'Вопросы к интервью




К.ЛАРИНА: Ну что? Мы сегодня будем интеллигентно вести передачу?

М.КОРОЛЕВА: Конечно, мы постараемся.

О.СЕВЕРСКАЯ: Да.

М.КОРОЛЕВА: Сделать все возможное. Доброе утро.

К.ЛАРИНА: Доброе утро.

М.КОРОЛЕВА: Ксения, доброе утро.

К.ЛАРИНА: Доброе утро, Марина.

О.СЕВЕРСКАЯ: Доброе утро.

К.ЛАРИНА: Доброе утро, Оля. Доброе утро, наши слушатели, дорогие, любимые.

М.КОРОЛЕВА: Уважаемые наши слушатели.

Материалы по теме

Считаете ли Вы, что слово «интеллигенция» устарело?

нет, не считаю
70%
да, считаю
28%
затрудняюсь ответить
2%


К.ЛАРИНА: Уважаемые, глубокоуважаемые.

М.КОРОЛЕВА: Не верят. (все смеются)

К.ЛАРИНА: А может ли быть журналист интеллигентным человеком?

О.СЕВЕРСКАЯ: Я бы даже сказала, нужно. (все смеются)

М.КОРОЛЕВА: Тогда давайте дадим телефон для SMS. Потому что все, кто захотят высказаться по поводу слова «интеллигенция», «интеллигент», «интеллигентный» и так далее, могут нам написать +7 985 970-45-45. А чуть позже еще и позвонить – 363-36-59.

К.ЛАРИНА: Я тебе скажу больше. Я бы даже по этому поводу проголосовала бы.

М.КОРОЛЕВА: Хорошо.

К.ЛАРИНА: Давайте?

М.КОРОЛЕВА: Ну, давайте попробуем.

О.СЕВЕРСКАЯ: В общем, как вы поняли, обсуждать мы сегодня будем слово «интеллигенция». Это вообще такое уникальное слово, которое есть только в словарях русского языка. В зарубежных словарях его нету.

М.КОРОЛЕВА: То есть оно есть, но со ссылкой, с пометкой «русское, из русского языка».

О.СЕВЕРСКАЯ: Да. И прямо вот в нашей такой транскрипции – интеллигенция, по-французски это звучит «энтелледжонсья» — вот так они произносят.

К.ЛАРИНА: А как называют этих людей, если таковые существуют, где-нибудь в странах Западной Европы?

О.СЕВЕРСКАЯ: Интеллектуалы там.

М.КОРОЛЕВА: Либо, на самом деле, ссылаются на русское наименование, то есть интеллигенция.

К.ЛАРИНА: То есть понравилось?

М.КОРОЛЕВА: Да. Это слово есть и в английских словарях, и как я понимаю, во французских и в немецких, но везде именно дается такое написание и ссылка на русский язык. Но давай процитируем вот то, что дает, например, наш русский словарь, Толково-словообразовательный. Вот тот, в котором я, например, нашла определение. Оно мне показалось исчерпывающим, с одной стороны. С другой стороны, вот, знаешь, не знаю, можно ли так сказать толкование, но это невыполнимое требование. Итак, «интеллигенция – это социальная группа лиц, профессионально занимающихся умственным, преимущественно сложным и творческим трудом». А далее, смотрите: «Развитием и распространением образования и культуры, и отличающихся высотой духовно-нравственных устремлений, обостренным чувством долга и чести». Это первое значение. Второе значение – это просто лица умственного труда. Возможно, в этом значении чаще всего многие и используют слово «интеллигенция». Но вот смотрите еще раз. Значит, во-первых, социальная группа лиц – интеллигенция. То есть должна быть эта группа как-то более или менее очерчена.

К.ЛАРИНА: А группа – это сколько человек?

М.КОРОЛЕВА: Ну-у, социальные группы – это серьезное количество.

К.ЛАРИНА: 3-4 – это группа?

М.КОРОЛЕВА: Мне кажется, что нет. Социальная группа. Не просто группа лиц.

О.СЕВЕРСКАЯ: Какой-то социальный слой, да.

М.КОРОЛЕВА: А социальная группа. Дальше. Профессионально заниматься они должны умственным трудом. Ну, то есть, это кто должны быть? Давайте посмотрим. Там, научные работники, профессора, преподаватели, учителя, писатели, журналисты, актеры, наверное, режиссеры.

К.ЛАРИНА: А я не знаю! Актерство – это, все-таки, не умственный труд. Но и не физический, правда, тоже. Какой-то другой.

О.СЕВЕРСКАЯ: Профессор, преподаватель. Мог быть профессором, преподавателем в прошлой жизни, а после дефолта он, например, пошел в бизнес и торгует чем-нибудь.

М.КОРОЛЕВА: И стал челноком.

О.СЕВЕРСКАЯ: Например, да.

М.КОРОЛЕВА: Но остался интеллигентным человеком.

О.СЕВЕРСКАЯ: Совершенно верно.

М.КОРОЛЕВА: А дальше смотрите. Вот дальше начинается самое сложное. Человек, который занимается развитием и распространением образования и культуры, да? И дальше: отличается высотой духовно-нравственных устремлений. То есть уже здесь второй компонент – этический – включен.

К.ЛАРИНА: Я думаю, что это все-таки и самое главное есть, вот последнее, что ты назвала.

М.КОРОЛЕВА: Ну вот, понимаешь, тебе могут возразить – вот, должно быть и то, и другое, и третье.

К.ЛАРИНА: Кстати, вот перечисляли носителей всяких профессий. Ну, я думаю, что священники тоже могут подходить под эту группу лиц, социальную группу, да?

М.КОРОЛЕВА: Хорошо. А допустим, это священник, ну я не знаю, сельский священник, который может быть не очень искушен там в области литературы или искусства. Вот это человек, ну, который, вот…

К.ЛАРИНА: То есть всесторонняя образованность некая – она важна?

М.КОРОЛЕВА: Еще и всесторонняя образованность, да, и так далее. И мы в связи с этим просто решили спросить: а как вы считаете, слово интеллигенция на данный момент не устарело ли? Можно ли еще его применять, действительно, в отношении какой-то группы лиц?

К.ЛАРИНА: Потому что Марина Королева считает, что такой группы нету.

М.КОРОЛЕВА: Мне кажется, что ее нет. Вот на данный момент с изменением жизни так произошло.

О.СЕВЕРСКАЯ: Ну, не знаю, не знаю, не знаю, не знаю. Мариночка ссылалась на определение толково-словообразовательного словаря Ефремовой, а у меня есть еще тоже такое дополнение, потому что, например, слово «интеллигент» с точки зрения Леонида Петровича Крысина, оно сейчас имеет уже 2 значения. Это вот как раз тот самый интеллектуал, о котором шла речь – я не буду суммировать все признаки. И человек, обладающий большой внутренней культурой, внутренне интеллигентный человек. Кстати, можно вспомнить и определение словаря Даля – это было вот первое определение словарной интеллигенции, во втором издании словаря написал просто: «Разумная, образованная, умственно развитая часть жителей». Разумная, умственно-развитая и желательно образованная.

К.ЛАРИНА: Ну, совсем нет. Это совсем нет. Это как раз вот эти интеллектуалы пресловутые, про которых мы вспоминаем.

О.СЕВЕРСКАЯ: Да нет, нет-нет.

М.КОРОЛЕВА: Давайте немножко об истории этого слова?

О.СЕВЕРСКАЯ: Может быть и слесарь умственно развитым абсолютно спокойно. Может быть и тракторист умственно развитым. У него просто замечательный ум, у него большая внутренняя культура.

К.ЛАРИНА: Нет. Но помимо умственного развития и внутренней культуры, что-то еще должно быть важное.

О.СЕВЕРСКАЯ: Ну вот, образованный.

К.ЛАРИНА: Нет, еще что-то. Какая-то компонента.

О.СЕВЕРСКАЯ: Ну вот, он может быть интеллигентом. Не относясь к социальной группы интеллигенции, он тем не менее может быть интеллигентным человеком.

К.ЛАРИНА: Обостренно воспринимающий несправедливость какую-то. Не знаю. Мне кажется, что здесь что-то должно быть с совестью связанное.

О.СЕВЕРСКАЯ: В общем, тот, кто сеет разумное, доброе, вечное.

К.ЛАРИНА: Человек, у которого совесть есть.

М.КОРОЛЕВА: Да-да. Это тоже писали наши слушатели в блоге. Давай, во-первых, мы скажем нашим слушателям, что уже буквально минутки через 2 они могут подключиться к нашему разговору по прямому телефону. Но если можно, немножко об истории слова – она же интересная очень, Ксюш. Вот ты думаешь, примерно с какого времени интеллигенция появилась, существовала? Ну, как тебе кажется? Вот так это слово, когда должно было появиться?

К.ЛАРИНА: Ну, не знаю. Так, навскидку, XVIII век.

М.КОРОЛЕВА: Да что ты!

О.СЕВЕРСКАЯ: 60-е годы XIX века.

М.КОРОЛЕВА: Да, 60-е годы XIX века. И еще вот я просто тебе могу сказать, как это слово не любили. Вот, например, в 1890-м году Иван Желтов в заметке «Иноязычие в русском языке» писал «Одолели и до тошноты опротивели слова «интеллигенция», «интеллигентный» и даже чудовищное имя существительное «интеллигент», как будто что-то особенно высокое и недосягаемое. Всякий недоучка, нахватавшийся новомодных оборотов и слов, зачастую даже и круглый дурак, считается у нас интеллигентом, а совокупность их – интеллигенцией». То есть слово ощущалось еще как новое, его еще оценивали.

К.ЛАРИНА: А из чего оно возникло? Из каких составляющих?

М.КОРОЛЕВА: Ну, это от латыни, понятно.

К.ЛАРИНА: Из интеллекта – понятно.

М.КОРОЛЕВА: Да-да, это оттуда.

О.СЕВЕРСКАЯ: Ну, разум, да.

М.КОРОЛЕВА: Но до 60-х годов слово «интеллигенция» вообще употреблялось в значении просто «сознание, деятельность, рассудок». Вот, например, могли сказать «Этот человек не лишен интеллигенции». Это что значит? Разума не лишен. Вот сознания, разума. И вот еще Салтыков-Щедрин писал в «Пошехонских рассказах» – я была просто поражена – «Интеллигенция как смехотворно называют у нас всякого, не окончившего курс недоумка». Вот ты представляешь? То есть как это слово воспринимали тогда. После 1917-го года, после революции что-то произошло такое и, действительно, появился некий социальный слой, социальная группа. А вот сейчас, мне кажется, мы присутствуем при каком-то обратном процессе, когда эта социальная группа, ну, как мне кажется, распалась в качестве группы.

К.ЛАРИНА: Разваливается на глазах, да?

М.КОРОЛЕВА: Я, вот знаешь, я просто скажу свою позицию. Мне кажется, что слово «интеллигент» можно было бы оставить в языке, но применительно к конкретному человеку – интеллигент. А вот интеллигенция как собирательное слово – я бы от него отказалась, назвала бы его устарелым.

О.СЕВЕРСКАЯ: Как бы ты назвала всю эту армию?

К.ЛАРИНА: А какая армия? Армия людей с высшим образованием – что это такое, ну?

М.КОРОЛЕВА: Не знаю.

О.СЕВЕРСКАЯ: Ну, не всякий человек с высшим образованием, все-таки, относится к интеллигенции.

К.ЛАРИНА: Но послушай. Когда у нас все письма подписывают от имени творческой интеллигенции, то, наверное, все-таки кого-то конкретно имеют в виду, какую-то группу, правда же?

О.СЕВЕРСКАЯ: Ну, да-да. Вот есть творческая интеллигенция. Вообще, неоднородная.

К.ЛАРИНА: Научная интеллигенция.

О.СЕВЕРСКАЯ: Научно-техническая.

К.ЛАРИНА: Техническая, научно-техническая, да.

М.КОРОЛЕВА: Вот я вам могу процитировать нашего слушателя. Александр Шпет: «Мне кажется, что говорить об интеллигенции как о некоем общем социологическом явлении сегодня невозможно. Во-первых, это слишком абстрактное понятие – в каждом словаре иное толкование и так далее». Вот мне тоже кажется. Мне тоже кажется, что говорить об интеллигенции в собирательном значении – ну сейчас, как-то вот… Я, короче говоря, я не вижу эту группу – вот я не вижу, к кому применять. Отсутствует, как говорят лингвисты, денотат. Нет вот этого вот субстрата, который мог бы определяться словом «интеллигенция». Хотя интеллигентов, отдельных интеллигентов я вижу – и там, как мне кажется, включено все – и высокая образованность, и этический компонент, и все, что мы перечисляли по словарной статье.

О.СЕВЕРСКАЯ: Ну что спросим? Спросим народ?

К.ЛАРИНА: Давайте спросим. Только надо бы, наверное бы нам какое-то сделать предуведомление перед тем, как включить телефон – чтобы нас не повели… Что здесь уже пошли «А Иванов – интеллигент?», «А Петров – интеллигент?», «А Васильев?», «А Сидоров?», «А Иваненко?»

М.КОРОЛЕВА: Нет. Мы говорим о слове. И мы говорим даже не о слове «интеллигент» в данном случае, а о слове «интеллигенция». Мы хотим вас спросить, считаете ли вы слово «интеллигенция» устарелым или нет? И, кстати, можно проголосовать именно в таком ключе. Считаете ли вы, что слово «интеллигенция» устарело в современном русском языке?

К.ЛАРИНА: Хорошо. А давайте мы сделаем так. Оль, а давай мы сейчас прямо голосование запустим параллельно и будем звонки принимать. Потому что вопрос понятный, да? Значит, считаете ли вы слово «интеллигенция» устарелым или устаревшим. Как правильно-то, кстати?

О.СЕВЕРСКАЯ: Вот ты знаешь, это очень интересно. Потому что я говорю «устаревший», но знаю, что в словаре пишут «устарелое». Вот почему оно устарелое?

М.КОРОЛЕВА: Мне, кстати, в блоге тоже написали «Что это вы, Марина? Нужно «устаревшее». Но я-то в словарях вижу помету «устарелый».

К.ЛАРИНА: Давайте тогда так. Считаете ли вы, что слово «интеллигенция» устарело? Если вы считаете его устарелым… Если оно устарело и стало устаревшим, то ваш телефон 660-01-13. Если вы считаете, что нет, «интеллигенция» как слово и как социальная группа – оно нужно, необходимо, оно существует и вы даже можете указать на эту группу и назвать ее этим словом – тогда 660-01-14. Итак, еще раз. «Интеллигенция» как слово, так и сама группа.

М.КОРОЛЕВА: Ну как слово? Давай только о слове. Для простоты давай о слове.

К.ЛАРИНА: Устарелое, исчезает. 660-01-14 – нет, интеллигенция жива, и слово это живо, и интеллигенция жива. Пожалуйста! Очень хороший раскладик, чудненький! Я так и знала. Давайте. 363-36-59. А что скажете вы? Подробности нам давайте по телефону прямого эфира. Алло, здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Алло.

К.ЛАРИНА: Здравствуйте. Как вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ: Меня зовут Наталья Сергеевна, я из Подмосковья.

К.ЛАРИНА: Пожалуйста, Наталья Сергеевна.

СЛУШАТЕЛЬ: Я считаю, что это устарелое понятие, потому что, например, нравственные критерии у человека должны быть.

К.ЛАРИНА: Мы поняли вас, Наталья Сергеевна, что нравственные критерии должны быть. Но, к сожалению, очень плохая связь, прерывающаяся, поэтому вынуждены с вами расстаться. Продолжается голосование. Если вы считаете, что интеллигенция устарела – 660-01-13.

М.КОРОЛЕВА: Слово, слово «интеллигенция», да?

К.ЛАРИНА: Если вы считаете, что интеллигенция в самом расцвете, то 660-01-14. Алло, здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте.

К.ЛАРИНА: Пожалуйста.

СЛУШАТЕЛЬ: А, скажите, пожалуйста. Вот, допустим (НЕРАЗБОРЧИВО) – можно его считать за интеллигента?

К.ЛАРИНА: Вот видите, начинается. Я так и знала.

М.КОРОЛЕВА: Ой, нет, вы знаете, нет-нет-нет, мы про слово.

О.СЕВЕРСКАЯ: А скажите, пожалуйста, само слово «интеллигенция»...

К.ЛАРИНА: Все уже – мы расстались. Вот, товарищи интеллигенты и примкнувшие к ним, да?

М.КОРОЛЕВА: Мы не будем определять, можно ли того или иного человека относить к интеллигентам, да? Там, интеллигентен ли он.

К.ЛАРИНА: Да. Мы спрашиваем про термин, про слово. Ну, собственно говоря, чего мы объясняем? Уже все понятно. Еще звонок, пожалуйста – чтобы что-то внятное услышать, а потом будем читать фрагменты из блога. Алло, здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: Да, здравствуйте.

К.ЛАРИНА: Пожалуйста.

СЛУШАТЕЛЬ: Я – Наталья Николаевна из Москвы.

К.ЛАРИНА: Пожалуйста, Наталья Николаевна.

СЛУШАТЕЛЬ: Вот у меня такое мнение. Что если исчезают люди, это отнюдь не значит, что слово уже не существует и что оно исчезает.

М.КОРОЛЕВА: Подождите, Наталья, а к кому применять-то?

СЛУШАТЕЛЬ: Ой, подождите меня. Так радио мешает.

К.ЛАРИНА: И ушла выключать радио. Все, Наталья, мы, к сожалению, с вами тоже расстанемся. Мы хоть один внятный ответ получим на этот простой вопрос? Как-то все занервничали, обратите внимание, да?

М.КОРОЛЕВА: Ну, это чувствовалось и в блоге.

К.ЛАРИНА: Очень трудно собраться с мыслями и как-то сформулировать внятно ответ на этот простой вопрос – нужна ли нам интеллигенция? (смеется)

М.КОРОЛЕВА: Слово! Слово «интеллигенция».

К.ЛАРИНА: В смысле, есть ли к кому это слово применять?

О.СЕВЕРСКАЯ: Нужно ли нам слово «интеллигенция»? Либо как все другие народы будем обходиться без него.

К.ЛАРИНА: Значит, если вы считаете, что слово «интеллигенция» устарело – 660-01-13. Если нет – 660-01-14. Давайте, я все-таки настаиваю на том, чтобы один внятный ответ услышать по телефону, иначе это все как-то глупо. Алло, здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте.

К.ЛАРИНА: Пожалуйста. Как вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ: Меня зовут Ольга. Я считаю, что интеллигенция есть. И это те люди, с которыми очень легко во всех отношениях, и которым очень тяжело жить.

М.КОРОЛЕВА: Подождите-подождите, Ольга. Ну вот представьте себе, что вам нужно дать определение интеллигенции в словаре.

СЛУШАТЕЛЬ: Вы понимаете, вот то, что я сказала – это очень емко. То есть человек, к которому можно обратиться, который всегда, если чем он может, он может помочь.

М.КОРОЛЕВА: Так подождите, это может быть самый простой человек – совершенно не образованный.

СЛУШАТЕЛЬ: Совершенно верно. Внутренний интеллигент. Он может быть абсолютно простым человеком, но сопереживать, уметь вникнуть во все, что нужно тому, кто к нему обращается.

О.СЕВЕРСКАЯ: То есть если я правильно вас поняла, Ольга, то для вас интеллигенция – это не то же самое, что интеллектуалы в западном понимании? То есть это не люди с дипломом о высшем образовании?

СЛУШАТЕЛЬ: Вы знаете что? Не диплом о высшем образовании, а именно умение.

К.ЛАРИНА: Сопереживать.

О.СЕВЕРСКАЯ: Все понятно.

К.ЛАРИНА: Мы поняли, Ольга. Я даже записала. Первое – сопереживание. Вот, давайте мы так будем действовать? Ольга считает, что есть люди, которые способны почувствовать боль другого человека – именно они являются, в первую очередь, интеллигентами, и значит слово «интеллигенция» не умирает, как я поняла, из ответа Ольги, да?

М.КОРОЛЕВА: Ну вот смотри. Мне пишет человек в блоге по этому поводу. Интеллигентность – это образованность души, а не уровень грамотности.

К.ЛАРИНА: Ну, это тоже слова.

М.КОРОЛЕВА: К примеру, христианин, понимающий, что учение Христа – это учение любви, а все они как один – истинные интеллигенты. Вот мне кажется, что это не совсем так. Действительно, если подходить к слову «интеллигенция» как к словарному и посмотреть на его толкование, мы увидим, что все-таки там должны соблюдаться некие требования. Ну вот, человек должен заниматься умственным трудом, правильно? Если это социальная группа. Он должен быть там высокообразован, развит, распространять культуру и так далее. То есть, все-таки, Ну, например, человека, который занимается каким-то физическим трудом, ну, строитель на стройке – он может быть душевным, очень таким сопереживающим и так далее, но, скажем, в жизни своей он прочитал полторы книжки. Вот можем ли мы называть его интеллигентом? Если по словарю, то нет.

К.ЛАРИНА: Нет.

М.КОРОЛЕВА: Относить его к интеллигенции мы не можем. Вот по поводу интеллектуалов.

К.ЛАРИНА: Можем называть его добрым, порядочным человеком, но этого недостаточно, чтобы называться человеком интеллигентным, наверное, да?

М.КОРОЛЕВА: Что пишут по поводу интеллектуалов? Вот Сергей: «Мне кажется, что в нынешнее время логичнее вместо понятия «интеллигент» употреблять «интеллектуал». Оно описывает схожие понятия, оно более нейтральное, без акцента на духовно-нравственных устремлениях». Что скажете?

О.СЕВЕРСКАЯ: Ну, тоже возможный вариант.

К.ЛАРИНА: Можно еще раз повторить?

М.КОРОЛЕВА: Ему кажется, Сергею, что сейчас логичнее вместо понятия «интеллигент» употреблять «интеллектуал» – понятие схожее, но более нейтральное. Здесь нет акцента на духовно-нравственных устремлениях. То есть изъят вот этот компонент – да, это высокообразованный человек, он, действительно, несет культуру, образование, распространяет его. Очень многие написали о том, что наступает время, вот, как пишет Алексей, когда человека можно ценить за его человеческие качества, а не за принадлежность к какой-то группе. Он говорит: «Ну, нет такой группы, которая бы профессионально бы воплощала совесть нации». Поэтому сейчас можно быть просто отдельным человеком. Да? Не надо думать, хорошо быть интеллигенцией или плохо. И вот написал Михаил Эпштейн, который был у нас как-то в эфире, филолог известный, который живет в Америке и работает там в университете, вот он пишет: «Из всех слов, которые Россия внесла в копилку человечества, «интеллигенция» едва ли не самое светлое. Среди остальных, вошедших в другие языки с пометой «из русского» — водка, КГБ, ГУЛАГ, погром, большевик, колхоз. И вот Михаил как раз очень сожалеет, что это слово, вот, мы, например, пытаемся стереть из исторической памяти – это единственный светлый след России в чужих словарях. Ну, вот такое мнение есть, например.

К.ЛАРИНА: Красиво как написал.

М.КОРОЛЕВА: Красиво-красиво.

К.ЛАРИНА: Ах ты! Вот интеллигентный человек.

М.КОРОЛЕВА: Да, да.

К.ЛАРИНА: Ну, давай еще послушаем, а то мы не успеем. У нас голосование идет и, по-моему, здесь уже тоже достаточно ясная картина. Ну, давайте еще немножко. Можно еще поголосовать. Еще раз напомним, что если вы считаете, что слово «интеллигенция» устарело – 660-01-13. Если нет – 660-01-14. И еще звонок от вас, уважаемые друзья, по телефону 363-36-59. Алло, здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: Алло?

К.ЛАРИНА: Да, пожалуйста.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Меня зовут Нина Николаевна, я из Москвы. Вы знаете, я очень не согласна с человеком, который, по-моему, спутал понятия «интеллигент» и «интеллектуал». Вот если у нас сегодня и уменьшилось количество интеллигентных людей, то только за счет интеллектуалов. То есть человек может быть высокообразованным, но лишенным буквально всех нравственных начал и принципов.

К.ЛАРИНА: То есть для вас, все-таки, главным является и определяющим – это вот те самые нравственные принципы, да?

СЛУШАТЕЛЬ: Безусловно, интеллигент – это может быть только нравственный человек, с моей точки зрения. И само понятие интеллигенции, мне кажется, обязательно должно сохраниться почему? Вы же не можете отрицать, что сейчас отсутствуют интеллигентные люди. Они есть, их много, их не столько сколько было, но они есть. И для того, чтобы их определить как группу, каким понятием вы будете пользоваться? Интеллектуалы, извините, здесь совершенно не подходят.

М.КОРОЛЕВА: Но смотрите. Мы можем говорить просто «интеллигент» и «интеллигенты», не обозначая их как группу. Потому что все-таки слово «интеллигенция» предполагает, что должна быть социальная группа, а ее нет. Вот вы же сами говорите, их осталось немного.

СЛУШАТЕЛЬ: И все-таки, когда вы хотите сказать «представитель этой группы», вот вы не скажете «представитель интеллигентов» — как-то это даже и не звучит, правда?

М.КОРОЛЕВА: Ну, вот мне, например, не надо говорить «представитель интеллигентов», потому что мне кажется, что здесь уже каждый человек сам за себя со своей совестью, со своими принципами, со своим взглядом на жизнь – вот он интеллигент или не интеллигент. Но ему совершенно не обязательно принадлежать к какой-то группе. Вот так мне кажется.

К.ЛАРИНА: «Интеллигенция как слово уходит, так же как и пролетарий, и крестьянство», — пишет нам Нина. Кстати, да. Ни крестьянства, ни пролетариата у нас тоже больше нет.

М.КОРОЛЕВА: Кстати, да. А вот Серж пишет: «Я думаю, что само понятие «интеллигенция» со временем, конечно, изменилось, но никак не устарело. Устарело, — считает Серж, — ее определение в словаре. Не помешало бы обновить эту словарную статью. Может быть, на самом деле, просто лингвистам стоит подумать о том, чтобы как-то иначе определить интеллигенцию. Вот не то советское ее определение, которое еще, в общем, сохранилось во всех словарях». Как тебе кажется, Оль?

О.СЕВЕРСКАЯ: Ну, можно, во-первых, да. Можно тоже его сделать двузначным как слово интеллигент, собственно говоря.

К.ЛАРИНА: Девочки, я все-таки предлагаю после новостей, поскольку такая тема тяжелая, серьезная, все-таки еще там 3-4 звонка принять и успокоиться. Потому что я думаю, что голосование мы можем остановить сейчас перед новостями, да?

М.КОРОЛЕВА: Оно уже все показало.

К.ЛАРИНА: Да, уже цифры не меняются. 32,5% наших слушателей считают, что слово «интеллигенция» устарело за неимением оной, и все-таки 67,5% считают, что слово «интеллигенция» не устаревшее, оно живое, настоящее и, следовательно, и социальная группа присутствует, есть в наличии. Мы буквально еще несколько звонков примем после выпуска новостей. Тема вечная.

НОВОСТИ

К.ЛАРИНА: Продолжаем.

М.КОРОЛЕВА: Продолжаем? Ты как-то так тихо-тихо.

К.ЛАРИНА: Я просто тут удивилась. Мне тут Ираида некая, видимо, интеллигентная женщина написала, что я тут вчера кого-то назвала «крикливой хабалкой». Вы знаете, уважаемая Ираида, я просто тут обычно не реагирую на всякого рода провокации со стороны наших интеллигентных слушателей, но тут вынуждена все-таки ответить, потому что это слово совершенно не из моего лексикона, я его произнести вслух не могла нигде – ни по радио, ни по телевидению, ни в частной жизни – не мое слово, извините. Вы меня с кем-то перепутали.

М.КОРОЛЕВА: Зато из нашего лексикона слово «интеллигенция», а также слово «интеллигент». Ну, Ксения уже сказала, что голоса наших слушателей распределились примерно так, 1 к 3 получилось, да? То есть примерно 30% за то, что слово «интеллигенция» устарело, и там 60 с чем-то у нас – против, считают, что нет, это слово вполне действующее и актуальное. Ну вот что могу вам еще процитировать? Александр мне написал: «Понятие «интеллигенция» не актуальное, сейчас интеллигенции больше нет, разве что какая-нибудь пара профессоров 80-90-летних», — вот такое впечатление у Александра, пользователя интернета.

О.СЕВЕРСКАЯ: С такой стороны я понимаю наших слушателей, вот когда говорила Наталья Николаевна, по-моему, что если нет группы, то это не означает, что слово устарело и что его нужно тут же исключать. Потому что если слово останется, глядишь, и людей таких станет больше.

М.КОРОЛЕВА: Ну, вот что еще пишет Михаил Эпштейн, филолог: «В английском языке, — пишет он. – нет никакого противопоставления интеллектуалов и интеллигенции. Последнее слово, то есть «интеллигенция», употребляется как собирательное обозначение образованного и просвещенного слова. А его значение в современном обществе стремительно возрастает». Ну вот смотрите, действительно, может быть если из слова «интеллигенция» в словарном его значении исключить тот самый этический компонент, и оставить только «просвещенный, культурный, образованный слой», то, может быть, это будет более актуально? Я просто задаю вопрос – я не знаю на него ответа сейчас, но может быть это так. А с другой стороны есть такие заявления как еще одного Александра: «Слово «интеллигенция» умрет вместе с Россией. Интеллигенция в России неопределима и неистребима», — вот он как сказал.

О.СЕВЕРСКАЯ: Как и загадочная русская душа.

М.КОРОЛЕВА: «Это какой-то незримый колледж. Его не смогли вытравить все предшествующие режимы за 200 лет. И он будет жив, пока живет Россия», — вот так считает Александр.

К.ЛАРИНА: Красиво.

М.КОРОЛЕВА: Да.

К.ЛАРИНА: Вот я бы тоже хотела в это верить. Ну, давайте, мы обещали там буквально 2-3 звонка послушать, чтобы завершить эту тему.

М.КОРОЛЕВА: Ну, давайте 2. Может быть, кто-то будет за, кто-то против? Давайте.

К.ЛАРИНА: Алло, здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте.

К.ЛАРИНА: Пожалуйста, добрый день. Как вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ: Анатолий.

К.ЛАРИНА: Да, Анатолий, слушаем вас.

СЛУШАТЕЛЬ: Я хотел бы по поводу интеллигенции.

К.ЛАРИНА: Да-да-да, слушаем.

М.КОРОЛЕВА: Устарело – не устарело, Анатолий? Слово «интеллигенция» устарело или не устарело, как вам кажется?

СЛУШАТЕЛЬ: Нет, не устарело. Только у меня есть мнение свое.

К.ЛАРИНА: Можно погромче?

СЛУШАТЕЛЬ: Мнение свое есть. Я хочу сказать, что интеллигенция – это, конечно, состоит из двух частей. Та, которая согласна с тем, что… Вообще, интеллигенция – это тот передовой слой в любом строе, который, ну, двигает вперед прогресс, вообще развитие человечества. Во-вторых, интеллигенцию можно разделить на две. Одна – которая довольна, ну, и не проявляет никаких, так сказать.

К.ЛАРИНА: Согласная и несогласная. Ну, собственно говоря, так оно и происходит. Вы как в воду глядите. Мы это и наблюдаем. Поэтому и те, и другие, причем, называют себя интеллигенцией. Стенка на стенку.

М.КОРОЛЕВА: Ну, а с другой стороны кто-то из наших слушателей нам пишет, что интеллигенция всегда должна быть не согласна – так что тут тоже, вот, вопрос. Смотрите. Можно ли относить к интеллигентам тех, кто, например, согласен? Тоже вопрос.

К.ЛАРИНА: Еще? Алло, здравствуйте. Алло?

СЛУШАТЕЛЬ: Добрый день.

К.ЛАРИНА: Добрый день. Пожалуйста.

СЛУШАТЕЛЬ: Вы знаете, по-моему просто само слово «интеллигент» состоит из двух слов – это человек, не лишенный интеллектуальности, и, безусловно, джентльмен в поведении.

М.КОРОЛЕВА: А если это женщина?

СЛУШАТЕЛЬ: Безусловно. Ну, а какая разница? Джентльменское поведение – оно может быть не обязательно только для мужчин, но и женщина должна вести себя прилично.

М.КОРОЛЕВА: По-джентльменски.

СЛУШАТЕЛЬ: А, понимаете, это значит поведение, да? Ну, а интеллектуальность – она не подразумевает каких-нибудь глубоких знаний в чем-нибудь. Это просто человек, который не отрицает познания, и который, в общем-то, стремится сам к этому.

М.КОРОЛЕВА: Ну, понятно. Короче, ваше мнение понятно.

СЛУШАТЕЛЬ: А разделять на классы там, то-сё – любой слесарь может быть интеллигентом, в принципе.

М.КОРОЛЕВА: Понятно. Спасибо. Хотя у меня по этому поводу все-таки есть определенные вопросы. Может ли быть слесарь интеллигентом? Нет, если он, скажем, начитан и образован, то, наверное. А если нет? Вот тогда вопрос. Если он просто добрый и порядочный человек – это интеллигенция или нет?

К.ЛАРИНА: «Интеллигент и интеллигентный человек имеют разную окраску», — пишет нам Ксения. (смеется) Ну, вообще, конечно, сложно. Но удивительно: мы ничего не услышали с вами. И не увидели.

М.КОРОЛЕВА: Ну, знаете что, просто каждый… Вы поняли, что каждый понимает это по-своему? Вы поняли, что это слово, действительно, как сказал наш слушатель, «неопределимо и неистребимо»?

О.СЕВЕРСКАЯ: Да-да. Нет, на самом деле мы поняли, что каждый понимает по-своему. Скорее, склоняется именно ко второму определению интеллигентного человека — человек большой внутренней культуры.

К.ЛАРИНА: Я вам скажу больше. По-своему, и каждый дозвонившийся в наш эфир считает себя интеллигентным человеком. Я вас уверяю.

М.КОРОЛЕВА: Ну, пусть втайне. Но тем не менее.

К.ЛАРИНА: Да-да-да. Про себя думают «Ну я-то, мы-то интеллигентные люди».

М.КОРОЛЕВА: Все считают, что это очень высокое понятие. Заметьте, что до него нужно как-то дорасти, правильно? В общем, действительно, это слово очень трудноопределимо и, возможно, нужно вернуться филологам к определению этого слова словарному, как-то над ним поработать еще, разработать с учетом изменившейся действительности. И, может быть, все-таки, действительно, слово останется, но определение его изменится.

К.ЛАРИНА: А вот пишет нам Сергей из Оренбурга: «У меня большие сомнения в наличии сплоченной группы людей, подходящей под определение интеллигенции, но слово в языке не потеряется, обрастет переносными значениями, станет употребляться с иронией». Тоже правильно.

М.КОРОЛЕВА: Но ведь оно уже употреблялось.

О.СЕВЕРСКАЯ: Такое уже было в советские времена. И были там и «интеллигушка», и «интеллипупция» было – они, слава Богу, отошли – и «интеллигентство», и «интеллигентщина».

К.ЛАРИНА: И интеллигент вшивый.

О.СЕВЕРСКАЯ: Вы будете смеяться, но, между прочим, в словаре Ушакова это определялось интеллигент с пометкой «презрительное» было.

К.ЛАРИНА: У Ушакова?

О.СЕВЕРСКАЯ: Ушакова.

К.ЛАРИНА: Вот так.

М.КОРОЛЕВА: А еще шляпу надел, это называется.

О.СЕВЕРСКАЯ: Да-да-да.

М.КОРОЛЕВА: Ну все. Если мы срочно не начнем играть, мы ничего сегодня не проиграем.

К.ЛАРИНА: Ну, такая тема тяжелая. Обрати внимание. И мы ни к чему не пришли – никакое голосование нас не спасло.

М.КОРОЛЕВА: А мы не ищем легких путей. Как и вся русская интеллигенция всегда их не искала. Ну что? Продолжим? Давайте продолжим, давайте будем играть.

К.ЛАРИНА: Давайте объявляйте, что вы там заготовили? Мы план даже не объявили жизни.

О.СЕВЕРСКАЯ: Ну, в конце будет выпуск Альманаха – вы его обязательно послушайте, потому что там тоже будут ответы на ваши вопросы.

К.ЛАРИНА: Конец уже не за горами, Ольга Северская, обрати внимание.

О.СЕВЕРСКАЯ: Да-да-да. В конце программы будет Альманах – там будут ответы на некоторые ваши вопросы. Вы можете присылать их, кстати, на нашу SMS-ленту +7 985 970-45-45, задавайте, пожалуйста, ваши вопросы. Что мы будем делать? Играть будем?

М.КОРОЛЕВА: Играть немедленно. Мы заготавливаем звоночки. Да! Ты хочешь сказать о призах, правильно?

К.ЛАРИНА: Да, я хочу про призы добавить просто к вашим призам замечательным. Раз в месяц у нас выходит журнал «Театрал», который тут же раздается нашим любимым слушателям. На обложке Федор Добронравов, актер Театра сатиры и один из исполнителей главных ролей в фильме «Ликвидация». Ну, и здесь, кстати, много интеллигентных людей, например, интервью номера – это Лия Ахеджакова. Интеллигент? Безусловно. Представитель творческой интеллигенции, человека, интеллектуала с больной совестью, безусловно. Здесь есть интервью с Робертом Стуруа. Интеллигент?

О.СЕВЕРСКАЯ: Безусловно.

К.ЛАРИНА: Конечно же. Есть интервью с  Ниной Дробышевой, замечательной артисткой Театра имени Моссовета. Интеллигент? Интеллигент, конечно. Вот с Элизабет Тейлор тут вопрос, конечно – можно ли считать ее интеллигентным человеком? Но то, что чувственная и красивая женщина, и прекрасная актриса – это точно. Ну вот, я только некоторых назвала, про кого вы можете прочитать в нашем апрельском номере журнала.

М.КОРОЛЕВА: Этот приз будет прилагаться ко всем нашим, а о наших мы будем говорить просто по ходу дела. Давайте нам.

О.СЕВЕРСКАЯ: Ну вот, например, книгу Владимира Паутова «Шестой прокуратор Иудеи» издательства «Октопус» совсем свеженькую можно будет выиграть, если вы ответите на следующий вопрос.

У НАС ВОПРОС

О.СЕВЕРСКАЯ: У нас на сцену выходит паяц – это такой комический персонаж народной итальянской комедии.

К.ЛАРИНА: Комический?

О.СЕВЕРСКАЯ: Комический.

К.ЛАРИНА: А как же Каварадосси Леонковалло?

О.СЕВЕРСКАЯ: Он плачет. Да-да, плачет-плачет, но это смешно.

К.ЛАРИНА: Что же здесь смешного? (смеется) Оль?

О.СЕВЕРСКАЯ: Значит, «Божественная комедия» тоже называется «Божественной комедией» не потому, что там смеются все от начала до конца. А потому что это вот то самое, да.

М.КОРОЛЕВА: Короче, он комический персонаж.

К.ЛАРИНА: Какой же он комический? Трагедийный.

О.СЕВЕРСКАЯ: В общем, короче говоря, в его имени содержится намек на его внешнее сходство с одним предметом. Вот я хочу знать, с каким именно? С соломенным тюфяком, с большой пуховой подушкой или с мешком с мусором?

К.ЛАРИНА: Алло, здравствуйте.

О.СЕВЕРСКАЯ: Вспоминайте, как он выглядит.

К.ЛАРИНА: Алло?

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте.

К.ЛАРИНА: Здравствуйте. Пожалуйста.

СЛУШАТЕЛЬ: А как? Я слушаю вас через интернет, поэтому я не слышал еще вопрос.

К.ЛАРИНА: Извините, ради Бога, придется все-таки нам обратиться к тому, кто слышал наш вопрос. Алло, здравствуйте. Алло?

О.СЕВЕРСКАЯ: Очень мало времени, к сожалению.

К.ЛАРИНА: Алло, здравствуйте. Алло?

СЛУШАТЕЛЬ: Алло?

К.ЛАРИНА: Да-да, пожалуйста.

СЛУШАТЕЛЬ: Извините. (все смеются)

К.ЛАРИНА: А можно мне вот-вот.

О.СЕВЕРСКАЯ: Давай я пока повторю, а ты ищи звонок.

К.ЛАРИНА: А мы – тогда получается, что мы обидели первого нашего слушателя. Вот почему-то они ему не повторили, а кому-то повторим. Ведь телефон же звонит – он же не просто так звонит. Алло, здравствуйте. Алло?

СЛУШАТЕЛЬ: Алло, здравствуйте.

К.ЛАРИНА: Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: Простите, а вот мне повторять не надо. Только хотела персонаж назовите.

М.КОРОЛЕВА: Паяц-паяц.

СЛУШАТЕЛЬ: Ага, паяц. Итак, он похож на мешок с чем-то? (все смеются)

О.СЕВЕРСКАЯ: С мусором, да. (все смеются)

СЛУШАТЕЛЬ: С мусором или?

О.СЕВЕРСКАЯ: Соломенный тюфяк, большая пуховая подушка или мешок с мусором. Быстро выбирайте.

СЛУШАТЕЛЬ: Ага. Соломенный тюфяк.

О.СЕВЕРСКАЯ: Правильно. Правильно, потому что…

К.ЛАРИНА: Как вас зовут, простите?

СЛУШАТЕЛЬ: Анжелика меня зовут.

О.СЕВЕРСКАЯ: Анжелика, вы получите книгу про Шестого прокуратора Иудеи. Всем остальным объясняю. Потому что, действительно, паяц – он одет в такую широченную мешковатую одежду с огромными пуговицами, которая, видимо, итальянцам напоминала соломенный тюфяк, кому-то даже переодетый такой сноб соломы. Паяц, по-итальянски «раgliассiо» произошло от «paglia» (солома). И вот что самое смешное – что в русский язык это слово было заимствовано дважды. Например, сначала из французского, где паяс – как раз исконно, так и писалось с «с» на конце, у Пушкина например, есть такие – это значило именно, что соломенный тюфяк. А потом начало уже с XVIII века употребляться в значении шут, балагур и так далее. А потом уже пришла форма паяц – уже непосредственно из итальянского языка. Вот, у нас было 2 таких персонажа.

К.ЛАРИНА: Вот, Каньо его зовут. Каварадосси – это его соперник из оперы, а Каньо зовут из «Паяцев» Леонкавалло, который рыдал там. Поэтому у меня ассоциации с трагическим персонажем.

О.СЕВЕРСКАЯ: Так он что поет? «Смейся, паяц, над разбитой любовью».

М.КОРОЛЕВА: Смейся паяц? (все смеются)

К.ЛАРИНА: Все. Ну, он же рыдает при этом.

О.СЕВЕРСКАЯ: Ну, рыдает – это вот так он, да.

А СЕЙЧАС ВОПРОС

М.КОРОЛЕВА: А сейчас у нас будет упражнение, и мы отдадим книжки. У нас 2 таких лота одинаковых.

О.СЕВЕРСКАЯ: Да. Это словарик «Давайте говорить правильно! Трудности современного русского языка, произношения, ударения», словарь изданный в Санкт-Петербурге, такой карманный, очень удобный. И еще у нас есть книга Хорхе Букая «Письма Клаудия» – это вот тем, кто очень интересуется психологией – они, действительно, так увлекательны.

М.КОРОЛЕВА: И психоанализом.

О.СЕВЕРСКАЯ: И психоанализом.

М.КОРОЛЕВА: А для этого вам нужно будет просклонять слово «стена», в разных падежах его произнести.

К.ЛАРИНА: Всего-то?

М.КОРОЛЕВА: Да, конечно! Вот сейчас посмотрим.

К.ЛАРИНА: А что там сложности у кого-то?

О.СЕВЕРСКАЯ: Очень-очень.

М.КОРОЛЕВА: Есть. Ну, давайте-давайте.

О.СЕВЕРСКАЯ: У меня, в частности, бывают сложности с этим словом.

К.ЛАРИНА: Серьезно? А смотри как народ сразу перепугался, от «стены» побежал. Да? Пожалуйста, кто готов «стену» просклонять? Пожалуйста. Алло, здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: Алло, доброе утро.

К.ЛАРИНА: Добрый день. Как вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ: Наталья.

К.ЛАРИНА: Пожалуйста, Наталья.

М.КОРОЛЕВА: Наташа, вот смотрите. Слово «стена» в разных падежах. Вам нужно будет сейчас подставить это слово. Я повернул за угол и вдруг увидел глухую?

СЛУШАТЕЛЬ: стЕну.

М.КОРОЛЕВА: стЕну, правильно. И второе: вот они эти черные стены, никак не могу привыкнуть к этим?

СЛУШАТЕЛЬ: Черным стЕнам.

М.КОРОЛЕВА: стЕнам? Вы совершенно правы, Наталья, потому что, в принципе, есть и устарелое или устаревшее ударение «стенАм».

К.ЛАРИНА: А ты меня обманула! Ты вот склоняешь-то множественное число, а сказала в единственном – «стена» просклонять надо.

М.КОРОЛЕВА: Правильно. Ну, и в единственном, и во множественном числе. Это же склонение.

К.ЛАРИНА: Да?

М.КОРОЛЕВА: Конечно. Итак. Наталью мы отпускаем, даем ей наши призы. И нам нужен второй человек.

К.ЛАРИНА: Просто я подумала, что там со «стеной» может быть? А со «стенами» могут быть проблемы – я согласна, да.

О.СЕВЕРСКАЯ: И со стеной там может быть.

К.ЛАРИНА: Алло, здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: Алло, здравствуйте.

К.ЛАРИНА: Здрасьте! Как тебя зовут?

СЛУШАТЕЛЬ: Даша.

К.ЛАРИНА: Даша, тебе сколько лет?

СЛУШАТЕЛЬ: 10.

К.ЛАРИНА: Можно.

М.КОРОЛЕВА: Давай, Даша. Значит, опять слово стена и стены. Но, вот, тебе нужно сказать так: пойду погуляю, надоело мне сидеть в четырех?

СЛУШАТЕЛЬ: «стенАх».

О.СЕВЕРСКАЯ: Молодец, Даша.

М.КОРОЛЕВА: стенАх. Молодец, отлично! И второе. Она почему-то очень волнуется, буквально лезет…

К.ЛАРИНА: Куда? На?

СЛУШАТЕЛЬ: «На стЕну».

М.КОРОЛЕВА: Ну, почти, Даша. Почти. Почти.

О.СЕВЕРСКАЯ: Ну, Даше мы дадим тогда особый приз.

К.ЛАРИНА: Молодец, Даша.

М.КОРОЛЕВА: Вообще говоря, «нА стену». Я только скажу Даше, что «нА стену», потому что в этом устойчивом сочетании «лезть нА стену», то есть сильно волноваться – здесь как раз ударение переносится на предлог. Поэтому «лезть нА стену», вот так вот.

К.ЛАРИНА: А «на стЕнку»?

М.КОРОЛЕВА: Ну, «на стЕнку» — так говорят иногда. Но ты же не можешь сказать «нА стенку», правильно?

О.СЕВЕРСКАЯ: «нА стенку», нет.

М.КОРОЛЕВА: Так что Даше мы дадим особый приз.

О.СЕВЕРСКАЯ: Ну что же, Даш. «Трудности современного русского произношения и ударений» мы, все-таки, тебе дадим, чтобы ты его изучала. И у нас есть совершенно замечательная книга про историю лабиринтов, такая.

М.КОРОЛЕВА: Да. Отдадим Даше.

К.ЛАРИНА: Еще хотите?

М.КОРОЛЕВА: Да, успеем.

К.ЛАРИНА: Про стенку опять?

М.КОРОЛЕВА: Нет. Короткий вопрос.

О.СЕВЕРСКАЯ: Короткий вопрос. Почему черепаху назвали черепахой? Потому что ее костный панцирь напоминает черепичную крышу, черепок, черпак или череп?

К.ЛАРИНА: Боже мой, Боже мой, Боже мой.

О.СЕВЕРСКАЯ: Почему черепаха черепаха?

К.ЛАРИНА: Алло, здравствуйте. Алло?

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Я думаю, что напоминает череп.

О.СЕВЕРСКАЯ: Вы абсолютно правы. Как вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ: Меня зовут Елена, и у меня дома живет черепаха. (все смеются)

М.КОРОЛЕВА: Отлично!

К.ЛАРИНА: А черепаху как зовут?

СЛУШАТЕЛЬ: Черепашка Пашка.

К.ЛАРИНА: Пашка. Вам и Пашке по подарку.

О.СЕВЕРСКАЯ: Вы получаете книгу Владимира Паутова «Шестой прокуратор Иудеи». Всем говорю действительно, абсолютно правильно сказала Елена. А вот народное-то название черепахи было совсем другое – желвь или желвец. Вот потом ее так переименовали, что это уже забыли. А вот так, между прочим, вот, желва и жулв называют еще чехи и поляки до сих пор черепаху – у них нет черепахи, которая от черепа.

К.ЛАРИНА: «Как будете определять название социальной общности, которая хранит культуру, национальные отличия и нравственность, и общественные устои?» — вопрошает Евгений из Екатеринбурга. А есть такие люди, которые это делают?

М.КОРОЛЕВА: Ну, а как же. Они, конечно, есть, вот как их называть – интеллигенция или как-нибудь еще, вот это надо подумать нам всем вместе, Евгений. Счастливо.

Комментарии

2

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.

05 апреля 2008 | 01:16

говорите правильно
Дорогие девушки,
научите говорить правильно Ваших репортеров (журналистов), мастеров слова. Неправильно преподносится понятие "эпицентр". Например, взрыв произошел в квартире, т.е. центр события квартира, а не эпицентр квартира. Эпицентр это точка-проекция над центром события. Уточните понятие приставки ЭПИ (над).
Спортивные комментаторы для "разнообразия" своего лексикона применяют слово "поединок", когда играют команды. Напомните им, что поединок это бой боксеров, фехтовальщиков, но не 22 молодца на поляне или 12 бойцов в хоккейной коробке.
Некоторые спортивные комментаторы умиляют такими характеристиками как "плотный" удар, когда им хочется выразить свое особое понимание законов физики. Мне это описание непонятно. Сильный, очень сильный, ну просто чудовищный удар, ... но что такое плотный удар? Или "культура" паса. Что Г.Орлов (из Питера) этим хочет сказать? Впрочем, я ему сам позвоню и спрошу.
Кстати у Вашего сноба Пикуленко, который корчит из себя крутого автомобилиста есть понятие "наиболее оптимальный". Объясните ему, что оптимум - это уже самый, самый ...
С самыми наилучшими пожеланиями
Alex


06 апреля 2008 | 19:27

Интеллигенция в иностранных словарях
"Все знают", что "интеллигенция" в иностранных (иноязычных) словарях либо отсутствует, либо упоминается как чисто русское явление (понятие). Это знают все, поэтому никто не пытается проверить.
Давайте все же попробуем ...
Pocket Oxford (1984) intelligentsia - intellectuals as a class ...
Micro Robert (1987) - intelligentsia - Classe des intellectuels
И т.д. Без всякой загадочной русской души. Даже обидно.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире