'Вопросы к интервью

Время выхода в эфир: 27 февраля 2005, 16:05

А. ВЕНЕДИКТОВ – Я бы хотел предложить вашему вниманию комментарий главного редактора журнала «Политический класс» Виталия Третьякова, который назвал центральным событием уходящей недели саммит Владимира Путина и Джорджа Буша.

В. ТРЕТЬЯКОВ — Не подтвердились прогнозы, согласно которым Буш должен был устроить выволочку и сильную выволочку Путину. Я уж не знаю, чем там Путин обаял Буша или какие аргументы нашел, но часть этих комплиментов мы услышали на пресс-конференции в защиту своей позиции по основному пункту критики, относительно этого самого демократического процесса в России. Но полное ощущение, что то ли Буш действительно доверяет Путину, хотя доверие американских политиков контрагентам их это вещь такая довольно двусмысленная. Но, скорее всего все-таки рассуждения о том, что Россия никакой роли существенной в этом мире не играет и из-за внешней политики США эта страна почти такая же как, я не знаю, кого назвать, чтобы не обидеть, в общем, маленькая и незначимая, это, конечно, неверно. США не испытывают сегодня угрозы со стороны России, понимая, что Россия не собирается нападать на США ни ради коммунизма, ни ради чего либо другого, ни с ядерными бомбами, ни с танками, и в этом смысле роль России во внешней политике США резко уменьшилась. Но во многом остальном далеко не так. То есть я хочу сказать, что эта встреча показала, на мой взгляд, что в принципе в России есть очень большие резервы и возможности для маневра в своей внешней политике, в том числе во взаимоотношениях с главным делателем современного мира США. И это, в общем-то, хорошо, вот той конфронтации, которой одни боялись, а другие такое ощущение, что даже жаждали, чтобы она возникла между США и Россией, Вашингтоном и Москвой, этого не получилось. И это хорошо.

ИГРА СО СЛУШАТЕЛЯМИ

А. ВЕНЕДИКТОВ – Мы слушаем Павла Фельгенгауэра. Что же такое Павел Фельгенгауэр решил откомментировать как тему недели.

П.ФЕЛЬГЕНГАУЭР – Саммит в Братиславе успешно завершился, и все перевели дух. Хоть Буш с Путиным не нашли согласие по вопросам подавления демократии и свободы слова в России, они и не разругались публично. А напротив, еще раз договорились вместе противостоять терроризму, распространению опасного оружия и ускорить вхождение России в  ВТО. Впрочем, саммиты редко используются для публичных скандалов — не тот формат. Если уж сошлись лидеры, то ясно, что уже подготовлены хоть какие конструктивные документы, заявления и соглашения. В российско-американских отношениях еще не дошло до того, чтобы дипломаты умыли руки, и отошли в сторону, предоставив военным и прочим силовикам продолжать дело иными средствами. В Москве также видели добрый знак в том, что одновременно с саммитом в Хьюстоне в Техасе судья по банкротствам Летиция Кларк отказала компании ЮКОС в защите и закрыла дело как неподсудное по американским законам. Летиции, мол, прошел сигнал по телефону из Белого дома, решили наши умные комментаторы, а значит, Буш с Путиным закулисно обо всем договорились. Конечно, в России такие соглашения по понятиям обычное дело. А  суды и прокуроры вправду управляют по телефону. Но в Америке судья Летиция руководствовалась чисто только категориями права и судебного прецедента как она его понимает. А значит, никакого закулисного соглашения в Братиславе не было и после можно ожидать чего угодно. Существует давняя, еще советская традиция встреч на высшем уровне: до саммита терпеть и ублажать американцев, а после оттягиваться по полной. Так, Хрущев, встретившись с Джоном Кеннеди, сразу послал после этого ядерное оружие и ракеты на Кубу, почти спровоцировав мировую войну. При Брежневе до саммитов евреев специально выпускали из страны, а сразу после шли отказы, сразу гребли в кутузку диссидентов. Сейчас тоже можно ожидать закручивания гаек внутри страны и одновременно усиления антиамериканской кампании во внешней политике России. Кстати, сразу после саммита в Тегеран отправился Александр Румянцев и подписал соглашение о поставках в Иран ядерного топлива, что, несомненно, вызовет резкую реакцию американского конгресса. Иран вполне может использовать частично обогащенный уран наших топливных сборок как сырье для резкого ускорения производства оружейного урана, который пойдет на изготовление ядерных блоков по пакистанской технологии, которые Иран уже купил. Иран также купил на Украине стратегические крылатые ракеты Х-55, которые по договору СНВ-1 должны были быть в России. Ракеты, которые в принципе могут нанести удар по территории США и по территории Израиля, а Москва, вместо того чтобы требовать безусловного возврата украденного, еще шлет безответственному режиму обогащенный уран. Теперь конгресс, что тоже традиция советского времени, займется политическими увязками и не отменит поправку Джексона-Веника, не пустит Россию в ВТО без отмены контрактов с Ираном и Сирией, немедленного безусловного вывода баз с Грузии и Молдавии и существенных внутриполитических уступок. Мирный вроде бы саммит в Братиславе может оказаться рубежом, после которого российско-американские отношения пошли вразнос.

А. ВЕНЕДИКТОВ – И Михаил Бергер, главный редактор интернет-издания «Ej.ru " тоже выбрал своей темой саммит.

М. БЕРГЕР – Нечасто журналистам удается задать напрямую вопросы президентам. Особенно таких стран как России и США. А уж если выпала удача обратиться к ним одновременно, то это просто профессиональное счастье. И оно выпало нашим коллегам, аккредитованным на саммите в Братиславе. Как же они распорядилась им? Всего 4 вопроса получилось задать на совместной пресс-конференции Путина и Буша. Два из них были представлены российской стороной. Честно говоря, язык не поворачивается назвать вопросами удивительно растянувшиеся рассуждения корреспондента «Коммерсанта» Андрея Колесникова о качестве демократии в России и Америке. Мол, российская демократия не без недостатков, но и в Штатах с ней проблемы. Она, например, эта демократия голландская. «Так почему бы вам, президентам двух стран с неполноценной демократией, — предложил журналист, — не пожать друг другу руки прямо сейчас». Президенты почему-то не послушались корреспондента и не кинулись трясти друг друга за руки. Может быть, потому что они ждали именно вопроса, а не поучений. И уж тем более не разъяснений относительно качества демократии в развитых странах даже от такого известного и уважаемого журналиста как Андрей Колесников. Еще меньше было похоже на вопрос выступление корреспондента «Интерфакса» Мешкова. Который счет своим долгом заверить президента США в том, что у нас в России свободы слова хоть отбавляй. В какой-то момент показалось, что мы наблюдаем за трансляцией не пресс-конференции глав государства, а за ходом множественной дискуссии по проблемам свободы слова и демократии с участием Путина, Буша и российских журналистов. Есть неписаное правило в нашем цеху: не обсуждать и не комментировать действия коллег по возможности, конечно. Но все говорило о том, что в данный момент и в данном случае наши коллеги в Братиславе чувствовали себя кем угодно, но только не журналистами. Они не задавали вопросы, а выступали. Причем выступали не как журналисты, а как члены российской делегации на международных политических дебатах. Как сотрудники кремлевской пресс-службы, которые непременно должны дать отпор идеологическим противникам. В данном случае Джорджу Бушу, который позволил себе усомниться в приверженности России принципам демократии и в том, что в нашей стране со свободой слова не все обстоит хорошо. Наши коллеги не вопросы задавали, а отвечали на тезисы Буша. Хотя он никак не просил их об этом. Буш, как показалось, застигнутый врасплох таким пропагандистским напором, только нашелся, что заметить журналисту из «Интерфакса», что он, Буш, рад, что в лице Мешкова российская пресса чувствует себя свободной. Но возможно, когда Буш высказывал свои сомнения относительно свободы слова в России, он имел в виду кого-то еще, кроме представителей кремлевского пула журналистов. В общем, вопросов не задали, но отпор дали достойный. Журналист, как учил нас В. И. Ленин, это ведь еще и пропагандист и агитатор.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Андрей Солдатов, главный редактор интернет-сайта «Агентура. ру» выбрал темой своего комментария ситуацию в Чечне.

А.СОЛДАТОВ — На фоне постоянно идущих боев на Северном Кавказе, только на этой неделе спецназ шел на штурм квартир в Карачаевске и Хасавюрте, полпред президента в Южном округе Дмитрий Козак предложил вернуть ФСБ ответственность за борьбу с террористами. Как выяснилось, он уже подготовил соответствующий проект приказа президенту, согласно которому руководство проведением антитеррористическими операциями в республиках должно снова перейти к начальникам местных управлений ФСБ. Как скромно утверждают в аппарате Козака, этот указ станет дополнением к закону по борьбе с терроризмом и просто устранит противоречия в урегулировании деятельности силовых структур. Ничего себе дополнение. Вообще-то такое предложение противоречит всей кремлевской политике на Северном Кавказе, которая выстраивалась в нынешнем виде как минимум с лета 2003 года. Полтора года руководство борьбой с террористами было вопросом высокой политики, а не технологий. Полтора года Кремль выстраивал систему, которая должна была убедить сомневающихся, что на Северном Кавказе идет не более чем полицейская операция. И поэтому проводит ее Министерство внутренних дел. Для этого была создана вот такая дурацкая схема: берут генерала ФСБ, переводят его в МВД, дают должность замминистра и назначают начальником регионального оперативного штаба по проведению контртеррористической операции. Нынешний руководитель РОШ Аркадий Еделев, уже второй такой генерал ФСБ на этой должности. Кого это может обмануть, непонятно. После событий в Ингушетии, Кремль развил идею и назначил 12 полковников внутренних войск, которые возглавили созданные в Южном округе группы оперативного управления. Знаменитые ГрОУ. Эти полковники должны руководить местными антитеррористическими штабами. Это как раз их Козак намерен заменить начальниками местных управлений ФСБ. Полковники, напомню, из внутренних войск МВД. То есть мы снова демонстрируем всему миру, что на Северном Кавказе у нас обычные, не выходящие за рамки полицейских операций, проблемы. Эта схема нравится всем: ФСБ, потому что теперь ФСБ не несет ответственности за провалы, она нравится МВД, потому что это позволяет заниматься любимым в этом ведомстве делом — проводить учения, увеличивать штаты, получать дополнительное финансирование. На Северном Кавказе уже два месяца не заканчиваются городские бои, уже, кажется, танковая стрельба гремит на улицах столиц всех северокавказских республик. А руководство МВД проводит учения ГрОУ и отчитывается об успехах. Вот, например, неделю назад учения этих ГрОУ прошли зачем-то в Подмосковье. Первый замминистра МВД Чекалин говорит, что уместно распространить опыт ГрОУ на всю страну. Один только  Козак вдруг почему-то заговорил о том, что нынешняя система не эффективна. И из-за нее никто не несет ответственность за провал операции. Но дело не в том, что Козак такой проницательный, а другие ничего не видят. Просто Козак в силу своей должности поездил по Северному Кавказу и стал единственным чиновником из Москвы, кто понял, что так издеваться над людьми на Кавказе нельзя. Что тот очевидный факт, что в результате такого отношения центра к Кавказу у нас закончится вторая чеченская война и начнется первая кавказская это не происки ЦРУ, это реальность. Пока официальной реакции Кремля на демарш Козака нет.

А. ВЕНЕДИКТОВ – И, наконец, тема Касьянова. Виктор Лошак анализирует взаимоотношения бизнеса и власти, а также появление политических заявлений Михаила Касьянова, комментирует оную ситуацию.

В.ЛОШАК – Пресс-конференция Михаила Касьянова, на которой он не отверг своих президентских амбиций и статья банкира, а ныне депутата ГД  Александра Лебедева в «МК» о смертельном недоверии бизнеса и власти совпали на одной неделе. И совпадение это, конечно, случайность. Не случайно что, наконец, кто-то начал вменяемо отвечать на те вызовы, которые за последнее время последовали в адрес общества с вершин нашей властной вертикали. Очень долго на команду «сидеть», «бояться», бизнесмены и политики не только послушно боялись, потихоньку перегоняя в офшоры и западную недвижимость свои капиталы, но и платили. Сборы на такие важные для родины вещи как чеченский спорт идут постоянно. И пытались угадать желание Кремля, отличиться. Чего только стоит десятимиллионное взыскание «Альфа-банка» с газеты «Коммерсантъ». «Когда в нескромности, воровстве, в нелюбви в собственной стране бизнесменов обвиняют чиновники, мне смешно», — пишет Александр Лебедев. К ним самим можно предъявить претензии и пожестче. То, чем они занимаются, часто граничит с предательством страны и собственного долга. И ГД и Счетной палате давно пора создать госкомиссию по проверке административных расходов 20-30 ведущих госкорпораций. Там ежегодно пропадают миллиарды долларов, я уже не говорю о банальном воровстве денежных потоков. Средства, достаточные для спасения нескольких депрессивных регионов, просто выбрасываются, для того чтобы удовлетворить выросшие потребности чиновников и госназначенцев. Сегодня за рубежом они позорят страну больше, чем еще недавно новые русские в Куршевеле или Сен-Тропе. И все их часы за 2 млн. долларов, виллы, заходы в ювелирные бутики известны, как и многомиллионные загулы в Давосе, которыми хвастаются в газетах. Разве трудно проверить в самых дорогих отелях, курортах, арендованных или купленных яхтах и VIP-самолетах траты на миллионы долларов за последние 2-3 года. Я что-то не помню, чтобы после истории с Ходорковским так говорил человек, которому, скажем мягко, есть что терять. Касьянов говорит мягче: страна нуждается в изменении экономического курса. Но рискует неизмеримо больше. С телеэкрана грязь уже лилась на человека, который только намекнул о своем желании выдвигаться в 2008. Боюсь, это еще может показаться Михаилу Михайловичу светлым ручьем по сравнению с будущей лавиной компромата. Дай бог, чтобы никого из близких и друзей бывшего премьера и будущего кандидата в президенты не закрыли в «Матросской тишине». На этом хочется три раза плюнуть через левое плечо председателя Басманного суда.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Я хочу сразу сказать, что все комментарии у нас закончились. Все те кто, откомментировал, тот откомментировал. В следующей получасовке я отвечаю на ваши вопросы.

НОВОСТИ

А. ВЕНЕДИКТОВ – Теперь передача «Без посредников», я отвечаю на ваши вопросы по телефону 203-19-22. И немножко из Интернета, которые пришли. Здесь Ерофей Елисеев, добросовестный приобретатель. «Вы планируете пригласить на «Эхо» Фоменко и Носовского, или одного из них?» Планирую. Планирую устроить дискуссию по этому поводу. Но надо понять, что эти люди не очень любят дискутировать в прямом живом эфире. Некоторые из них в возрасте, некоторые с большим апломбом и самомнением, которые не хотят идти… Но планирую, отвечаю вам по этому поводу. Саша, бизнесмен из Санкт-Петербурга говорит: «На вашем радио Познер впервые назвал Ходорковского как грамотного и умного с его точки зрения кандидата в президенты России. Что это? Медвежья услуга ему и себе?» Давайте спросим об этом Владимира Владимировича Познера, это его ответ был и его вопрос. Пошли дальше. Про «Русское радио-2» спрашивают. Да, «Русское радио-2» собирается делать разговорный формат, такой же, как «Эхо Москвы» с осени. Естественно, они ищут, прежде всего, свой будущий персонал на «Эхо Москвы». Делают различные предложения. Это рынок. Пусть делают. А персонал пусть выбирает. Дальше. «Онегин — лишний человек из Петербурга». Гипотетический вопрос. «С чего бы вы начали, если бы вдруг стали президентом России в настоящее время? Спасибо». Смешно. Давайте об этом поговорим сегодня, тем более что есть несколько вопросов по отношению к Путину, Бушу и так далее. Вся история в том, что недавно, кстати, по-моему, это Буш был, когда его спросили, в чем его главная работа, он сказал, что моя главная работа принимать решения и организовывать принятие решений. Вот мне предоставляется, что главная работа любого президента, в том числе и России это организовывать для себя правильное принятие решений. То есть создавать информационные потоки, независимые друг от друга, сравнивать информацию, которая поступает из разных источников, и только при получении оной, такой многовекторной информации принимать решения. А для этого, следующий шаг назад, а для этого должны быть люди, которые доставляют эту информацию, для этого должно быть так организовано время, чтобы читать основные газеты, смотреть основные информационные, информационно-аналитические программы, слушать их. Ха-ха, — сказал я, — хотя бы в машине. Я думаю, что эти направления, организация собственными силами информационных потоков и создание команды, в которой могут быть люди в каких-то аспектах, безусловно, сильнее, чем президент, и не бояться того, что эти люди в своих областях сильнее чем президент, это есть главная работа президента. То есть набор советников, набор исполнителей, набор информационных потоков. Мне кажется, что вот это, пожалуй, самое главное. Кирилл из Москвы говорит: «Как вы относитесь к показу по НТВ фильма порнографического содержания?» Содержание не может быть, вы меня извините, Кирилл, порнографическим. Я уж придерусь. Форма может быть порнографической. Вы имеете в виду фильм «Женщины» Тинто Брасса, если я правильно вас понял. Нормально отношусь. Первые 10 минут были не порнографические, в вашем даже понимании, а затем наступило время… Другое дело, вот здесь я опять бы с вами, наверное, согласился, если бы вы меня поддержали, что такие фильмы должны быть маркированы каналами, все время должна стоять плашка, потому что человек может включить с середины, просто мелькая каналами. Как делают, скажем, во Франции, там всегда кружочек такой – минус 12, то есть детям до 12 лет не рекомендуется. Минус 18, минус 16. Или плашка: рекомендуется смотреть с родителями. Вот если двигаться в этом направлении, создать такое плашкообразование, то я бы с вами согласился. И можно показывать это по центральным каналам лишь после определенного времени, и обязательно маркируя это как во время всего эфира, я подчеркиваю, всего эфира, нужно держать этот значок, так и в программах телевидения, чтобы родители это знали. Я думаю, что мы на этом с вами и договорились бы. Зурабов приглашен, когда сможет, тогда придет. Морозова Ольга дизайнер из Риги говорит: «В минувшую пятницу Борис Березовский побывал в Латвии. Разве он не в розыске Интерпола? Или здесь опять двуликость латвийских властей и мировое право трактуется в зависимости от ситуации? Спасибо». Ольга, дизайнер, объясняю вам. Существует два типа розыска Интерпола. Один тип это когда центральное бюро Интерпола в Лионе принимает решение о поиске и задержании преступников и людей, подозреваемых в преступлении. И тогда все страны, члены бюро Интерпола, зная это, есть специальный красный список так называемый, если у вас есть Интернет, зайдите на сайт Интерпола, увидите, вот эти люди обязаны быть задержаны и должны начать против них процессуальные действия. Есть другая история. Когда центральное бюро Интерпола отказывается выполнять роль организатора, считая недостаточным представленные обвинения и тогда прокуратура или бюро, национальное бюро Интерпола в каждой стране отправляет в каждую страну, через Лион, но в каждую страну, с которой есть соглашение о выдаче и задержании, экстрадиции, направляет в каждую страну запрос. Но через бюро Интерпола. Это тоже называется запрос по Интерполу. Вы знаете о том, что если говорить о Борисе Березовском, то Борис Березовский не просто получил статус политического беженца, но даже российским МИДом признан политическим эмигрантом. Не далее как в январе было специальное заявление МИДа, это можно найти на сайте Министерства иностранных дел РФ. Это касалось заявления Б. Березовского по поводу возможности наличия у чеченских боевиков элементов атомной бомбы. Ядерной бомбы, ядреной бомбы, как у нас иногда любят говорить. И вот тогда в этом заявлении МИДа была буквально следующая фраза, близко к тексту. Она была следующая: это заявление прозвучало из уст известного политэмигранта Березовского. Каждый человек, который понимает дипломатические документы, не закавыченное слово, понимает, что таким образом МИД признает, что Борис Березовский так же как это признало английское Министерство внутренних дел, является политическим эмигрантом. Но это вопрос уже к Министерству иностранных дел, а не к нам. И не к вашим властям. Поэтому в данном случае латвийские власти, которые являются подписантами Женевской конвенции, не могут господина Березовского выдать, потому что признанный политическим беженцем и российским МИДом политэмигрантом, политическим беженцем Англии, они в соответствии с Женевскими конвенциями могут только Бориса Абрамовича выдворить обратно в Англию. Это вот то самое что, может быть, не пустить его было бы. Но в принципе ничего противозаконного, юридически неточного, на мой взгляд, совершено не было. И потом, вы знаете, я абсолютно уверен, что поскольку Борис Абрамович человек чрезвычайно осторожный и хитрый, он сначала изучает ситуацию, где юридически возможно его появление, только потом там появляется, что в его положении, наверное, нормально. Вот, собственно говоря. И, наконец, отвечу на еще один вопрос. Сергей из Москвы спрашивает: «Ваше отношение к  идеологии, как необходимому инструменту любого государства. Может ли религия, как самая древняя идеология, заменить демократию, фашизм, коммунизм и так далее». Во-первых, не хотел бы спорить с вами, Сергей о терминах. Но идеология это система ваших представлений. Вот лично ваших индивидуальных. Вы так видите мир, вы так определяете для себя, что хорошо, что плохо, абсолютно индивидуально. И затем возникает некий тренд, в обществе людей существует несколько течений. Все думают по-разному, но при этом они объединяются более-менее одинаковыми взглядами. Более-менее. И тогда возникают идеологии, которые государство, конечно, может использовать, может насаждать, конечно, идеология, так же как и религия может быть инструментом. Поэтому здесь у меня с вами спора никакого нет. И оставшееся время 203-19-22. Телефон прямого эфира. Напомню вам, что в 16 часов в понедельник у Сергея Бунтмана на прямой связи должна быть президент Латвии, и вы сможете задать ей свои вопросы. И у нас в Интернете огромное количество тем поднято, очень интересных. Я просто призываю наших слушателей не уподобляться тем, кому не надо уподобляться, если у вас есть даже жесткие вопросы, задавать их жестко, но в корректной форме. Даже если вам президент Латвии или Молдовы или России или США чем-то не нравится. Вот, собственно говоря, мой призыв. Телефон прямого эфира 203-19-22. Алло. Здравствуйте. Вы в прямом эфире.

ВЛАДИЛЕН ИЛЬИЧ – Алексей Алексеевич, у вас чудесная передача «Каждый день войны». И я сделал такое предложение, нельзя ли в ней передать адреса из «смертных медальонов». Это было 25 апреля, мне сказали, что это дело просмотрят, и дадут ответ. Но пока не дали. Это один вопрос. И второй вопрос. Королевой. Тоже передача очень хорошая «Как правильно говорить», но правильно ли мы все-таки говорим, когда слушаете на «Эхе», может, слушаете «Эхо»?

А. ВЕНЕДИКТОВ – Нет. Правильно говорим, Владилен Ильич. Я уже неоднократно говорил об этом. Изучалась эта проблема нами в первый и второй год существования «Эха Москвы», «Эхо» склоняется. Поэтому говорим правильно. Что касается «смертных медальонов», честно говоря, для меня это новая тема. Вы, наверное, общались не со мной. Если вы позвоните по телефону 202-92-29 сейчас и объясните нашим референтам, чтобы они для меня сделали запись, я обязательно изучу это буквально в течение несколько дней. Позвоните, пожалуйста, Владилен Ильич, и расскажите референтам об этом. 203-19-22. Алло. Здравствуйте. Вы в прямом эфире.

НАТАЛЬЯ АЛЕКСЕЕВНА – Здравствуйте. Я постоянный слушатель «Эха Москвы». Алексей Алексеевич, такая просьба, найдите более достойное и постоянное место в вечернем эфире для вашей программы «Ну и денек».

А. ВЕНЕДИКТОВ – Для нашей программы, Наталья Алексеевна, есть постоянное и достойное место. Я просил бы вас понять, что все люди слушают радио по-разному. И убрав с одного места и поставив на другое, мы обидим тех людей, которые привыкли слушать в другом месте. Стоит хорошо. 203-19-22. Алло. Здравствуйте. Вы в прямом эфире.

МАРИНА – Здравствуйте. Я хотела узнать не оставили ли вы идею о викторине по фэнтази…

А. ВЕНЕДИКТОВ – Нет, не оставил, я даже сказал, что летом она будет. Может быть не совсем летом, но с июня. Тем более там выходит новый фильм «Волкодав», там сейчас будет опять всплеск интереса. Алло, здравствуйте, вы в прямом эфире.

ГАЛИНА ИВАНОВНА – Здравствуйте. Я хотела бы спросить вас, когда пригласите Явлинского?

А. ВЕНЕДИКТОВ – Не знаю, когда приглашу Явлинского. Когда-нибудь пригласим Явлинского, когда будет информационный повод. 203-19-22. Алло. Здравствуйте. Вы в прямом эфире.

ВАЛЕНТИН – Алексей Алексеевич, добрый день. Если можно, чтобы вы ответили бы на мой вопрос. От лица многих писателей. У вас есть замечательная передача «Детский час». Очень хорошая. Но скажите, почему многим писателям туда вход заказан?

А. ВЕНЕДИКТОВ – Не знаю, что вы имеете в виду. Никаким писателям там вход не заказан. Продюсеры работают, программа замечательная, слушает ее масса народа. Просто такое количество народа в 9 утра, которые слушают по субботам-воскресеньям, это невозможно с точки зрения теории. А на практике это так. И пока это так, меня вполне удовлетворяют и гости, и ведущий. 203-19-22. Алло. Здравствуйте. Вы в прямом эфире.

АЛЕКСАНДР – Здравствуйте. Я из Омска. Алексей Алексеевич, вопрос такой. Вы в свое время говорили, что у вас в эфире не будет фашистов, в общем, людей таких взглядов.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Нет, неправильно, не людей таких взглядов, а людей таких действий. Фашисты это люди действия.

АЛЕКСАНДР – Хорошо.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Вот их не будет.

АЛЕКСАНДР – Чем президент Латвии лучше Макашова?

А. ВЕНЕДИКТОВ – Я вам отвечу, чем президент Латвии лучше Макашова. Президент Латвии не призывает уничтожать людей по национальному признаку, президент Латвии не призывает людей лишать, я бы сказал возможности жить по национальному признаку. Президент Латвии не считает, сколько процентов крови у ее министров, например. Вот тем и лучше. По-моему, совершенно очевидно. И если вам не нравится, я повторяю вам, если вам нечего сказать президенту Латвии, ну что я могу поделать, если вы не можете даже с ней в спор вступить, кроме того, как обзываться, она — вас, вы – ее. Неинтересно. Алло. Здравствуйте. Вы в прямом эфире.

ДМИТРИЙ – Алексей Алексеевич, здравствуйте, я звоню из Санкт-Петербурга. Хотелось бы такой вопрос уточнить. Может ли слушатель повлиять на выбор тех корреспондентов, которые работают в том же Санкт-Петербурге, например.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Нет. А как?

ДМИТРИЙ – Понимаете, какая штука. Русский язык в исполнении одного из корреспондентов несколько коряв.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Если можно, мне письмо с примерами. Ладно? Давайте не в эфире, а письмо с примерами. Это не выбор корреспондента, это проблема. 203-19-22. Алло. Здравствуйте. Вы в прямом эфире.

АЛЕКСАНДР МИХАЙЛОВИЧ – Алло, добрый день. Мне бы хотелось с вами посоветоваться по вопросу ветеранов войны. У нас получается, что ветераны войны разделены по градациям. Разве это правильно?

А. ВЕНЕДИКТОВ – Конечно, это неправильно, но есть еще одна история. Потому что история заключается в том, что это сделано законом РФ, это сделано депутатами РФ. И давайте мы позовем председателя комитета по делам, правда, сейчас уже, по-моему, этого комитета нет, но человека, который представлял этот закон, пусть он объяснит, почему он ветеранов предложил разделить, а дума последовала, а президент подписал, по разным градациям. И что имеется в виду, когда говорят о ветеранах войны и труда кстати. Алло, здравствуйте. Вы в прямом эфире.

МАРИНА – Добрый день. Я звоню из Петербурга. У меня три очень коротких вопроса. Будьте добры, Алексей, не отключайте меня, пожалуйста.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Посмотрим.

МАРИНА – Первый вопрос, когда будет и будет ли «Эхо» в Израиле. Второй вопрос, когда будет «Арсенал» в Петербурге и третий вопрос, будьте добры, хотя бы два слова о вашем звездном сотруднике Сергее Паршине, да? Который стихи делает в передаче «Ну и денек».

А. ВЕНЕДИКТОВ – Вадим Глотов.

МАРИНА – Ой, извините.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Ничего.

МАРИНА – Но это просто потрясающе.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Спасибо большое. «Эхо» можно будет слушать через спутник, довольно скоро мы надеемся во всех странах мира. Пока только по Интернету. Что касается звездности, у нас все звездные кроме главного редактора. Что касается «Арсенала» в Петербурге, пока не планируем. Я ответил на все вопросы. Алло, здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ — Добрый день. Не могли бы вы пригласить в вашу передачу Леонида Реймана…

А. ВЕНЕДИКТОВ – Приглашен и согласился. Речь идет о министре Реймане. Выбираем информационный повод, надо, чтобы какое-то событие и под него, не просто так, а событие — и под него. Но он согласился в отличие от некоторых других министров. Алло. Здравствуйте. Добрый вечер.

НАТАЛЬЯ АЛЕКСЕЕВНА – Здравствуйте, Алексей Алексеевич. Скажите, пожалуйста, нельзя ли какую-то передачу типа «Театр у микрофона» организовать.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Нет, это не наш жанр. Мы информационная станция. Алло. Здравствуйте. Вы в прямом эфире.

ВАЛЕНТИНА – Здравствуйте. Вы знаете, у меня к вам такая просьба. Нельзя ли пригласить на вашу радиостанцию профессора Львова и Михаила Делягина.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Михаил Делягин, по-моему, будет у нас в понедельник вечером. Поэтому вы понимаете, вы говорите, пригласите, зачем, куда, к чему. К темам. Вот когда будут темы, будем приглашать. Дальше. 203-19-22. У нас есть еще 4 минуты. Алло. Здравствуйте.

НАТАЛЬЯ СЕМЕНОВНА – Здравствуйте. Я хотела бы спросить, почему вы не считаете, что достаточным информационным поводом для приглашения Явлинского является сейчас одна из самых насущных проблем – создание объединенного демократического фронта оппозиции.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Почему Явлинский? Почему не Чубайс? А почему не Хакамада? А почему не Каспаров? А почему Явлинский? Почему не Путин.

НАТАЛЬЯ СЕМЕНОВНА – А потому что все остальные бывают значительно чаще…

А. ВЕНЕДИКТОВ – Одну секундочку.

НАТАЛЬЯ СЕМЕНОВНА – На телевидении его не показывают.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Одну секундочку. Вы знаете, такое ваше упорство заставляет меня наложить эмбарго на приглашение Григория Явлинского.

НАТАЛЬЯ СЕМЕНОВНА – Значит, у вас тоже есть на него запрет только и всего, как и на телевидении.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Это считайте, как хотите, только он, по-моему, на прошлой неделе был у нас. Как вы считаете, так пусть и будет. У каждого политического деятеля есть группа фанатов, которые готовы его слушать 24 часа. Я это понимаю. Но я не разделяю этот фанатизм. И такое настойчивое продвижение одного политического деятеля мне не кажется правильным. Мы с радостью Григория Алексеевича Явлинского позовем и пригласим и в дискуссии один на один, но нельзя говорить о том, что мы его не приглашаем. Зайдите на сайт, посмотрите, как часто он у нас бывает. При этом повторяю, просто так каждый день нет. Никого. Алло. Здравствуйте.

ЛЕОНИД АЛЕКСАНДРОВИЧ – Добрый день, Алексей Алексеевич. Как вы смотрите на экскурс в историю. Например, по поводу «черных полковников» греческих 1967-74 годы, там некоторые аналогии возникают.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Хорошо, я понял, я передам Сергею Бунтману, он все-таки у нас ведет программу «Не так», но это интересная тема. Спасибо за подсказку, мне представляется она интересной. 203-19-22. Алло. Здравствуйте.

ГАЛИНА ДМИТРИЕВНА – Здравствуйте, Алексей Алексеевич. Скажите, пожалуйста, как можно расценить, что «Хованская больница для хороших людей».

А. ВЕНЕДИКТОВ – Не знаю. Я рекламу не комментирую. Извините, Галина Дмитриевна. Вот не комментирую рекламные ролики никак. Алло. Добрый день.

ГАЛИНА ГУРЬЕВНА — Я хотела вам сказать в отношении вашей программы. Программа мне ваша нравится, она много дает познавательного материала и много дает информационного. Но чего не хватает вашей программе это патриотичности в той стране, в которой вы живете.

А. ВЕНЕДИКТОВ – А мне кажется, что мы является самой патриотичной радиостанцией, Галина Гурьевна, которая существует. Потому что мы все делаем, для того чтобы в нашей стране люди жили хорошо. И это главное — патриотизм. И если мы видим, что власть делает все, для того чтобы, не все, если власть поступает ошибочно, если ее решения приводят к тому, что люди живут хуже, мы эту власть критикуем. И для того чтобы власть нас услышала и поняла, что надо делать по-другому. Это есть настоящий патриотизм. А не биение себя в грудь с криками — «какие мы патриоты». Так что, любая наша передача, я считаю, это очень патриотичная передача, потому что главная задача — это не, чтобы государству в лице бюрократов было хорошо, спокойно, вальяжно, чтобы их никто не трогал, а чтобы людям было хорошо. Простым людям, вам, мне, чтобы было хорошо. В этом патриотизм, на мой взгляд. Конечно, у других может быть другое понятие патриотизма. Хорошо, спасибо всем, кто позвонил. Я посмотрел, здесь масса любопытных вопросов, к сожалению, никак на все ответить не могу. Тем не менее, следите за нашей программой. Привет Григорию Алексеевичу Явлинскому, и до скорого.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире