'Вопросы к интервью
К. ЛАРИНА – Можно эпиграф? Марина Бородицкая подарила книжку «Ода близорукости». Здравствуй, дедушка Эзоп, думаешь, забыли? Кол сосновый в твой гроб, думаешь, забили? С возвращением, старик, твой топчан свободен. Ну-то высуни язык, одевайся – годен. Здравствуй, дедушка Эзоп, здравствуй, раб лукавый. Вновь растет твой хитрый стеб на дрожжах державы. Зряшный шум прошел в лесу, Будто ты не нужен. Доскажи нам про лису. Задержись на ужин.

М. КОРОЛЕВА — Прекрасно. Это что детская книжка?

К. ЛАРИНА – Нет. Марина Бородицкая пришла к нам как детский поэт, но оставила нам в подарок взрослую книжку.

М. КОРОЛЕВА — Я уж подумала, что это в детской книжке Марины Бородицкой про дедушку Эзопа.

К. ЛАРИНА – Какое замечательное стихотворение.

О. СЕВЕРСКАЯ — Отлично.

М. КОРОЛЕВА — Это сегодня для нашей темы. Потому что мы предлагаем сегодня обсудить, хотите ли вы слышать резкие слова, вроде слова «кризис» или хотите…

О. СЕВЕРСКАЯ — А оно резкое?

М. КОРОЛЕВА — А это мы сейчас попробуем выяснить. Вообще оно такое там «р».

К. ЛАРИНА – Тема такая: надо ли называть предметы своими именами.

М. КОРОЛЕВА — В частности хотите ли вы слышать такое слово или хотите слышать его какие-то мягкие заменители, которые можно назвать синонимами, эвфемизмами.

К. ЛАРИНА – По сети уже ходит словарик антикризисный.

М. КОРОЛЕВА — Люди давно собирают эти слова, в частности тут в агентстве ПРАЙМ-ТАСС появилась действительно любопытная подборочка.

О. СЕВЕРСКАЯ — Мне очень лозунг понравился. Слоган, как теперь говорят, вместо грубых и негативных слов, завуалированные и позитивные.

М. КОРОЛЕВА — Вообще есть разные мнения на этот счет. Я попробовала собрать какие-то мнения у себя в блоге. В основном люди все-таки за то, чтобы называть вещи своими именами. Чтобы кризис было кризисом, а потом мы с ним как-то разберемся. Но есть и другие мнения. Например, в той же статье Ирина Данилина говорит: слово «кризис» лучше заменить «периодом возможностей». Она владелец сети магазинов. Говорит, что ввела у себя в компании запрет на негативные выражения. Слово «кризис» не воспринимаем. Никак. Не люблю употреблять, запрещаю своим сотрудникам говорить слово «проблема». Я предлагаю заменять его словом «вопрос». Потому что вопрос можно решить, а проблема это что-то такое, что сложно решается. Еще есть один человек, вот Александр Потавин из телекомпании «Эксперт», на которого ссылаются: кризис он кризис и есть. Что можно в данном случае использовать: неопределенность в экономике, туманная ситуация, спад активности, экономические проблемы, рецессия, стагнация и так далее. Впрочем, сам эксперт считает, что в целом не нужно бояться этого слова, надо его пережить. То есть мнения самые разные.

О. СЕВЕРСКАЯ — И эвфемизмы тоже самые разные. Например, высокая турбулентность, мне не очень нравится. Потому что летчики и пассажиры очень не любят слово «турбулентность», потому что оно страшное. Попадешь в зону высокой турбулентности, еще неизвестно, как ты из нее выйдешь вообще. Или «рыночный экстрим», но это, наверное, для любителей острых ощущений. И таких экстремальных видов спорта. Мне не очень нравится.

М. КОРОЛЕВА — Давайте мы просто поговорим с теми, кто нас сейчас слушает, что люди думают. Вот хотят ли они слышать слово «кризис». Понятно, что в последнее время в новостях это слово звучит часто. А после того как наше высокое руководство, руководство страны признало наличие кризиса, как я понимаю, это слово можно услышать и на государственных телеканалах и в государственных агентствах информационных, других СМИ. Поэтому оно есть. Что бы хотели вы. Хотели бы вы слышать это слово и такие слова как это, резкие слова, которые означают суть проблемы…

К. ЛАРИНА – Какие еще есть слова, которые сегодня нежелательно употреблять.

О. СЕВЕРСКАЯ – Коллапс, например.

М. КОРОЛЕВА — Падение рынка, обвал. Помнишь обвал, который предлагали заменять мягким снижением, например. Но в принципе мы говорим не только об экономике, вообще, когда речь идет о каком-то неприятном, трудном явлении. Что бы вы хотели: чтобы вам говорили все как есть прямыми и иногда резкими словами или все-таки вы предпочитаете мягкие заменители, которые бы вас утешали, успокаивали, отводили вас немножко в сторону от резкой сути проблемы и так далее.

К. ЛАРИНА – Мы готовы. Пожалуйста, 363-36-59. Алло. Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ – Здравствуйте. Лариса. Я считаю, как ни обходи это слово, но кризис есть кризис и оттого, что мы заменим его другим словом, он лучше или хуже не станет.

М. КОРОЛЕВА — Но вы себя как ощущаете, когда слышите такие слова?

СЛУШАТЕЛЬ – Да никак, как есть, кризис он и есть кризис. Он  и в Африке кризис.

М. КОРОЛЕВА — То есть это слово вас не пугает, беспокойства вы не ощущаете?

СЛУШАТЕЛЬ – Нет. Если сказать про умершего человека, что он уснул навсегда, это изменит ситуацию?

О. СЕВЕРСКАЯ — Нет.

М. КОРОЛЕВА — Хотя я думаю иногда на похоронах какие-то слова да, пытаются заменить более мягкими словами.

О. СЕВЕРСКАЯ – Я, например, знаю, что детям легче переносить именно такие эвфемизмы, потому что чужое слово «умер» не нравится. Пугает.

СЛУШАТЕЛЬ – Да, понятно, но когда в магазине тетенька главная запрещает своим сотрудникам говорить конкретное слово, заменять его каким-то, ну слушайте…

М. КОРОЛЕВА — Она это объясняет тем, что вроде все в жизни работает по закону притяжения. Если ты употребляешь это слово, то к тебе эти самые неприятности и притягиваются.

К. ЛАРИНА – Можно же и нужно говорить об антикризисных мерах. Но слово «кризис» желательно не употреблять.

О. СЕВЕРСКАЯ — Но в той же самой заметке ПРАЙМ-ТАСС есть такие предложения, например, разорение каждого банка рассматривать как укрупнение банковской системы. Правильно, мелкие уходят, все укрупняется. А увольнение как старт во фрилансе.

М. КОРОЛЕВА — Или массовые сокращения это кадровая оптимизация компаний.

К. ЛАРИНА – Давайте еще послушаем. Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ – Добрый день. Я такой анекдот вспомнил чудесный. Там такое слово есть несколько на грани.

К. ЛАРИНА – Ну ничего. Нас не посадят с вами?

СЛУШАТЕЛЬ – Нет. Вовочка ругался в школе, родителей в школу вызвали и говорят: вот Вовочка ругался. Что же он такого говорил? Он сказал слово «жопа». Такого слова-то нету. На Вовочку смотрят все. — Вовочка, ну как же так. Вовочка мнется, чешет репу: ну как же так, жопа есть, а слова нету.

К. ЛАРИНА – Аналогия правильная. Мы тоже этот анекдот вспоминали. Но не рискнули его рассказать в эфире. Вы это сделали за нас.

СЛУШАТЕЛЬ – Я, Дмитрий из Москвы вам помог.

К. ЛАРИНА – Спасибо вам.

М. КОРОЛЕВА — С другой стороны, если говорить «халва», становится ли во рту слаще. Вот вопрос.

О. СЕВЕРСКАЯ — Сразу подумала о девушках, которые сидят на диете. Произносят: шоколад, шоколад вместо того, чтобы его есть.

М. КОРОЛЕВА — С другой стороны, что я хочу сказать еще раз тем, кто нас слушает. Слово «кризис» оно откуда взялось, собственно говоря. Во-первых, у него несколько значений в русском языке, если посмотреть Толковый словарь иноязычных слов. Потому что слово явно иностранное. Во-первых, и на первом месте это что-то такое страшное. А это резкий крутой перелом в чем-то. Как говорят кризис в течение болезни. Или какой-то душевный кризис. Это первое значение. И только на втором месте то самое, чего мы так боимся: обусловленное противоречиями в развитии общества расстройство экономической жизни, сопровождающееся безработицей и нищетой трудящихся. Страшная картина действительно. Это тот самый кризис, о котором мы говорим. И на третьем месте то, что в разговорной речи употребляется. Затруднительное тяжелое положение. Говорят люди: у меня с деньгами кризис, например. Но откуда слово взялось. В принципе оно от немецкого. В немецком из латыни и из греческого звучит тоже как кризис, это решение, поворотный пункт. То есть получается, что значение этого слова в общем позитивное. То есть оно не страшное. Это как раз не коллапс, не смерть, упаси бог.

О. СЕВЕРСКАЯ — А это как раз тот самый поворотный пункт, за которым следует какое-то решение проблемы или вопроса.

М. КОРОЛЕВА — То есть если подходить к слову совсем с языковедческой точки зрения, то слово не страшное.

К. ЛАРИНА – Ты же прекрасно понимаешь, что смысл, который вкладывается в это слово, когда мы его произносим, мы имеем в виду именно то, что мы имеем в виду. То есть это все равно падение, обвал и почти катастрофа.

М. КОРОЛЕВА — Но вот скажи, как ты сама к этому слову относишься. Когда ты слышишь, допустим, новости, и десятки раз в день ты слышишь слово «кризис». Ты как себя ощущаешь? Оно тебя не пугает?

К. ЛАРИНА – Марин, мне этот вопрос задавать бессмысленно.

М. КОРОЛЕВА — У нас такое профессиональное повреждение, что, наверное…

К. ЛАРИНА – Другой вопрос, кто конечно можно думать о том, чтобы не создавать панику. Но здесь же должна быть какая-то золотая середина, чтобы не нагнетать, наверное, не создавать панику, не культивировать панические настроения у аудитории, чтобы народ не бежал, не ломился, не сносил сбербанки на ходу. Вынимая оттуда деньги.

О. СЕВЕРСКАЯ – Кстати, о сбербанках. Цитата из Алексея Феофилактовича Писемского, это в письме было от октября 1875 года, все было точно также: правительство, кажется, серьезно озабочено, чтобы не было в Москве общего банковского кризиса. Так как публика под влиянием паники, пожалуй, сразу потянет из всех банков свои вклады. Но они боялись слова «кризис» тогда.

К. ЛАРИНА – Но с другой стороны мне кажется, что нужно называть вещи своими именами. Потому что реальность она реальность, если человеку говорить, что кризиса нет, и очереди в банки тоже не выстраиваются, люди не забирают деньги, он-то выходит на улицу, видит совсем другую картину.

М. КОРОЛЕВА — Как пишет Лика: мы же не дети. Мне кажется, есть два подхода к ситуации. Потому что с вами начали с того, что мы бы вообще хотели поговорить о том, что люди предпочитают: прямое называние пусть даже и неких страшных понятий.

К. ЛАРИНА – Или слова утешения.

М. КОРОЛЕВА — Просто есть два типа людей. Есть люди, которые предпочитают диагнозы прямые, когда им говорят все, как есть.

К. ЛАРИНА – То есть война или антитеррористическая операция.

М. КОРОЛЕВА — И есть люди, которые предпочитают мягкие завуалированные объяснения ситуации. Еще послушаем.

К. ЛАРИНА – Всегда хочется верить в чудеса. Алло. Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ – Здравствуйте. Николай из Самары. Я хотел что сказать. Чем мы больше говорим кризис, кризис, обвалы – этим мы и панику создаем.

К. ЛАРИНА – И что делать?

СЛУШАТЕЛЬ – А ничего не надо делать. Даже возьмем тот момент, фьючерсные, вот обвал, все обвалилось, а вот он был до 1971…

К. ЛАРИНА – Подождите, дорогой товарищ, вы сейчас про что рассказываете?

СЛУШАТЕЛЬ – Про всякие обвалы.

К. ЛАРИНА – Про какие?

СЛУШАТЕЛЬ – Мы говорим, все обвалилось, все рухнуло.

К. ЛАРИНА – Вы про кого говорите?

СЛУШАТЕЛЬ – Про кризис…

К. ЛАРИНА – Алло. Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ – Здравствуйте. Я по поводу кризиса. Я считаю, надо говорить как есть, потому что человек или организация, я  на производстве работаю, она может подготовиться, хотя бы оптимизировать свою деятельность, каждый человек может оптимизировать и поэтому лучше все-таки говорить правду. Эмиль, Москва.

М. КОРОЛЕВА — Спасибо. Я здесь присоединяюсь, я у тебя подсмотрела на ленте sms, где человек пишет: когда про больного говорят «состояние критическое», значит, он умирает. Вот возможно, если говорят родным или врачам: он умирает, возможно, еще можно успеть что-то сделать, что-то предпринять. Активизировать свои усилия, потому что когда говорят «состояние критическое», меня эта формулировка немножко успокоила, критическое — оно может продлиться долго. А вот человек умирает – вот оно происходит на твоих глазах. И возможно можно еще что-то сделать. Так же с кризисом, да, человек начинает активизироваться, действовать. Когда ему говорят: происходит мягкое снижение, ничего страшного, никто ничего и не делает.

О. СЕВЕРСКАЯ — Мы неслучайно говорим про болезни. Я тут посмотрела по поиску, слово «кризис» в литературе 19 века. Конечно, там чаще всего упоминается именно тогда, когда речь идет о болезни чьей-то. Так вот кризиса ждали, потому что когда кризиса нет, это непонятно как развивается и понятно, с чем ты имеешь дело. А когда кризис уже есть, то как правило после этого, если конечно не закончилось плохо…

М. КОРОЛЕВА — Потом говорят: кризис миновал.

О. СЕВЕРСКАЯ — Очень интересно. Действительно его ждали.

К. ЛАРИНА – Я думаю, что такие примеры можно приводить не только со словом «кризис». А любые другие потрясения. Даже один шаг от смягчения через лакировку нашу любимую, и заканчивая откровенной дезинформацией. Просто откровенной ложью и враньем. Путь очень короткий этот тормозной. Казалось бы, благие намерения.

М. КОРОЛЕВА — Очень немного людей, которые действительно хотели бы, чтобы их утешали словами. Судя по нашей ленте sms и по тому, кто нам звонит, немного желающих слышать какие-то утешительные слова и обороты. В основном люди за то, чтобы слышать все, как есть. Еще звоночек?

К. ЛАРИНА – Давайте. Алло. Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ – Здравствуйте. Алексей, Екатеринбург. Вы вспоминали русскую классическую литературу, есть замечательный пример, как раз очень подходящий к современной истории с запрещением слов. У Гоголя в «Мертвых душах» есть два персонажа: дама просто приятная и дама, приятная во всех отношениях. И они себе таких выражений не позволяли, как скажем: я высморкалась или я вспотела. Они говорили: я обошлась посредством носового платка. Или: этот стакан дурно пахнет, они говорили: этот стакан плохо себя ведет. Мне это все очень напоминает, там с юмором это все рассказано. Я думаю, что очень подходит к нашей ситуации.

К. ЛАРИНА – Спасибо большое. Я вспомнила, как моя бабушка говорила про тухлую рыбу, если рыба несвежая, она говорила: рыба уснула. Не бери ее.

М. КОРОЛЕВА — Там был очень хороший вопрос.

О. СЕВЕРСКАЯ — Насчет уснула и устала, я вспомнила эвфемизм, когда человек уже просто, что называется лыка не вяжет, и на своих передвигаться…

М. КОРОЛЕВА — Про него говорят: он устал.

О. СЕВЕРСКАЯ — Человек устал очень.

М. КОРОЛЕВА — На sms был очень хороший вопрос. Нет ли какого-то русскоязычного заменителя слова «кризис». Так навскидку я не могу себе представить, что оно есть. Все-таки слово прижилось у нас.

О. СЕВЕРСКАЯ — Перелом.

М. КОРОЛЕВА — Действительно перелом. И может быть, если заменить слово «кризис» словом «перелом», которое на самом деле резкое и вполне определенное, но оно позитивное.

К. ЛАРИНА – Наши переломы…

О. СЕВЕРСКАЯ — Что еще скажу такое интересное, перелом он же в переносном смысле перелом, потому что есть еще перелом, когда ногу переломил или руку и это совсем не позитивно.

М. КОРОЛЕВА — А есть перелом в ходе событий.

О. СЕВЕРСКАЯ — Это уже переносное. И все, о чем мы говорили, о какой-то рыночной турбулентности и так далее, то, что называют метафорами, образами. Представьте себе, что метафоры, я тоже очень радовалась, когда нашла эту ссылку. Действительно и лингвисты, и философы и социологи считают появление обилия метафор признаком именно кризисного мышления. То есть когда вы употребляете эвфемизмы, на самом деле вы мыслите кризисно.

К. ЛАРИНА – Саундтреком к нашему сегодняшнему разговору может быть песня Леонида Утесова: все хорошо, прекрасная маркиза.

М. КОРОЛЕВА — И все-таки, я вдруг задумалась: а может быть экономический перелом. Может быть не экономический кризис.

К. ЛАРИНА – Это еще страшнее.

М. КОРОЛЕВА — Финансовый перелом. Хрусть, пополам, как у Булгакова. В принципе мы могли бы закончить на этой высокой ноте, сказать, что русскоязычного заменителя мы все-таки не подобрали, хотя и предлагали вам. И с другой стороны выяснили мы, судя по звонкам и по sms, что не хотите вы, чтобы вас утешали. Хотите вы слышать все, как есть.

О. СЕВЕРСКАЯ — Мне кажется, что можно спокойно говорить про кризис, если он есть кризис, а употреблять, например, такие термины как «укрупнение банковской системы», «начало более свободного развития разных профессий», «оптимизация». Почему бы и нет. Почему это не может все существовать.

М. КОРОЛЕВА — Я, если позволите, расскажу про одну историю, которая была на этой неделе. Назначили нового министра финансов в США, в администрации Обамы. Расскажу, как мы тут выясняли, как произносить фамилию. Наши слушатели часто такими вопросами интересуются. Он Тимоти Гайтнер. Но пишется он так: Timothy Geithner. Вот мы пытались выяснить, как же все-таки его произносить: Гейтнер или Гайтнер. Потому что кто-то слышал так, а кто-то иначе. В результате ничего лучшего мы не нашли, как позвонить в посольство США, попытаться выяснить, как все-таки они произносят фамилию нового министра финансов. Выяснилось, что они тоже не знали. Потому что фамилия не англоязычная, она немецкая по происхождению, и варианты были разные. И после долгих выяснений, тоже с национальным радио, с телеканалом CNN нам, наконец, сказали, что вопреки правилам англоязычного произношения, произносится это как Тимоти Гайтнер, а не Гейтнер. Вы часто спрашиваете, как мы тут решаем, как произносить. Вот так и решаем иногда. Причем даже носители языка, порой, бывает, не знают. Вот такая история.

НОВОСТИ

К. ЛАРИНА – Вот собственно, что я искала. В завершение темы. «Над финансовой системой кризис тучи собирает. Между долларом и евро гордо реет неликвидность, дырке бублика подобна. То обрушивая рынки, то стрелой кидая в небо, плачут все — она ликует, игроки и спекулянты чуют гибель в её воплях. В этом стоне — жажда денег! Обрушенье котировок, экономики паденье и уверенность в банкротстве слышат рынки в этом стоне. МинфинЫ пред бурей стонут, — робко мечутся по рынкам, в девальвации готовы спрятать страх перед дефолтом. Олигархи тоже стонут, – олигархам недоступно наслажденье болью рынка, разоренье их пугает. Глупый Кудрин робко прячет капиталы по стабфондам… Только дух капитализма реет смело и свободно над седым от страха рынком! Синим пламенем пылают биржевые котировки. И сгорают триллионы… — Кризис! Скоро грянет кризис! Это смело и свободно реет дух стихии рынка над ревущим слёзно миром; то кричит пророк победы: пусть сильнее грянет кризис!»

О. СЕВЕРСКАЯ – Кстати, очень позитивно.

М. КОРОЛЕВА — Но я уже слышу это в другом варианте. Ты знаешь, что автор до сих пор неизвестен? Это ходит по Интернету, но в разных уже вариантах.

К. ЛАРИНА – Здесь разные авторы называются. Тут написано: пионер LD — ник автора, здесь ссылаются еще на стихотворение Емелина, которого наверняка Оля знает. Поэта. У него есть свой вариант. Но над лужковскою Москвою кто кружится с перепою.

М. КОРОЛЕВА — Я тоже смотрела разные ссылки, автора установить не могут. Но это бродит уже в разных вариантах, действительно обрастает…

К. ЛАРИНА – С октября месяца.

М. КОРОЛЕВА — Великолепно. В общем, пусть сильнее грянет кризис в том смысле, что когда-то он минует просто. Не будет его. То есть кризис должен миновать и это будет хорошо.

К. ЛАРИНА – Переходим.

М. КОРОЛЕВА — Давайте скажем о призах.

О. СЕВЕРСКАЯ — Журнал «Театрал» будем всем давать.

К. ЛАРИНА – Декабрьский номер, на обложке Мария Миронова.

О. СЕВЕРСКАЯ — Это будет как артистическое приложение к более научным нашим вещам. У нас осталось с прошлого раза два словаря. Толково-грамматический словарь русских причастий, Инна Сазонова автор. Очень полезный словарь. Он вышел в серии «Настольные словари русского языка», то есть это должно быть вашим настольным словарем в программе «Словарь 21 века», там 2,5 русских глаголов, 7,5 тысяч образованных от них причастий. Но главное – что этот словарь не только вам подскажет, от каких глаголов какие причастия можно образовать, а какие нет. Но еще и научит различать причастия и прилагательные, что просто очень актуально в школьной программе, потому что это пункт преткновения. Отличить образованную девушку от образованной фирмы очень сложно бывает. Или крашенный кистью забор от просто крашеного забора краской.

М. КОРОЛЕВА — Я надеюсь, что там будет наше любимое слово «считанный». Которое теперь пишется, как оно раньше не писалось. Таких словарей, к сожалению, всего два. Поэтому первые два вопроса про причастия. А потом мы будем разыгрывать книгу «Андрей Курбский», Александр Филюшкин автор в серии «Жизнь замечательных людей» Москва, Молодая гвардия, 2208 год.

О. СЕВЕРСКАЯ — Мы предельно упростили вопросы про причастия.

К. ЛАРИНА – Давайте попробуем.

О. СЕВЕРСКАЯ — Вопрос такой: какое определение можно дать шкафу, который не может сгореть, поскольку сделан из огнеупорного материала. Подсказка: в ответе у вас должно быть причастие, которое образовано от глагола «сгорать».

К. ЛАРИНА – Ну это совсем подсказка такая, зачем? Алло.

СЛУШАТЕЛЬ – Здравствуйте. Несгораемый шкаф.

О. СЕВЕРСКАЯ — А несгорающий можно сказать?

СЛУШАТЕЛЬ – Здесь сложно сказать. Да, наверное.

О. СЕВЕРСКАЯ — Еще раз, устойчивое словосочетание как вы говорите.

М. КОРОЛЕВА — Пусть человек выберет. Выбирайте. Один вариант.

О. СЕВЕРСКАЯ — Здесь только один возможен.

К. ЛАРИНА – А куда, все улетели что ли. Мы брошенные оказались. Наш человек, который с нами так несгораемо беседовал.

О. СЕВЕРСКАЯ — Я думаю, что все-таки мы…

К. ЛАРИНА – Скажи правильный ответ.

О. СЕВЕРСКАЯ — Мы успели записать.

К. ЛАРИНА – Мы его напугали. Он же правильно сказал: несгораемый.

О. СЕВЕРСКАЯ — Он сказал правильно. Хотя конечно это вызывает у очень многих вопросы, это же шкаф не может сгореть, по идее должно быть действительное причастие, он должен быть несгорающим.

К. ЛАРИНА – Я тебе предлагаю не читать все-таки подсказки. Они не нужны.

О. СЕВЕРСКАЯ — Хорошо.

К. ЛАРИНА – Такие красивые вопросы требуют однозначного ответа. Прекрасный вопрос.

О. СЕВЕРСКАЯ — Как можно определить талант, который никогда не потеряет свежести, не утратит своего значения, никогда не забудется, не увянет словно цветок.

К. ЛАРИНА – Алло. Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ – Талант, наверное, неувядаемый.

К. ЛАРИНА – Прекрасно. Как вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ – Маша.

О. СЕВЕРСКАЯ — Скажите, а можно сказать неувядающий талант?

СЛУШАТЕЛЬ – Как-то не очень.

О. СЕВЕРСКАЯ – Но, тем не менее.

СЛУШАТЕЛЬ – Можно, наверное.

К. ЛАРИНА – Тогда уж и невянущий.

О. СЕВЕРСКАЯ — Нет, можно. В этом случае в отличие от несгораемого…

К. ЛАРИНА – Невянущий талант — в этом есть какая-то коннотация отрицательная.

М. КОРОЛЕВА — Это как уснувшая рыба.

К. ЛАРИНА – То есть типа не вянет и не вянет.

О. СЕВЕРСКАЯ — Маш, вы получаете словарь. Надеюсь, что ваша жизнь с ним станет еще интереснее, чем была до того. Потому что я действительно читала его с большим интересом. Но могу сказать, что действительно в отличие от несгораемого шкафа, непромокаемого плаща, которые только в такой страдательной форме существуют, есть второй вариант – неувядающий. Можно сказать: неувядающая красота, хотя чаще, это наследие прошлое, когда у нас были совсем другие причастия, все-таки чаще мы говорим про неувядаемый талант и неувядаемую красоту.

М. КОРОЛЕВА — Красота была неземная. Словари на этом заканчиваются, и переходим к розыгрышу книги «Андрей Курбский».

К. ЛАРИНА – А у меня нет такого приза.

М. КОРОЛЕВА — Вот он.

О. СЕВЕРСКАЯ — А дальше у тебя будет три вопроса и нам нужно на них три человека.

К. ЛАРИНА – Не обещаю.

М. КОРОЛЕВА — Мы без них никак не обойдемся. Вам нужно определить, в чем неправильность выражений, которые я сейчас буду называть и нужно всего лишь исправить ошибку. Объяснить, что там неправильно. Например, банда преступников. В чем здесь неправильность.

К. ЛАРИНА – Алло. Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ – Добрый день. Банда это и есть общество преступников.

М. КОРОЛЕВА — Совершенно верно. То есть, как можно сказать по-другому?

СЛУШАТЕЛЬ – Преступная банда. Ой, нет, нет, Большая банда.

М. КОРОЛЕВА — Просто банда.

К. ЛАРИНА – Или преступная группа.

М. КОРОЛЕВА — Группа преступников.

О. СЕВЕРСКАЯ — Группировка.

К. ЛАРИНА – Как вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ – Ирина.

К. ЛАРИНА – Хорошо. А вот интересно, Марин. У тебя написано там: от итальянского «банда» — отряд. Он же не преступный отряд.

М. КОРОЛЕВА — Изначально нет. Более того, есть еще слово «банда» оркестр.

К. ЛАРИНА – Джаз-банд.

М. КОРОЛЕВА — Но это изначально так. Но в русском языке это группа преступников.

О. СЕВЕРСКАЯ — Во Франции, например, по улицам в прямом смысле ходят банды подростков, то, что мы называем стайками или группами.

М. КОРОЛЕВА — Совершенно верно, но в русском языке это вооруженная группа людей, которые объединились для разбоя, преступной деятельности. Это и так уже группа преступников. Поэтому «банда преступников» это излишества.

К. ЛАРИНА – Давай второе.

М. КОРОЛЕВА — Энергосбережение тепла. Мы часто так говорим и слышим в новостях.

СЛУШАТЕЛЬ – Здравствуйте. Меня зовут Марина.

К. ЛАРИНА – «Энергосбережение тепла» вас не смущает?

СЛУШАТЕЛЬ – Энергия — то же самое тепло. Можно просто сказать: энергосбережение без слова «тепла».

О. СЕВЕРСКАЯ — А если со словом «тепло» как можно сказать?

СЛУШАТЕЛЬ – Теплосбережение.

М. КОРОЛЕВА — А можно просто экономия тепла.

О. СЕВЕРСКАЯ — Отлично.

К. ЛАРИНА – Дальше что у нас?

М. КОРОЛЕВА — Обеспечение водоснабжения. Это вообще очень часто говорят, например, какие-то административные структуры московские. Они любят так говорить.

К. ЛАРИНА – Алло. Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ – Здравствуйте. Снабжение — это обеспечение.

М. КОРОЛЕВА — Ну конечно. То есть как можно сказать?

СЛУШАТЕЛЬ – Водообеспечение.

М. КОРОЛЕВА — Ну вот так не говорят.

К. ЛАРИНА – Обеспечение водой.

М. КОРОЛЕВА — Или же просто водоснабжение.

К. ЛАРИНА – Как вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ – Анна.

К. ЛАРИНА – Анна в Санкт-Петербурге живет.

О. СЕВЕРСКАЯ — Получает Анна. В Санкт-Петербург будет ей послана книга.

М. КОРОЛЕВА — Это упражнение или эту игру я делала по книге Вадима Кудрина «Словарь слов», который был издан в Оренбурге. Очень я ее полюбила. Потому что действительно очень полезная книга, которая обращает наше внимание на такие странные…

К. ЛАРИНА – А вы не будете на вопросы отвечать?

М. КОРОЛЕВА — Давайте ответим на вопросы. Потому что мы давно этого не делали.

К. ЛАРИНА – У нас же, как любит повторять Ольга Игоревна: просветительская программа.

О. СЕВЕРСКАЯ — Да. А что нет, что ли?

М. КОРОЛЕВА — Давайте я про слово «малохольный» расскажу. Что оно означает и вообще откуда такое странное взялось. Что мы имеем в виду, когда говорим про малохольного? – это какой-то такой глуповатый или плохо соображающий со странностями в поведении человек. Но интересно его происхождение. Как утверждает Владимир Елистратов, автор «Словаря русского арго», это слово может восходить к древнееврейскому слову «малох» — что означало ангел или добряк. То есть вы можете, конечно, говорить, что это такой странный человек, а на самом деле это ангельский практически.

О. СЕВЕРСКАЯ — Спрашивали про толерантность и терпимость, чем они отличаются. Толерантность, как пишет словарь иностранных слов – то же, что терпимость, снисходительность, например, толерантность к недостаткам других. Есть и биологическое, медицинское значение – так говорят об организме, у которого полностью или частично отсутствует иммунная реактивность, то есть в ответ на что-то он не вырабатывает антитела. Мы, конечно, встречаемся чаще с употреблением слова «толерантность» именно в первом смысле, в общечеловеческом, и действительно, почему бы нам ни пользоваться русским словом «терпимость», которое означает практически то же самое – умение без вражды терпеливо относиться к чужому мнению, взглядам и поведению. Есть только два возражения. Например, терпимость к чужому мнению. Два возражения, которые в свое время высказали участники нашего форума. Конечно, у всех всплывает ассоциация с домом терпимости, есть такое устойчивое выражение, как раз тот самый наш любимый эвфемизм, так называют публичный дом до сих пор. Это немножко в пользу толерантности людей склоняет. Но главное было очень интересное возражение. Потому что мы так долго терпели, — написала наша старейшая…, хотела сказать в женском роде, старейшая завсегдатай…

К. ЛАРИНА – А есть завсегдатая?

О. СЕВЕРСКАЯ — Нет. И она говорила о том, что мы так долго терпели, что у нас терпимость ассоциируется со всетерпением. Поэтому лучше перейти на такое нейтральное слово.

К. ЛАРИНА – А мне нравится слово «толерантность».

О. СЕВЕРСКАЯ — Да, красиво.

К. ЛАРИНА – Мне кажется, оно уже вошло. Были опасения, что оно не войдет. А мне кажется, что его уже чувствуют, понимают.

М. КОРОЛЕВА — Года три назад была дискуссия, и мы говорили, и многих это слово раздражало. Но нет, оно прижилось.

К. ЛАРИНА – Неувядаемый шкаф, сгорающий от  плеоназмирующей банды преступных ведущих.

М. КОРОЛЕВА — Да, мы такие. Сейчас еще про слово апартамЕнты, апартАменты. Вроде вопрос простой. Потому что апартаменты сейчас говорят. АпартАменты мало кто скажет. Но если заглянуть в словари, мы там увидим массу разночтений. Только словарь ударений, пожалуй, который, что называется словарь для дикторов, только дает один вариант – апартамЕнты. И в единственном апартамЕнт без вариантов. Но орфографический словарь Владимира Владимировича Лопатина уже дает два варианта. И апартАменты и апартамЕнты. И то же самое в единственном числе.

К. ЛАРИНА – Ужас какой.

М. КОРОЛЕВА — Толково-словообразовательный словарь – апартамЕнты, что касается Словаря русское словесное ударение, там, так же как и в Словаре ударений – апартамЕнты, апартамЕнт. Что могу сказать. Вот, апартАменты это все-таки вариант устарелый, надо честно сказать, что если вы хотите говорить, как говорят сейчас, по-современному – то это все-таки апартамЕнты. Но учтите, что в некоторых словарях вы найдете вариант апартАменты.

О. СЕВЕРСКАЯ — Добавлю, почему апартамент в единственном числе именно. Потому что говорят, что это слово к нам вошло через польское посредство. А там всегда ударение на предпоследний слог. И как оно вошло в форме единственного числа – апартамЕнт, так оно дальше и склонялось. При склонении сохранялось ударение. Хотя в польском должно было бы переехать и стать апартамЕнты.

К. ЛАРИНА – Ну и последнее. У нас как всегда самое удивительное поджидает в телевизоре. Я же собираю разные разности. И хочу обратиться к музыкальной группе «Вирус», чья популярность, наверное, сильно выросла после программы ток-шоу на канале «Столица». Поскольку девушка-солистка группы все время повторяла, что цель оправдывает средствА, а средствА у нас замечательные, хорошие, цели благие. Хорошо, что мы сами пишем текстА – добавила она.

О. СЕВЕРСКАЯ — ТекстА это почти как блюдА для повара.

М. КОРОЛЕВА — Что касается средствОв, дорогие граждане, то про это я уже программу «Как правильно» делала.

К. ЛАРИНА – Но текстА – это что-то новенькое.

О. СЕВЕРСКАЯ — Это замечательно.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире