'Вопросы к интервью
К.ЛАРИНА: Ну что, начинаем программу «Говорим по-русски». Сегодня мы в усечённом составе работаем. У нас Ольга Северская. Оля, приветствую тебя.

О.СЕВЕРСКАЯ: Доброе утро. Привет.

К.ЛАРИНА: Марина в отпуске на две недели.

О.СЕВЕРСКАЯ: Набирается сил.

К.ЛАРИНА: Да, да, будем ждать её через…

О.СЕВЕРСКАЯ: Через вот ещё одно воскресенье, да.

К.ЛАРИНА: А потом она появится.

Итак, план.

О.СЕВЕРСКАЯ: Итак, план. Начну с конца. У нас в конце будет «Альманах», и мы сегодня ещё раз поговорим о том, что корни в нашем языке подсыхают, перестают производить какие-то слова, какие-то корни вообще уходят в прошлое, и о том, как можно решить проблему нехватки лексического состава. По работам Михаила Эпштейна будет сделан вот этот «Альманах», который вы услышите в конце.

Естественно, мы будем отвечать на ваши вопросы, их было очень много, и ответов у меня тоже есть много – и про ударение, про значение слова, про историю выражений.

Мы будем с вами играть, будем задавать вопросы. И сегодня мы разыграем, ещё у нас есть два экземпляра «Фразеологического объяснительного словаря русского языка», но не только.

Есть и другие вопросы, и есть книга из серии «Жизнь замечательных людей» — «Милорадович глазами Александра Бондаренко». Вот это можно будет всё у нас выиграть.

А начнём мы с государственного вопроса. Правда, Ксюш?

К.ЛАРИНА: Конечно.

О.СЕВЕРСКАЯ: Мы вот так подумали, мы следим за событиями. 16 октября Сергей Миронов, спикер Совета Федерации провёл заседание Совета по культуре при председателе Верхней палаты парламента. И на этом заседании обсуждались проблемы использования русского языка и защиты национальной языковой среды. Было постановлено: строго следить за тем, в частности, чтобы из недр государства не выходили безграмотные документы.

В то же самое время мы, может быть, вернёмся к этим вопросам, которые обсуждались на этом заседании. В то же самое время в «Новой» газете был опубликован как раз очень интересный государственный документ: один из призывников этого года прислал в редакцию «Новой» копию своей повестки, которую он получил, с печатью, с подписью Райвоенкомата – это совершенно официальный государственный документ. А на обороте был текст, в котором сотрудники редакции насчитали два десятка грубейших ошибок.

К.ЛАРИНА: Ну, например? Давай всё-таки приведём пример.

О.СЕВЕРСКАЯ: Давай! Давай!

К.ЛАРИНА: Значит, те документы, которые называются «Обязанности гражданина, подлежащего призыву на военную службу».

Процитирую: «В соответствии с Федеральном законом «О воинской обязанности» граждане, не прИбывающие в запасе, обязаны явиться по повестке Военного комиссариата на медЕцинское освидетельствование в заседанИИ призывной комиссии для уточнения сведений воинского учёта, или оправке в воинскую часть для прохождения военной службы. Направление на альтернативную гражданскую службу». А «альтернативнуюгражданскую» — вместе.

О.СЕВЕРСКАЯ: Заметь, как и «утратаработоспособности».

К.ЛАРИНА: Да, утрата работоспособности, по мнению авторов этого документа, — это тоже одно слово.

Ответственность – без буквы «т» в середине – (отвественность),

«Препядствие» — нет буквы «т». И «неопределимая сила», это вообще непонятно, что это такое.

О.СЕВЕРСКАЯ: Ну, непреодолимая имеется в виду. Имеются в виду форс-мажорные обстоятельства.

К.ЛАРИНА: «Иные причины, признанные» — с одним «н».

«По истечений действия», «уклонение от прЫзыва», ну, я надеюсь, что всё-таки это опечатка.

«При отсутствии законИх», «основанный».

О.СЕВЕРСКАЯ: Это тоже опечатка.

К.ЛАРИНА: Боже мой! Ну, в общем, кошмар и ужас, не говоря уже про запятые. Абсолютно такой безграмотный документ, который сложно назвать документом.

О.СЕВЕРСКАЯ: При этом редакция утверждает, что там есть ещё ошибки, которые они не обвели красным, то есть, красным они обвели уже просто вот  то, что бросалось.

К.ЛАРИНА: Вопиющее!

О.СЕВЕРСКАЯ: Вопиющее безобразие! Там, если вы хотите, вы можете через сайт «Gramota.RU», или просто на сайте «Новой» газеты обнаружить этот документ, и тоже ещё потренироваться немножечко на нём.

Ну, а мы в связи с этим и в связи с тем, что нам предлагают осуществлять ответственную языковую политику, которая не может немедленно принести плоды, но без которой вряд ли можно говорить о развитии языка, нам предлагают пропагандировать культуру речи, и строго следить за тем, чтобы из недр государства не выходили безграмотные документы, решили обсудить простой вопрос: можно ли вот такую бумагу, которая считается официальным документом, но, тем не менее, написанную не на русском государственном языке, поскольку норма в нём не соблюдается, считать действительно законным документом?

К.ЛАРИНА: Или это Филькина грамота?

О.СЕВЕРСКАЯ: Или это Филькина грамота? Ксюш, вот ты как считаешь?

К.ЛАРИНА: Ну, конечно же, хочется назвать это Филькиной грамотой вот такое абсолютное неуважение.

О.СЕВЕРСКАЯ: Хочется.

К.ЛАРИНА: У меня была такая история в институте. В том числе из-за неё, я и поплатилась когда-то. Я там нарушила некие правила поведения, и наш проректор решил составить акт, посвящённый поведению студентки.

Он этот акт написал собственноручно и дал мне на подпись.

Я сижу напротив него, беру этот акт в руки, начинаю его читать, и через секунду говорю: «Извините, пожалуйста, а можно попросить у Вас ручку, желательно красную?». (Хохочет).

Он не понял, в чём дело. Дал мне какой-то там фломастер, и я начала черкать и исправлять, потому что там, ну вот приблизительно такой, наверное, был текст, с таким количеством грамматических ошибок, причём самых таких из первого класса – типа там «кАрова», через «а». И, когда я всё это исправила, а он сначала не понял, что я делаю, а потом взглянул через плечо, и, конечно же, озверел совершенно, схватил этот документ. Ну, и потом, конечно, были всякие последствия. Но я помню это ощущение дикости.

У меня тоже была первая мысль в мои там 18 или 19 лет, что это не может быть официальным документом, потому что я думала: сейчас я ему всё исправлю, и он перепишет.

О.СЕВЕРСКАЯ: Наивная!

К.ЛАРИНА: Наивная, да, да. Так что, это проблема не сегодняшнего дня. Мне кажется, что ну здесь-то страшно, что это напечатано. Это ж не от руки написал какой-нибудь там капитан. Правда?

О.СЕВЕРСКАЯ: Нет, печать Райвоенкомата, всё нормально. Не от руки. Такой тиражируемый текст – абсолютное нарушение Закона о русском языке, совершенно точно есть.

К.ЛАРИНА: Ну и так, давайте мы попробуем с вами поговорить на эту тему. Вот как вы считаете?

О.СЕВЕРСКАЯ: А голосовать будем попозже?

К.ЛАРИНА: Давай посмотрим, сначала поговорим. Значит, действительно вопрос, который Оля вам задала – считать ли это официальным документом, или вы имеете полное право отправить это обратно с резолюцией: «Филькина грамота».

О.СЕВЕРСКАЯ: Нет, ведь там же речь идёт о «прЫзыве». Вот представляешь, я представляю: вот как до «Материнского капитала», так вот, я не знаю там кто, — ну, скажем так: «Королева» или «Королёва» — это разные люди, да? А как вот «прЫзыв» или «прИзыв», так это почему-то одно и то же? Нет! Не пойдёт!

К.ЛАРИНА: И что делать с вот этими безграмотными чиновниками всех рангов и мастей, в том числе и с чиновниками, которые служат в районных военкоматах, в районных ЖЭКах, там не знаю, — в «Москомимуществе», там, где вам составляют документацию, связанную с вашими квартирными вопросами. В конце концов, действительно, если мы говорим о букве «Ё» или «Е» в фамилии, и  чиновник имеет наглость считать это проблемой, то тогда, извини меня, а почему я не могу считать проблемой то, что он пишет?

Имею полное право сказать: «Документ недействителен, поскольку он составлен безграмотно».

О.СЕВЕРСКАЯ: Да, с нарушением Закона о русском языке.

К.ЛАРИНА: Пожалуйста, вам слово передаём, дорогие друзья.

363-36-59. Наверняка у вас тоже были такие случаи, когда вы открывали бумагу официальную, и приходили в ужас от того, что там написано. Пожалуйста! Ну вот, народ активно звонит, можно слушать.

Алло! Здравствуйте!

СЛУШАТЕЛЬ: Алло, здравствуйте! Тимур из Казани. Я хочу сказать моё мнение, что всё-таки нужно такие бумаги отправлять обратно, то есть, не принимать их. А почему? Потому что сами чиновники ведь с нами разговаривают очень надменно.

К.ЛАРИНА: Конечно. Для них каждая запятая имеет значение. Ты там не поставила…

ТИМУР: Извините, я перебью. Была недавно передача, и там целая деревня они остались без земли, потому что чиновники придрались к тому, что «ё» не было где-то, «й». Вот я считаю, что чиновниками надо бороться так же. Пусть они… Понятно, что они перепечатывают этот документ, пришлют вам обратно и призовут вас, но всё же надо их воспитывать.

К.ЛАРИНА: Я тоже так считаю. Спасибо Вам большое.

Давайте ещё звонок.

Алло, здравствуйте!

СЛУШАТЕЛЬНИЦА: Алло, здравствуйте.

К.ЛАРИНА: Пожалуйста.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА: Ну вот, свой случай хотела рассказать. Переводили фамилию ребёнка с папиной фамилии английской –Малиган на русский. И в паспорте у ребёнка в заграничном оказалось, что он Мэлиган. В общем, это нам действительно помешало потом документы подавать уже после того, как уже перевели обратно, с нашего паспорта на английский, чтобы получить наследство в Англии от бабушки. Значит, получилось так, что мы просто вот застряли с этими документами. Пришлось всё переделать по-новой.

К.ЛАРИНА: То есть, они от вас требовали, чтобы вы переделывали эти документы?

СЛУШАТЕЛЬНИЦА: Да. Когда я приходила уже в службу эмиграции, и говорю: «На каком основании вы вообще перевели фамилию фонетически даже неправильно? «а», если она «а», она звучит «а». Например там: «blood», два «о» если, то это буква «а», если буква «ю», значит она должна тоже звучать, как буква «а». А вы посмотрели, что в английском это буква «эй» и сделали это буквой «э» в русском. Это же не может быть такого?

Ну, в общем, там масса нарушений было. Но добились, в конце концов.

К.ЛАРИНА: Как Вас зовут, простите?

СЛУШАТЕЛЬНИЦА: Неля.

К.ЛАРИНА: Нель, ну вот, а вот обратная когда происходит ситуация, которую мы сегодня взяли за основу для нашего разговора, вот на Ваш взгляд, считать ли такой документ безграмотный, с такими вот ошибками грамматическими, считать ли его действительным?

НЕЛЯ: Конечно, ни в коем случае, если там ошибки грамматические, то надо добиваться. Всё сделать для того, чтобы всё это восстановили в правильном, логичном…

К.ЛАРИНА: То есть, не исполнять предписания, если оно написано безграмотным языком? Да? Если там есть ошибки?

О.СЕВЕРСКАЯ: Возвращать!

К.ЛАРИНА: Возвращать! Да? Как Вы думаете?

НЕЛЯ: В зависимости от ситуации, то есть, какие ошибки? Вот как «КоролЁва» -«КоролЕва»?

К.ЛАРИНА: Нет, вот то, что мы Вам приводили сейчас вот, в начале программы выдержки из повестки, которую получил молодой человек-призывник.

О.СЕВЕРСКАЯ: В которой 20 с лишним орфографических и грамматических ошибок.

НЕЛЯ? Нет, конечно, нет. Просто, мне кажется, игнорировать. И, если будут добиваться исполнения такого предписания, просто встречный иск.

К.ЛАРИНА: Подавать в суд и убеждать в том, что это не является действительным документом, поскольку он не на государственном языке написан.

НЕЛЯ: А, по-моему, ещё что-то было по поводу, что больше трёх фонетических ошибок вообще нельзя в документе допускать. Больше трёх.

О.СЕВЕРСКАЯ: Серьёзно? Есть такой закон?

К.ЛАРИНА: Да?

НЕЛЯ: Я знаю, что в Англии есть. Что больше трёх нельзя.

К.ЛАРИНА: В Англии! А, кстати, хорошая инициатива. Спасибо Вам, Неля, большое.

Я не знаю, есть ли у нас такая норма, но мне кажется, что она вот правильная. Действительно, если больше трёх ошибок, документ считается недействительным.

О.СЕВЕРСКАЯ: Ты знаешь, это как минимум, но я бы считала, что в нём вообще не должно быть ошибок, если уж у нас русский язык государственный и охраняется законом.

К.ЛАРИНА: О котором мы так печёмся, да?

О.СЕВЕРСКАЯ: Ну, кофе среднего рода они проглотить не могут, а вот препятствия, пожалуйста чинить!

К.ЛАРИНА: Алло! Говорите, пожалуйста!

СЛУШАТЕЛЬ: Алло, здравствуйте! «Эхо Москвы»?

К.ЛАРИНА: Да.

СЛУШАТЕЛЬ: Я насчёт сейчас слушаю передачу, насчёт русского языка. Ну, вроде бы «Эхо Москвы», ну все средства массовой информации, которые слышат много людей, должны быть образцом грамотности.

К.ЛАРИНА: Нет, давайте мы не будем на эту тему говорить. У нас есть конкретная тема. Или вот мы сегодня привели пример из, опять же, документа из повестки призывной. А то, что происходит на дорогах, когда представители ГИБДД составляют акт или протокол, тут говорят просто можно издавать отдельными томами то, что там написано. С  такими ошибками там пишется! Мне кажется, что они там запятых вообще никаких не ставят никогда.

О.СЕВЕРСКАЯ: Ну зачем запятые?

К.ЛАРИНА: Не говоря уже про то, что как там слова составляются в предложения. (Смеётся).

И действительно, послушай, Оля. Человек составляет протокол происшествия. Допустим, что случилось ДТП на дороге. Человек составляет протокол происшествия. И вот с такого типа вот ошибками страшными. И потом это всё как документ на суде фигурирует. Так можно на него ссылаться как на документальное свидетельство? Или нет?

О.СЕВЕРСКАЯ: Ты знаешь, я, конечно, не знаю вот всех тонкостей юридического.

К.ЛАРИНА: Мне кажется, что имеет полное право отклонить суд, сказать, что, товарищи, а что это такое?

О.СЕВЕРСКАЯ: Мне кажется, что какой-нибудь адвокат скажет: «Что это такое вообще? Где здесь русский язык как государственный? Кто это вообще писал?».

К.ЛАРИНА: Ну тут, по-моему, Нургалиев как раз этим тоже был озабочен грамотностью.

Алло! Здравствуйте!

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. «Эхо Москвы»? Михаил из Волгограда. Я хотел, конечно же, вас поддержать. Я думаю, что неприемлемо в государственных или в других документах допускать орфографические или фонетические ошибки.

Я хотел бы взять на себя смелость предположить, почему это происходит. Ни для кого не секрет: я думаю, что все эти должности они покупные и поэтому там безграмотные люди сидят на этих чиновничьих должностях, которые и пишут, и составляют эти инструкции и документацию.

Хотелось бы, конечно, пожелать, чтобы наши чиновники прежде, чем садиться в эти кресла, сдавали бы, может быть, экзамены

какие-то, или что-либо ещё.

К.ЛАРИНА: А если вы становитесь свидетелем вот такого вот неграмотного написания, когда вот на Ваших глазах представитель власти, составляя протокол, или что-то ещё, свидетельские какие-то показания, он пишет это на бумаге, и Вы это видите? Как Вы думаете, вот нужно исправлять ошибки, сразу ему говорить об этом?

МИХАИЛ: Ну, вообще в документах я думаю, что исправления недопустимы. Но как нормальный, грамотный человек, я думаю, что я был бы обязан ему сделать замечание.

К.ЛАРИНА: А если он разозлиться на Вас за это?

МИХАИЛ: Пускай злится, это его личное мнение.

К.ЛАРИНА: А если последуют какие-нибудь санкции?

МИХАИЛ: Ну, санкции перетерпим, будем это обсуждать потом в других местах.

К.ЛАРИНА (смеётся): Скажет: «Ах ты! Ты ещё здесь будешь мне указывать!».

МИХАИЛ: Это его право.

К.ЛАРИНА: Спасибо. Итак, предложение Михаила экзамен проходить по русскому языку, сдавать.

О.СЕВЕРСКАЯ: Хорошее предложение.

К.ЛАРИНА: Когда-то мы это обсуждали.

О.СЕВЕРСКАЯ: Обсуждали.

К.ЛАРИНА: Что чиновники обязаны сдавать экзамены по русскому языку, если они допущены до работы с документацией. Если они составляют документы.

О.СЕВЕРСКАЯ: Да. Я бы ещё предложила тогда, если они сами не справляются, корректора посадить на документы, которые печатаются.

К.ЛАРИНА: Ну, корректоры! В газетах корректоров не хватает.

О.СЕВЕРСКАЯ: Ты знаешь, всё-таки на государственную службу, я думаю, пошли бы корректоры. Вот мне так кажется, почему-то.

К.ЛАРИНА: Представьте себе многостраничный договор. Сколько в нём должно быть ошибок, чтобы признать его недействительным?

О.СЕВЕРСКАЯ: Ну вот говорят, что в Англии три. Достаточно?

К.ЛАРИНА: Может быть, может быть.

О.СЕВЕРСКАЯ: Я честно скажу, в последнее время не только вот официальные документы, но и какие-то другие, вот печатную продукцию ту, что я получаю, договоры как раз, да, вот, например, на медицинское обслуживание, я не помню случая, чтобы там не было хотя бы одной ошибки. Вот просто не помню случая!

К.ЛАРИНА: Вот замечание по текущему моменту Лёша очень дельное присылает: «Если это подписной лист «Яблока», то это не документ, а если «Единой России», то всё О`K!».

Ну, действительно документ документу рознь.

Я вот не знаю, как поступил этот призывник, который получил этот документ, который мы цитировали.

О.СЕВЕРСКАЯ: Не пишет газета, не пишет.

К.ЛАРИНА: Но вот мне интересно, потому что, конечно, хотелось бы проследить дальнейшую судьбу вот этого документа. Одно дело – над ним посмеяться, в газете опубликовать и обсудить, а другое дело – действительно попробовать поступить по закону так, как мы считаем, что у нас государственный русский язык. Да?

Вот здесь, на государственной бумаге я вижу то-то, то-то и то-то, и имею право признать этот документ недействительным. В суды подавать?

О.СЕВЕРСКАЯ: В принципе да, наверное.

К.ЛАРИНА: Алло! Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА: Алло! Здравствуйте, девушки. Это говорит Валентина Григорьевна.

Я вам просто пример хочу привести. Я беру билетик на электричку, это знаете вот, льготы пенсионерам. Теперь не оформляют там карточку социальную, а дают каждый раз, её заполняют на одну поездку и дают вот такую бумаженцию – билетик, на которой написано: «Проездным документом не является». И это происходит без «д», — просто «проезным».

О.СЕВЕРСКАЯ: Ведомство транспорта в ответе за это.

ВАЛЕНТИНА ГРИГОРЬЕВНА: Я понимаю, я уже говорила этим кассиршам. Я говорю: «Ну, стыдно! РЖД! Богатая организация! Ну, кого же вы держите на работе? Ну кто, всё-таки у нас сейчас люди ищут работу. Но это просто должен грамотный человек, это, наверное, какая-то программа что ли?». Вот из кассового аппарата вылетает вот этот вот билетик.

К.ЛАРИНА: Не волнуйтесь! Пойдут навстречу представителям РЖД, и в следующем словаре «проездной» будет писаться без буквы «д» — «проезной».

ВАЛЕНТИНА ГРИГОРЬЕВНА: Вот я тоже так понимаю. (Хохочет).

Вот я уже наблюдаю: второй месяц раз это не меняется, значит, это уже вводится у нас.

К.ЛАРИНА: Дело в том, что, конечно же, зачем же нам компрометировать столь солидную организацию?

ВАЛЕНТИНА ГРИГОРЬЕВНА: Я сначала собирала эти билетики, я чиновникам знакомым своим давала.

К.ЛАРИНА: А представляете, это РЖД, а если ФСБ, не дай Бог, ошибётся где-нибудь, в каком-нибудь документе? Что теперь делать? Признать, что оно неграмотное наше ФСБ? Невозможно!

О.СЕВЕРСКАЯ: Значит, подать в суд.

К.ЛАРИНА: Спасибо, спасибо Вам большое! Ну что, ещё один звонок успеваем принять, хотя Марина уже пришла, но всё равно есть.

Алло! Здравствуйте!

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте, Александр, Москва.

Вы знаете, я столкнулся с такой ситуацией, что в последнее время в государственном секторе делопроизводители, те же администраторы в поликлиниках, очень часто люди, так сказать, «новые граждане России», люди, приехавшие из самых дальних уголков бывшего СССР, потому что деньги платят маленькие. Я думаю, военкомат туда же относится.

Я думаю, что это относится вообще к экзаменам на грамотность новых граждан и чиновников в первую очередь, потому что ляпсусы такие бывают! Вплоть до того, что в диагнозе пишут такие вещи, что хочется умереть сразу, прямо там же.

(Ведущие смеются).

АЛЕКСАНДР: Я просто с этим сталкивался. У меня жене написали такой диагноз, что мы там все праздники сидели в шоке, пока не нашли нормального врача. Оказалось, это просто ошибка.

К.ЛАРИНА: Ваше предложение всё-таки действительно устраивать экзамены при приёме на такую работу?

АЛЕКСАНДР: В обязательном порядке, потому что Вы знаете, не только слух режет, я уж молчу про Интернет, где просто читать уже не хочется – через слово ошибки. Ну, дали обезьяне пишущую машинку. Бог с ней! А чиновникам – обязательно, потому что они к нам относятся достаточно жёстко, и попробуй где-нибудь в документах соверши ошибку!

К.ЛАРИНА: Да, да, да. Это совершенно точно. Мы об этом как раз уже сегодня говорили.

Спасибо Вам большое, спасибо! Значит, мы сегодня на этом пока завершаем нашу дискуссию, хотя тема открыта. Мне кажется, что можно всерьёз об этом поговорить, пригласив, привлечь экспертов к обсуждению этой темы.

О.СЕВЕРСКАЯ: Хорошо. Мы так и сделаем. Да.

НОВОСТИ

К.ЛАРИНА: Оживился народ, потому что тема, конечно, важная. Оля, я думаю, что надо будет обязательно отдельно поговорить, может быть, позвать в следующий раз эксперта.

О.СЕВЕРСКАЯ: Тот, кто был на этом заседании.

К.ЛАРИНА: Да. Да, и посмотреть, что наше законодательство говорит. Наверняка, есть какие-то нормативы, просто мы сегодня почему-то как-то не вспомнили об этом, только про Англию заговорили. Потому что здесь наши слушатели присылают примеры из собственной жизни, из жизни продавцов магазинов, товароведов, медицинских работников и прочих милиционеров. Я думаю, что это проблема, проблема безусловная, проблема. Надписи на маршрутках, на остановках. Раньше я такого не помню, ну не помню я такого! Очень строго к этому относились.

О.СЕВЕРСКАЯ: Нет, нет, такого не было, это точно!

«Может быть, ликвидация безграмотности населения – это одно из главных завоеваний Советского Союза».

О.СЕВЕРСКАЯ: Это точно. В школе учили раньше русскому языку стопроцентно лучше. Это факт.

К.ЛАРИНА: Конечно, конечно, конечно.

Ну что же, давайте пойдём дальше. Тут уже вопросы присылают. И я бы хотела тебе задать уже вопрос первый от наших слушателей.

О.СЕВЕРСКАЯ: Ну, задай.

К.ЛАРИНА: «Чем пособник отличается от подсобника»?

О.СЕВЕРСКАЯ: А подсобник – вообще нет такого слова. Это разговорный, наверное, вариант. Есть подсобные рабочие – те, кто выполняет разные подсобные работы. То есть, не основную деятельность ведут, а вот не знаю, там подай, принеси, помоги, там что-то, я не знаю, там завесить.

К.ЛАРИНА: Ну так такого нету слова «подсобник» да?

О.СЕВЕРСКАЯ: Нет, такого слова нет совершенно.

А пособник – есть. Это тот, кто ну вот как-то сотрудничает с 

кем-то и помогает в  не очень хороших деяниях. Да, там слово такое отрицательно окрашенное.

К.ЛАРИНА: Ирина нам пишет, это что-то такое из серии размышлений Михаила Задорнова: «Слово «столица» мне понятно: это город, где собираются сто лиц. А мегаполис? Мега – не знаю, а из полиса знаю только страховой. Чем столица отличается от мегаполиса?».

О.СЕВЕРСКАЯ: Дожили, это называется, дожили! Потому что, во-первых, столица – это тоже не от ста лиц. Хотя это, конечно хорошая народная формула.

К.ЛАРИНА: Это Михаила Задорнова – он любит такие этимологии применять.

О.СЕВЕРСКАЯ: Да, на самом деле столица  — это там, где стоит престол, стол, — раньше говорили, то есть, короче говоря, там, где правитель сидит.

А мегаполис – очень просто: «мега» — это много, это вы знаете по магазинам «Мега», простите мне такой сарказм, а полис – это город. То есть, это большой город просто. Вот и всё!

К.ЛАРИНА: Всего и делов-то.

Так что, дорогие друзья, вопросы принимаются. На какие-то вопросы сразу можно ответить, а какие-то можно оставить на дом.

О.СЕВЕРСКАЯ: Да, у меня очень большое было домашнее задание, прямо бесконечное.

К.ЛАРИНА: Оля, давай напомним sms-ки, куда отправлять:

+7 (985) 970-45-45. И домашняя работа Ольги Северской, на что ответили?

О.СЕВЕРСКАЯ: Сейчас домашняя работа будет, а вопросы задавать будем позже.

К.ЛАРИНА: Давай попозже, ответь на парочку вопросов.

О.СЕВЕРСКАЯ: Договорились. Значит, спрашивали, что было ещё актуально в связи с тем, что наша сборная опять играла? Можно ли называть поединком, например, встречу двух команд? Потому что поединок, как мы привыкли, это бой один на один.

Действительно такое употребление совершенно корректно, потому что команды воспринимаются, как единое целое, и некая единица, которая вступает в поединок с другой. То есть, ты и посредников между ними тоже нет, ну судья, он не в счёт – он судит.

А вот ещё был сходный вопрос. Я посмотрела на «Gramote.ru», например, «Где можно победить? На дуэли или в дуэли»?

К.ЛАРИНА: В дуэли.

О.СЕВЕРСКАЯ: Да, вот допустим. Да, вроде бы как бы можно победить на дуэли, если это имеется в виду именно тот самый поединок.

К.ЛАРИНА: В поединке.

О.СЕВЕРСКАЯ: Но мы знаем, что слово «дуэль» употребляется и в переносном значении, как просто борьба и состязание двух сторон. Вот, например, может быть словесная дуэль, или шахматная дуэль. Здесь уже можно победить именно в словесной дуэли, или в шахматной дуэли, или в футбольной дуэли.

Но если дуэль, которая вот действительно два соперника выбирают оружие, то это только на дуэли победить.

Вопрос о том, как ставить ударение. Два было вопроса

Вот говорят, что мастерскИ. Кому-то это режет слух. Между тем, это норма.

К.ЛАРИНА: МастерскИ?

О.СЕВЕРСКАЯ: МастерскИ. Значит, мастерскИ – эту норму дают орфоэпический словарь русского языка под редакцией Ованесова, причём строго пишется: «Не рекомендуется «мАстерски», то же самое в словаре Резниченко, вот в котором утверждены нормы русского языка. А «Толковый словообразовательный словарь» Ефремова и «Орфографический словарь» Лопатина дают два ударения в своём словнике – и мАстерски, и мастерскИ. Но вот действительно нормой здесь будет подвижность, скорее всего, вот мАстерски – от слова «мастер». Вот может перейти ударение на первый слог. Это не противоречит законам языка. Но пока всё-таки вот как бы официально мы считаем, что только мастерскИ и остальное – это допустимый вариант, рекомендуемый пока всё-таки так.

И ещё создАть, да? Вот есть такой глагол. Так вот, сОздал, или создАл? Вот тут очень интересно, потому что словарь ударений говорит, что только сОздал.

К.ЛАРИНА: Вот это я всё время путаю.

О.СЕВЕРСКАЯ: Ну, словарь ударений всегда выбирает только один рекомендуемый вариант: сОздал, сОздала, сОздало и сОздали.

То же самое делает, например, «Орфографический словарь», который верит свой словник по «Орфоэпичному словарю»Академическому, а вот в словаре Резниченко уже фиксируются две нормы: сОздал и возможно создАл.

К.ЛАРИНА: А сОздан и созданА? Да?

О.СЕВЕРСКАЯ: Да, сОздан и созданА – там вот без вариантов.

А ещё был вопрос. Он такой повторяющийся вопрос, но ещё раз отвечу: чаЯ или чаЮ предложить гостю? Соответственно коньякА или коньякУ к чашечке кофе?

Если у падежной формы нет количественного значения, имеется в виду вот что-то вообще, то тогда употребляется только форма на а, я.

Например, мы говорим, вот допустим, о добыче углЯ, о производстве бензинА – без вариантов.

Точно так же плантация чаЯ у нас будет, или музей коньяка есть такой в Париже.

Но, если это родительный частичный, есть такое определение, то возможны тогда обе формы. И вот эта форма на у-ю, она старшая норма: например, может быть чашка чаЮ и рюмка коньякУ, но точно так же возможны чашка чаЯ и рюмка коньякА. То есть, если вот какое-то количество имеется в виду, вы вольны выбрать то, что вам кажется более таким стильным.

К.ЛАРИНА: «Как правильно: «прогнозоаналитический», или «прогнозноаналитический?». Татьяна Александровна замучила нас этим вопросом в прошлый раз, тоже спрашивала. Для неё это жизненно важно. Видимо, она какой-то документ составляет. Да? «прогнозоаналитический», или прогнозно? Я вообще такой конструкции никогда не слышала. Ты слышала когда-нибудь?

О.СЕВЕРСКАЯ: Нет, я не слышала такой конструкции. Не нашла этого в словарях. Вот буду в Институте русского языка, потому что я там была в отпуске, поэтому попозже зайду, спрошу.

К.ЛАРИНА: «Какая разница между раскаянием и покаянием? Разве это не одно и то же? – спрашивает Виктор.

О.СЕВЕРСКАЯ: Ну, можно покаяться и не раскаяться при этом. То есть, можно повиниться, но вместе с тем считать, что, ну как бы вот не осознать свою вину и не раскаяться, то есть, в том смысле, что не осознать свою ошибку.

К.ЛАРИНА: «Распродажа кожи мужской и женской. Спасибо. Павел.». (Хохочет).

О.СЕВЕРСКАЯ: О! Какие бывают объявления! Да! Мои любимые примеры, это, правда, ещё из советских времён, когда всё было совершенно невозможно достать, вот в Ростове-на-Дону в универмаге «Нива» висело объявление: «Родина» продаётся только по понедельникам и только по чекам «Внешпосылторга».

К.ЛАРИНА: Скажите, пожалуйста, отличается ли ударение в прилагательном «заводскАя» и  в названии станции «ЭлектрозаводскАя»? «ЭлектрозавОдская?

О.СЕВЕРСКАЯ: Да, «ЭлектрозавОдская», «АвтозавОдская», и заводскОе предприятие. ЗаводскАя администрация.

К.ЛАРИНА: Существительное «пропасть». Связано ли это как-то с глаголом «пропасть»?

О.СЕВЕРСКАЯ: Конечно, в пропасти именно пропадают.

Интересно было, когда мы обсуждали вопрос о том, как переименовать все города в Калининградской области, — назад вернуть к их немецким названиям, то было предложение город Янтарный назвать «Андер».

Вот я должна сказать, что если б мы так сделали, мы бы очень сильно ошиблись, потому что нет такого названия у янтаря, даже старого.

Янтарь в словаре Даля ещё имеет название «алатырь». А есть там такое ещё существительное «амбра». Это благовонное вещество. А есть ещё чёрная амбра.

К.ЛАРИНА: Господи, Боже мой!

О.СЕВЕРСКАЯ: Да, есть. Вот это как раз чёрный янтарь.

К.ЛАРИНА: «А как правильно чисть или чисти? К примеру, обувь, зубы?» – Дмитрий спрашивает. Почисть, почисти?

О.СЕВЕРСКАЯ: Ммм… Ты знаешь, хотелось бы отметить, что возможно есть два варианта, ты понимаешь, я же должна что-то одновременно говорить.

К.ЛАРИНА: Это надо проверить. Вопрос, казалось бы, такой простой, а на самом деле стоит посмотреть внимательно, как в словарях нам предлагают пользоваться этими глаголами.

Итак, чисть или чисти вот в качестве призыва?

«Можно ли путешествовать не пешком?» — Борис из Томска. То есть, предполагается, что путеШЕСТВОВАТЬ – это только пешком. А путешествовать на машине, или на поезде, или на самолёте невозможно. И на велосипеде.

О.СЕВЕРСКАЯ: А вот «прикопил» глагол, какой? (Говорит на фоне речи соведущей, поэтому просто невозможно расслышать). Нет, на самом деле можно, конечно, это такой перенос.

К.ЛАРИНА: Накопилось – шанс на что-то, или шанс сделать что-то?

О.СЕВЕРСКАЯ: МИ так, и так возможно.

К.ЛАРИНА: Можно ли говорить поединок о футбольном матче? Или только о командной игре? Так говорят все спортивные комментаторы?

О.СЕВЕРСКАЯ: Только что ответила. Где Вы были? Где Вы были, когда мы отвечали на этот вопрос?

К.ЛАРИНА: Объясните разницу «ирония» и «юмор».

О.СЕВЕРСКАЯ: Можно я это в следующий раз расскажу? Потому что хочется приводить примеры.

К.ЛАРИНА: Это Вика, ученица, для неё это тоже важно.

О.СЕВЕРСКАЯ: Вика, мы расскажем в следующий раз обязательно.

К.ЛАРИНА: «В лесу» и «о лесе» — предложный падеж. Почему формы разные?

О.СЕВЕРСКАЯ: А вот так сложилось, ничего другого я вам не могу сказать.

К.ЛАРИНА: (смеётся): Строгая сегодня Северская.

О.СЕВЕРСКАЯ: Потому что так же и «в поле» и «на поле». На полЕ брани, но в поле растут цветочки и сорняки, а также хлеба.

Вот, ну, а что делать? Ну, так сложилось. Вот точно так же отвечаю на наболевшие вопросы. Вот точно так же сложилось «на Украине», а не «в Украине».

К.ЛАРИНА: «Здравствуйте! Какого рода существительное «Суздаль»? Князь Суздали или Суздаля?», — спрашивает Наташа.

О.СЕВЕРСКАЯ: Вот, Наташ, надо мне сейчас заглянуть в словарь, потому что это очень спорный вопрос.

К.ЛАРИНА: А! Спорный, я тоже помню, что я тоже когда-то проверяла. У меня осталось где-то в подкорке, что Суздаль всё-таки мужского рода.

О.СЕВЕРСКАЯ: Есть варианты, да?

К.ЛАРИНА: Есть варианты. Ну вот, смотри, сколько тебе заданий!

О.СЕВЕРСКАЯ: Так у меня знаешь, сколько ещё заданий? Вот смотри, многостраничные.

К.ЛАРИНА: Ну, давай, короче, давайте пока поиграем, а потом может быть ещё вернёмся.

О.СЕВЕРСКАЯ: Давай, может быть, чего-то ещё успеем.

К.ЛАРИНА: Да, к тому, чтобы чистить, или что там — зубы и обувь, да?

О.СЕВЕРСКАЯ: Видишь, я одной рукой пытаюсь там что-то сделать.

К.ЛАРИНА: Дай нам словарь, давай, Света посмотрит.

О.СЕВЕРСКАЯ: Давай, Свете – Суздаль, а мне – чистить.

Представляю с большим удовольствием «Фразеологический объяснительный словарь русского языка». Выпущен он в Институте русского языка Российской Академии Наук. Издательство «ЭКСМО» его выпустило в своей серии «Библиотека словарей». Там более тысячи идиом, более двух тысяч их значений. Почему с удовольствием? Потому что знаю людей, которые делали этот словарь. Это: Баранов, Добровольская, Вознесенская и другие. Словарь с современными примерами очень вам пригодится.

Но для того, чтобы его получить, надо будет ответить на два вопроса. Раз это «Фразеологический словарь», значит и вопросы будут по фразеологии. Ну, давайте.

К.ЛАРИНА: Итак, наш телефон: 363-36-59.

А СЕЙЧАС ВОПРОС:

О.СЕВЕРСКАЯ: Скажите, пожалуйста, чего раньше добивались не мытьём, так кАтаньем?

Мягкости льняного волокна, чистоты белья или крепости валенок?

К.ЛАРИНА: У меня нет этого вопроса.

О.СЕВЕРСКАЯ: Есть у тебя этот вопрос. Посмотри бумажки, я тебе давала.

К.ЛАРИНА: У меня «Забытое словечко» и «Считалочка».

О.СЕВЕРСКАЯ: Ну, посмотри под ними.

К.ЛАРИНА: Нету! Ну ладно, неважно, главное, чтобы слушатели знали правильный ответ! А! Вот оно! Да!

Алло, здравствуйте!

СЛУШАТЕЛЬНИЦА: Здравствуйте, это Елена. Я думаю, чистоты белья. Потому что его и мыли, и катали специальными вальками.

К.ЛАРИНА: Правильно!

О.СЕВЕРСКАЯ: Абсолютно правильно, Елена. Молодец! Спасибо!

К.ЛАРИНА: Записали? А почему не «катАньем»?

О.СЕВЕРСКАЯ: Ну, кАтаньем. Вот видишь, почему? Вот потому что ударение переместилось потом. КатАнье на коньках, но кАтаньем.

К.ЛАРИНА: Надо говорить «Не мытьём, так катАньем».

О.СЕВЕРСКАЯ: Нет! Вот кАтаньем.

К.ЛАРИНА: А кАтанье – это именно термин, который обозначает то, что делали с бельём? – Катали, валяли, били палкой.

О.СЕВЕРСКАЯ: Да. Таких случаев на самом деле много. Я сейчас навскидку-то не приведу, когда ударение-то перемещается.

К.ЛАРИНА: «Нельзя говорить «поединок» о футбольном матче, потому что «единок», един – один на один.

О.СЕВЕРСКАЯ: Можно! Правильно, они вот один за всех и все за одного, как единый организм играют.

К.ЛАРИНА: Лингвист, между прочим, представляется как лингвист Джордж.

О.СЕВЕРСКАЯ: Ну, и прекрасно! Я тоже лингвист. Что делать, Джордж? Не верите мне, зайдите на сайт «Gramota.RU».

К.ЛАРИНА: Так что, лингвист у нас, между прочим, кандидат наук.

А впрочем, Джордж, Вы кандидат наук? Вот Ольга Северская кандидат наук. Так что, всё! Я знаю, кому я доверяю. Доверяю русский язык. (Смеётся).

О.СЕВЕРСКАЯ: Спасибо, Ксения.

К.ЛАРИНА: Так, дальше? Дай, я нажму кнопочку.

О.СЕВЕРСКАЯ: Нажми.

А СЕЙЧАС – ВОПРОС:

Знаем все про Сизифов труд – это когда что-то делается долго и напрасно. Но вот есть ещё другое выражение: «Это работа Пенелопы». – О продолжительной, нескончаемой работе. Вот Пенелопа, когда ждала Одиссея, она ткала полотно.

Что она делала? Скатерть для праздничного стола, свадебную фату или гробовой покров?

К.ЛАРИНА: Что?

О.СЕВЕРСКАЯ: Ничего шрифтом не выделено?

К.ЛАРИНА: Ну, а я–то не знаю правильного ответа, естественно. Мы простые люди, про Пенелопов не знаем ничего. Да я знаю, ну что ты? Что же я? В школе училась всё-таки.

О.СЕВЕРСКАЯ: Ну, посмотрим, как ты в школе училась.

К.ЛАРИНА: Алло! Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА: Добрый день. Я думаю, она ткала с вечера, наутро распускала. Ну, пускай это будет свадебная фата.

ВЕДУЩИЕ: Нет!

О.СЕВЕРСКАЯ: Да, в общем, Пенелопу-то женихи осаждали, но не свадебные.

К.ЛАРИНА: Алло!

СЛУШАТЕЛЬНИЦА: Здравствуйте! Алло! Это, наверное, была скатерть, раз она ждала.

ВЕДУЩИЕ: Нет.

К.ЛАРИНА: Алло, здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: Алло, это был ковёр. Она его плела, потом распускала.

К.ЛАРИНА: Даже такого варианта у нас нет, к сожалению.

Давайте ещё попробуем.

Алло, здравствуйте!

СЛУШАТЕЛЬ: Алло, здравствуйте. Меня зовут Зейнил, я из Казани. Она ткала саван для мужа, а ночь его распускала, чтобы он не был готов.

О.СЕВЕРСКАЯ: Правильно, но чуть-чуть ошиблись с адресатом. Не для мужа, а для свёкра. И действительно она в течение 20 лет разлуки была верна своему мужу Одиссею. Женихи её осаждали, она им всем отказывала, и говорила, что ни за что не выйдет замуж, потому что Одиссей как бы без вести пропал – 20 лет нет человека. Ну и нет, пока не соткёт саван для свёкра.

К.ЛАРИНА: «Слово «подсобник» существует», — кричит истошно Михаил нам на sms.

О.СЕВЕРСКАЯ: А я же говорю, что это может быть разговорный вариант.

К.ЛАРИНА: «Часто слышу «Платье в пол». Это перевод с английского?

О.СЕВЕРСКАЯ: Нет, это русское выраженье: «платье до пола».

К.ЛАРИНА: Ну что, Суздаль? Не написано, какого рода?

С.РОСТОВЦЕВА: Нет, не написано.

О.СЕВЕРСКАЯ: Не написано, какого рода. Хорошо, выясним про Суздаль и расскажем вам в следующий раз.

К.ЛАРИНА: Ну, короче, это у нас задание на дом. Чистить обувь и чистить зубы – тоже мы выясним, как призывать к этому.

О.СЕВЕРСКАЯ: Хорошо!

К.ЛАРИНА: Всё! Спасибо!

Комментарии

3

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.
>
Не заполнено
Не заполнено

Не заполнено
Не заполнено минимум 6 символов
Не заполнено

На вашу почту придет письмо со ссылкой на страницу восстановления пароля

Войти через соцсети:

X Q / 0
Зарегистрируйтесь

Если нет своего аккаунта

Авторизируйтесь

Если у вас уже есть аккаунт


nekto4u 18 октября 2009 | 15:49

Считаю, что наверняка найдется правовая норма, указывающая, что официальные документы должны составляться на официальном языке Российской Федерации и/или ее субъектов. И поскольку документ, о котором шла речь в передаче, по данным нормам составлен не был, то его и официальным документом считать нельзя.
А вообще, поражает уровень общей безграмотности и ограниченности в использование богатых возможностей русского языка при официальном делопроизводстве.


privatizator 19 октября 2009 | 13:44

О повестке.
Существует такой документ.
Он опубликован и содержится в юридических базах данных .
Приложение N 1
к Приказу Министра обороны
Российской Федерации
от 2 октября 2007 г. N 400

ИНСТРУКЦИЯ
ПО ПОДГОТОВКЕ И ПРОВЕДЕНИЮ МЕРОПРИЯТИЙ,
СВЯЗАННЫХ С ПРИЗЫВОМ НА ВОЕННУЮ СЛУЖБУ ГРАЖДАН
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ, НЕ ПРЕБЫВАЮЩИХ В ЗАПАСЕ

30-е приложение к это этой инструкции и есть текст повестки.
Там нет ошибок.
Следовательно в военном комиссариате не просто нарушили правила русского яыка. Нарушили пиказ Министра обороны.
Если кто либо возжаждет судиться, "мой аргумент" сильнее. Хотя и противнее :)


Отсюда мораль.
Зачем "машинистка военкомата" перепечатывала бланк?


privatizator 23 октября 2009 | 13:57

В продолжение темы о языке докусментов.
Костюм пожарНИКа, а должность пожарНЫЙ (документы МИНТРУДА)

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире