С. БУНТМАН — Добрый вечер! А теперь — характеристика нашего нового героя, Плющева Александра Владимировича, 1972 года рождения, беспартийного. Характер — нордический, но с восточно-славянским уклоном, в следствие чего несколько раз безуспешно пытался учиться в химико-технологическом институте им. Менделеева, где впервые занялся внедрением идеологического наркотика, работая в газете Менделеев. 1994 году, в феврале, был завербован опытными сотрудниками радиостанции Эхо Москвы в информационную службу. Успешно прошел стажировку и был введен в штат. Имеет специфический тембр голоса, годный для работы по ночам. Некоторое время был двойным агентом: одновременно работал на НТВ и на Эхе Москвы. С некоторых пор обзавелся собственной разведовательной резидентурой. Тесно связан с известным компьютерным хакером Сеткиным, кличка Дэн, по работе над программой Эхонет и сотрудниками газеты Ведомости, куда специально внедрен для так называемых веб-обзоров. В связях, порочащих его, замечен не был. Склонен к эпикурейству, отличается пристрастием к ярким цветам в одежде. Женат. Имеет дочь. В свободное от работы время увлекается собиранием кальянов.

А. ПЛЮЩЕВ — Добрый день!

С. БУНТМАН — Из каких Вы будете, Александр Плющев? Просят рассказать о семье.

А. ПЛЮЩЕВ — Из нашенских. У меня мама не коренная москвичка, приехала сюда из Рязанской области. Так что я, так сказать, от сохи и что такое жизнь в провинции не понаслышке знаю. Папа — москвич. Папа и мама всю жизнь работали служащими, папа был мастером на заводе, мама испробовала много разных ипостасей, а по образованию она — воспитатель детского сада.

С. БУНТМАН — Постоянно Вас слушаю. Я сложил о вас мнение, как о простом, открытом, самокритичным, обаятельном, жизнелюбивым человеке! В жизни Вы такой же?

А. ПЛЮЩЕВ — Спасибо большое! Абсолютно, еще у меня есть масса достоинств. Просто, наверное, пейджинговая компания не дала вам их перечислить. Это все так.

С. БУНТМАН — Спрашивают о вредных привычках: любимое пиво, вино, блюдо?

А. ПЛЮЩЕВ — Я люблю разные светлые сорта пива, хорошего, много. Из вина я больше всего люблю водку. А блюдо — побольше. Вот которое самое большое, то мое! Я не гурман и количество предпочитаю качеству.

С. БУНТМАН — Как ты был завербован на Эхо Москвы? И твоя временная засылка на НТВ — как это было?

А. ПЛЮЩЕВ — Я учился в Менделеевском институте. Тем же учился Дима Пинскер, который сейчас успешно работает в журнале Итоги, а тогда он работал парламентским корреспондентом Эха Москвы. Он меня все обещал привести корреспондентом, но как-то динамил. И тут, когда я в очередной раз с треском проваливал экзамены, Пинскер, которого я уже больше не спрашивал даже, сказал мне, что на Эхе, знаешь, с новостниками проблемы, и не хочу ли я придти попробоваться. Я даже не поверил своему счастью. Думал, что, наверное, у меня ничего и не получится. Он мне просто сказал как и куда позвонить, и все, сам ничего не делал. И этого оказалось достаточно. А что касается НТВ — было очень интересно попробовать работать на телевидении, некоторые говорят, что это — как наркотик, который как вколешь, так и хочется все больше и больше. У меня тоже некоторая шприцевидная ассоциация с этим — у меня получилась как прививка: сделал себе, 2 года поработал, но, честно говоря, абсолютно больше не хочется. И я честно, ничего не скрывая, скажу, что шел подкалымить — заработать денег. В какой-то момент мне удалось решить все свои трудности, и все. Я уходил с НТВ по собственному желанию, коллеги не дадут соврать. Возможно, я даже жалею о том, что я туда уходил, но это интересная очень область.

С. БУНТМАН — А почему жалеешь?

А. ПЛЮЩЕВ — На эти 2 года я остался на Эхе работать на полставки и делать Эхонет. Но за эти 2 года можно было бы сделать что-то интересное, что я сейчас пытаюсь сделать. Сейчас я, по моим меркам, бешено много работаю, но интересно. На НТВ я тоже бешено много работал, но мне это абсолютно не приносило кайфа. Я делал нормальную работу, качественно, как мне кажется, но драйва такого не было.

С. БУНТМАН — Ваш рост, вес, цвет волос и глаз?

А. ПЛЮЩЕВ — Вес — самый сложный вопрос. Я давно перестал его измерять, потому что я боюсь сломать мои весы. У меня большой вес. Последний раз я останавливался на цифре 106 килограммов, но потом она увеличилась. При этом рост у меня 183 см, но т.к. я немного сутулюсь, выгляжу я ниже, так что я — шарик на тоненьких ножках.

С. БУНТМАН — На счет шарика на тоненьких ножках — не верьте, это ерунда!

А. ПЛЮЩЕВ — Цвет глаз — серый с переходом на голубой.

С. БУНТМАН — Какая была специализация в институте им. Менделеева?

А. ПЛЮЩЕВ — Силикаты, стекло и ситал, если кого-то это интересует.

С. БУНТМАН — Тут вот наша 73-летняя слушательница говорит, что с помощью твоей с Сеткиным передачи она освоила компьютер, заинтересовалась им.

А. ПЛЮЩЕВ — Все, я могу снимать наушники, уходить и совершенно спокойно умирать, потому что это была цель, чтобы человек, который, по нашим, понятиям, в принципе не может, потому что не хочет, овладеть компьютером, заинтересовался, т.е. мы своей работой привлекаем его к этому делу. Нам не нужно рассказать, что где находится — для этого существует Интернет. Главное — это привлечь внимание к вопросу и создать впечатление, имидж. Значит, это нам удается! Спасибо вам огромное.

С. БУНТМАН — Вопрос из Интернета: На кого вы рассчитывали по возрасту с передачей Эхонет?

А. ПЛЮЩЕВ — Спасибо нашему большому придумщику — главному редактору Алексею Венедиктову, который нас, слава богу, наставил на путь истинный. Сначала мы по молодости лет да по глупости своей рассчитывали с Сеткиным на узкую прослойку уже имеющихся пользователей. Они, как правило, лет 30, такая молодежная тусовка. Но Венедиктов все наши планы похоронил, и совершенно справедливо, как теперь выясняется. Он сказал, что давайте-ка, делайте программу, которая будет интересна широкому кругу слушателей, популярную передачу.

С. БУНТМАН — Скажите честно, Сеткин — это вы?

А. ПЛЮЩЕВ — Нет, скажу честно, не я. Глеб Сеткин со мной в студии, на самом деле.

Г. СЕТКИН — Привет!

С. БУНТМАН — Хорошо, тогда расскажите, как появился Глеб Сеткин, такой вот материальный?

Г. СЕТКИН — Как появился Сеткин — история практически эпическая. Я расскажу, как появился Плющев в своей сегодняшней ипостаси. В свое время он был завербован именно Сеткиным в этот виртуальный мир.

А. ПЛЮЩЕВ — Мы сразу скажем, что Глеб Сеткин — существо виртуальное. А рядом со мной сидит реальный человек. Просто он исполняет роль виртуального существа. Мы его придумали, самого Глеба Сеткина, с тем человеком, который его исполняет, в метро. Мы с Сеткиным работали на НТВ, он меня ввел в виртуальный мир, и вот оттуда все началось. У нас такой взаимообмен. Я вообще счастлив, что мне посчастливилось работать с этим человеком, но мы не расстаемся, Сеткин, ты и не надейся!

Г. СЕТКИН — Я, как Глеб Сеткин, заявляю, что все это неправда. Сеткин был всегда, и в один прекрасный день он вселился в тело одного из сотрудников НТВ и завербовал Плющева, и это была единственная цель появления Сеткина на этот свет.

А. ПЛЮЩЕВ — Вот так мы, по-разному.

С. БУНТМАН — Есть такой сериал, по СТС, где девушку из компьютера извлекли. Саш, скажи, ты свою жену не из компьютера извлек?

А. ПЛЮЩЕВ — Да из Менделеевского института! Вообще я очень благодарен своему институту, который дал мне фактически все, не смотря на то, что я его так и не закончил. Во-первых, там я обрел кучу друзей. Там же учился работать в СМИ. Там я встретил свою жену, и там я устроился работать на Эхо Москвы. Так что, в принципе, это лучше, чем высшее образование, вот пока.

С. БУНТМАН — Как дочь Ваша поживает? Вот вычисляю от своей — ей сейчас 3,5 месяца?

А. ПЛЮЩЕВ — Да, совершенно верно. Поживает хорошо. Не могу пожаловаться.

С. БУНТМАН — На кого похожа?

А. ПЛЮЩЕВ — Мне кажется, что на жену, жене — что на меня. Меня, на самом деле, выручают жена и теща, я делаю только сюсю-мусю, привет, как там, ляляки всякие, а они берут все на себя. И за это им памятник!

С. БУНТМАН — Какой был твой первый шаг, который ты сделал на Эхе Москвы?

А. ПЛЮЩЕВ — Когда я по совету Пинскера позвонил, тогда начальником службы информации была Татьяна Пелипейко. Она сказала — приходи, тут есть Саша Климов, который тебя выдрессирует. Я пришел, ни о чем не подозревал. Я думал, что путь попадания на радиостанцию очень долог и тернист, и я его не пройду и, видимо, я от этого расслабился. Я пришел в ночь, и Саша Климов сказал — составляй новости. Он на пальцах показал мне, что и как делается, я составил из 5 или 6, и в 4 и 5 утра был мой дебют — 2 выпуска новостей. Это было в феврале 1994 года. Потрясающе огромная аудитория тогда была. То есть, как я посетил редакцию в первый раз, так в эту же ночь я и вышел в эфир.

С. БУНТМАН — Путь, в общем, был недолгим, но, насколько я помню, достаточно тернистым, потому что выйти первый раз в 4 и 5 утра — это еще ничего. А вот потом регулярно — это всем очень трудно.

А. ПЛЮЩЕВ — Я благодарен всем, кто мне вовремя все говорил. Я вообще знаю обо всех своих недостатках, я имею ввиду профессиональные. И вот я благодарен, в первую очередь, человеку, сидящему напротив — Сергею Бунтману, который по роду своих обязанностей тогда отслушал кассету с моими эфирами, сказал мне все, что есть. Вот с этими недостатками я борюсь и по сей день. Прежде всего, я благодарен за то, что, несмотря на столь долгий срок борьбы, меня отсюда до сих пор не выгнали.

С. БУНТМАН — Спрашивают о конкурсе, который вы объявили про лучшее произведение про вас. Вы выбрали маленькую прозаическую штучку, а там были небось и стихи, песни, танцы…

А. ПЛЮЩЕВ — Подводил результаты я, потому что Сеткин был на отдыхе и узнал о результатах де-факто. Но, по-моему, он одобрил мой выбор.

Г. СЕТКИН — Да, перед отъездом я начал читать анекдоты про нас, меня это очень радовало. До этого были какие-то стихи, которые как-то грузили.

А. ПЛЮЩЕВ — Мы были потрясены тем, что люди писали и всячески старались нас похвалить. И мы выбрали очень правдивый анекдот, который очень правдиво отражал ситуацию в студии при записи Эхонета. Там, напомню, говорилось о том, что Сеткин весьма подслеповат и рассеян — это абсолютно так, а Плющев все время разбрасывает всякие вещи, он неаккуратен — 100%. И дальше говорилось о том, что Сеткин в студии не находит микрофона и говорит: Я знаю, кто это сделал — Плюш-собака!.. — потом видит, что микрофон на месте, идет эфир, и продолжает — echo.msk.ru — то есть, идет та фраза, которой мы заканчиваем свою передачу. То есть невозможно все предугадать до таких деталей! И когда пришел человек, которому мы вручали главный приз, я думал, что он каким-то боком должен нас знать, но мы его абсолютно не знали!

С. БУНТМАН — Спрашивают, сколько времени требуется на подготовку Эхонета?

А. ПЛЮЩЕВ — Дело в том, что в Интернете надо пребывать постоянно. И мы стараемся, всю неделю готовимся. Мои домашние предъявляют мне вполне справедливые претензии, что я дома много времени провожу за компьютером. И тогда все получается само собой.

С. БУНТМАН — Спрашивают дату рождения — наверное, кто-то гороскопы составляет.

А. ПЛЮЩЕВ — 16 сентября 1972 года.

С. БУНТМАН — Есть ли досуг какой-нибудь? С женой куда-нибудь ходите?

А. ПЛЮЩЕВ — Я боюсь показаться каким-то ужасным, но мы редко куда-либо ходим. Как правило, это в гости и, как правило — это на 1 этаж выше, где живут наши давние друзья, с которыми я дружу больше 20 лет. Часто, хотя это было 2 года назад, мы обсуждаем спектакли Кости Кравинского. Вот так вот. Это мой большой грех, но я обязуюсь его исправлять, так же как и недостатки профессиональные — ходить по театрам, выставочным залам, музеям, клубам, казино.

С. БУНТМАН — Спрашивают, почему у Эхонета отдельный сайт от Эха Москвы?

А. ПЛЮЩЕВ — Мы все хотели сделать вместе — это было моим требованием. Но слушатели требовали от нас страницу, где можно было бы найти адреса. Дело в том, что 2 года назад, когда мы начинали Эхонет, ситуация была совершенно иной — наша программа была действительно источником адресов, ссылок и всего подобного, а не чистым развлечением, как сейчас.

Г. СЕТКИН — Если вы помните, то сайт Эхонета появился на несколько дней раньше, чем новый сайт Эха Москвы. Он несколько раз менялся, но к этому нас подгоняли слушатели.

А. ПЛЮЩЕВ — Мы сделали собственную страничку, но в этом мы ничего дурного не видим, потому что чем больше ресурсов, тем лучше. Интернет — такая штука, которая живет ссылками и посещениями. Больше посещений у Эхонета — больше у Эха Москвы и так далее.

С. БУНТМАН — Теперь — серия личных вопросов. Любимая книга?

А. ПЛЮЩЕВ — Булгаков Мастер и Маргарита.

С. БУНТМАН — Любимая музыка?

А. ПЛЮЩЕВ — Дело в том, что я занимаюсь на Эхе еще одной, несанкционированной начальством вещью — я составляю расписание. И пользуясь этим, я ставлю себя в ночь на субботу, а там утром достаточно свободный эфир, и утром мы разговариваем со слушателями — что-то типа Рикошета, скорее, просто обмен мнениями. И там как раз я ставлю ту музыку, которая мне близка — это, как правило, русскоязычный рок: Наутилус Помпилиус, Кино, Аквариум — такого плана.

С. БУНТМАН — Спрашивают, что ты больше любишь: блуждать по Интернету, или общаться напрямую со слушателями?

А. ПЛЮЩЕВ — Поймите, общение — это вообще цель моей жизни. То, что между людьми происходит, невозможно оценить ни в деньгах, ни в чем-то еще. В Интернете же, кстати, тоже возможности для общения потрясающие. У меня есть ICQ, абсолютно открытое, так что кто хочет — может присоединиться. Но и напрямую — голос, интонация, это неоценимо. Общение — это самое главное.

С. БУНТМАН — Если бы у тебя была бы возможность, спрашивают, получить сейчас дополнительное высшее образование, то в какой области тебе бы хотелось?

А. ПЛЮЩЕВ — Я бы все-таки закончил институт им. Менделеева. Учиться мне, на самом деле, было очень интересно, но трудно — видимо, мозг мой не способен воспринять большую часть наук, которые там преподают. Это мои особенности, а не институт такой плохой.

С. БУНТМАН — Не кажется ли тебе, что твои ночные беседы или Эхонеты себя когда-нибудь изживут?

А. ПЛЮЩЕВ — Мы постоянно придумываем что-то новое, не только внутри Эхонета, но и вне его. У Сеткина свои проекты, у меня. Не знаю, пока голова работает, пока с людьми общаешься — они же подсказывают массу интересных идей! Все, что мы воплощаем — большинство заимствовано со стороны. Мы стараемся делать то, что людям интересно.

С. БУНТМАН — И последний вопрос: ты считаешь, что Эхо Москвы — это твое место?

А. ПЛЮЩЕВ — Если руководство не возражает, то да!

С. БУНТМАН — Спасибо большое! До свидания!

Комментарии

0

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире