'Вопросы к интервью
К. ЛАРИНА — А как правильно говорить, — интересуются наши слушатели, — орангутан или орангутанг?

М. КОРОЛЁВА — Они это спрашивают?

К. ЛАРИНА — Да.

М. КОРОЛЁВА — О, как интересно. По-моему, орангутанг.

К. ЛАРИНА — Г.

М. КОРОЛЁВА — Без вариантов.

К. ЛАРИНА — Товарищ орангутанг, именно так.

М. КОРОЛЁВА — Я смотрю, что Оля сразу к словарю обратилась. А почему бы не посмотреть? Вдруг есть какие-то изменения? В последних веяниях, у нас что-то появилось. Но нам сегодня не до этого будет.

Материалы по теме

Используется ли у Вас на работе ненормативная лексика?

да, постоянно
63%
нет, никогда
33%
затрудняюсь ответить
5%


К. ЛАРИНА — Это программа «Говорим по-русски». Марина Королёва, Ольга Северская.

О. СЕВЕРСКАЯ — Я должна вас обрадовать — оба варианта возможны.

К. ЛАРИНА — Да ладно.

О. СЕВЕРСКАЯ — Причём, на первом месте стоит орангутан.

К. ЛАРИНА — Да ладно?

М. КОРОЛЁВА — Я же говорю – новые веяния.

К. ЛАРИНА — Господи, что такое случилось? Куда ни ткнёшь пальцем – обязательно какое-то приключение. Да что ж такое, а?

О. СЕВЕРСКАЯ – Орангутан, вот так.

К. ЛАРИНА — А, может быть, это какое-то специальное употребление?

О. СЕВЕРСКАЯ — И орангутанг. Нет, ты знаешь, я не случайно полезла в словарь, потому что насчёт орангутана я слышала раньше.

К. ЛАРИНА — А мы опять сегодня в тонусе. Обратите внимание.

О. СЕВЕРСКАЯ — Мы стараемся.

К. ЛАРИНА — Смотрите, серо-чёрно… только, вот, фиолетовый шарфик нас украшает всех.

О. СЕВЕРСКАЯ — Да.

К. ЛАРИНА — Да, Оль?

М. КОРОЛЁВА — Ну не всех. Ну не всех, скажу честно, а только некоторых.

О. СЕВЕРСКАЯ — Знаешь, в чём отличие?

М. КОРОЛЁВА — Слушайте, ну раз уж мы заговорили про орангутана и орангутанга, потому что Оля посмотрела в орфографический словарь Владимира Лопатина, а я вот смотрю в Толковый словарь русского языка с включением сведений о происхождении слов. Это под редакцией академика Шведовой. Действительно 2 варианта, без вопросов. И орангутан, и орангутанг. Но откуда взялось? Из английского… а почему из английского… «оранг-утанг» восходит к малайскому «оран хутан», «лесной человек».

К. ЛАРИНА — Во как! Представляете?

О. СЕВЕРСКАЯ — Вот так вот. Я просто помнила, что с орангутангом, вот, скажем так, то же самое, что с пергаментом. Он пергамен и пергамент.

М. КОРОЛЁВА — Ну, очевидно, в английском это как-то «оранг-утан»… что-то такое.

К. ЛАРИНА — Первый лозунг – пользуйтесь словарями, они нужны вам. Там много интересного.

М. КОРОЛЁВА — Причём, я не уверена, что в любом электронном словаре вы это найдёте. Всё-таки бумажные словари – они ещё очень и очень могут нам помочь, правда же?

О. СЕВЕРСКАЯ — Могут, конечно.

К. ЛАРИНА — Ну какие у нас сегодня планы? Рассказывайте.

М. КОРОЛЁВА — Планы. У нас в конце как всегда альманах «Говорим по-русски», это примерно в 10:50. До этого мы разыгрываем здесь книжки, отвечаем на ваши вопросы, а вы отвечаете на наши вопросы. Но до этого мы хотим с вами как всегда обсудить очередную животрепещущую тему. И сегодня она опять, поскольку иногда, время от времени, несколько раз в году мы это обсуждаем, связана с матом, с нецензурной лексикой. Дело в том, что появился в Интернете очередной скандальный ролик, связанный с тем, как некая женщина в белом халате матерится на курсантов Российского Института стратегических… чего у нас? РВСН, да? Значит, РВСН, Ракетных войск стратегического назначения. Да, там стоит строй курсантов, стоит женщина, которая, действительно, я, к сожалению, не смогла до конца прослушать этот ролик до конца, я не выдержала.

К. ЛАРИНА — А эта женщина — врач или повар?

М. КОРОЛЁВА — Эта женщина – врач, которая представляется физиотерапевтом. Говорят уже в институте, что случай произошёл полгода назад, а её уволили, там по некоторым сведениям она работала не врачом, а начальником столовой, но почему-то она ведёт себя как врач и выступает в роли врача. Не знаю, кто прав, кто виноват, но мы, собственно, не об этом. Мы здесь оттолкнулись от комментариев, которые давал Дмитрий Рогозин, наш постоянный представитель при НАТО, постоянный представитель России, который сказал несколько интересных на мой взгляд вещей по этому поводу. Он выразил своё возмущение, сказал, что с этим конкретным случаем нужно разбираться, что действительно мат – на то и явление русского языка, что несёт в себе мощный адреналин, то есть заряд какой-то, как считает Рогозин. «Я сам иногда ругаюсь среди своих мужиков, но стараюсь это делать редко и к месту. Когда слышу мат от женщины, да ещё сплошной бессмысленный, это говорит о полной деградации…», ну и так далее. Впрочем, он признает, что мат – не столь редкое явление и среди официальных лиц, с которыми постпреду при НАТО приходилось работать. Упоминает некоего человека, который с натовцами говорит и через слово сцеживает какое-то там матерное словечко. Вот. Значит, мы в связи с этим решили поинтересоваться у вас. Вот, часто ли мат используется в рабочей обстановке и считаете ли вы, что это допустимо, или, может быть, нет.

К. ЛАРИНА — Как вы реагируете, кстати? Вот, вы человека пресекаете, когда он матом ругается? Мы имеем в виду – не на улице. Улица нас меньше всего интересует в данном разговоре.

М. КОРОЛЁВА — Мы имеем в виду исключительно рабочую атмосферу, рабочую обстановку.

К. ЛАРИНА — Да, да, да, в офисе или на работе где-то, да? Вот это интересно, как вы реагируете, позволяете ли вы вашим коллегам или вашему начальнику с вами разговаривать матом?

М. КОРОЛЁВА — Позволяете ли вы себе материться, например, в присутствии начальства, в присутствии женщин на рабочем месте, и так далее. Есть довольно много интересных опросов, кстати, уже.

О. СЕВЕРСКАЯ — Да, в частности, один из них провёл сайт superjob,ru, и они опросили 1700 респондентов из 7 округов Российской Федерации, причём, только тех, кто имеет работу. Выяснилось, что ненормативной лексикой на работе пользуется 31% россиян.

М. КОРОЛЁВА — Каждый третий.

О. СЕВЕРСКАЯ — Каждый третий. И портрет, среднестатистический матерщинник – это мужчина до 40 лет, имеющий автомобиль, среднее образование и доход 30-40 тысяч рублей. Есть любопытные данные. Оказывается, респонденты, состоящие в браке и имеющие детей, почему-то матерятся чаще тех, кто ещё не нашёл свою вторую половину.

К. ЛАРИНА — Жизнь довела.

О. СЕВЕРСКАЯ — И не успел обзавестись потомством. 22% опрошенных признались, что мат – это норма для организации, где они работают. Соответственно, всё-таки, что нас радует, что 78% наших сограждан мата на работе не слышат.

К. ЛАРИНА — Я бы проголосовала, раз уж такая пьянка у нас пошла. Статистические данные свои какие-то…

О. СЕВЕРСКАЯ — И ещё немножко статистики, потому что, вот, например, там, на вопрос «Употребляете ли вы мат на работе?» 69% сказали, что нет, но при этом сказали: «но иногда очень хочется, и я матерюсь про себя», «мат хорош там, где он к месту, а в работе считается, что не к месту», «почти нет, всё зависит от обстановки, да и в сердцах иногда может что-нибудь вырваться», «иногда ругаюсь матом по-немецки, помогает». Ну, в общем, всё-таки большинство случаев говорили, что существуют деловые… и надо уметь держать себя в руках, а те, кто сказали — да, они добавляли: «но только тихо, мирно, себе под нос и очень редко», «в мужском окружении, когда оппоненты упираются из простого упрямства», «редко, в особо тяжёлых случаях, бывают ситуации, когда без мата плохо понимают», «редко, надеюсь, к месту и точно не в присутствии дам», и так далее.

М. КОРОЛЁВА — Ну, вот, ещё здесь, да, вопрос тоже был у superjob – «Принято ли у вас на работе использовать нецензурную лексику», вот, среди тех, кто говорит «да»: «ещё как принято, особенно ругаться матом утром» или «это автосервис, тут такой язык, на производстве многие постоянно матерятся, — говорится, — но не так, чтобы сотрудники слышали», «тихо, про себя, с глазу на глаз хорошо знакомым тебе товарищам по работе», « у нас матерятся сплошь и рядом, зато всем всё понятно». Ну, в общем вот так вот. Получается каждый третий как минимум.

О. СЕВЕРСКАЯ — Ещё мне очень нравится: «неприятно это, но что поделать?».

М. КОРОЛЁВА — Да. То есть это как-то вроде норма жизни такая.

К. ЛАРИНА — 3633659 – это раз. +79859704545 – это два. И мы готовы принимать ваши рассказы страшные. Страшные рассказы.

О. СЕВЕРСКАЯ — Без цитат, если можно.

К. ЛАРИНА — Да, без цитат. Ну давайте, вы поняли, мы хотим вас узнать, какое место мат занимает в вашей рабочей жизни. Есть ли у вас матерщинники на работе, принято ли такое общение между коллегами или начальник-подчиненный, как вы лично на это реагируете, пресекаете такие вещи, или даже если вам это не нравится, вы готовы терпеть, поскольку это норма, как было сказано в опросе, который Оля цитировала. Пожалуйста. Я вижу, что активен телефон. Где мышь-то? Вот эта, что ли, чёрная? Чёрная. Да, алло, здравствуйте, алло.

СЛУШАТЕЛЬ — Добрый день. Меня зовут Игорь.

К. ЛАРИНА — Да, Игорь.

СЛУШАТЕЛЬ — Про себя могу сказать, что в обиходе не употребляю.

К. ЛАРИНА — Обиход нас не интересует. Нас интересует только рабочее время.

М. КОРОЛЁВА — Только рабочая обстановка.

СЛУШАТЕЛЬ — На работе у нас полное табу, совершенно исключено. Человек, который попытался, был бы уволен или…

К. ЛАРИНА — А что за работа такая у вас стерильная?

М. КОРОЛЁВА — Ну какая сфера деятельности?

СЛУШАТЕЛЬ — Она не стерильная. Я просто работаю с людьми, у которых всё нормально с головой, с культурой и других…

К. ЛАРИНА — Ну что за работа такая, скажите, какая сфера?

СЛУШАТЕЛЬ — Разработка информационных систем.

К. ЛАРИНА — Это компания частная, да?

СЛУШАТЕЛЬ — Да, частная компания. Что касается общения со мной, если кто-то из партнёров или собеседников начинает употреблять мат, я сворачиваю разговор или ещё каким-то образом реагирую. А мои наблюдения, к сожалению, заключаются в том, что сформировалась прослойка людей, которых современная «культурная» среда сделала настолько распущенными, что они уже просто не могут говорить без мата, и есть категория людей, которые без мата перестали воспринимать смысл слов, для них мат – это непременная приправа должна быть. То есть, на мой взгляд, это чудовищная деградация, своего рода культурологическая мутация, которая произошла у нас в обществе. Причины – полная безнаказанность распущенности.

М. КОРОЛЁВА — Игорь, скажите, пожалуйста, вот, вы упомянули разговор с партнёрами. Представьте себе, что это очень важные переговоры и человек для вас очень важный.

СЛУШАТЕЛЬ — У меня ещё были буквально два дня назад такая ситуация, важные переговоры. Я человека попросил немедленно сменить лексику, иначе мы свернём переговоры.

М. КОРОЛЁВА — Он подчинился или он выразил какое-то недоумение, там, в глазах, может быть, было непонимание?

СЛУШАТЕЛЬ — Он начал что-то бормотать, что это, так сказать, он добродушно сказал, он сказал, что не воспринимаю как нормальный вариант, поэтому давайте без него обойдёмся. Добродушно.

К. ЛАРИНА — Не всем приятно, действительно. Вот, Игорь как раз из тех, кому неприятно. Ну что ж, спасибо вам большое. Вы печальные выводы сделали о состоянии умов. Я думаю, что можно в какой-то степени согласиться с Игорем. Молодец, видите, не принято и всё. Молодец. Алло, здравствуйте, алло.

СЛУШАТЕЛЬ — Алло.

К. ЛАРИНА — Да.

СЛУШАТЕЛЬ — Да идите на_ _ _, с_ _ _ _ _.

М. КОРОЛЁВА — Ну у нас тут рабочая обстановка, правда же?

К. ЛАРИНА — А ты что хотела, Королёва?

М. КОРОЛЁВА — Ничего, ничего. Это самое я и предполагала от этого конкретного человека. Телефончик-то пометила?

К. ЛАРИНА — Ой, я тебя умоляю.

М. КОРОЛЁВА — Пометь, пометь красненьким.

К. ЛАРИНА — Не пугай ты их, они пуганые. Это хорошая иллюстрация, конечно, к разговору. Алло, здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ — Алло. Да, иллюстрация замечательная.

К. ЛАРИНА — Так и живём.

СЛУШАТЕЛЬ — Я хочу сказать, что у нас на работе ненормативной лексики не употребляют вообще.

К. ЛАРИНА — Где же вы все работаете, люди?

СЛУШАТЕЛЬ — Агентство недвижимости. Хороший женский коллектив. Хотя мужчины тоже есть, но это вообще не принято, в переговорах…

К. ЛАРИНА — А пробовал кто-нибудь?

СЛУШАТЕЛЬ — Не знаю, не пробовали.

К. ЛАРИНА — Не слышали? Вообще ни разу не слышали, да?

СЛУШАТЕЛЬ — На работе – нет. Но я хочу вам рассказать одно наблюдение. Этим летом мы с детьми слушали «Волшебник изумрудного города», и там идут… Страшила, когда на Гудвина наезжает, можно сказать, мы сейчас пригласим летучих обезьян, ёрики-морики, и они тебе покажут. И я поняла, что вот эти ёрики-морики, да, вот, когда очень раздражена…

К. ЛАРИНА — Присказка такая.

СЛУШАТЕЛЬ — Хотя я… да, что когда очень раздражена, я вслух никогда не использую, но иногда…

К. ЛАРИНА – Скажете «ёрики-морики».

СЛУШАТЕЛЬ — Про себя… да, именно, не ёрики-морики, а другие слова вылетают в мозгу, в голове.

К. ЛАРИНА — Перевод на русский.

СЛУШАТЕЛЬ — Да, в переводе на русский, когда чем-то безумно сильно раздражён.

М. КОРОЛЁВА — Можно я спрошу?

СЛУШАТЕЛЬ — Да.

М. КОРОЛЁВА — Скажите, пожалуйста, хорошо, у вас в офисе, допустим, не матерятся, но клиенты ведь бывают разные. Если у вас агентство недвижимости, вот бывает такая ситуация, что где-то во время сделки, во время переговоров вдруг кто-то из клиентов начинает употреблять…

О. СЕВЕРСКАЯ — Что ты мне трам-парарам предлагаешь?

М. КОРОЛЁВА — Ну или между собой. Бывает такое?

СЛУШАТЕЛЬ — Ну, вы знаете, поскольку все-таки, ну, у меня, вот, я не припомню. Наверное, бывает.

М. КОРОЛЁВА — Повезло вам.

СЛУШАТЕЛЬ — И, наверное, не все отвечают вежливо и корректно. У меня что-то не припомню.

М. КОРОЛЁВА — Повезло вам. Повезло вам. Спасибо. Значит, кроме ёриков-мориков, собственно говоря, ничего и не…

К. ЛАРИНА — Какие люди-то! Ты посмотри, какие-то оазисы.

М. КОРОЛЁВА — Отборные люди, коллекционные.

К. ЛАРИНА — Где находят такие рабочие места уникальные, поразительно. Алло, здравствуйте, алло.

СЛУШАТЕЛЬ — Алло.

К. ЛАРИНА — Да-да.

СЛУШАТЕЛЬ — Здравствуйте.

К. ЛАРИНА — Здрасьте.

СЛУШАТЕЛЬ — Ксения?

К. ЛАРИНА — Здрасьте, да.

СЛУШАТЕЛЬ — Юля, Санкт-Петербург.

К. ЛАРИНА — Да, Юля, рассказывайте.

СЛУШАТЕЛЬ — Вам рассказывают совершенно какие-то вещи, не могла не позвонить.

К. ЛАРИНА — Да, я думаю, что у вас нормальная работа.

СЛУШАТЕЛЬ — Я не в голосе, потому что простыла. Нет, работы у меня мало. Я сейчас работаю, воспитывая двух маленьких детей. Но с 96 года я служу в Вооружённых силах. Я военный доктор военно-медицинской службы. Я вам скажу так. В вооружённых силах на этом языке разговаривают с женщинами, без женщин, поэтому вот так.

М. КОРОЛЁВА — Юля, а как вы себя ведёте в таких ситуациях? Я так понимаю, что вы же не большой сторонник, наверное, публичной матерщины.

СЛУШАТЕЛЬ — Нет. Я считаю себя культурным человеком. По крайней мере, я в такой семье воспитывалась. Меня раздражает мат, и считаю, что…

М. КОРОЛЁВА — Хорошо, а как вы себя ведёте, если вы с 96 года в такой обстановке существовали?

СЛУШАТЕЛЬ — Я вам скажу так. Меня это раздражает, но открытого противостояния я не могла себе позволить. Но меня это раздражает, но обстановка такова, что к этому настолько привыкли, что с этим не борются. И, как правило, это в отношениях начальник-подчинённый, поэтому ну как вы понимаете?

К. ЛАРИНА — То есть вы никак не реагируете?

СЛУШАТЕЛЬ — Вы меня извините, я просто хочу уточнить. По отношению лично ко мне этого никогда не случалось. Но когда это случалось на моих глазах, я ничего не предпринимала. В ответ я никогда не видела, не слышала, чтобы было какое-то противостояние, открытое противостояние.

М. КОРОЛЁВА — И никто при вас такого… это же не противостояние, но просто вежливо, тихо сказать – а можно при мне не материться?

СЛУШАТЕЛЬ — Ксения, вы…

К. ЛАРИНА – Это уже Марина.

М. КОРОЛЁВА — Это неважно.

СЛУШАТЕЛЬ — Вы не можете себе представить. Там отношения совсем другие, грубые, и поэтому женщина, не женщина… вот тут как раз таки…

К. ЛАРИНА — А женщины, кстати, позволяют себе такой стиль разговора в вооружённых силах?

СЛУШАТЕЛЬ — Да.

К. ЛАРИНА — И сами, да?

М. КОРОЛЁВА — То есть такой ролик, который мы здесь обсуждали, да, по поводу курсантов РВСН, когда женщина, вроде как доктор, стоит перед строем…

СЛУШАТЕЛЬ — К сожалению, я не слышала. Я не сразу начала…

М. КОРОЛЁВА — Неважно. Это возможно в принципе?

СЛУШАТЕЛЬ — Это более, чем возможно.

К. ЛАРИНА — Спасибо, спасибо, дорогая Юля. Наслаждайтесь пока сиденьем дома.

О. СЕВЕРСКАЯ — Неприятно, конечно, но что поделаешь?

К. ЛАРИНА — Но что поделаешь.

О. СЕВЕРСКАЯ — Да.

К. ЛАРИНА — Товарищи, я тоже из такой среды пришла к вам на радиостанцию «Эхо Москвы», в которой действительно…

М. КОРОЛЁВА — Ты имеешь в виду актёрскую среду?

К. ЛАРИНА — Конечно. Я думаю, что, конечно, тоже можно сказать, что стиль разговора, да, привыкаешь к этому постепенно.

М. КОРОЛЁВА — Вот Нина пишет…

К. ЛАРИНА — Хотя журналистская среда точно такая же абсолютно.

О. СЕВЕРСКАЯ — Ну, я уж не говорю про филологическую, но я, честно говоря, так не припомню.

М. КОРОЛЁВА — Ну, я бы тебе сказала, что, тем не менее, например, в коридоре «Эхо Москвы», в коридоре, пока ты идёшь по коридору, ты не услышишь этого. Может быть, ты выйдешь в курилку и там…

К. ЛАРИНА — Ты имеешь в виду разговор?

М. КОРОЛЁВА — Да.

К. ЛАРИНА — Ну в коридоре я вообще ничего не слышала. Но иногда какой-нибудь крик может долететь, в сердцах брошенный.

М. КОРОЛЁВА — Ну это разве что из курилки.

К. ЛАРИНА — Так что это как раз…

О. СЕВЕРСКАЯ — Мне повезло. Я этот крик слышала в свой адрес не от начальства, упаси Господь, а, наоборот, как бы от коллег, которые были в субординации ниже, один-единственный раз. Я тогда восстала и сказала, что, вы знаете, что если для вас это норма, то для меня нет. Либо мы разговариваем на нормальном языке, либо прощаемся.

К. ЛАРИНА — Какая строгая.

О. СЕВЕРСКАЯ — Да.

К. ЛАРИНА — Алло, здравствуйте. Алло.

СЛУШАТЕЛЬ — Алло, здравствуйте.

К. ЛАРИНА — Да.

СЛУШАТЕЛЬ — Знаете, я хотел… зовут меня Андрей. Я хотел сказать, что несколько лет назад, когда одна из ваших ведущих вела передачу утреннюю на ТВ-6, не будем сейчас называть фамилию, это неинтересно, я тоже позвонил и был выведен в эфир, и, значит, до этого момента…

К. ЛАРИНА — Что вы нам будете сейчас рассказывать, расскажите?

СЛУШАТЕЛЬ — Ваша ведущая, она и сейчас у вас работает, она очень хорошо изъяснялась на этом самом на русском языке. К сожалению, это не та, где говорят матом. У вас встречается везде, в том числе и у вас.

К. ЛАРИНА — А у вас-то?

СЛУШАТЕЛЬ — У нас, ну, естественно, тоже.

К. ЛАРИНА — А где вы работаете? В какой сфере?

М. КОРОЛЁВА — В какой сфере, да.

СЛУШАТЕЛЬ — Я работаю… если вы знаете, что это такое.

К. ЛАРИНА — Нет.

М. КОРОЛЁВА — Даже не расслышали.

СЛУШАТЕЛЬ — Ну, генподрядчик…

К. ЛАРИНА — Какой стиль общения?

СЛУШАТЕЛЬ — Ну приходится иметь дело с совершенно разными людьми, и, к сожалению, это достаточно распространённый язык. Хотя стараемся на совещаниях, на каких-то официальных мероприятиях обходиться без этого языка.

К. ЛАРИНА — Ну вы замечания делаете?

СЛУШАТЕЛЬ — Нет, не делаю.

К. ЛАРИНА — А почему?

СЛУШАТЕЛЬ — Потому что иногда сам так себя веду.

К. ЛАРИНА — То есть это как бы такой же стиль, ну, это же не ругательства, я так понимаю, это просто, что называется, деловой разговор.

СЛУШАТЕЛЬ — Ну, в общем, да, вы правы. Но, к сожалению, бывает иногда какая-то эмоциональная появляется заряженность, и в этом случае не всегда за собой удаётся следить. Хотя… сужу и считаю, что это неправильно.

К. ЛАРИНА — Хорошо, спасибо большое. Ну что, ещё звонок, потом голосование или уже голосование?

М. КОРОЛЁВА — Да, мы готовы. Мы готовы запустить голосование, а потом можем принять ещё звонок. Как хочешь.

К. ЛАРИНА — Давай, давай вопрос.

М. КОРОЛЁВА — Значит, у нас два варианта: допустимо/не допустимо или же используете ли вы, да? Используется ли у вас на работе ненормативная лексика.

К. ЛАРИНА — Не вы лично используете, а используется ли у вас на работе…

М. КОРОЛЁВА — Да, используется ли мат у вас на работе?

К. ЛАРИНА — И ответы такие: да, постоянно, нет, никогда. Вот, радикально.

М. КОРОЛЁВА — Давайте.

К. ЛАРИНА — Никаких средних. Итак, используется ли у вас на работе ненормативная лексика в вашей среде? Да, постоянно – 6600664. Нет, никогда – 6600665. Ещё раз: используется ли ненормативная лексика у вас на работе? Да, постоянно – 6600664. Нет, никогда – 6600665. Ещё раз напоминаем, что мы спрашиваем не про вашу жизнь личную…

М. КОРОЛЁВА — Не вы используете…

К. ЛАРИНА — Ругаетесь вы, не ругаетесь, это нас в данном случае интересует меньше всего. А у вас на работе принято? Да, постоянно – 6600664. Нет, никогда – 6600665.

О. СЕВЕРСКАЯ — Как интересно.

К. ЛАРИНА — Можно принять ещё пару звонков, наверное, да, девочки.

М. КОРОЛЁВА — Давайте.

К. ЛАРИНА — Давайте. Алло, здравствуйте. Алло.

СЛУШАТЕЛЬ — Алло.

К. ЛАРИНА — Да.

СЛУШАТЕЛЬ — Иди на_ _ _, я тебе сказала…

К. ЛАРИНА — Второй — это уже не к нашему разговору. Алло, здравствуйте, алло. Это была женщина?

СЛУШАТЕЛЬ — Доброе утро.

К. ЛАРИНА — Да, здравствуйте, пожалуйста.

СЛУШАТЕЛЬ — Игорь из Москвы.

К. ЛАРИНА — Да, Игорь.

СЛУШАТЕЛЬ — Ну, у нас на работе ругательств не было. Только когда сложные производственные процессы возникают. Я вообще работаю на обслуживании холодильных установок, на машинах… но хочу поделиться, что меня больше всего удивило. У меня уже взрослый сын, а внуки ещё маленькие. Поэтому в школе ещё не бывал. На днях по делу зашёл в школу. На вахте вызвал человека, стою, ожидаю. Ребята, по виду 5-6 класс, вообще один мат, особенно девочки стараются. И причём, что меня убило, подошла учительница, что-то сказала, и он говорит – да ну на…, это самое… нормально.

М. КОРОЛЁВА — Интересно, как отреагировала учительница…

К. ЛАРИНА — Вы знаете, я хочу сказать, что в моё время, в школе, в советской школе, в которой мы своё время все учились, мат-перемат был постоянно, особенно этот переходный возраст мальчиков 6-7 класс, они…

О. СЕВЕРСКАЯ — Абсолютно.

К. ЛАРИНА — Матерились постоянно. Это было. Но при учителях – никогда в жизни. И да, и если учитель услышит не дай Бог – это всё. Вызывали родителей к директору, и прочее, прочее, то есть санкции самые такие радикальные были, да? Но при этом всё равно безусловно он существовал как язык, он был, этот язык.

М. КОРОЛЁВА — Ну вот мы с Олей переглянулись, потому что у меня была другая ситуация.

К. ЛАРИНА — Я слышала – и в туалете девочки превращались в матерщинниц сразу же. Я помню, заходишь – у меня класс шестой, в туалете старшеклассницы, 10 класс, 9-10 – все курят, и мат-перемат стоит. Школа была приличная. Не думайте, не ПТУ никакое, приличная школа. Я была в ужасе, думаю – как же так? Я никогда не подумаю про себя, никогда…

М. КОРОЛЁВА — И тут тебе попала в театр.

К. ЛАРИНА — Да, в театр попала. Ещё или все?

М. КОРОЛЁВА — Ну, собственно, всё.

К. ЛАРИНА — Голосование можно остановить по-любому, да, там уже понятно.

М. КОРОЛЁВА — Ну и даже сказать результат.

К. ЛАРИНА — Да, да, 30% ругаются на работе.

М. КОРОЛЁВА — Постоянно.

К. ЛАРИНА — Постоянно используют мат на работе 30% дозвонившихся.

М. КОРОЛЁВА — Но что меня радует – 70…

К. ЛАРИНА — Да, говорят, что у них вообще слова не слышали никогда.

М. КОРОЛЁВА — Ну что? Это радует на самом-то деле.

О. СЕВЕРСКАЯ — Это радует и совпадает, даже срез нашей аудитории даёт те же самые статистические данные, что и другие опросы – каждый третий.

М. КОРОЛЁВА — Ну что? Повезло вам, тем, кто среди 70 процентов-то.

О. СЕВЕРСКАЯ — Да, да.

К. ЛАРИНА — Экологически чистые.



НОВОСТИ



К. ЛАРИНА — Я вот сейчас подумала и поняла, что я всё-таки никогда не ругаюсь матом. Вот я не выношу, когда ругаются матом.

М. КОРОЛЁВА — Угу.

К. ЛАРИНА — Когда допускают слова в бытовой речи, что называется – разговаривают, допускаю. И есть люди, которые это делают блистательно.

М. КОРОЛЁВА — Артистично, я бы сказала.

К. ЛАРИНА — Но когда это является ругательством – вот это я не выношу, просто не выношу.

М. КОРОЛЁВА — Ну, у меня, ты знаешь, ну что ты имеешь в виду под ругательством? Потому что я как раз бытовой мат такой, когда речь пересыпается постоянно матерными словами – вот это я плохо…

К. ЛАРИНА — Ну это тоже всё контекст. Вот у нас тоже спрашивают – а у вас на радиостанции? У нас на радиостанции по-разному. Кто-то позволяет себе, кто-то не позволяете себе.

М. КОРОЛЁВА — Вот, я, например, не слышу мата, но это, может быть, потому, что просто мне он не нужен.

О. СЕВЕРСКАЯ — Я тоже не слышу.

К. ЛАРИНА — Потом, мы друг друга знаем 100 лет. Мы знаем, при ком это допустимо, а при ком лучше не надо человека оскорблять его уши.

М. КОРОЛЁВА — Вот, кстати, я что хочу сказать? Что у нас есть примерно пополам сообщений, когда люди пишут – а у нас на работе никогда никто и ни при каких условиях, а кто-то пишет – да, всегда. Может быть, дело в том, что при каком-то человеке это происходит… потому что все знают – да, при нём можно, потому что в конце концов вот это общение на нецензурной лексике – это ведь что? Это результат договорённости.

К. ЛАРИНА — Да, извини меня, для меня это тоже степень откровенности и степень доверия, потому что поскольку было уже сказано, и я не скрываю этого, что я иногда позволяю себе в выражении, да? Но всё равно мне в голову не придёт сделать, например, где-нибудь в метро, на улице или поговорить с человеком…

М. КОРОЛЁВА — Или на официальном приёме.

К. ЛАРИНА — На машине, на официальном приёме или с незнакомым… это нужно быть совсем идиотом или сумасшедшим, правда же? Потому что всё зависит от контекста, от компании, от ситуации.

М. КОРОЛЁВА — То есть мне кажется, что на работе, если какой-то итог подводить, возможно, это допустимо, если все присутствующие договорились. Вот это в конце концов закрытая комната, да, ты закрываешься…

К. ЛАРИНА — Закрытое совещание.

М. КОРОЛЁВА — В офисе, да? И все договорились, что, да, это можно. И никого это не оскорбляет, не обижает. Как Игорь позвонил и сказал – я всегда говорю «не хочу». Всё, тогда договорённость не действует. Мы прекратили общаться на этом языке. Если всем и всех всё устраивает, всем это приятно – да ради Бога, никаких проблем. Вы можете делать это на своей кухне у себя дома, если все об этом договорились. Если нет – извините.

К. ЛАРИНА — Я вот в живом журнале не выношу, ты понимаешь, просто… сразу людям, которые приходят в живой журнал, всё время об этом напоминаю и предупреждаю, когда кто-то позволяет себе такую лексику. Вот это я не выношу. Мне кажется, так бессмысленно ещё и писать это. И так каждая минута дорога. Лишний стук по клавиатуре.

М. КОРОЛЁВА — Ксюш, Наталья тут пишет как раз для тебя специально: «Работаю в театре. Ругаются. Борюсь. Постепенно побеждаю».

К. ЛАРИНА — Здесь то, что касается среды творческой, интеллигентской, тут уж никуда не деться. Но мне кажется, всё-таки это несколько другой уровень.

М. КОРОЛЁВА — И когда мне говорит Наталья, что она побеждает, я полагаю, что это происходит именно так: при Натале никто этих слов не употребляет. Но если опять этот узкий тесный кружок, который договорился внутри себя, что, да, мы это делаем – пожалуйста, без Натальи они могут это делать, но не при ней.

К. ЛАРИНА — В меня вообще столом запускали, кричали матом. Вот это для меня было школой жизни, когда я в институте училась театральном. На втором курсе девочка-цветок, понимаешь?

М. КОРОЛЁВА — Да что ж за ужасы такие.

К. ЛАРИНА — Педагог, режиссёр, очень талантливый человек между прочим, процветающий. Но, вот, манера у него такая. Табуретку запустил в меня, да как в след табуретке… сразу стала ведущая артистка курса.

М. КОРОЛЁВА — Ну что ж, такое тебе было испытание. Продолжим?

О. СЕВЕРСКАЯ — В сообщениях было, я спешу отвести угрозу обвинения.

М. КОРОЛЁВА — Да, мы переходим к ответам на вопросы.

К. ЛАРИНА — А там слово это, которое она употребляет, я его не люблю.

М. КОРОЛЁВА — А сейчас Оля тебе всё расскажет.

О. СЕВЕРСКАЯ — Никто не любит. Нет, дорогие, успокойтесь, это точно не мат, это сленг.

К. ЛАРИНА — Ну скажи.

О. СЕВЕРСКАЯ — Залупаться, в совершенно виде – залупиться, означает либо нагло себя вести, проявлять гонор, выставлять себя на показ, и при этом в этом значении он может просто залупаться, а может залупаться на кого-то.

К. ЛАРИНА — То есть это не мат?

О. СЕВЕРСКАЯ — Нет, упаси Господь, это сленг. И только без дополнения употреблять, есть ещё второе значение «делать трудную работу». Но я сейчас не могу сказать, в каких значениях употребляет этот глагол Юлия, но это от общеупотребительного «залупить» — задрать кожу, завернуть её, да, вот, например, можно залупить бересту. В диалектах некоторых есть – залуп, залупа, залупка, соответствующий процесс или порча, задранное место на каком-то материале. Ну, вот, есть ещё и диалектное «залупить» в смысле, вот, «и он залупил по улице», да?

М. КОРОЛЁВА — Оль, поскольку это сленг, ты можешь сказать, из какого словаря ты взяла словарные значения?

О. СЕВЕРСКАЯ — Из словаря русского…

М. КОРОЛЁВА — То есть мы просто тогда скажем, что в словарях общелитературного языка этого слова конечно нет…

О. СЕВЕРСКАЯ — В диалектных словарях, вот, соответственно глагол «залупить» вполне можно найти, потому что он…

К. ЛАРИНА — Порадовала ты наших слушателей, порадовала.

О. СЕВЕРСКАЯ — Чем?

К. ЛАРИНА — Своим рассказом лирическим.

О. СЕВЕРСКАЯ — Да.

К. ЛАРИНА — Ну, кстати, именно в этом значении Юля Латынина и употребляет это слово, о чем ты сейчас говорила…

М. КОРОЛЁВА — Абсолютно точно, да, нагло себя вести… или что-то там такое, проявлять гонор.

О. СЕВЕРСКАЯ — Проявлять гонор. Ну это такое самое распространённое…

К. ЛАРИНА — Переходить, что называется, грань допустимого.

М. КОРОЛЁВА — Давайте ещё на несколько вопросов ответим. Тут, кстати, уже давай скажем, что можно присылать вопросы.

К. ЛАРИНА — Да, да, да, вопросы, пожалуйста, +79859704545. Любой вопрос в программе «Говорим по-русски» ждём.

М. КОРОЛЁВА — Помнишь, у нас в прошлый раз был вопрос по поводу слова кАтарсис-катАрсис пишут: «Ксения, но ведь кАтарсис?», — пишет Алёна. А, вот дело в том, что, Алёна, во всех словарях вы найдёте разнобой. Например, орфографический словарь под редакцией Владимира Лопатина даёт «кАтарсис», а например уже Большой толковый словарь даёт два равноправных варианта – и кАтарсис, и катАрсис. Точно так же словарь «Русское словесное ударение» катАрсис, да, даёт уже другой вариант. Таким образом мы получаем два варианта, причём кое-где они равноправны. Наверное, все знают, что это такое. Это нравственное очищение, духовная разрядка после каких-то испытаний. Ну, в общем, вы можете совершенно спокойно употреблять и кАтарсис, и катАрсис.

К. ЛАРИНА — «А Ларина часто говорит «фигня», — Анна пишет.

О. СЕВЕРСКАЯ — Ну такое просторечие разговорное сниженное.

К. ЛАРИНА — Вот такая вот фигня, Анна.

М. КОРОЛЁВА — В Толковом словаре русского языка вы это не найдёте, но в Словаре жаргона – обязательно.

К. ЛАРИНА — Так. Дальше пошли.

О. СЕВЕРСКАЯ — Лакшери. Очень смущало наших слушателей, не знали, что это за слово такое. Ну, всё просто.

К. ЛАРИНА — Как-как?

О. СЕВЕРСКАЯ — Лакшери.

М. КОРОЛЁВА — А вот будет «Книжное казино», Ксюша, в 12 часов-то, ты как раз и спросишь, что такое лакшери.

К. ЛАРИНА — А, это концертный зал. Это концертный зал, да?

О. СЕВЕРСКАЯ — Ну почти.

К. ЛАРИНА — Который luxory.

М. КОРОЛЁВА — Luxory, да. Английское слово лакшери, да, роскошь.

О. СЕВЕРСКАЯ — Лакшери – это роскошь, пышность, богатство, предмет роскоши, то же, что у нас раньше называли класс люкс, было такое ещё определение, но вы знаете, лакшери просто так употребляется, я, вот, нашла по Яндексу: «для успешных продаж в «лакшери»-сегменте…».

М. КОРОЛЁВА — Как пишут-то? Лакшери?

О. СЕВЕРСКАЯ — По-русски, да, по-русски в кавычках пока что. Крайне важен один момент – продавец должен быть экспертом, профессионалом не в меньшей степени, чем покупатель. Лакшери-сегмент, да, вот, премиум-класс, класс люкс.

М. КОРОЛЁВА — Лакшери-продавец… А лакшери-ведущий бывает?

О. СЕВЕРСКАЯ — Ну, наверное, да.

М. КОРОЛЁВА — Вопрос был по поводу…

К. ЛАРИНА — Ведущий корпоративов. Так.

М. КОРОЛЁВА — По поводу «суть да дело» или «суд да дело», вот, Татьяна Николаевна тут пишет…

К. ЛАРИНА — Суд.

М. КОРОЛЁВА — Ну, вот, конечно…

К. ЛАРИНА — Конечно.

М. КОРОЛЁВА — Но ты ж, наверное, слышала сколько…

О. СЕВЕРСКАЯ — «Суть да дело», да.

М. КОРОЛЁВА — Сколько народ говорит «суть да дело». Нет такого варианта в словарях. Сразу скажу, в словарях зафиксировано только пока «суд да дело». Ну, понятно, что это.

О. СЕВЕРСКАЯ — Значение понятно.

К. ЛАРИНА — Как я вчера депутата одного слышала по телевизору. Вот очень симпатичное было у него изобретение. Он сказал, что у нас, конечно, есть в Думе лобио…

М. КОРОЛЁВА — Прекрасно.

О. СЕВЕРСКАЯ — В буфете есть, наверное, и даже недорого стоит.

К. ЛАРИНА — Лобио и волабисты.

О. СЕВЕРСКАЯ — Лобио и волабисты, замечательно. Юзабилити…

К. ЛАРИНА — Это, вот, к нашему разговору по поводу смысла и значения слов, да, вот, когда люди путают.

М. КОРОЛЁВА — Как я люблю…

К. ЛАРИНА — Что ты сказала?

О. СЕВЕРСКАЯ — Я произнесла замечательное слово usability, которое пошло в народ, но народ не весь его пока воспринял. Значит, это вообще, если дословно, то это возможность использования, способность быть использованным, или полезность. Вот это на самом деле такое понятие из микроэргономики пришло в русский язык. Там оно обозначало уровень удобности предмета или использование в заявленных целях, а сейчас у нас вообще говорят, вот, о юзабилити того или иного…

М. КОРОЛЁВА — Это английское слово.

О. СЕВЕРСКАЯ — Да, да. Можно это, извините за сленг, юзать или нет?

К. ЛАРИНА — Поюзать можно. Вот смотрите, фигня пришла из орфографического словаря. Большой толковый словарь, фигня: «разговорное, жаргонное, — как и правильно было замечено, — о чём-либо не заслуживающем внимания, доверия».

М. КОРОЛЁВА — Сергей, спасибо вам большое, боже ты мой. Что ни возьмёшь, то и есть. Так что можешь вообще спокойно употреблять. Я пока ещё отвечу тут Оле про эргономику…

К. ЛАРИНА – «Фигня» тоже есть.

О. СЕВЕРСКАЯ — Есть, есть, есть, и в словаре Натальи Юрьевны Шведовой фигня с теми же пометками, только там просторечное грубое. Вот, и фиговина есть просторечное грубое.

К. ЛАРИНА — Фиговина – тоже хорошее слово.

О. СЕВЕРСКАЯ – Нечто плохое, неприятное или необычное.

М. КОРОЛЁВА — Я потрясена. Я потрясен до глубины души. По поводу слова «экономики» и «экономика».

К. ЛАРИНА — Простите, если эти слова допустимы, значит, их можно и в новостях употреблять?

М. КОРОЛЁВА — Они не допустимы, там же пометка стоит – разговорно-сниженное, грубое просторечное, и так далее.

К. ЛАРИНА — Всё равно же оно допустимо, оно же не запрещённое.

М. КОРОЛЁВА — Нет, ну оно конечно не запрещённое, нет, это не табуированная лексика.

К. ЛАРИНА — Можешь в новостях сказать – сегодня произошла такая фигня?

М. КОРОЛЁВА — В новостях точно не могу, но, вот, после новостей – легко. Причём, даже в эфире.

О. СЕВЕРСКАЯ — Можно так посмотреть на экран, увидеть новость – это фигня какая-то.

М. КОРОЛЁВА — Про экономику хотите узнать? Просто спрашивал нас Кирилл, грамотно ли употреблять слово экономика во множественном числе, часто это можно услышать именно в новостях. Я думаю, Кирилл, что это можно услышать скорее не в общих новостях, а в новостях экономики же. Дело в том, что, конечно, словари… я боюсь говорить «конечно же», но словари не зафиксировали употребления слова «экономика» во множественном числе, но это такое профессиональное употребление экономистов же, когда они говорят, например, об экономиках разных стран. Там, или экономики развитых стран. То есть понятно, что экономика – она, в общем, всегда одна, и множественного числа у этого слова нет в общелитературном языке, но так, если подходить с точки зрения профессионального жаргона, то да, это возможно.

О. СЕВЕРСКАЯ — Про дерби спрашивают просто бесконечно, потому что у нас всё время происходят какие-нибудь дерби – либо московские, либо петербургские, либо, там, ну, спортивные имеются в виду соревнования, либо ещё мне нравится очень термин «армейское дерби», СКА гостил у ЦСКА, не помню, честно говоря, чем там дело закончилось и в каком это было виде спорта. Дело в том, что Дерби – это город такой в графстве Дербишир, да, там был такой граф Дерби. Есть ещё, кроме, вот, всех соревнований, значит, конные соревнования тоже пошли из этого Дерби. И точно так же, вроде как по одной из версий город дал название особо принципиальным футбольным матчам между командами своего одного города, да, вот такой вот… есть ещё, между прочим, и в моде такое понятие, как дерби-стиль.

М. КОРОЛЁВА — То есть это что-то такое спортивное…

О. СЕВЕРСКАЯ — Стиль графа Дерби.

М. КОРОЛЁВА — А…

О. СЕВЕРСКАЯ — Нет, стиль графа Дерби, да, такой вот. И с тех пор так действительно называют либо спортивный матч между командами одного города, либо, как, вот, сейчас уже распространяется, скажем, нельзя сказать, что армейцы петербургские, московские – они одноклубники, но они относятся как бы к одной системе, да, матч команд из одной системы, либо одного города.

М. КОРОЛЁВА — Либо мы прямо сейчас сыграем, либо мы не успеем разыграть ничего. Ксюш, дай нам звоночек.

О. СЕВЕРСКАЯ — Давай попробуем.

К. ЛАРИНА — А что, вы хотите ещё играть?

М. КОРОЛЁВА — Конечно, конечно, мы хотим несколько вопросов.

К. ЛАРИНА — Я прям не успеваю. Ляль, дай нам «а сейчас вопрос», вот такую фиговину дай нам, пожалуйста. Ага-га-га, вот она. Пожалуйста. Опа.

М. КОРОЛЁВА — Но до того, как задать вопрос, я скажу, что мы разыгрываем. У нас есть две Велембовские…

К. ЛАРИНА — Две минуты, имейте в виду, девочки, две минуты.

М. КОРОЛЁВА — Тогда один вопрос.

К. ЛАРИНА — Давай.

М. КОРОЛЁВА — Ирина Велембовская «Дела семейные», Ксения Велембовская «Пятое время года». Вы получите их, если ответите на вопрос. Сирин – это райская птица с женскими лицом и грудью, правильно? Правильно. Она зачаровывала людей пением, изображалась на наличниках, в росписях, да? Но были ещё две подобные птицы. Вот как они назывались. Вопрос непростой.

К. ЛАРИНА — Это тоже в русской мифологии?

М. КОРОЛЁВА — Это в русской, древнерусской, кстати, и в такой вот… ну да, в русской мифологии.

К. ЛАРИНА — Кстати, да, мы их знаем по поэзии.

М. КОРОЛЁВА — Конечно. Вот, кроме Сирина есть ещё две такие птицы. Как они называются?

К. ЛАРИНА — Пожалуйста, назовите их имена. Алло, здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ — Феникс.

К. ЛАРИНА — Феникс. Нет.

М. КОРОЛЁВА — Не феникс, нет.

К. ЛАРИНА — Пожалуйста. Алло, здравствуйте, алло.

СЛУШАТЕЛЬ — Алло.

К. ЛАРИНА — Да.

СЛУШАТЕЛЬ — Здравствуйте.

К. ЛАРИНА — Здрасьте.

СЛУШАТЕЛЬ — Алконост и Гамаюн.

М. КОРОЛЁВА — Боже мой.

К. ЛАРИНА — Это ребёнок?

М. КОРОЛЁВА — Вы кто?

СЛУШАТЕЛЬ — Галя.

К. ЛАРИНА — А сколько Гале лет?

СЛУШАТЕЛЬ — 15.

К. ЛАРИНА — Молодец.

М. КОРОЛЁВА — Галя…

К. ЛАРИНА — В каком классе учится Галя? В каком классе?

СЛУШАТЕЛЬ — В восьмом.

К. ЛАРИНА — Умничка. Ты это знаешь откуда? Проходили вы где-нибудь? По литературе или по истории где-то?

СЛУШАТЕЛЬ — Да нет. Я сама просто читала русскую мифологию и там встретила.

К. ЛАРИНА — Молодец.

М. КОРОЛЁВА — Галь, браво.

К. ЛАРИНА — Браво. От нас ещё какой-нибудь подарок.

М. КОРОЛЁВА — Обязательно. Ну что, успеваем?

К. ЛАРИНА — Угу. Спасибо. А что мы предложили Гале?

М. КОРОЛЁВА — Ну у нас Велембовские – Ирина и Ксения, то есть две книжки. Разные, но такие, знаешь, уже такое взрослое женское чтение, я не знаю.

К. ЛАРИНА — Ну подожди. Давай что-нибудь нужное человеку подарим.

М. КОРОЛЁВА — Конечно подарим.

К. ЛАРИНА — Ну что вы? Ну?

М. КОРОЛЁВА — Да. Найдём, найдём.

О. СЕВЕРСКАЯ — Найдём.

К. ЛАРИНА — Так. Ещё хотите?

М. КОРОЛЁВА — Ну давайте. Вопрос. Известно слово «загашник». Это место, где что-то хранится, что-то спрятано. Но было и слово «гашник». Вот с чем был связан гашник?

К. ЛАРИНА — Интересно. Дайте нам вариантов.

М. КОРОЛЁВА — С одеждой, с мебелью, с посудой или с хозяйственными постройками.

К. ЛАРИНА — 3633659. Алло, здравствуйте. Алло.

СЛУШАТЕЛЬ — Алло.

К. ЛАРИНА — Да.

СЛУШАТЕЛЬ — С посудой.

К. ЛАРИНА — Нет.

М. КОРОЛЁВА — Нет.

К. ЛАРИНА — 3633659. Алло, здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ — Мебель.

М. КОРОЛЁВА — Нет, не мебель.

К. ЛАРИНА — Алло, здравствуйте. И тут никого. Алло, здравствуйте.

М. КОРОЛЁВА — Гашник. С чем это было связано?

К. ЛАРИНА — Алло.

СЛУШАТЕЛЬ — Алло.

К. ЛАРИНА — Да.

СЛУШАТЕЛЬ — Здравствуйте.

К. ЛАРИНА — Здрасьте.

СЛУШАТЕЛЬ — С постройкой.

М. КОРОЛЁВА — Нет.

К. ЛАРИНА — Нет. Ну и вопрос задала. Алло, здравствуйте.

М. КОРОЛЁВА — Ну сама будешь знать, что такое загашник.

СЛУШАТЕЛЬ — Алло.

К. ЛАРИНА — Да.

СЛУШАТЕЛЬ — Алло, здравствуйте.

К. ЛАРИНА — Да.

СЛУШАТЕЛЬ — Алло, это с одеждой.

К. ЛАРИНА — Правильный ответ. Вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ — Меня зовут Татьяна.

К. ЛАРИНА — Спасибо, Татьяна.

М. КОРОЛЁВА — Вот вы получите обеих Велембовских. Гашник – тесьма или шнур, на которых собирался верх крестьянских портов, чтобы поддерживать их на талии. Вот, была народная поговорка: врагу б не поддался – да гашник порвался. Всё. Гашник за гашник. Теперь всё знаете, счастливо.

К. ЛАРИНА — Пока-пока.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире