – Я хотел бы выразить благодарность Ксении Лариной.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Очень приятно.

СЛУШАТЕЛЬ ВЛАДИМИР – Потому что когда она ведет передачи, у меня проходят сразу все боли, понимаете?

А. ВЕНЕДИКТОВ – Я ей передам, спасибо большое.

СЛУШАТЕЛЬ ВЛАДИМИР – Даже похмелье.

А. ВЕНЕДИКТОВ – А это тем более.

СЛУШАТЕЛЬ ВЛАДИМИР – Так что спасибо.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Спасибо, а вы говорите, Сергей Александрович, медицинские передачи у нас неважные, видите, Ксения в эфире – проходят все болезни, даже похмелье. Спасибо большое за доброе слово в адрес Ксении Лариной. Алло, здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ МАКСИМ – Вы знаете, я вам как-то уже звонил, спрашивал про Останкинскую телебашню, вы мне сказали, что тогда не готовы были ответить. Как там обстоят дела сейчас, не знаете?

А. ВЕНЕДИКТОВ – И опять не готов ответить, Максим, потому что нам нужен результат, а не процесс. Какой-то процесс идет, а результата пока нет, к сожалению, буду готов – отвечу. Алло, здравствуйте, вы в прямом эфире.

СЛУШАТЕЛЬ МАКСИМ – Меня тоже зовут Максим. Вчера в программе у Юлии Латыниной был такой сюжет про полковника в отставке, афганца, в которого врезался сынок на мотоцикле, соответственно, погиб, в общем, леденящая душу история, я имею в виду жалко мне в этой ситуации больше полковника. И не могло бы «Эхо Москвы» навалиться всей своей информационной мощью и помочь ему как-то, человека спасти от беды?

А. ВЕНЕДИКТОВ – Вы знаете, я впервые об этом, спасибо большое, Максим, я впервые об этом услышал вчера тоже, слушая передачу Юлии Латыниной. И я думаю, что информационная служба наша этим займется. И мы будем освещать эту позицию, безусловно. Т.е. вы здесь правы, в данном случае, нам Юлия Латынина, эту историю рассказав, она дала информационный повод для не расследования, потому что радио расследованиями не может заниматься, а изучения, освещения. Алло, здравствуйте, вы в прямом эфире.

СЛУШАТЕЛЬ МИХАИЛ (Москва) – Вы знаете, сегодня, как обычно, я с утра смотрел, слушал «Эхо Москвы», что-то было посвящено словам, и говорили, присылали по пейджеру слова, что такое, что это значит. Кто-то спросил, что значит слово, прошу прощения, западло. И ведущая Ксения Ларина сказала, что это что-то питерское. Мне было очень неприятно, потому что в Питере живет много достойных людей.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Нет, подождите, секундочку, подождите, Михаил. То, что в Питере живет много достойных людей, это безусловно. Я не знаю контекста, в каком сказала Ксения.

СЛУШАТЕЛЬ МИХАИЛ – А тут не было никакого контекста.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Нет, я могу сказать, что, разговаривая с моими петербургскими и ленинградскими товарищами, которых у меня много там, и друзей, я постоянно их вышучиваю на предмет подъезда и парадного, паребрика. Вы знаете, что такое паребрик?

СЛУШАТЕЛЬ МИХАИЛ – Увы.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Увы, бортик тротуара это у них так.

СЛУШАТЕЛЬ МИХАИЛ – Да?

А. ВЕНЕДИКТОВ – Паребрик, понимаешь, как не на русском, понимаете, я думаю, что как раз, вы меня извините, я думаю, что Ксения вышутила таким образом, может быть, это действительно оттуда пришло? Но, на самом деле, если поговорить о слове «западло», это же хорошее слово, т.е. это значит – не подло, насколько я понимаю, западло сделать что-то, это не имеет негативной позиции, поэтому мне кажется, что просто в контексте передачи вы не услышали. Есть там у них, это самое, а булка вместо батона? В общем, понятно. Есть такие региональные слова. Я просто не знаю, вышло ли оттуда западло, но думаю, что к этому не надо относиться тяжеловато. Алло, здравствуйте, вы в прямом эфире.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА АЛИЦИЯ ГЕОРГИЕВНА – Здравствуйте. Алиция Георгиевна.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Алиция Георгиевна, ох давно я вас не слышал, Алиция Георгиевна.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА АЛИЦИЯ ГЕОРГИЕВНА – Давно.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Что-то вы не звоните, забросили вы нас.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА АЛИЦИЯ ГЕОРГИЕВНА – Я вас решила поздравить, что вас переизбрали.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Спасибо, Алиция Георгиевна.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА АЛИЦИЯ ГЕОРГИЕВНА – И второе, западло произнес Фурсенко на встрече со студентами. Ксения сказала, что это, наверное, питерское слово, ничего страшного.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Потому что у нас Фурсенко оттуда, понятно.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА АЛИЦИЯ ГЕОРГИЕВНА – Да.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Спасибо, Алиция Георгиевна, я сам не слышал.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА АЛИЦИЯ ГЕОРГИЕВНА – Я все время вас слушаю.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Спасибо, звоните-звоните, мы по вас соскучились.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА АЛИЦИЯ ГЕОРГИЕВНА – Спасибо.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Спасибо, спасибо, Алиция Георгиевна. И у нас там много опять пошло, такой вопрос Андрея – Алексей, как вы думаете, как бы среагировала российская власть, если бы молдаване убили Смирнова, а грузины – Кокойты и Багапша, спасибо, Андрей. Ой, Андрей, чего вы такое говорите в воскресенье вечером? Даже не знаю. Так, дальше, интервью с Ельциным. К сожалению, увы, пока никак не получается. Никак не получается просто, к сожалению. Кира пишет – так цинично отзываться о тех, кто голосовал против вас, мог только самоуверенный диктатор, каким вы и являетесь. Неужели среди ваших звезд не было альтернативы? Кира, вопрос к звездам. Алло, здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ АЛЕКСАНДР – Я вчера внимательно слушал, очень внимательно, Михаила Сергеевича. Он ни на один вопрос не ответил, который ему задавали.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Неправильно, извините, Александр, если у вас есть вход в Интернет, откройте и прочитайте интервью, что я сегодня сделал, чтобы глазами еще раз посмотреть то, что ушами, может быть, недослышал. Это не так, то, что вы сказали, это не так. Интервью доступно, прочитайте. Не соглашусь с вами. Алло, здравствуйте, вы в прямом эфире.

СЛУШАТЕЛЬ ОЛЕГ СЕРГЕЕВИЧ – Будьте добры, у вас интересные передачи по средствам связи и про Интернет.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Так.

СЛУШАТЕЛЬ ОЛЕГ СЕРГЕЕВИЧ – Есть одна сфера, в современной технике бурно развивающаяся, это компьютерная техника во всех ее ипостасях, процессоры, операционные системы, программные продукты. Подумайте, пожалуйста, о постановке такой передачи.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Понял вас, спасибо, да, любопытно, любопытное предложение, будем думать. Ничего обещать не могу, но предложение зафиксировано. Алло, здравствуйте, вы в прямом эфире.

СЛУШАТЕЛЬ ВЯЧЕСЛАВ (Екатеринбург) – Годика полтора вас слушаем, интересное, хорошее радио.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Спасибо.

СЛУШАТЕЛЬ ВЯЧЕСЛАВ – Поздравляю вас с переизбранием.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Спасибо.

СЛУШАТЕЛЬ ВЯЧЕСЛАВ – У меня к вам вот какой вопрос. Как вы считаете, в условиях России некая модель демократизации вообще в обществе, допустим, швейцарская модель, когда люди все сознательные, выполняют обязанности, она вообще возможна, реальна?

А. ВЕНЕДИКТОВ – Спасибо, я понял. Я думаю, что она возможна и реальна, потому что мы ровно такие же двуногие, как швейцарцы. Т.е. я не вижу особой разницы, между нами говоря, там, конечно, есть исторические традиции, есть традиции, как бы сказать, не провинциальные, но традиции областные, грубо говоря. В Сибири своя традиция, на Урале своя, в европейской части своя, в Татарстане своя. Но мне представляется, что если говорить серьезно, то спасение и сохранение России как раз не в усилении вертикали власти, когда президент Путин принимает решения о направлении двух вертолетов МЧС с топливом в Корякский округ, смешно. Там выстроено, там есть губернатор, там есть полпред президента, есть правительство, там есть Путин, и все равно лично на президенте все замкнуто. Сколько таких поселков? А в децентрализации, если вы говорите о примере Швейцарии, то мы с вами видим, что все европейские страны, с одной стороны, проходят период так называемой децентрализации власти и регионализации, когда очень много властных полномочий передается вниз как раз, не вверх, а вниз. Потому что люди, которые живут в городе, они по своей компетенции решают свои проблемы, люди, которые живут в доме, свои проблемы, люди, которые живут в области или в субъекте федерации, свои проблемы. К сожалению, тенденция обратная, но она бесперспективная и тупиковая. В этом, собственно говоря, главные мои претензии к вектору, к вектору политики, который выбрал ныне президент, потому что его реформы по реконструкции власти, они, на самом деле, направлены на усиление Москвы. Причем не Москвы как города, а Москвы как федеральной власти, которая, естественно, не может, это повторение СССР, и можно сколько угодно было говорить о том, что в 83, 84 г. Андропов пришел, централизовал, а демреспублики стали отпадать. Вопрос, централизация власти усиливает опасность распада или ослабляет ее? По-моему, на мой взгляд, усиливает. И в этом смысле этот период придется пройти, просто вектор выбран неправильно, на мой взгляд. Но никуда не денешься, пока мы движется по этому вектору, посмотрим, что будет дальше. Так, что у нас дальше, не понимаю про Чубайса и про митрополита Кирилла. Западло – впервые услышал в начале 1984 г. в Москве, Володя из Амстердама нам пишет. Так, дозваниваться к вам не могу, несколько слов о Горбачеве, Горбачев очень хорошо отвечал на вопросы, Тамара. Видите? Дальше, слово «западло», вы передали правильно, это слово уголовного жаргона, фени, никак уж не питерское. Ваш питерский слушатель ослышался по поводу слова «западло», Ксения сказала, что оно зонное. Видите, у нас есть программа «Говорим по-русски», я думаю, все это туда, правильно. Так, и еще что-нибудь, дальше мне тут Тютчева цитируют и т.д., о русских товарах, пользующихся зарубежным, слабо, Вова, а я не знаю, наверное, нефть очень пользуется спросом, Вова. Хорошо, друзья мои, я с вами прощаюсь, напомню вам, что у нас сегодня в 18 замена, вместо программы «Какого черта» у нас будет замечательный гость, сейчас я вам напомню, кто это.

АНОНС

А. ВЕНЕДИКТОВ – А я вас оставляю на попечение Елены Афанасьевой.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире