'Вопросы к интервью
06 декабря 2003
Z Сотрудники Все выпуски

программа «Сотрудники»


Время выхода в эфир: 06 декабря 2003, 16:10

С. БУНТМАН «Сотрудники» — это наша возобновленная программа. У нас совсем новые сотрудники очень часто выступают в этом сезоне. И не только совсем новые, а те, кто или не успел побывать в «Сотрудниках», или каким-то образом по-другому сложились обстоятельства. Алеша, привет.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ Добрый вечер. Думаю, что у меня обстоятельства по-другому сложились, наверное. Я же старый сотрудник.

С. БУНТМАН Какой ты старый, господи! Я тебя помню таким нестарым!.. Уже все это относительно. И не только совсем не старым, и совсем не сотрудником. Вот каким я тебя еще помню. Сам-то помнишь, Алеша?

А. ДЫХОВИЧНЫЙ Помню.

С. БУНТМАН Сейчас мы послушаем объективные данные.



«Юстас Алексу. Характеристика на сотрудника радиостанции «Эхо Москвы» Дыховичного Алексея Валерьевича. Агентурный псевдоним засекречен. Характер творческий, ищущий. Живо реагирует на внешние и внутренние раздражители. Агент Дыховичный получил традиционное шпионское образование. Детский сад, затем школа 10 с французским уклоном, потом медицинское училище плюс Второй медицинский институт, где в частности неплохо овладел пространством Пирогова-Парона и успешно освоил специальность детского хирурга. По заданию Центра был направлен в ординатуру. Именно там, используя служебное положение, агент Дыховичный успешно удалил шесть червеобразных отростков. По нашим сведениям, все дети были выписаны в срок в удовлетворительном состоянии.

На радиостанцию «Эхо Москвы» был завербован в 1998 году. Боевое крещение радиоэфиром прошел 5 сентября этого же года. Затем 4 года работал, по легенде, внештатным сотрудником рекламной службы. На оперативную работу по ведению эфира был переброшен в мае 2002 года.

Сведения, полученные нами из источников, близких к агенту. Любимая еда макароны по-флотски с разными соусами. Но когда голоден, согласен на все. В одежде предпочитает разнообразие, желательно синего цвета. Хороший семьянин и отличный спортсмен. Женат, имеет сына. В свободное от работы время предпочитает уединение. Юстас».



С. БУНТМАН Вот, Алеша, данные о тебе. Ну что, соответствуют действительности?

А. ДЫХОВИЧНЫЙ Абсолютно. То, что касается фактической информации, Лева собрал, позвонил, спросил. А то, что касается каких-то догадок, очень все здорово.

С. БУНТМАН Это не догадки. Это оперативные…

А. ДЫХОВИЧНЫЙ Оперативные данные.

С. БУНТМАН Скажем так, версии.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ Версия попала, по-моему, в точку.

С. БУНТМАН Версии в работе. Никакую не можем считать окончательной. Ты кончал десятую школу, которая на нашей радиостанции была весьма популярна. Это школа имени Венедиктова, Пелипейко, Северской…

А. ДЫХОВИЧНЫЙ Черкизова. Недавно было 50— или 60-летие школы.

С. БУНТМАН Нет, 60-летие это ты загнул. Она, может, до того не «спец» была, потому что нашей второй исполняется только 55 лет. Наверное, было 55-летие.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ Черкизов был.

С. БУНТМАН Хорошо. Теперь о тебе. «На «Эхе» не менее пяти Алексеев. Сообщите, пожалуйста, отчество Алексея Дыховичного».

А. ДЫХОВИЧНЫЙ Было сказано все точно. Вареньевич. Если по паспорту, то Валерьевич, а так Вареньевич. Хотя варенье не люблю.

С. БУНТМАН Сразу объясни нам всякие родственные отношения и связи, потому что об этом всегда миллион вопросов.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ С Венедиктовым или с Дыховичными?

С. БУНТМАН Начнем с Венедиктова.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ Кузен его, двоюродный брат. У нас одна бабушка, но разные дедушки.

С. БУНТМАН Это отдельный рассказ.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ И родной брат этой бабушки (это я к Дыховичной линии перехожу) Владимир Дыховичный, который известен, как Дыховичный-Слободской. На самом деле это два человека. Кто молодые, может быть, не знают. Это тот самый Владимир Дыховичный, родной старший брат моей бабушки, сын которого Ваня Дыховичный, кинорежиссер, мой дядя двоюродный.

С. БУНТМАН И актер, естественно.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ И актер Таганки.

С. БУНТМАН Теперь о бабушке. Бабушка, которая сыграла невероятную роль, что в Алексеичевой жизни, что в твоей играет, и продолжает играть активно эту роль.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ И в жизни радиостанции, потому что тогда она зарождалась отчасти в нашей квартире, на Чистых Прудах.

С. БУНТМАН Там собирались и совещались, говорили об этом. А еще, конечно, бабушка не только замечательный слушатель. Бабушка изумительная. Бабушка строитель, бабушка и активнейший человек. Единственная, которую выделила из всех воздвигателей «Украины» Екатерина Алексеевна Фурцева. Эту историю, которую рассказывает ваша бабушка Нина Абрамовна, я не забуду никогда.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ «Украина» — имеется в виду не государство, а гостиница.

С. БУНТМАН Да, высотное здание «Украины». И дом этот, чудесный совершенно. Дом на Чистых прудах. Такие люди должны жить в таком доме, еще ко всему. Дом, удивительным образом построенный в свое время. Так что ты в хорошей обстановке вырос. Скажи мне, пожалуйста, все-таки, как ты пошел в медицину и как из нее ушел, внутренне, от себя.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ Пошел по-глупому. Я же ушел из школы после 8 класса. Никто меня не гнал из школы, все было хорошо. Это не аттестат, это свидетельство о 8-летнем образовании вполне позволяло остаться и в 9-м, и в 10 классе. Но ушел, потому что (я сейчас так думаю, понимаю) решил начать самостоятельную жизнь. Вроде как ушел в медицинское училище, но если идти куда-то там, то, наверное, все-таки в медицинское училище после 8 класса. Самостоятельности захотелось. Вроде тебе стипендию платят, вроде ты уже не школьник.

С. БУНТМАН Но училищ есть достаточно много. Почему именно медицинское?

А. ДЫХОВИЧНЫЙ Не знаю. Как-то в другом вместе, что-то, как-то так. Вроде бы казалось, что, может быть, это и будет интересно в жизни. И так ушел. После медицинского училища на самом деле еще и армия была, и надо было поступать сразу. Похвастаюсь, диплом был красный, но это не очень сложно на самом деле, в медицинском училище получить красный диплом.

С. БУНТМАН А это дает ход какой-то?

А. ДЫХОВИЧНЫЙ Тогда по крайней мере это давало следующую возможность. Нужно было сдать профильный экзамен на «пятерку».

С. БУНТМАН А что там профильное было?

А. ДЫХОВИЧНЫЙ Химия. Во Втором медицинском институте тогда было (теперь это РГМУ, Российский Государственный Медицинский Университет) тогда было такое правило. Всех зарубали на первом экзамене, на химии и на сочинении, ставилось колоссальное количество «двоек», очень много «троек», чуть-чуть «четверок», «единиц» и «пятерок».

С. БУНТМАН И конкурс очень большой был?

А. ДЫХОВИЧНЫЙ Конкурс был средний, человека три на место.

С. БУНТМАН Не очень много, но прилично.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ Это не колоссально. И потом на биологии, на последнем экзамене тех, кто хоть что-то набрал, «двойку» не получил и прошел, вытаскивали, потому что уже просто не хватало людей. Иногда так было. И получить по химии было колоссально… Я помню, я приезжаю, на первый день вывешивают «двойки» и «пятерки». А на следующий день ты узнаешь, «тройка» у тебя или «четверка». И стоят стенды, колоссальное количество, там фамилии. Люди выискивают себя. Если ты там себя нашел, то два балла. Я хожу, нет меня. Я счастливый: ну все, «три», «четыре» или «пять». И тут где-то там в углу вдруг я вижу свою фамилию. Думаю: «Что за ерунда? А там я чего?» И там маленькими буковками написано: «Вот эти получили пятерку», и я среди них. Уже через несколько дней я звоню в институт, говорю: «Здравствуйте, я к вам поступил. Что мне теперь делать? Я бы хотел отдохнуть поехать. Куда теперь приходить и когда?» Они говорят: «Ваша фамилия такая-то?» Я говорю: «Да, откуда вы узнали?» А только два человека поступило в тот год с одним экзаменом. Одна была девочка, а у меня голос мужской.

С. БУНТМАН То есть методом исключения определили, что ты — это ты.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ Да.

С. БУНТМАН Это было равноценно золотой медали. Ведь это же такое суровое дело. Инесса спрашивает: «Алеша! Я могу тебя так называть, потому что я старый врач. Мне интересно, каким образом можно было бросить свою профессию». Потому что медицина это своего рода служение, не только профессия.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ Это работа.

С. БУНТМАН Отрезал.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ На самом деле очень нравилось учиться, учился с огромным удовольствием первые три года. Это базовые дисциплины, начиная от анатомии, гистологии, физиологии, потом фармакология, патофизиология — это с некоторым изменением. Физиология это как нормально функционирует организм.

С. БУНТМАН Я понимаю. Я и, думаю, наши слушатели не настолько уже…

А. ДЫХОВИЧНЫЙ И наверное, я так думаю, у меня научный склад ума. Мне, наверное, надо было заниматься наукой. Потому что когда пошла клиника, здесь стало не интересно. Не клинический склад ума. Есть такое понятие. Когда говорят «врач от Бога», то врачи говорят «клинический склад ума».

С. БУНТМАН То есть у тебя это больше в голове, чем в руках? То есть тебе нравилось это изучать, но не делать самому? То есть не очень интересен сам процесс лечения?

А. ДЫХОВИЧНЫЙ Я не могу сказать, что это не очень интересно.

С. БУНТМАН Тут какое-то другое чувство есть?

А. ДЫХОВИЧНЫЙ Это просто не мое.

С. БУНТМАН Так получилось? И тогда ты что, оказавшись на распутье, со своими мыслями «мое не мое»?

А. ДЫХОВИЧНЫЙ На распутье я оказался после третьего курса, где-то на четвертом курсе, когда я понял, что нет, что не то, не могу. Причем экзамены сдавать было как раз очень просто, потому что базовые дисциплины позволяют сообразить, что, чего, как, понять, наличие знания, того, что ты выучил на первых курсах, в принципе, тебе позволяют понять, что будет при той болезни, если, и как ее лечить. В общем, для того чтобы ответить на экзамене, достаточно, не надо ничего дальше учить. Но для того чтобы практически это применять, чтобы лечить, этого недостаточно. Тут нужны терапия, хирургия, которые начинаются… Я очень много где работал. Я даже работал (это еще до института), у меня было 10 выступлений в сочинском цирке в качестве коверного. Коверный это на самом деле клоун. Очень много было работ. Что только ни продавал в своей жизни, помимо рекламного времени на радиостанции «Эхо Москвы», в том числе и розливо-укупорочные и этикетировочные автоматы для ликероводочной промышленности и т.д.

С. БУНТМАН Нам пришло очень хорошее сообщение. Нина Петровна Колчицкая прислала. «Алеша, миленький, скажи несколько слов о мамочке, которая была у тебя замечательной, и что она работала долгие годы на телевидении. Целую тебя крепко, передавай привет бабушке, Нине Абрамовне. Нина Петровна Колчицкая». Скажи о маме несколько слов.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ Очень сложно.

С. БУНТМАН Я понимаю, тем не менее спрашиваю.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ Мама была совершенно чудесным человеком. Если бы не мама, я был бы совсем другой. Она очень много дала и колоссальное влияние на меня, на мою жизнь оказала.

С. БУНТМАН Всякое. Я имею в виду хорошее, но во всяких разных областях. Я думаю, и своей физической формой ты тоже маме обязан, спортивностью.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ Да. Спортивность была. Был спортивный, много чем занимался, за «Эхо» стоял на воротах.

С. БУНТМАН Я помню, Дыховичный в раме. Это отдельно, это патетическая картина.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ Но сейчас, к сожалению, уже увы.

С. БУНТМАН Да ладно, ничего, все возобновляется, все возможно.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ Надо захотеть.

С. БУНТМАН Совершенно верно. Захотеть и волю. Борис спрашивает: «Есть ли у Алексея желание вести на «Эхе» медицинские программы?» Вроде было бы логично.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ Нет никакого желания.

С. БУНТМАН Почему?

А. ДЫХОВИЧНЫЙ Потому что обожаю разнообразие, не только в цвете, но и вообще. Медицинские мне очень нравится вести, особенно мне очень нравится не говорить гостю, что у меня высшее медицинское образование, не раскрывать всех карт. Собственно говоря, стараюсь (я часто в последнее время веду медицинские программы) оставаться на уровне слушателя. То есть не раскрывать своего высшего медицинского образования.

С. БУНТМАН Слушатели тоже бывают разные. Бывают и профессионалы.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ Я имею в виду среднего слушателя, у которого нет высшего медицинского образования, который не знает всех терминов, которыми периодически пытается сыпать гость. Стараюсь не делать вид, что я их понял. Но только ими заниматься мне было бы скучно.

С. БУНТМАН Ты стал ведущим и ведешь «Справочное бюро», и те программы, которые на коммерческой основе мы делаем вместе с нашими партнерами. Это всем известно, это всегда обозначается. Что для тебя наиболее и наименее интересно?

А. ДЫХОВИЧНЫЙ Наиболее интересно разнообразие, потому что это каждый раз. Это не значит, что слушать интересно. Бывают неинтересные эфиры, и у меня, и у всех. С любым гостем интересно поставить задачу. Я всегда стараюсь поставить задачу. В принципе, задача одна, в общем. Это сорвать маску с лица гостя.

С. БУНТМАН Но при этом еще, чтобы кожа не отдиралась. Это тоже важно.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ Если он ее приклеил…

С. БУНТМАН Тогда тяжело, да.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ Иногда нужно его заинтересовать, чтобы сам снял с себя маску. Иногда нужно действовать хитростью, отвлечь его, а потом, когда он руки отпустил от маски, схватить эту маску, иногда силой отрывать. Это интересно, поставить задачу и решить ее. Неинтересно? Затрудняюсь, не знаю, правда.

С. БУНТМАН Что неинтересно, не знаешь?

А. ДЫХОВИЧНЫЙ Мне было тяжело общаться с гостями до и после эфира в свое время. Это было не то что неинтересно, а тяжело.

С. БУНТМАН Не знал, как себя не в эфире повести с ними?

А. ДЫХОВИЧНЫЙ Да.

С. БУНТМАН Неудобно как-то?

А. ДЫХОВИЧНЫЙ Да. А сейчас привык и с удовольствием общаюсь с ними и до, и после, и с политиком, и с кем угодно.

С. БУНТМАН Здесь есть довольно серьезные жизненные вопросы, которые вы задаете Алексею Дыховичному. Я их задам потом, после кратких новостей. Владимир спрашивает, что ты в раме стоял. Во-первых, это был не большой футбол, а наши мини-футбольные команды, когда мы играли. Спрашивают рост, вес. Средний рост, средний вес.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ 180 и 64 кг.

С. БУНТМАН Для успеха нужны были другие данные. И можно было оценить некоторые ловкости и акробатические данные, хорошую реакцию, которая нужна в воротах при такой достаточно темповой игре как мини-футбол.



С. БУНТМАН Я смотрю пейджер и глубоко задумываюсь. Как всегда, у каждого ведущего есть поклонники, есть ниспровергатели.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ Я специально выключил пейджер.

С. БУНТМАН Ты сегодня отдыхаешь от пейджера. И отдыхай, потому что ты туда смотришь, когда ведешь эфир. Здесь говорят очень смешное: «Ваша семейственность отвращает, кумовство» и т.д. Это вечный разговор. Я могу только сказать Ольге и другим, что вас ждут очень тяжелые времена впоследствии, потому что подрастают дети. Так что будет еще хуже, Ольга.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ Есть одна задумка детской программы, не расскажу, что такое. Они еще малы.

С. БУНТМАН Все равно ты мне расскажешь, потому что все равно мне это делать.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ Она субботне-воскресного свойства.

С. БУНТМАН Не то что мне как ведущему, но все равно без меня не обойдется. И без кузена твоего.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ Что касается кузена моего и его ответа на все эти вопросы, он обычно отвечает, что они сначала моют посуду. Дети и родственники, родственнички и т.д. Я посуду не мыл на радиостанции, но работал, как Лева сказал, внештатным сотрудником рекламной службы. Я вам расскажу, что это такое. Это, может быть, и хуже, чем мыть посуду. Потому что, во-первых, зарплаты у тебя нету. Ты никого из клиентов не привел, ты заработал ровно ноль. Ты зарабатываешь процент от того, что заплатил клиент за рекламу. Процент нормальный в рекламном мире, не то чтобы очень большой, не то чтобы очень маленький. Это раз. Во-вторых, тебе просто дозволяют приводить клиента на радиостанцию, не более того. То есть у тебя нет информации, тебе никто не звонит целый день и не спрашивает: «Скажите, пожалуйста, мы бы очень хотели…» Ничего подобного, ты ездишь по выставкам в поисках клиентов, ты им звонишь. Причем 99% звонков это самое страшное. Тебе говорят: «Да, вполне возможно. Пришлите, пожалуйста, что у вас за аудитория, кто вас слушает, доходы…»

С. БУНТМАН Да, «ваши рейтинги, расценки».

А. ДЫХОВИЧНЫЙ Ты им отправляешь это дело, звонишь через неделю. Наконец, дорываешься до того сотрудника, который отвечает за рекламу в этой компании. Он тебе отвечает: «Да, у нас через неделю будет совещание, и может быть, вполне возможно. Ты ему звонишь через неделю. В общем, ты ему звонишь месяцами. Потом, в конце концов, это совещание состоялось. Видать, он что-то не то сообщил на этом совещании, и его увольняют. И все заново. Ты звонишь, тебе говорят: «Вы знаете, этого человека нету».

Это жутко противное занятие. В 1% случаев, это самый замечательный вариант, когда тебе говорят: «Нет, спасибо», или по-хамски, или вежливо. Это самый замечательный вариант, когда тебе сразу сказали «нет». Отрицательный результат тоже результат. И в конце концов, в результате этих длительнейших переговоров ты кого-то вылавливаешь. Это очень тяжело, очень неприятно и тяжело. Нужно иметь особые мозги, чтобы этим заниматься. Так что наши менеджеры немножко в более выгодной ситуации. Они все-таки сидят в телефонной службе, им звонят, хотя бы периодически, иногда.

С. БУНТМАН Да. А тот, кто на вольных охотах…

А. ДЫХОВИЧНЫЙ На вольных хлебах это тяжело. Так что можно сказать, что мыл посуду таким образом.

С. БУНТМАН Мне пришел еще один концептуальный вопрос морального толка. Было два сообщения. Ирина нам писала: «Вы проучились так долго в медицинском институте и поняли, что это не Ваша профессия. Значит, многие не поступили, те, которые знали, что это их профессия. Вы занимали чужое место». Это первое. «Наверное, стоило бы поработать врачом, как в «Коллегах» у Аксенова, чтобы отработать свое бесплатное образование». В общем, ход мыслей понятен, имеет право на существование. Как ты к этому относишься?

А. ДЫХОВИЧНЫЙ Долг Родине, да?

С. БУНТМАН Не только. Даже, скорее всего, тем людям, которые действительно не попали. Об этом очень часто спрашивают те, кто поступал в серьезные профессиональные вузы с большими конкурсами, в которых в студентов вбухивают очень много, чтобы они были хорошими специалистами.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ Здесь можно оправдываться и говорить, что «а вот, когда я работаю на радиостанции «Эхо Москвы» и ко мне приходит медицинский гость и пытается…» Ведь любой коммерческий эфир строится следующим образом. Человек заплатил за эфир, за возможность произнести номер телефона, за то, что будет представлен он и его фирма. Все. Он не заплатил мне лично за то, чтобы я задавал ему удобные вопросы. Кстати, пытались заплатить, и не один раз. Это взятка называется. Я не буду говорить, что я денег не брал. Если приходит специалист высокого или не очень высокого класса, мне нужно вывести его на чистую воду. Обладая медицинскими знаниями, я это или могу сделать, или не могу. В данной ситуации я иду вразрез с коммерческими интересами радиостанции, но мне кажется (и не только мне, а и Венедиктову), что это правильно, надо выводить на чистую воду. И знания позволяют. Но это я оправдываюсь. А если не оправдываться, а более серьезно, то так получилось, так сложилось.

С. БУНТМАН Не знаю, стоит ли оправдываться, но ты осознаешь какую-то такую ситуацию.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ Мне не стыдно.

С. БУНТМАН Понятно. Ольга: «Цинизм Бунтмана поражает». Я сейчас больше скажу. «Мы даже не ожидали, что он способен на такой ответ. Это означает, что, независимо от способностей, детей их уже решено заранее брать на радиостанцию». Конечно. «Это же гнусно. Вы ведь претендуете, что Вы интеллигент, а это не так». Во-первых, Ольга, никакой я не интеллигент. А во-вторых, Вы знаете, какая у нас система.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ В бухгалтерии лежит трудовая книжка.

С. БУНТМАН Естественно. С младенчества, как человек рождается. Он записывается в определенное подразделение. У тебя записано?

А. ДЫХОВИЧНЫЙ Белый список, да.

С. БУНТМАН Трудовая книжка лежит, в нее записывается. Получается, что у него трудовой стаж к тому времени, когда он уже может придти работать на радиостанцию, уже достаточно значительный, и он может придти даже на какую-то административную должность.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ Высокую, конечно.

С. БУНТМАН Это так и делается. И это всегда в России было. Только Павел пытался бороться с этим, ничего не получилось. С младенчества записываем. Ольга, это нормальная ситуация. А чего Вы ожидали-то? Идем дальше, на менее серьезные вопросы. Здесь по другому поводу полемика разразилась. Здесь тебя как ведущего есть одобрители и ниспровергатели. А есть, это вечное наше дело, такая маленькая штучка, как «Метео». Меня Алексей Дыховичный всегда поражал своей готовностью прочитать «Метеоскоп», который, я раскрою вам небольшой секрет, от него пытаются отлынивать очень многие ведущие. С одной стороны, говорят: «Спасибо Вам за «солнышко». Когда говорите «солнышко» в «Метеоскопе», сразу становится хорошо на душе. Лиана Львовна».

А. ДЫХОВИЧНЫЙ У каждого ведущего есть определенные… другие читают с десятыми градусов фактическую температуру. Не «солнце взошло», а «солнышко».

С. БУНТМАН «Обыгрывать «ноль» это все равно, что говорить с даунами. Вы за кого нас принимаете?» Есть люди серьезные, есть люди лиричные.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ Обыгрывать «ноль»? Не понял, что имеется в виду.

С. БУНТМАН Говорить как-то по-другому, не просто «в Москве 0 градусов», и все, до свидания, «направление ветра такое-то». «Сергей Александрович и Алексей, мучают сомнения. Не возникали ли у вас в последнее время мысли о том, что из профессии журналиста нужно уходить, потому что профессии такой в нынешней России больше нет? Александр из Тюмени». Я напомню, что такой разговор у нас был в этой же программе с Сергеем Пархоменко, который гораздо больше и гораздо углубленнее и укорененнее в профессии журналистики.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ Безусловно.

С. БУНТМАН У тебя профессия ведущего. Но задумываешься ли ты об этих вопросах?

А. ДЫХОВИЧНЫЙ Я задумываюсь над этими вопросами, когда (к сожалению, не о себе) вижу… Если говорить о профессии журналиста, она подразумевает под собой некую честность. На что-то идти, наверное, нельзя. Когда вижу откровенно заказные материалы, то коробит. Вижу, что этот журналист может совершенно спокойно, ему сейчас заплатят с другой стороны, и он с другой стороны будет, своим голосом, что важно… Я в эфире общаюсь с совершенно разными людьми, но стараюсь быть одинаковым по отношению к ним. Я формулирую для себя задачу и пытаюсь эту задачу решить. Задача заключается не в том, чтобы сделать его хорошим или плохим. Задача заключается в том, чтобы сорвать с лица маску. Потом я формулирую, как я это буду делать. Иногда я просто изначально неправильный подход придумываю. Иногда правильный. Иногда у меня не получается, иногда получается. Зависит от массы вещей.

Профессия «ведущий» — это немножко отображение жизни. Самое интересное, что в жизни для меня существует, — это человек… Вообще, я мизантроп. Я не могу сказать, что я обожаю людей.

С. БУНТМАН Какое усилие делает Алексей Дыховичный, чтобы…

А. ДЫХОВИЧНЫЙ Ничего подобного. Не то чтобы я ненавижу их. Это, наверное, на самом деле не надо показывать, от этого жизнь лучше не станет, и больше ты любить жизнь после этого не будешь. Но самое интересное, что это человек. Его можно любить или не любить, но он, предмет очень интересен. Его поведение, как он реагирует, его взаимоотношения. Эфир это и есть жизнь. В определенных рамках, по-другому, но это жизнь. И попытаться эту жизнь, эфир сделать таким, какая есть жизнь. Эту историю рассказать теми средствами, которые доступны нам это и есть для меня моя профессия.

С. БУНТМАН Елена Юрьевна ставит как одну из задач медицинских передач… это большая проблема. Я знаю, что всем приходится вести передачи рекламного характера, где, с одной стороны, ты абсолютно прав, и мне очень нравится, что ты это сказал. Это приятно слышать. Я думаю, слушатели поняли, что никто не покупает у ведущего возможность получать только удобные вопросы от него. Нет такого. Это принципиально, это всегда у нас было и я надеюсь, что всегда будет. Есть у нас очень много передач коммерческого свойства, где некий партнер, некая фирма представляет некий способ, лекарство или представляет самого себя. Вместе с тем Елена Юрьевна права, что очень много и фальшивых лекарств, и оборудования. Как об этом говорить, как с этим быть?

А. ДЫХОВИЧНЫЙ Во-первых, любой клиент, который приходит к нам на радиостанцию, имеет все необходимые сертификаты, лицензии и т.д. Правительство, чиновники выдали им эти сертификаты. Мы обязаны верить этой бумажке. Это первое. Второе. Я никогда не буду зачитывать с пейджера вопрос: «Я принимала ваше лекарство, пользовалась вашим аппаратом, а он сделал только хуже».

С. БУНТМАН Объясни, почему.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ По той простой причине, что я не знаю, кто прислал этот вопрос. Возможно, конкурент. И очень часто конкурент.

С. БУНТМАН Увы, извините, но мы же не знаем никогда.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ С другой стороны, я не всегда, наверное, но достаточно часто вижу, когда вопрос прислал сотрудник той компании, которая сейчас в эфире, пиар-менеджер. Они присылают свои вопросы. Некоторые делают это по-умному, но все равно видно, понятно. Не знаю, как. То есть знаю, как, не буду говорить. Но вижу.

С. БУНТМАН «Как вы относитесь к тому, что эффективность того, что вы производите, за последнее время превысила столько-то»?

А. ДЫХОВИЧНЫЙ Это я обожаю. Это глупо. Иногда делают умнее. Иногда делают даже интересно для развития эфира, я вижу, но у меня полное ощущение или я даже знаю, почему. Присылают сначала, еще эфир не начался, вроде анонсов особо не было, а уже десяток вопросов гостю без подписи. Я говорю, что без подписи не читаю. Ровно через три минуты те же самые десять вопросов в том же самом порядке с разными подписями. Я прекрасно понимаю, что это прислал сотрудник этой фирмы. Я не читаю эти вопросы, хотя они могут быть даже интересные, даже хорошие, но они не живые.

С. БУНТМАН Здесь просят не оправдываться в получении образования и работе не по профессии. Потому что здесь есть принципиальный вопрос, я согласен со слушательницей, говорить об образовании и говорить о получении профессии с обязательствами. Хорошее образование позволяет во многих вещах себя проявить.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ Абсолютно верно. Так вышло, по закону я не был обязан отработать. Такое было законодательство. Если говорить о морально-нравственных, так вышло, я не считаю себя виноватым. По-моему, это нормально.

С. БУНТМАН Елене я бы хотел ответить, что нет, насчет удобных вопросов это у нас жестоко преследуется, и в коммерческих передачах подставные вопросы, особенно «джинсовые»... Мы можем договориться о том, что мы раскроем ту или иную тему, которая интересна.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ У нас есть тема, в рамках этой темы…

С. БУНТМАН Но удобные вопросы, типа «А правда ли, что вы такие замечательные?»..

А. ДЫХОВИЧНЫЙ «Спасибо вам большое за то, что вы…»

С. БУНТМАН Елена, это преследуется. Это я могу сказать точно.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ Это скучно, это же все выключают. Реклама на «Эхе» стоит безумных денег, очень дорого.

С. БУНТМАН Елена Юрьевна уточняет, что организовать такую передачу о сомнительных медицинских приспособлениях и приборах… Вообще, у нас давно есть желание по многим, в особенности по медицинской сфере сделать потребительскую передачу. Есть же у нас и комиссии, которые этим занимаются, и специалисты, которые могут определить и предупредить обо многих вещах. Сделать такую потребительскую передачу о лекарственных препаратах, методиках.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ Это «Справочное бюро».

С. БУНТМАН Периодически мы приглашаем и будем приглашать.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ Да.

С. БУНТМАН Здесь спрашивают, сколько тебе лет, когда ты родился. Об этом спрашивает Валерий.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ 4 апреля 72 года. Соответственно, мне 31.

С. БУНТМАН И как всегда, о семейном положении.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ Женат, имею ребенка, 3 года. А про собаку неужели нет вопроса? Мне так часто Светлана присылает вопрос про собаку, и я не могу ответить, потому что пришел же гость, и гость в центре внимания, причем здесь моя собака.

С. БУНТМАН Ответь.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ Сейчас бультерьер. Это не мой, жены. Бультерьер старше, чем наш брак. Совершенно все врут, совершенно замечательный пес. Просто человек — ранимый, душевный, великолепный. Не кусается и ребенку позволяет с собой делать все, что угодно.

С. БУНТМАН Ты согласен с Женей Стагельницким, кинологом, который всегда говорит, что собаки такие, какими мы их делаем?

А. ДЫХОВИЧНЫЙ Абсолютно.

С. БУНТМАН Невероятно теплая нота здесь. Всегда хочется завершить на этих нотах. Все-таки, ты знаешь, иногда бывает тяжело и рассказать, и показать слушателям, чтобы они какую-то случайную интонацию правильно поняли, или недослышанную ими какую-то фразу. Из-за этого бывает очень много и раздражения у слушателей, и вопросов, и ниспровергательства. Ты же сидишь здесь, бывают вопросы и по телефону, и на пейджере, которые удручают, иногда даже могут выбить из колеи. Как же так, говоришь совсем о другом, а здесь начинается. Как ты к этому относишься, и что бы ты хотел в финале этой передачи пожелать слушателям?

А. ДЫХОВИЧНЫЙ Пожелать, помимо счастья, любви и т.д., ничего более. Шлите на пейджер все, что вы считаете нужным. Если оттого, что вы прислали сообщение, что я или гость… и далее все эпитеты, которые мы встречаем, и вам стало легче, — что ж, хорошо. Если вы позвонили в эфир и высказали все, что вы думаете по поводу этой жизни, но не по поводу данного эфира, и вам стало легче, и после этого вы не нахамили своим домочадцам, соседям и т.д., то хорошо.

С. БУНТМАН Хотя бы для этого, может быть, стоило заканчивать медицинский институт и учиться. Спасибо, доктор. Самый последний вопрос. Как зовут бультерьера?

А. ДЫХОВИЧНЫЙ Брайт.

В прямом эфире радиостанции «Эхо Москвы» был Алексей Дыховичный — ведущий эфира на «Эхо Москвы».

Комментарии

0

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире