'Вопросы к интервью

Время выхода в эфир: 06 марта 2005, 16:08

А. ВЕНЕДИКТОВ – Вы слушаете «Эхо Москвы», у микрофона Алексей Венедиктов, пока отвечаете вы на наш вопрос, я отвечу на некоторые вопросы, которые пришли ко мне по Интернету, перемешана политика, политика радиостанции и т.д. Маруся Таичинова, сотрудник РАН из Санкт-Петербурга, которая спрашивает меня по поводу подвижки программы битловского эфира и т.д. Я провожу эксперимент, действительно, Маруся, я провожу эксперименты, эти эксперименты будут длиться в течение, я думаю, еще двух недель, возможно. И битловский эфир вернется на свое место, это я вам могу обещать, будет с нуля часов, но пока там эксперименты, там есть некая подвижка, поэтому не волнуйтесь, все будет на месте, я вообще часто провожу эксперименты в эфире, позитивные, иногда они дают позитивный отклик, иногда негативный, но как без экспериментов можно это сделать? Иосиф Айзенберг мне из Москвы пишет – «На прошлой неделе в печати появилось немало публикаций, посвященных «Эху Москвы», в связи с выборами гл. редактора, в ряде статей вы фигурируете не только как гл. редактор, но и как основатель «Эха», что не совсем верно. Что думаете об этой неточности вы, что думают об этом основатели «Эха» Корзун, Бунтман и Фонтон?» В общем, я пришел раньше Сергея Фонтона на «Эхо», в общем, давайте будем откровенны, мы посмеялись и с Сережей Корзуном, и с Сережей Бунтманом, конечно, я не являюсь никаким основателем, это, видимо, в головах у журналистов я так долго сижу на посту гл. редактора, 7 лет, что у них это все слилось воедино. Конечно, это неточность, к основанию «Эха» я не имел и не имею, естественно, никакого отношения. Анна из США меня спрашивает, была анонсирована гостья Елена Гагарина, «Кремлевские палаты», состоялась ли передача вообще, отложенного текста на сайте так и не появилось. Уже появилось, по техническим причинам почему-то текст именно этой передачи «Кремлевские палаты», я напомню, что все наши гости расшифровываются и тексты наших передач вы можете прочитать на нашем сайте www.echo.msk.ru, она неделю не появлялась, сейчас я проверил еще раз, теперь она, этот текст этой передачи появился. Анна, приношу свои извинения за задержку, опять-таки, исключительно по техническим причинам. Дальше, по поводу «Территории», новая программа, которую с Амалией мы открыли в пятницу в 23 часа, Алла Славина из Лос-Анджелеса мне пишет – «Очень разочарована, как помещалась «Территория» на эту непростую тему, могли бы услышать мнение незаурядных людей, высоких профессионалов, психологи, священники…» Не хочу, это программа, где нет профессионалов, в этой программе мы все профессионалы, обычные люди. Это программа, где мы сталкиваемся с такими тяжелыми жизненными позициями, где мнение, конечно, экспертов чрезвычайно важно, возможно, как в любом, в любой области, но здесь именно программа – это обычные люди, с общими проблемами. Поэтому просто, Алла, вы точно угадали, правда, с негативным оттенком, идею этой программы, а я считаю, что это правильно и позитивно. Дальше, Игорь Сокольский, наука, из науки, из Москвы: «Господин Венедиктов, почему ваша радиостанция все больше напоминает «Пионерскую зорьку», но с истеричным оттенком?» Не замечал. «И говорит ли это о том, что вы так и остались по образу и мышлению школьным учителем?» Конечно, уважаемый Игорь, я не просто остался школьным, я горжусь, что я был школьным учителем, я горжусь тем, что я делал. Я не понимаю, почему я должен отпихивать это и отталкиваться от своей первой работы. Ничего пренебрежительного в том, что человек был школьным учителем 20 лет, что продолжают многие мои коллеги работать в школах, я не нахожу. А вы, работая в науке, почему вы с таким пренебрежением относитесь к школьным учителям? Вас, видимо, выучили в школе хорошо, да, Игорь? Так, пошли дальше, что еще у меня. Анна из Москвы – «господин Венедиктов, подскажите пожалуйста, почему вы не приглашаете на «Эхо» Солженицына и Зиновьева?» Александр Исаевич не приходит вообще, его последнее интервью я не помню, когда, кому бы то ни было, наверное, года два уже он не давал интервью. Мы неоднократно и продолжали, и продолжаем приглашать его в эфир. Возможно, у нас сейчас пойдет новый проект, он в рамках этого проекта, Александр Исаевич, согласится дать нам большое интервью. То же самое касается господина Зиновьева. Вы задаете этот вопрос второй раз, только почему-то «мы», а я уже на этот вопрос отвечал, Анна. Если вы прослушали, вы можете посмотреть распечатки передачи «Без посредников», вы там это дело, мой ответ и узрите. Ефим из Петербурга спрашивает: «Есть ли у вас прозвище на радиостанции среди сотрудников и знаете ли вы его?» Прозвище есть, я его знаю. Дальше, Александр из г. Омска – «Я трижды высылал вам по электронной почте материалы, вы даже не подтвердили получение этих материалов, это случайность или манера работать со слушателями?» Извините, пожалуйста, Александр, редакция в переписку со слушателями не вступает, а ваш материал я получил. «По какому принципу подбираете кадры?», спрашивает Любовь, инженер из г. Южный. По принципу – нравится/не нравится, очень легко. Господин Коликов, рекламный агент, не указал имя – «приглашение в программу «Персонально ваш» Леонтьева, Пушкова – это вынужденный шаг? Если да, то кем?» Это вынужденный шаг мной, я себя заставил. Я уже отвечал на этот вопрос неоднократно, посмотрите в расшифровках. Сергей, строитель из Москвы: «Почему компакт-диск с записями российских программ для Пархоменко несерьезный аргумент?» Потому что для господина Пархоменко это несерьезный аргумент. А цитата, по моему глубокому убеждению, того же Пархоменко, аргумент не убиваемый, потому что так считает Сергей Пархоменко. Дальше, что у нас еще, Марина Константиновна, слушательница из Владикавказа: «Почему вы против квотирования мест для женщин в парламенте, мне даже показалось, что вас раздражает эта тема, как это совместимо с вашими демократическими принципами?» Мои демократические принципы заключаются в том, в частности, Марина Константиновна, что люди равны от рождения и что у людей должны быть равные стартовые возможности, что предоставлять квоты на выборы в парламент людям не со способностями, а по половому, возрастному, национальному, месту жительства, росту и т.д., можно дойти до абсурда, неправильно. Вот неправильно и все, я так считаю. И естественно, эта тема меня раздражает, потому что я знаю, почему она делается и для чего она делается. Для того, чтобы завоевать женский электорат на следующих выборах тем, кто это предложит и будет это поддерживать. Женщинами прикрываются, этой идеей спекулируют и будут спекулировать. И та партия, которая проголосует за эти квоты, догадайтесь с одного раза, какая, она будет рассчитывать набрать на этом лишние голоса, видите, как мы женщин любим и голубим. При этом точно заткнут женщин в конец списка с тем, чтобы они не попали в парламент. Поэтому считаю, что это полная ерунда на сегодняшний день. Дальше, «Почему эфир от 5 марта с Юлией Латыниной не представлен на сайте?», спрашивает Людмила Михайловна. Уже представлен. У нас очень много появилось новых разговорных передач, наши коллеги, которые занимаются расшифровкой, просто устали, у них стало больше работы, они просто скоростно не справляются, подсчитайте сами, суббота-воскресенье, пятница, суббота, воскресенье, сколько нужно расшифровать, Людмила, поэтому просто немножко у нас задержка идет. Но, тем не менее, все есть. Виктор Мезинцев, военный пенсионер из г. Чугуева: «Обоснованы ли жалобы руководителей петербургского молодежного «Единства» на негостеприимство молдаван, указавших на дверь незваным гостям? Кто был инициатором посылки наблюдателей в Молдавию, кто оплачивает командировочные расходы? Прошу не снимать мой вопрос под предлогом редактирования, спасибо». А чего тут? Смешная история. Первая позиция, история с наблюдателями имеет два аспекта, первое, наблюдатели по законам страны любой, в том числе и России, аккредитуются при ЦИКе. Те люди, которые туда поехали, они не являлись наблюдателями в том смысле, в каком мы с вами понимаем наблюдателей, которые работают профессионально и подготовленно на участках. Первое. Второе, я считаю, что молдавские власти совершили ошибку, не пропустив этих людей. Понятна аргументация, они боятся, что граждане другого государства будут участвовать в беспорядках. И тем не менее, я не считаю, что там 150 молодых граждан России могли бы как-то сильно изменить ситуацию, неправильно поступили власти Молдовы, на мой взгляд, нужно было пустить этих людей, если они не нарушали паспортного режима и каких-то законов, про это мы не знаем. Что касается, кто оплачивал, наверное, организация оплачивала, Виктор, я, честно говоря, не вдавался в подробности. Еще раз повторяю, все то, что мы говорили про Украину, я говорил про Украину, то и применимо к Молдове. Важно, чтобы выборы, чтобы, так сказать, те нарушения, которые были на выборах, не привели бы к пересмотру результатов, имею в виду, что нарушения не могли исказить сущностно результат. Потому что, скажем, на выборах российских 2003 г., парламентских выборах, и президентских 2004 г. нарушения были, они зафиксированы. Но ни у кого не вызывает сомнений, что большинство проголосовало, не большинство, на первом месте была «ЕР», а в президентских выборах победил Путин, т.е. те нарушения, которые были, с моей точки зрения, они были в том смысле, в смысле физических нарушений, не сущности по поводу результатов голосования. Здесь это главное. А на Украине были. Пошли дальше, что у нас еще, сейчас я хочу закончить просто по Интернету. Анна пишет из Москвы – «Прокомментируйте пожалуйста как историк и журналист вчерашнее выступление Кончаловского на «Эхе». Во-первых, я не историк, а, как замечали тут, учитель истории, это разные проблемы. Что касается комментариев Кончаловского, он много чего там говорил. Я думаю, что это одно из самых интересных интервью недели, и мы его, наверное, будем повторять, с чем-то согласен, с чем-то нет, Анна, здесь как, нужно давать кусочками, комментировать, кусочек, комментировать, кусочек, комментировать. Анатолий, служащий из Москвы, «думаю, что…», а, извините, это я оставлю на конец. Федя из Латвии – «Как выразился ваш почетный гость — почему почетный, он по нечетным дням, он по пятницам, — Михаил Леонтьев о шансах Касьянова стать президентом России, это может произойти только в одном случае, с помощью американской танковой колонны, я тоже так думаю, а вы?» А я думаю вот что, если бы за три года до президентских выборов 2000 г. в 97 году, когда Владимир Путин был зам. главы администрации президента, в 97 г., мне кто-нибудь сказал, что Владимир Путин может избраться президентом, я бы сказал – только с помощью американской танковой колонны. И видите, никакой колонны не потребовалось, уже дважды избран. Еще три года, посмотрим. Владимир Александров из Ростова – «Почему опровержение по поводу Батуриной и ее компании давали вы, а не Латынина?» Потому что это работа гл. редактора. Я потребовал документы, документов не оказалось, т.е. они, может быть, где-то и есть, но их нет, у нас их нет, и поэтому работа гл. редактора, от редакции так называемое, в том числе, заключается в неприятных извинениях, извиняться всегда неприятно и в опровержениях. Опровергать тоже всегда неприятно. Мы с Юлей на эту тему говорили, не она меня попросила это сделать, а я считаю, что это должен делать гл. редактор. Теперь последний вопрос по Интернету, который мне задают, мне многие тут вопросы по выборам гл. редактора. Ничего нового кроме того, что я давал в интервью в разных газетах, я сказать не могу. 10 марта в соответствии с уставом радиостанции «Эхо Москвы» состоится журналистское собрание, на котором будет тайное голосование по выборам гл. редактора радиостанции. После чего 17 марта совет директоров радиостанции «Эхо Москвы», который будет принимать решение уже по кандидатуре, выдвинутой журналистами, по одной кандидатуре, которая наберет 50% плюс 1 голос от присутствующих журналистов. Вот, собственно говоря, вся история, она широко известна, я 7 лет гл. редактор, следующий контракт по уставу заключается на три года. Вот, собственно, и все. Если вас интересует, являюсь ли я кандидатом, я являюсь кандидатом от журналистов «Эха Москвы», от 5 журналистов, в соответствии с уставом, любые 5 журналистов могут выдвинуть любую кандидатуру. Все, все остальное мы с вами узнаем 10-го вечером, а потом 17-го вечером. О чем еще можно здесь говорить? Выборы – это дело всегда штука такая, знаете, скользкая, я бы сказал. Давайте посмотрим еще, что написано. «Спасибо за передачу с Кончаловским», пожалуйста, Виктория. Нет, знаете, кому-то нравится Кончаловский, а кому-то Никита Михалков, поэтому, брат его, поэтому постоянная, я не понимаю, что такое постоянная программа. Пошли дальше, так, прошу повлиять, понял. Здравствуйте, во второй раз дали новость, которая звучала в 14 часов, говорит Владимир. Ну и что, Владимир, а и что? Разные люди слушают, ну и что? Да, действительно, прокомментировать дело ЮКОСа и объединение демократов Болдырева, Рома, не знаю, о чем вы говорите про Болдырева. Если сотрудники не справляются, понятно, сотрудники справляются. «Много ли желающих занять место гл. редактора?», откуда я знаю, Ирина Евгеньевна, неужели я буду по этому поводу плодить себе конкурентов? Андрей говорит – «Вы говорили, что фашистов на «Эхе» не будет, однако президент одной прибалтийской страны, поддерживающей проведение марша ветеранов СС в своей стране, давала интервью в последний понедельник, почему?» Потому что, Андрей, как всегда, вы соврали, потому что президент Латвии а) не поддерживает проведение марша ветеранов СС в своей стране, об этом она неоднократно заявляла и говорила, во-вторых, потому что президент Латвии не является фашисткой, вот, собственно говоря, и все, поэтому она была в эфире «Эха Москвы». Так, пошли дальше, «на каком основании «Терек» играет в суперкубке России?» Это сильный вопрос, не знаю. Владимир Анатольевич пишет: «Венедиктов, ваша программа – сплошной шендершизм». Владимир Анатольевич, вы считаете, это остроумно? А я считаю, что это не остроумно. Так, ну что у нас, давайте телефон послушаем, у нас есть еще две минуты, я думаю, что я сумею ответить на один вопрос. Темы не ограничены, но, тем не менее, будут новости, а потом мы к телефону и к пейджеру перейдем, в основном. Алло, здравствуйте, вы в прямом эфире «Эха Москвы», как вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ АРКАДИЙ – Могу пояснить, кстати, насчет «Терека».

А. ВЕНЕДИКТОВ – Да, поясняйте, помогите мне, спасибо, поясняйте.

СЛУШАТЕЛЬ АРКАДИЙ – «Терек» выиграл кубок России в прошлом году и сегодня встречается с «Локомотивом».

А. ВЕНЕДИКТОВ – И поэтому по праву имеет право быть там, да, в суперкубке?

СЛУШАТЕЛЬ АРКАДИЙ – Да, конечно.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Спасибо, Аркадий, теперь вопрос.

СЛУШАТЕЛЬ АРКАДИЙ – А вопрос у меня к вам такой. Я вам звонил две недели назад по поводу приглашения Александра Невзорова.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Да.

СЛУШАТЕЛЬ АРКАДИЙ – Вы очень быстро повесили трубку, объяснив, что Невзоров не находится в г. Москве, а т.к. он является депутатом ГД, как кто-то подсказал…

А. ВЕНЕДИКТОВ – Совершенно верно, проблема заключается в этом, естественно, я повесил трубку, я даже сказал, если вы слышали правильно.

СЛУШАТЕЛЬ АРКАДИЙ – Да-да, я вас слышал.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Тогда, да, что очень хорошая идея.

СЛУШАТЕЛЬ АРКАДИЙ – Так нельзя бы осуществить?

А. ВЕНЕДИКТОВ – Отвечу, как только перестанет быть депутатом ГД, немедленно сделаю предложение. Это вся та самая история, когда это время, я имею в виду программу «Персонально ваш», уважаемый Аркадий, не для политиков, а для журналистов. Для политиков у нас есть масса другого времени, а для журналистов, которые могут комментировать любые политические темы, поэтому с кандидатурой согласен, да, но, действительно, я забыл, что он депутат. Я бы и Бориса Резника привлек, замечательного журналиста из «Известий», он тоже депутат, к сожалению, здесь я категорический противник, чтобы депутат одного округа или одной партии имел постоянную рубрику на «Эхе Москвы». Противник, так что будем ждать следующих выборов в ГД.

НОВОСТИ

А. ВЕНЕДИКТОВ – Меня Марина спрашивает, по какому принципу удаляются с сайта отдельные вопросы, при том, что остаются оскорбительные, ксенофобские, матершинные реплики, в том числе ссылки, не имеющие прямого отношения к теме передачи, а также не содержащие вопросов как таковых и адресованных другим слушателям, т.е. форума? Марина, во-первых, чтобы было понятно, для защиты от спама любой второй вопрос, который вы задаете, если задали первый вопрос, условно говоря, мне, вы решили задать еще один вопрос, он попадает к редактору, потому что одно время просто люди повторяли, заспамывали, чтобы вы туда ходили, не задавали вопросы, поэтому второй, третий, четвертый, пятый, шестой вопрос попадает сначала к редактору. И мы считаем, когда к нашим гостям, любым и разным, личные безобразные, лично оскорбительные реплики, мы их удаляем, личные оскорбительные реплики. А что слушатели собачатся друг с другом, это невозможно, надо все стирать тогда. Там есть профессионалы, если вы обратите внимание, которые заходят к каждому гостю и оскорбляют тех, кто хочет задать вопрос, просто профессионалы. И бог с ними, не обращайте на них никакого внимания. Тут мне Владимир Владимирович говорит, что я запутался в разных колоннах, что Касьянов придет с помощью пятой колонны. Вы имеете в виду Путина Владимира Владимировича, который назначил его премьер-министром и четыре года вместе с ним возглавлял страну? Это смешно, на самом деле. Дальше что у нас здесь, «вы упиваетесь вашими разговорными передачами, не более того», а радио «Эхо Москвы» является разговорным радио, а вы хотите, чтобы мы пели? Обойдетесь. Давайте уделять больше в эти оставшиеся 20 минут время нашим звонкам. Алло, здравствуйте, вы в прямом эфире.

СЛУШАТЕЛЬ БАЛАКИРЕВ – Я уже давно хочу до вас дозвониться.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Дозвонились.

СЛУШАТЕЛЬ БАЛАКИРЕВ – Неужели дозвонился?

А. ВЕНЕДИКТОВ – Да.

СЛУШАТЕЛЬ БАЛАКИРЕВ – У меня к вам большие претензии.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Ради бога.

СЛУШАТЕЛЬ БАЛАКИРЕВ – Я очень люблю ваше радио, но в последнее время я вас немножко не могу понять, то вы один раз говорите, что вы не будете давать «Эхо» для людей, какие разжигают национальные нетерпения.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Я сказал слово «фашисты».

СЛУШАТЕЛЬ БАЛАКИРЕВ – Да, полуфашисты.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Не полуфашистам – фашистам.

СЛУШАТЕЛЬ БАЛАКИРЕВ – А другой раз, я не про фашистов сейчас говорю, я ни того, ни того не называю фашистом, а другой раз вы Леонтьеву и Пушкову даете такое у себя в демократической станции, даете слово. А ведь они же фашисты, они призывают впустить танки, Леонтьев лично призывал на вашем радио, я слышал, вы мне не говорите, танки против Украины пустить. А Пушков – это вообще национал-шовинист.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Понятно. А почему вы им не звоните, почему вы мне звоните?

СЛУШАТЕЛЬ БАЛАКИРЕВ – Сейчас отвечу. Не дозвониться, я же хотел, во-первых, я хотел им дозвониться, я хотел Пушкова постыдить, как тебе не стыдно против нашего брата, Украины, выступать. Это наш старший брат, вы поймите правильно, Киевская Русь – это старший брат Московской Руси. И он вызывает, бомжа показывает, Пушков, по своему этому «Постскриптуму», бомжиху там выслали с майдана, бомжиху.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Нет, я прошу прощения, я все понял, одну секундочку. Первое, господин Пушков в своем «Постскриптуме» так же, как господин Леонтьев в программе «Однако» не могут общаться с вами, передачи записанные или закрытые, во всяком случае, для того мы и включаем телефон, чтобы вы могли говорить это им, а не нам. Я думаю, что этот вопрос не обсуждаемый. Я не считаю господина Пушкова и господина Леонтьева фашистами, вы уж меня извините, не считаю, но еще раз призываю тех, кто не согласен, в такой же форме, как господин Балакирев или товарищ Балакирев, очень корректный, возражать и господину Пушкову, и господину Киселеву, и господину Радзиховскому, и господину Доренко, естественно, и господину Леонтьеву. Я думаю, что надо просто прозваниваться туда, если вы имеете что сказать им, вот и все. Все, что я мог по этому поводу сказать. Я с вами абсолютно согласен, кроме одного, эти господа не фашисты, им надо возражать, извольте им возражать. У микрофона Алексей Венедиктов, я отвечаю на ваши вопросы и вступаю с вами в дискуссию. Алло, здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ ЕВГЕНИЙ – Здравствуйте, у меня такой вопрос, меня зовут Евгений, недавно относительно была передача с вашим хорошим ведущим Ганапольским. Тема – свадьба в Чечне. Конечно, приглашенная гостья была вообще не в курсе вообще, что такое Чечня.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Подождите секундочку, я вам сразу, Евгений, отвечу, если я правильно понимаю, о чем идет речь. Это журналистка, которая поездила по Чечне, это журналистка, которая рассказывала о том, что она видела своими глазами, это была передача «Своими глазами».

СЛУШАТЕЛЬ ЕВГЕНИЙ – Вы знаете, Алексей, у меня с этим в связи вопрос, вы разбор полетов, наверное, все-таки устраиваете?

А. ВЕНЕДИКТОВ – Устраиваю.

СЛУШАТЕЛЬ ЕВГЕНИЙ – Обсуждали? Мне просто интересно, если вы в курсе, что это за передача.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Я в курсе.

СЛУШАТЕЛЬ ЕВГЕНИЙ – Мне было стыдно и обидно за вашу радиостанцию чудесную, когда я слышал эту неграмотную абсолютно журналистку.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Не надо, Евгений, одну секундочку, послушайте меня, дорогой Евгений, одну секундочку. Журналистка приглашенная, приглашенные в эту программу, которая называется «Своими глазами», они рассказывают то, что они видят. Они не делают обобщения, они не занимаются аналитикой, они рассказывают, она так видит, она – ваши глаза, понимаете. Журналист, который поездил там, это ваши глаза. Сейчас у нас журналистка Марина Максимова, наша уже журналистка Марина Максимова в Молдове, она приедет и расскажет, что она видела своими глазами. Она не будет рассказывать о геополитическом положении в Молдове, о том, куда идет табак, куда идет вино, она будет рассказывать то, что она видела своими глазами. Журналисты других изданий, именно об этом идет речь, неважно, иностранные журналисты, наши журналисты, российские, они рассказывают то, что они видели. Они видят не все, они видят, естественно, как свидетели, они увидели так, и ничего в этом постыдного нет, у каждого человека есть угол зрения. Она же там не живет, приехала, увидела, пришла, рассказала, все. Если, опять-таки, повторяю, поскольку этот эфир открытый, если у вас есть другие примеры, вы звоните в тот эфир, и люди так делают, и прозваниваются, и говорят, что у нас другой опыт, не то, что в книжках прочитали, а другой опыт, мы видели другое. Пожалуйста, для этого эта передача и существует, я напоминаю вам, что передача «Своими глазами» пока выходит по вторникам в 22 часа.

ОТБИВКА

А. ВЕНЕДИКТОВ – Я у микрофона отвечаю на ваши вопросы, алло, здравствуйте, вы в прямом эфире.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА НАТАЛЬЯ НИКОЛАЕВНА – Я давно пыталась до вас дозвониться, но не получалось.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Видите как, сегодня все, получилось.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА НАТАЛЬЯ НИКОЛАЕВНА – Разрешите выразить вам свое просто восхищение вашим радио.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Спасибо.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА НАТАЛЬЯ НИКОЛАЕВНА – С 90 г. его слушаю. Вы знаете, просто не могу нарадоваться, что есть такие журналисты, что есть такие редактора, как вы.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Спасибо, очень доволен, да.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА НАТАЛЬЯ НИКОЛАЕВНА – Вы знаете, настолько приятно, это не просто я подсадная утка, я просто первый раз вообще на ваше радио дозвонилась.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Вам скажут, что вы подсадная утка, сейчас кто-нибудь пришлет, абсолютно точно, что это из соседней комнаты референты звонят.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА НАТАЛЬЯ НИКОЛАЕВНА – Да что вы.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Найдутся такие люди, но бог с ними.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА НАТАЛЬЯ НИКОЛАЕВНА – За 15 лет я дозвонилась первый раз.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Спасибо, Наталья Николаевна.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА НАТАЛЬЯ НИКОЛАЕВНА – Ни на какую игру не могли дозвониться, ни на какие мероприятия, но я восхищаюсь такими людьми, как вы.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Спасибо, это приятно.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА НАТАЛЬЯ НИКОЛАЕВНА – Дай вам бог на все времена.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Спасибо, Наталья Николаевна, спасибо большое.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА НАТАЛЬЯ НИКОЛАЕВНА – Спасибо вам большое, будьте здоровы.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Спасибо, и вы тоже, я вас поздравляю с наступающим праздником, и вас, и всех, и тех, кто празднует этот праздник, и тех, кто не празднует этот праздник, а все равно. Все равно давно 8 марта превратилось в праздник цветов, в праздник весны, в праздник любви, поэтому всех с праздником, и вас, Наталья Николаевна, отдельно, спасибо, подняли немножко настроение. В который раз задаю вопрос, где Николай Троицкий, спрашивает Наталья. Николай Троицкий – гл. редактор одной из газет, уважаемая Наталья. И мы договорились с ним, что у нас сейчас немножко будут изменено в эфире, что он будет с нами сотрудничать. «В одной из передач Латынина сказала, что у нас власть не легитимна, кто теперь за нее извинится, Ирина?» Да, Ирина, у вас тяжелое детство было. Так, «Уважаемый Алексей Алексеевич, вчера Михаил Леонтьев, отвечая на вопрос из США, утверждал, что его взгляды разделяет 80% граждан России, думаю, что имеет смысл дать опровержение от гл. редакции «Эха», с уважением, Ирина Федоровна». То же самое, Ирина Федоровна, уважение. Никогда за мнения людей не наказывают. А если факт не совпадающий, тогда, если вы дали факт не подтвержденный, факт, я повторяю, тогда да. Алло, здравствуйте, вы в прямом эфире.

СЛУШАТЕЛЬ ВЛАДИМИР – Такой вопрос, очень много интересных людей у вас выступает в прямом эфире. И на сайте «Эха Москвы» публикуется протокол, стенограмма заседания.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Верно.

СЛУШАТЕЛЬ ВЛАДИМИР – Но качество этой стенограммы порой ужасающее.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Это правда, это вы меня прямо по больному. Это правда, потому что, к сожалению, особенно много есть путаницы в именах, мы с этим боремся, и если вы обратили внимание, одно время было улучшение, а потом я девушек завалил новыми передачами, и опять скорость или качество, в данном случае, конечно, надо бороться за качество, но мы боремся и за скорость тоже для сайта. Здесь есть, над чем работать, вы правы, ваше замечание принимаю. Алло, здравствуйте, вы в прямом эфире.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА ТАТЬЯНА (МОСКВА) – Я хотела бы вас попросить или же свое мнение сказать о том, как вы ведете передачи все, когда вы приглашаете кого-то к себе на передачу, часто ведущие просто перебивают. А хочется иногда узнать мнение приглашенного.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Отвечу вам, отвечу. Ведущий обязан перебивать, обязан задавать вопросы, обязан возвращать товарища, пришедшего в эфир, на линию вопроса, не давать ему, просто выпускать его, чтобы он говорил то, что он хочет, это интервью, это не монолог, это не выступление, это не предвыборные речи. Если ведущий не будет перебивать и не заставлять гостей отвечать на вопросы, в том числе и ваши вопросы, это никчемный ведущий. Поэтому с вами здесь не соглашусь. Андрей спрашивает, трудно ли было получить аккредитацию «Эху» в Молдавии. Легко, просто мы направили запрос в посольство за три дня, нам сказали, что надо будет, они переслали это в Кишинев, сказали, что в МИДе надо получить, там легко все, там по факту. Так, дальше, алло, здравствуйте, вы в прямом эфире.

СЛУШАТЕЛЬ АЛЬБЕРТ – Во-первых, все передачи мне нравятся, единственное, есть претензии к передаче «Какого черта», там какой-то фон такой очень грязноватый, это лично мое мнение, может быть, там что-нибудь можно сделать?

А. ВЕНЕДИКТОВ – Я послушаю, я не очень понимаю, вообще пишут наши лучшие звукорежиссеры, она записная передача, но сейчас в 18 будет передача с Андреем Карауловым, «Какого черта» имеется в виду, я думаю, что я послушаю, если у вас к этому замечания, странно. Что означают слова «да, имярек, у вас было тяжелое детство», пишет Нина. Да, это означает, что, по моему мнению, у этого человека было тяжелое детство, ничего другого не означает. Алло, здравствуйте, вы в прямом эфире.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА ВАЛЕНТИНА (Екатеринбург) – Мне очень нравится широта ваших, охвата жизни вашими программами, я тоже педагог, мне нравится, сколько передач для родителей, для педагогов, вообще я очень люблю радио Москвы, большое вам спасибо.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Спасибо, спасибо большое. И мы будем наращивать такие передачи, связанные с образованием и воспитанием, мне кажется, что страна должна, прежде всего, вкладываться в это, может быть, во мне говорит школьный учитель бывший, но мне кажется, что в это мы недостаточно вкладываемся. «Алексей Алексеевич, правильно ли то, что ошибка Латыниной была в том, что она не сказала, что ее комментарий по Батуриной – личное мнение», Сева из Екатеринбурга. Конечно, она просто сказала, если вы помните, что, в частности, что обрушилось владение госпожи Батуриной, собственность госпожи Батуриной «Трансвааль Парк». Естественно, госпожа Батурина, возмутившись, написала мне письмо, это правильно, о том, что «Трансвааль Парк» не ее владение, она требует опровержения и извинения или подаст в суд. Я попросил Юлю, спросил, есть у нас документы, можем мы предъявить, что это, действительно, владение, вы говорите об этом как о факте, она сказала – нет, погорячилась. Я говорю, тогда я извиняюсь. И я извинился, вот и вся история, Сева, вы абсолютно правильно поняли. «Хочу поздравить всех девушек, женщин «Эха» с наступающим 8 марта», спасибо, Илья. «Дальше, эта власть генетически несовместима с Россией», Александр Солженицын из телеинтервью, так лучше, наверное. «Слышала краем уха о переизбрании главреда, это что, обычное мероприятие?», Людмила. Как обычное, за 7 лет первый раз. «Спасибо за Лабковского, интересный эфир, женскому персоналу». Раиса Ивановна пишет – «Мне очень нравится третья программа, возмущена критикой Пушкина, Пушкова, извините». Не надо возмущаться. Людям не нравится, вам нравится, что возмущаться? Вы смотрите, он не смотрит, ну и на здоровье. По-моему, Раиса Ивановна, я все ответил. Следующий звонок, алло, здравствуйте, вы в прямом эфире.

СЛУШАТЕЛЬ АРКАДИЙ ЛУКЬЯНОВИЧ – Алексей Алексеевич, на той неделе у вас было два интервью с президентами Молдавии и Латвии.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Верно.

СЛУШАТЕЛЬ АРКАДИЙ ЛУКЬЯНОВИЧ – И Воронин перебивался последними известиями и рекламой.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Да, правда.

СЛУШАТЕЛЬ АРКАДИЙ ЛУКЬЯНОВИЧ – А президент Латвии не перебивалась, она что, более высокого качества дама?

А. ВЕНЕДИКТОВ – Я скажу вам, почему я принял такое решение, там потери по переводу, по времени, вы же слышали. Мы вышибали время, как могли, там не только реклама, мы еще новости сняли, как вы помните, потому что просто времени мало, перевод съедал все, абсолютно техническая история. Я напомню, что когда у нас был Клинтон, когда у нас был Ширак, когда у нас был Шредер, из-за перевода тоже не перебивалось. Здесь вопрос, Воронин по-русски говорит, понимаете, здесь времени больше. Там простая техническая история, не надо видеть какого-то злого умысла. Мы сейчас пытаемся получить такое интервью с господином Алиевым. Если господин Алиев будет говорить по-русски, он будет перебиваться, как положено, если он будет, примет решение говорить по-азербайджански с переводом, значит, он не будет перебиваться, потому что времени жалко.

СЛУШАТЕЛЬ АРКАДИЙ ЛУКЬЯНОВИЧ – А он не может обидеться?

А. ВЕНЕДИКТОВ – Это будет его обида.

СЛУШАТЕЛЬ АРКАДИЙ ЛУКЬЯНОВИЧ – Не станет разговаривать.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Не станет, это его решение. Но здесь-то я что могу сделать? Я просто объясняю, какое есть правило, вот и все, это правило, которое установил я.

СЛУШАТЕЛЬ АРКАДИЙ ЛУКЬЯНОВИЧ – А по-моему, была дискриминация Воронина.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Да ладно, у него было даже больше времени, не согласился с вами. Спасибо большое. У него было в результате больше времени, если вы поминутно подсчитаете, даже листы посмотрите на сайте, сколько времени занял его, собственно, текст, вы увидите, что дискриминации не было. Я вас уверяю, что и с президентом Латвии, и с президентом Молдовы, и с президентом Азербайджана, я бы чистый час бы разговаривал одинаково, поверьте нам, это люди, которые много знают, это люди, которые принимают решения. Их решения отражаются на жизни их соотечественников, их граждан. И нам это интересно, потому что там много у нас друзей, которые живут в этих странах, являются гражданами или жителями этих стран. Но у них тоже время. Мы, например, расскажу вам такую совсем странную историю, мы получили эксклюзивное интервью Патрисии Каас, 10 минут всего, уже нас там, гнало там нашего интервьюера, гнало и сопровождение, и все, мы договаривались на 20, получили 10. Хорошо, послал человека с французским языком, а если был бы с переводом? Завтра будет это интервью, мы поставим завтра и 8 повторим. Алло, здравствуйте, вы в прямом эфире.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА ТАТЬЯНА – Я хотела спросить у вас, не хотите ли вы поменять телефон на цифровой? Потому что дозвонится кто-нибудь и не дозвониться никаким образом.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Да, я понимаю, я отвечу, у нас, к сожалению, цифровой телефон был, если вы помните, в результате у нас были мощнейшие накладки, врезалось, не знаю, технически как, масса голосов, не получилось, мы сняли. «Тогда, может быть, после каждого колумниста давать отбивку – радиостанция «Эхо Москвы» не всегда разделяет позицию своих авторов», Сережа из Екатеринбурга. Не в позиции дело, а в фактах, которые прозвучали на волнах «Эха Москвы», факт, понимаете? Мнение никогда не разделяет, потому что «Эхо Москвы» является юридическим лицом, у которого нет политического мнения, у акционерного общества не может быть политического мнения, понимаете, а от редакции имею право выступать только я. Вопрос не мнений, это разделение, которое мы жестко соблюдаем на «Эхе», новости и мнения, в данном случае, были спутаны, что я и сделал. Я думаю, что мы можем пройти спокойно эту историю уже, я не вижу для себя ничего зазорного. Если была совершена ошибка, извиниться нет ничего зазорного, хотя неприятно, конечно. Следующий телефонный звонок, алло, здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА МАРГАРИТА ГРИГОРЬЕВНА – Алексей Алексеевич, это вы?

А. ВЕНЕДИКТОВ – Это я.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА МАРГАРИТА ГРИГОРЬЕВНА – Здравствуйте. Я хочу вам сказать, что я являюсь поклонницей радио «Эхо».

А. ВЕНЕДИКТОВ – Спасибо.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА МАРГАРИТА ГРИГОРЬЕВНА – И особенно расположена к вам, я всегда слушаю ваши передачи. Но это дифирамбы, спасибо вам за это.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Спасибо.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА МАРГАРИТА ГРИГОРЬЕВНА – Но у меня к вам есть одно предложение. Я возмущена высказыванием президента Латвии.

А. ВЕНЕДИКТОВ – А каким высказыванием?

СЛУШАТЕЛЬНИЦА МАРГАРИТА ГРИГОРЬЕВНА – Очень многими.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Нет, конкретно.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА МАРГАРИТА ГРИГОРЬЕВНА – Я сейчас перехожу к сущности, т.е. они называют нас оккупантами и т.д. Можно ли на вашем «Эхо», лично вы это сделаете или вы поручите кому-то из ваших сотрудников, подготовить сравнительный анализ состояния экономики, культуры, высшего образования до советской оккупации?

А. ВЕНЕДИКТОВ – Слово «оккупация» сказали вы, замечу я.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА МАРГАРИТА ГРИГОРЬЕВНА – Но она же говорит, что нас оккупантами они называют. Тогда будем так говорить, иначе, более мягко, т.е. что имела Латвия до того, как она попала в состав СССР, относительно промышленности, культуры, высшего образования.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Маргарита Павловна, извините ради бога, можно вам задать вопрос?

СЛУШАТЕЛЬНИЦА МАРГАРИТА ГРИГОРЬЕВНА – Да.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Я считаю эту передачу бессмысленной знаете, почему? Потому что когда Великобритания захватывала свои колонии, она называла эти народы дикими, а когда эти народы вышибали Великобританию оттуда, они уже имели там медицинское, обучение, т.е. англичане, захватывая и подчиняя себе страны, тем не менее, насаждали там промышленность, образование, можно ли для этого захватывать, какой смысл это обсуждать? Какой смысл это обсуждать? Да, придя в Индию, в дикую страну в свое время, с другой цивилизацией, англичане там построили школы, больницы. Я себе представляю сейчас, какой-нибудь англичанин говорил бы – как это мы захватывали, как это Индия была нашей колонией, мы ее взяли варварской страной, а ушли – там прививки делали уже, массовые эпидемии закончились, разве может быть такая логика? По-моему, не может. Даже если это и так, по-моему, это не логика, т.е. можно захватить страну менее развитую, оправданием того, что мы вам тут все построим, наладим, это правильно?

СЛУШАТЕЛЬНИЦА МАРГАРИТА ГРИГОРЬЕВНА – Нет, но мы не захватывали, если так говорить.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Они считают, что захватывали, что теперь делать?

СЛУШАТЕЛЬНИЦА МАРГАРИТА ГРИГОРЬЕВНА – Нет, не что делать, но в смысле подготовки, так бы хотелось узнать, раньше, например, в такие 50-е гг. я жила в Эстонии, там подводились такие статистические данные.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Нет, я с вами не спорю, я же вам ответил на другое. Я думаю, что если мы возьмем статистику по Индии, мы тоже увидим, как там росла продолжительность жизни, росла промышленность. Она была колонией, и чего это нам дает с вами?

СЛУШАТЕЛЬНИЦА МАРГАРИТА ГРИГОРЬЕВНА – Нет, ничего, так, для общего развития.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Общего развития, отлично, я понял, спасибо, Маргарита Павловна, для общего развития. Пошли дальше. Дальше немножко пейджер, а что, у меня осталось две минуты. Так, Олег из Берлина – «Уважаемый господин Венедиктов, известно, что вам, как главному редактору независимой в кавычках радиостанции, приходится идти на компромиссы с Кремлем, смотри книжку Трегубовой. Какого они рода?», спрашивает Олег из Берлина. А вы у Трегубовой спросите, если вы на нее ссылаете, чего вы у меня спрашиваете? Так, «почему Плющев стал читать новости?» Потому что Саша Плющев вернулся на свое место работы и теперь работает, в том числе, и новостником, как он работал раньше много лет. Дальше, «а может ли Леонтьев представить документы о 80%», Александр. Вы знаете, Александр, я думаю, что 72% проголосовавших за В.В. Путина на предыдущих выборах, официальные цифры, я думаю, что господин Леонтьев именно это имеет в виду. Дальше пошли, «передача «Какого черта» идет не в прямом эфире, подтвердите». Подтверждаю. Дальше, так, с Ганапольским, понятно, пожелания, спасибо большое, наезд на Виту Рамм, отказать, дальше хвалят Воронина, ругают Воронина, все как обычно, все замечательно. Я думаю, что мы встретимся с вами на следующей неделе в это же время. Напомню, что смс-игра у нас сегодня, большая смс-игра пройдет с Земфирой в 23 часа, где будут разыграны новые земфировские диски, хотел сказать – иски, а затем в следующем часе у нас Екатерина Андреева в программе «Телехранитель», в программе «Какого черта» в 18 часов у нас Андрей Караулов. Такие наши ближайшие гости. Я с вами прощаюсь, до свидания.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире