04 июля 2004 года

В. ТРЕТЬЯКОВ — Самое важное и интересное на прошлой неделе, точнее, в последние ее дни, это дела коммунистические, которые, как ни странно, затрагивают не только интересы коммунистов, но и всех тех, кто озабочен существованием нормальной политики в России. Дело в том, что КПРФ до сих пор оставалась единственной более или менее полноценной российской партией, можно было бы предположить, что она будет тем кристаллом, вокруг которого, коль скоро, других партий практически нет, вокруг которого постепенно создастся, как альтернатива КПРФ, столь мощной, создадутся другие партии. Т.е. создастся нормальная партийная система, которой до сих пор у нас так и не возникло. В этом смысле представители всех остальных прото— и квазипартий были заинтересованы парадоксальным образом в нормальном развитии КПРФ. Но эту партию поразил глубокий кризис под влиянием как внешних факторов, так и внутренних. Внешние, это, безусловно, с компартией продолжается борьба, в том числе официальных структур. И в первую очередь, направленная на раскол этой партии, т.е. ее дальнейшее ослабление. Но не менее значимы и внутренние факторы. И, конечно, главным из них является то, что Геннадий Зюганов или вообще лидеры во главе с ним того, что мы пока считаем КПРФ, не пошли на обновление этой партии. Ни до выборов думских прошлого года, что и многие объективные наблюдатели предлагали и замену лидера на более молодого, энергичного и отвечающего реалиям сегодняшнего дня. Не пошли они на это и после этих выборов. Точнее говоря, после фактического поражения на них. Эти два фактора, внешний и внутренний, сложились и дали худший для КПРФ эффект. А именно фактический раскол этой партии, проведение двух альтернативных съездов, что мы наблюдали, выбор двух лидеров. Во главе старой КПРФ Зюганов, во главе новой КПРФ или альтернативной КПРФ Тихонов, человек, кстати, безусловно, в силу возрастных и всех прочих, интеллектуальных и прочих, особенностей, который не сможет модернизировать партию, превратить ее в новую левую, отвечающую вызовам сегодняшнего дня. Таким образом, повторяю, для КПРФ случилось худшее, она даже не стагнировала в привычном для себя состоянии, когда возникала надежда, что рано или поздно Зюганов все-таки передаст власть более молодому, энергичному и современному лидеру, пусть и с запозданием. А теперь прямой раскол. Ясно, что не без вмешательства государства, будут разбираться, какая из двух партий правильная, юридически правильная. Есть все основания предполагать, что государственные органы будут склоняться к тому, что как раз альтернативная, а не зюгановская партия является настоящей КПРФ, что, безусловно, еще больше ее ослабит, возможно, приведет к полному такому распаду этой партийной структуры. Но, так или иначе, процесс этот продолжается. И продолжается, повторяю, по худшему из всех возможных сценариев. Вина за то, как я сказал, и на внешних, и на внутренних силах. И в общем, как итог можно констатировать, что на сегодняшний момент находится в периоде распада самая мощная, самая организованная российская политическая партия, что в конечном итоге объективно, безусловно, еще усугубляет и так дурную ситуацию со складыванием нормальной многопартийности в России. Это печальный итог. И остается только надеяться тем, кто заинтересован в том, чтобы в России была демократия, а нынешняя демократия все равно основывается на многопартийной системе, надежда на то, что в ближайший избирательный цикл, до ближайших парламентских выборов коммунистическая партия, так или иначе, выйдет из этого кризиса и останется более или менее цельной структурой. Это, повторяю в интересах всех, а не только коммунистов, всех, кто занимается политикой в России.

П. ФЕЛЬГЕНГАУЭР — Власть в России, похоже, задалась целью вконец испортить отношения сразу со всеми. Недовольство во всех кругах общества нарастает на дрожжах, а основные органы гостелепропаганды, Первый и Второй каналы, неуверенно блеют, что-то несуразное и неубедительное или отмалчиваются. Страна в кризисе, а главной новостью оказывается победа Шараповой, живущей и тренирующейся много лет безвылазно в Америке, на Уимблдоне. Но других положительных новостей, кроме юной Шараповой, не видно. Как в старом советском анекдоте, мнение приезжего японца о России, 'дети у вас замечательные, а то, что вы руками делаете, никуда не годится'. В декабре и марте граждане голосовали за Кремль, за Путина фактически вслепую. И Путин, и 'Единая Россия' от участия в публичных дебатах отказались. Тогда обозреватели указывали, что в любой западной стране отказ от публичных дебатов непременно привел бы любого кандидата к краху. И недаром, если кто отказывается публично обсуждать свою предвыборную платформу, значит, точно камень за пазухой держит и после выборов точно какую гадость устроит. Так и вышло, вдруг население выяснило, что голосовали они, оказывается, за отмену льгот, за резкое повышение налогов, за платную медицину, за платное образование, за продажные суды и произвол. За призыв студентов в солдаты и отказ от всяких попыток военной реформы. Много еще чего хорошего. Пусть часть этих реформ даже разумна и рациональна. Но грубо обманутые люди не готовы слушать никаких резонов. Монетаризация социальных льгот, надвигающаяся медицинская и жилищно-коммунальная реформы поднимают на борьбу, казалось, самых лояльных. Знакомый генерал, депутат ГД от 'Единой России', тоже кипит возмущением. Его, конечно, бесплатный проезд в переполненном автобусе или электричке не волнует. Но и он обманут. Сам голосовал за принятие жилищного кодекса, в котором налог на приватизированную квартиру установлен в размере от 0.2 до 2% ее стоимости. Думал генерал и так ему вроде правительство разъясняло, что речь идет о многократно заниженной балансовой стоимости БТИ. Теперь власть вдруг объявила, что учитываться будет рыночная цена. А рыночная цена генеральской квартиры в центре Москвы, полученной, естественно, бесплатно и приватизированной, миллион долларов с лишним. И налогов с генерала могут теперь истребовать от 2 до 20 тыс. долларов в год. А федеральный центр так перераспределил налоги в стране и еще теперь сбросил на регионы такой объем социальных обязательств по льготам, по ЖКХ, что не захотят местные власти, а вынуждены будут драть с приватизированных квартир по полной. Вот в думе профильный комитет по обороне и безопасности сейчас готовит челобитную царю в Кремль от имени 25 млн. пенсионеров, военных и всяких спецслужб, требовать льготы. Что же, Кремль, наверное, кое-что и вправду скорректирует, но тяжкий политический ущерб уже нанесен. Когда власть постоянно нагло врет, когда не знаешь, чего еще ждать, ни бедный, ни богатый не чувствует себя в безопасности. Обещал вроде как в Ташкенте Путин, что ЮКОС не будут банкротить. Оказалось, тоже неправда. Все текущие счета уже арестованы, штаб-квартира оккупирована. Понятно, кремлевские растаскивают богатство ЮКОСа себе любимым по карманам, и жадность, когда цель уже совсем близко, глаза застлала. Как со льготами не желает видеть даже ближайших последствий. Ведь процесс производства у ЮКОСа будет неизбежно нарушен, более, чем возможны, забастовки. Правда, физический объем экспорта нефти серьезно не уменьшится, много других претендентов на трубу стоит в очереди. А то, что остановятся в регионах нефтеперегонные заводы, внутренние цены на горючее в сельхоз. сезон взлетят до небес, а где-то вообще его не будет, и все это на фоне уже нарастающего всеобщего недовольства и тревоги, никого, похоже, не волнует. Вот так уже не раз в России возникали революционные ситуации, когда власть по собственной дурости доводила до ручки сразу верхи и низы. Недаром сам термин 'революционная ситуация' возник именно в России.

М. БЕРГЕР — Что-то случилось на прошлой неделе со Счетной палатой. Обещанный Сергеем Степашиным на пятницу, 2 июля, сеанс аудиторской магии с разоблачением не состоялся, а ведь незадолго до того глава СП не раз публично заявлял, что возглавляемый им орган уже полгода изучает приватизационные сделки за последние 10 лет и обязательно выведет неправедно обогатившихся в ходе приватизации на чистую воду. Более того, за неделю до представления публике итогов расследования в прессе появились утечки из будущего доклада СП. Согласно этим утечкам, все сделки по залоговым аукционам, а это и 'Норникель', и 'Лукойл', и 'Сургут', и очень многое другое, признаны чуть ли воровством и мошенничеством. Из доклада как бы вытекала мысль, что всех, кому задешево досталось то, что нынче стоит дорого, ждет если не тюрьма, то необходимость покрыть разницу в цене. Т.е. если компания была куплена, условно говоря, за 100 млн. долларов 10 лет назад, а сейчас она стоит миллиард, извольте донести в казну 900 млн. разницы. Такое предъявление претензий было бы вполне в духе времени, кого сейчас волнует, что приватизация, в том числе пресловутые залоговые аукционы, осуществлялась под действующим тогда законам и правилам, предложенным властью, между прочим. Как показывает дело ЮКОСа, следование законам не освобождает от ответственности перед властью и чиновниками. Однако всероссийского предъявления счетов за приватизацию не состоялось. А раздутая по этому поводу пиар-компания сдулась как проколотый воздушный шарик. Представители СП на пресс-конференции в пятницу бубнили что-то невнятное и обещали устроить настоящий судный день, но уже осенью. Что же случилось? Один из символов приватизации Альфред Кох вступил на прошлой неделе в заочную полемику с одним из символов ревизии приватизации Степашиным. Кох дал несколько интервью, где выдвинул два очень любопытных тезиса. Если необходимо компенсировать разницу между ценой приватизационной сделки и нынешней ценой компании, то это должно распространяться на все сделки, в том числе, скажем, на сделку по 'Связьинвесту'. А как известно, 'Связьинвест' был продан Соросу за 1 млрд. 800 млн., а нынче эта компания стоит всего 600 млн. долларов. Это означает, что уже не Сорос должен бюджету деньги, а бюджет должен Соросу больше миллиарда долларов, поскольку это и есть разница в приватизационной сделке. Второй тезис, не менее любопытный, претензия к разнице в цене должна распространяться не только на те компании, которые укажет Степашин, но и на все подобные сделки. Но в таком случае десятки и сотни высокопоставленных чиновников, получивших за копейки в результате приватизации дачи на Рублевке, должны доплатить, кто полмиллиона, кто миллион, а кто и больше, за то имущество, которое досталось им по остаточной стоимости. И более того, как справедливо указывает Кох, по этой логике, все владельцы приватизированных квартир тоже, оказывается, должны государству, потому что квартиры достались им практически за бесценок, а сегодня самая плохонькая из них стоит десятки тысяч долларов. Готова ли СП потребовать с народа разницу в цене? Может быть, именно это соображение остановило разоблачительный пафос Степашина? На мой взгляд, вряд ли. В системе, где следование законам не освобождает от ответственности перед властью и чиновниками, все спорные вопросы решаются не в судах, а где-то еще. И вот в этом 'где-то еще' пока не решили, что же делать с тем, что нарыл Степашин. Решать, видимо, будут осенью. Подождем.

А. СОЛДАТОВ — Приговор нашим чекистам в Катаре в виде пожизненного заключения сюрпризом ни для кого не стал. Путин все-таки не зря звонил эмиру. Понятно, что теперь вопрос их освобождения — лишь дело времени и торговли между двумя странами. Но как бы ни закончилась эта история, ясно, что на наших спецслужбах это отразится самым худшим образом. После трагедии 'Норд Оста' стало понятно, что спецслужбы, точнее, ФСБ, не отвечают за то, что допускают проведение терактов на подведомственной территории. Вместо отставки начальника московского ФСБ наградили и повысили в звании. Так же, как и начальника департамента по борьбе с терроризмом. В результате был создан прецедент. И теперь мы уже не удивляемся, что никто не ответил ни за убийство Ахмата Кадырова, ни за нападение боевиков на Ингушетию. В обоих случаях вместо снятия с должности и разбора полетов последовал прилет президента в качестве поддержки. История с Катаром продвинула этот странный принцип поощрения за плохо сделанную работу еще дальше. Операция по ликвидации Яндарбиева — это провал. Причем даже неважно, взрывали ли арестованные офицеры бывшего чеченского президента или нет. Главное, что при жизни Яндарбиев навредил России гораздо меньше, чем после смерти. То, что в Катаре так некстати оказались эти два офицера, это удар по репутации России. И за это должен ответить тот, кто планировал эту операцию. Вместо этого мы слышим стенания о том, как плохо сидеть в катарской тюрьме. Это вещи разные. Одно дело, помогать попавшим в беду на чужбине. Другое — выяснить, кто виноват в том, что операция провалилась. Причем, поскольку этот скандал давно вышел за ведомственные рамки, результат поиска виновных тоже должен стать известен. Понятно, что нельзя выносить в прессу детали планирования операции спецслужб. Но в нормальных странах для этого придуман хороший способ, не предполагающий раскрытия гостайны. Отставка руководителей ведомства. Есть и свежий пример для подражания, уход директора ЦРУ. Ничего подобного во время катарского процесса мы не увидели. Вместо этого началась игра в секретность. Из-за этой секретности так до сих пор и неизвестно, в какой именно спецслужбе служили два товарища. По идее, зарубежную операцию по ликвидации должна проводить или разведка СВР, или военная разведка ГРУ. Но почти не остается сомнений, что, на самом деле, за вояжем двух офицеров стоит ФСБ. Уж больно почерк похожий. С одной стороны, власти твердят о невиновности офицеров. С другой — намекают на израильский опыт зарубежных ликвидаций террористов. Т.е. фактически оправдывают убийство. На этом фоне происходит сначала захват заложников, т.е. арест катарских спортсменов, посаженных в следственный изолятор ФСБ, потом их освобождение без всяких объяснений, история с увольнением Парфенова, и наконец несколько попыток вбросить информацию, что офицеры служили в ГРУ. Все это похоже на заметание следов с целью уйти от ответственности. Пока это удается. В результате этого скандала спецслужбы поняли для себя одно, теперь они не несут ответственности не только за то, что допускают операции противника, но даже за провал своих собственных операций. У нас почему-то решили, что именно так надо поднимать боевой дух. На самом деле, это деградация.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире