С. СОРОКИНА – Здравствуйте. В эфире программа «В круге света». У микрофона Светлана Сорокина. Сегодня разговариваем с Костей Дзю, боксером, суперзвездой большого ринга, многократным чемпионом мира среди профессионалов в полусреднем весе. Здравствуйте, Костя.

К. ДЗЮ – Здравствуйте.

С. СОРОКИНА – Вот кого знают во всем мире? Знают, конечно же, политиков, больших политиков, президентов в основном знают, знают артистов и знают спортсменов, если иметь в виду мировую известность. И вот я как большинство совершенно неспортивных людей о боксе знаю приблизительно. Знаю, что есть такой вид спорта, нюансов не знаю, хотя имя Кости Дзю, разумеется, на слуху, и я тоже с вами знакома. Сейчас обратила внимание, что когда мы с вами поднимались по лестнице в гостинице, с вами буквально все (иностранцы и русские люди, и портье, да кто угодно) постоянно с вами здороваются и общаются. Вообще это утомительная такая известность?

К. ДЗЮ – Утомительно. Тяжело. Тяжело почему, потому что есть слово такое — частная жизнь. Есть такое слово, но в реальности она для меня уже отсутствует, я ее не имею, я ее совершенно не имею по той причине, что ее нет. Частной жизни для меня нет.

С. СОРОКИНА – Может вы к этому привыкли уже, потому что жизнь…

К. ДЗЮ – С одной стороны так. Но это ответственность: каждую секунду, каждую минуту ответственность за свои действия, за свои поступки, за свои слова. И это тяжело, это очень тяжело.

С. СОРОКИНА – При том, что я знаю, что вы ведь очень семейный человек.

К. ДЗЮ – Да.

С. СОРОКИНА – Очень семейный, гнездовой такой. Потому что всех своих перетащили в Австралию, где постоянно живете. У вас там и родители, и сестра, по-моему, да? И жена, и трое детей…

К. ДЗЮ – И собаки, и кошки, и птицы.

С. СОРОКИНА – А как это сочетается: ваше отсутствие абсолютно частной жизни и стремление к своей семье?

К. ДЗЮ – Постепенно-постепенно. Семья – это тыл. Любому человеку нужен тыл.

С. СОРОКИНА – У вас остается время-то на тыловые мероприятия?

К. ДЗЮ – Не-а!

С. СОРОКИНА – Как тогда? Они ведь с вами не ездят по всему миру.

К. ДЗЮ – По всему миру – это было бы утомительно. Жена провела со мной два дня, она говорит, устала. И говорит, месяц так живу: в таком ритме, и таком режиме – и тяжело, просто бывают физические моменты, когда говоришь, а вот не хочу ничего делать. Вообще отказываюсь, телефон отключаю. А потом момент происходит, когда просыпаешься утром, например, когда ты ничего не запланировал, и у тебя первое: что делать – вопрос себе задаешь. Живя в этом ритме, ты не можешь остановиться. Даже когда ничего нет, никаких планов, ты находишь себе определенны действия.

С. СОРОКИНА – Вообще на самом деле это знакомое состояние, когда вдруг день, когда вроде ничего не запланировано, такое даже чувство легкой паники охватывает, да?

К. ДЗЮ – Да. Что-то делать, что-то не хватает.

С. СОРОКИНА – Ты не понимаешь, что, ты за пределами, или в чем дело, почему ты не востребован. Но вам-то ладно, вышел на улицу, можно целый день автографы раздавать – какие проблемы дело найти.

К. ДЗЮ – Да, с этим проблем нет, но это как-то искусственно получается.

С. СОРОКИНА – Итак, уважаемые радиослушатели, я напоминаю вам, что Константину 36 лет.

К. ДЗЮ – Пока.

С. СОРОКИНА – На данный момент. В этом году осенью будет 37, но сейчас 36. Живет он практически постоянно в Австралии. Если можно считать живет постоянно при том, что он постоянно по всему миру ездит. Но семья у него и родители в Австралии. В России тоже бывает нередко. И вот перед нынешней поездкой, по-моему, вы были осенью у нас.

К. ДЗЮ – Я еще зимой побывал.

С. СОРОКИНА – Ах, вот так? Ну хорошо. И в прошлый свой приезд я прочитала, вы сказали, что в течение года должны принять решение, что делать дальше, такая была фраза: хочу найти самого себя. Поиск продолжается?

К. ДЗЮ – Поиск продолжается по той причине, что мне не дают возможности побыть с самим собой и найти это решение.

С. СОРОКИНА – По вышесказанной причине, то есть нет времени поискать себя?

К. ДЗЮ – Да. Я знаю такое: мужик (мужчина) должен быть занят по жизни, должен быть занят серьезно, чтобы чувствовать, что ты полезен: полезен себе, полезен семье, обществу и как раз быть востребованным. И я как раз нашел себя в этом направлении, где сейчас. Решение переходить в другое направление жизни или нет, или оставаться тем, кем ты есть, еще не пришло.

С. СОРОКИНА – То есть вот полгода прошло, но пока решения нет?

К. ДЗЮ – Я занят.

С. СОРОКИНА – То есть имеется в виду профессиональный бокс или совсем от него отказываться?

К. ДЗЮ – Совсем я не смогу.

С. СОРОКИНА – Ну, я имею в виду не совсем, потому что так или иначе все равно, наверное, вы будете продолжать свои и спортивные школы и все, что угодно?

К. ДЗЮ – Конечно.

С. СОРОКИНА – Но сам как участник?

К. ДЗЮ – Как участник, может быть, придет время, когда я скажу, хватит, пора молодым заниматься этим делом.

С. СОРОКИНА – Костя, во-первых, вы тоже молодой, по-моему, бокс в этом смысле довольно демократичен. Ну все-таки 36 лет – это еще не…

К. ДЗЮ – 27 лет в спорте.

С. СОРОКИНА – 27 лет? Ничего себе! А во сколько вы начали?

К. ДЗЮ – Я в 9 лет начал.

С. СОРОКИНА – А в боксе важно начать рано или можно туда прийти в 15 – 17?

К. ДЗЮ – Это в зависимости, как ты пожелаешь. Рано – удобно то, что начальные стадии тренировок, начальные стадии совершенствования, ты отрабатываешь начальные фазы, строишь фундамент, это школа бокса: правильная постановка удара, когда у тебе руки еще не сильные. Если ты поставишь кулаки правильно, сохранишь здоровье. Я провел больше 300 боев. Посмотрите на мои руки, они нормальные для боксера.

С. СОРОКИНА – Свидетельствую, руки нормальные.

К. ДЗЮ – Бывает, немножко болят здесь, здесь болит. Понимаете, большой спорт и здоровье…

С. СОРОКИНА – Практически несовместимы.

К. ДЗЮ – Практически.

С. СОРОКИНА – Некоторые далекие от спорта люди как раз так снисходительно про тех же боксеров говорят: ну что, боксеры, их столько бьют по голове. На самом деле действительно бьют по голове, еще я знаю, по печени бьют. И вообще все, что выше талии…

К. ДЗЮ – А еще в нее мы кушаем.

С. СОРОКИНА – Но, Костя, скажите, пожалуйста, насколько действительно это здорово бьет по здоровью? Вот ваше здоровье какой ущерб понесло? Вот смотрю, у вас губа рассечена.

К. ДЗЮ – Губа рассечена – это совершенно…

С. СОРОКИНА – Не имеет отношения?

К. ДЗЮ – Все мои травмы, которые я получил в боксе, можно перечислить на пальцах на одной руке. Сломал я может быть 2 – 3 раза руки за всю свою карьеру. Нормально. У меня было всего три рассечения.

С. СОРОКИНА – Брови?

К. ДЗЮ – Да. Все.

С. СОРОКИНА – А по голове?

К. ДЗЮ – Ну по голове… я говорю, футболисты имеют больше сотрясений, чем боксеры.

С. СОРОКИНА – А вообще вы случайно выбрали бокс? Как это получилось?

К. ДЗЮ – Ну в каждой случайности есть закономерность.

С. СОРОКИНА – В 9 лет как вы туда попали?

К. ДЗЮ – Папа привел.

С. СОРОКИНА – Чтобы немножко все-таки спортом позаниматься? А почему именно бокс, ведь он же, по-моему, никакого отношения к спорту не имел, ваш отец?

К. ДЗЮ – Мой папа занимался боксом, провел четыре боя.

С. СОРОКИНА – А-а-а! Я не знала просто.

К. ДЗЮ – Он был спортсмен. Он всю жизнь провел в спорте, он занимался футболом, он неплохой футболист был, он бегал неплохо.

С. СОРОКИНА – Мне кажется, у вас тоже футбол бы получился.

К. ДЗЮ – У меня получался футбол тоже неплохо, но у нас не было в то время команды футбольной, хорошей футбольной команды, где отдаваться нужно было. И понимаете, когда ты занимаешься индивидуальным видом спорта, ты зависишь сам от себя.

С. СОРОКИНА – Ну немножко еще и от тренера, конечно.

К. ДЗЮ – Ты команда, тоже работа команды, но тебе выходить на ринг – никому другому. В футболе у тебя сегодня живот заболел, ты можешь отсочковать. Можно.

С. СОРОКИНА – А на ринге хоть в обморок падай, все равно выходи.

К. ДЗЮ – Да, ты один.

С. СОРОКИНА – Вашего первого тренера вы помните?

К. ДЗЮ – Конечно. Мы общаемся все еще немножко реже, но постоянно общаемся. Сейчас был у себя в городе, встречался с ним.

С. СОРОКИНА – Это город в Свердловской области?

К. ДЗЮ – Да, город Серов. Чернин Владимир Федорович. Сейчас он, по-моему, депутирует где-то.

С. СОРОКИНА – Депутатом стал?

К. ДЗЮ – По-моему.

С. СОРОКИНА – Депутирует – интересно. (Смеется).

К. ДЗЮ – Ну как называть.

С. СОРОКИНА – А он продолжает тренерскую работу?

К. ДЗЮ – Нет. По-моему, он тренерской работой не занимается, он еще, по-моему, директор Дворца спорта.

С. СОРОКИНА – То есть его карьера тоже удалась? Тем более, что он нынче депутирует.

К. ДЗЮ – Удалась – не удалась, знаете, это не мне решать. Пускай он сам о себе скажет.

С. СОРОКИНА – Костя, а скажите мне, пожалуйста, здорово, что вы поддерживаете отношения, не забыли вашего первого тренера, а когда он увидел, что у вас задатки выше среднего, так скажем?

К. ДЗЮ – Я думаю, лет наверное… серьезный разговор у нас был лет в 14.

С. СОРОКИНА – То есть лет 5 вы уже поучились?

К. ДЗЮ – Да, я уже много боев провел.

С. СОРОКИНА – И серьезный разговор, что все, включил?

К. ДЗЮ – Помню где-то в одной из книг он написал, что мы сели в его кабинете, и он сказал, Костя, ты себе больше не принадлежишь, принадлежишь стране. Высокие слова, конечно. И сейчас мы готовимся к олимпийским играм. Было так, не было…

С. СОРОКИНА – Не помните?

К. ДЗЮ – Я не помню. Но разговор я помню, что не обязательно было с высокими словами, но был разговор, мы поставили задачу попасть на олимпийские игры. 18-летний пацан. Мне было 18 лет, когда я попал на олимпийские игры.

С. СОРОКИНА – Это где было?

К. ДЗЮ – В Сеуле. Мечта любого спортсмена представлять страну на олимпийских играх. В то время в 14 лет ставишь серьезную задачу, в то время казавшуюся нереальной, потому что Серов – дыра, маленькая дыра, маленький Костя, который говорит, что я попаду на олимпиаду. Ну многие сказали, что да, Леха, капитальный. А задача была поставлена, и начали работать. Работать – что это заключалось? 14 лет – тренировка два раза в день уже в тот возраст: утром до школы, в школу – в 8 утра, вставать нужно было полшестого, это значит, ложиться надо было не позже девяти, и детство ушло.

С. СОРОКИНА – А все-таки не было какой-то лени? Много же желаний в детстве.

К. ДЗЮ – В том то и дело, тут не лень, тут тренироваться надо лень. Несовместимы эти две вещи.

С. СОРОКИНА – Ну значит, такой природно дисциплинированный человек. Ведь это же было бы трудно заставить себя, если бы не хотел.

К. ДЗЮ – Конечно. Думаете, не хотел погулять с девочками? Хотелось и на дискотеки сходить, хотелось и с друзьями погулять.

С. СОРОКИНА – А учились вы как, прилично?

К. ДЗЮ – Учился до 8-го класса хорошо. Когда еще учился. А после 10-й класс, начал ездить за границу… В 10-м классе сделал подсчет, сколько времени я провел в школе.

С. СОРОКИНА – Так, и сколько это получилось?

К. ДЗЮ – 9 месяцев учебы, из них 1,5 – 2 месяца был в школе.

С. СОРОКИНА – То есть вам уже практически так, заполнили, да?

К. ДЗЮ – Было поставлено так: или учиться, или тренироваться, вместе не совпадало, не получалось. Первый раз… у нас первый же день в сентябре в школу ходят, пришел в октябре – 1-го октября был первый мой школ.

С. СОРОКИНА – Наверное уже сквозь пальцы смотрели на эти ваши забеги в школу?

К. ДЗЮ – Да. Вот я 8-й класс закончил: две четверки, две пятерки — экзамены сдал. А экзамены в 10-м классе я не сдавал вообще, они были по текущим оценкам. Какие текущие оценки, если ты полтора месяца в школе был? Мне все троечки поставили. Хотя в этот же год я поступал в институт и сдал экзамены тоже на две четверки, две пятерки. Как я получил, черт его знает.

С. СОРОКИНА – Ну, я думаю, это уже по совокупности заслуг, Костя.

К. ДЗЮ – Нет.

С. СОРОКИНА – Всерьез сдавали, да?

К. ДЗЮ – Всерьез сдавал.

С. СОРОКИНА – А как к образованию детей сейчас относитесь серьезно?

К. ДЗЮ – Я – нет, жена – да.

С. СОРОКИНА – А они тоже спортом, насколько я понимаю, увлечены?

К. ДЗЮ – Да. Сын старший серьезно занимается в серьезной команде, играет неплохо, в этом году он был в команде штата от… там у нас футбол очень сильно развит, у них была команда в частной школе, попал в команду штата от частной школы.

С. СОРОКИНА – То есть он футболист на данный момент? Сколько ему лет сейчас?

К. ДЗЮ – 11. 12 лет. Очень хорошо, у нас есть соревнования по скакалкам. Проводятся турниры по скакалкам, как отпрыгивают. Это общее развитие, как раньше ГТО было.

С. СОРОКИНА – А в Австралии сейчас это сильно развита спортивная подготовка населения?

К. ДЗЮ – Для детей очень сильно развита. Я очень рад этому, что они… В общем, меня он не перепрыгнул, конечно, сын. Пока.

С. СОРОКИНА – Скакалочка у боксера – это такое привычное.

К. ДЗЮ – Это моя работа. Но по трюкам, по разнообразным перепрыжкам, по разнообразным через ноги, через руки он уже лучше меня делает.

С. СОРОКИНА – Хорошо. Вернемся снова к вашему боксу и к тому, что вы еще для себя не решили, уходите ли вы из профессионального бокса, или остаетесь. И собственно такой поворотный момент – этот прошлогодний ваш бой, как я понимаю? Вот этот бок с Рикки Хаттеном, да? И ваше довольно тяжкое раздумье после этого боя. Это все было, как я понимаю?

К. ДЗЮ – Конечно.

С. СОРОКИНА – Очень тяжело было? Как вы это переживаете? Закрываете дверь, опускаете шторы, уходите в себя. Как вы переживаете поражение? Переживали.

К. ДЗЮ – Нужно понять, все, что случается, случается для чего-то в жизни. есть такое слово судьба по жизни, в которую я очень сильно верю.

С. СОРОКИНА – Такой фаталист?

К. ДЗЮ – Если повернешь налево, как у нас в сказке – одно, направо – другое. И каждый человек идет своей судьбой. И для чего-то эти моменты в жизни случаются, потому что твоя судьба. Мне 36 лет, я в боксе уже столько лет. Может быть и было мне богом предназначено это поражение, чтобы, может быть, я ушел из бокса. Может быть, я говорю, предположим.

С. СОРОКИНА – Чтобы еще одну жизнь прожить?

К. ДЗЮ – Да. Потому что спорт – это наркотик определенный. Тяжело от этого уйти. И очень часто люди не хотят признавать реальные вещи, которые для других кажутся уже фактом. Ты просто думаешь по-другому, ты не хочешь верить, что ты еще… кажется, ты еще такой здоровый, такой сильный…

С. СОРОКИНА – Хочешь верить, что финальность есть, да?

К. ДЗЮ – Да, а она есть.

С. СОРОКИНА – А у вас все-таки возникала мысль не только об уходе, а о том, чтобы матч-реванш сыграть?

К. ДЗЮ – Конечно. Все еще разговоры идут. И возможность еще существует этого боя.

С. СОРОКИНА – Вы боитесь, нерешительны, в чем дело?

К. ДЗЮ – Тут не в этом дело, тут несколько факторов. Один из факторов – это здоровье, другое –желание, мотивация, которую нужно найти, потому что это такое отрешение от всего, на четыре месяца отказываешься от всего.

С. СОРОКИНА – И только скакалочка, диета, тренировки…

К. ДЗЮ – Папа приходит домой, это значит: упал – отжался. Я другой. Я люблю жить, я люблю общаться, я люблю радоваться жизни. Во время тренировок исчезает общение.

С. СОРОКИНА – То есть эти реваншистские настроения у вас не пересиливают жажду обычной жизни, да?

К. ДЗЮ – Пока еще нет. Вопрос задается – для чего.

С. СОРОКИНА – А для чего может быть реванш? Ну не знаю – удовлетворение собственных амбиций, уйти все равно первым, даже если уйти.

К. ДЗЮ – Хорошо, согласен с вами полностью. Вот как раз вопрос ставится: личное я или семья. И что важнее сейчас: персональные амбиции или отношение к семье.

С. СОРОКИНА – Костя, это словоблудие, потому что семья ваша много лет живет с тем, что вы… это ваша профессия, они привыкли к этому.

К. ДЗЮ – Привыкли. А вот нужно ли. Понимаете, во время тренировок я ухожу от семьи, хочешь ты это или не хочешь.

С. СОРОКИНА – Так вы и так вот сейчас здесь.

К. ДЗЮ – Я намного легче. Вот ситуация, смотрите, этот вопрос для себя задаю. Я просыпаюсь утром в 6 утра обычно, дети еще спят, я пока занимаюсь, в 8 я уже возвращаюсь, уже готов ко сну, потому что знаю, что в час у меня тренировка. Пока я готовлюсь, в 9 я ложусь спать. Дочка просыпается, мама говорит, дочка, тише, папа спит. Дочка ходит и говорит: «Ш-ш-ш! Папа спит!»

С. СОРОКИНА – Сколько ей?

К. ДЗЮ – Ей сейчас 4 будет. А правильно это? Девочка маленькая, которая еще не соображает до конца, но уже у нее в голове укладывается. Хочу я это слышать?

С. СОРОКИНА – Зато: «Папа первый, папа непревзойденный, папа…» разве это мало?

К. ДЗЮ – Это много, но знаете, самый кайф мне будет, дочка подходит, к тебе на коленочки садится и шепотом на ушко тебе говорит: «Папа, как я тебя люблю».

С. СОРОКИНА – Знакомо. Они в 4 года признаются. У меня тоже дочке 4 года, она тоже очень любит в любви признаваться.

К. ДЗЮ – А потом говорит, пойдем в магазин.

С. СОРОКИНА – Балуете?

К. ДЗЮ – Девочка должна быть избалованная.

С. СОРОКИНА – Это я тоже согласна. Понятно. То есть с этим самым Рикки Хаттеном вы так еще и не придумали, сражаться или нет, мотивации пока недостаточно?

К. ДЗЮ – Недостаточно. В данный момент ее нет…

С. СОРОКИНА – А сколько лет Рикки этому?

К. ДЗЮ – Ему 26, что ли.

С. СОРОКИНА – Молодой.

К. ДЗЮ – Молодой

С. СОРОКИНА – У него еще время есть в запасе.

К. ДЗЮ – У него есть время в запасе. Я тоже молодой. Здоровье, в общем-то, тоже нормально. Поэтому понимаете, когда я сделаю объявление, будут все причины выявлены. Я объясню все полностью.

С. СОРОКИНА – Сколько у вас есть времени для принятия решения?

К. ДЗЮ – Это не важно.

С. СОРОКИНА – А как вы себе положили?

К. ДЗЮ – Не положу ничего. Если я найду эту мотивацию, найду это желание в себе, найду причину в самом себе, я в любое время… Я здоровый.

С. СОРОКИНА – А как это происходит, как определяется? Вот вы заявляете, что вы… делаете заявление, собираете пресс-конференцию, говорите, я хочу. У вас есть менеджер или компания менеджеров, которая обеспечивает вашу вот эту востребованность, да? И что, они как, они предлагают самому этому Рикки, например…

К. ДЗЮ – Да, ведутся переговоры. Мы выходим… понимаете, тут несколько структур: телевидение – раз, соперник – два, организация, на которую ты, – три. Все это вместе собирается и говорится: вот так, бой такой-то за такое-то звание. Идешь к этому, президенты звонятся или общаются, мы хотим выступить за это звание, они говорят или да, или нет. Если говорят да – хорошо. Подключается телевидение. Телевидении – потому что основные деньги идут с телевидения.

С. СОРОКИНА – Телевидение у вас непременный участник, конечно?

К. ДЗЮ – Конечно. Обязательно поэтому вопрос будет стоять, кто сколько платит. Финансовый тоже будет вопрос очень серьезный. Я, например, не выйду за бесплатно или за сумму, которая для многих будет казаться нормальной. Я знаю, где я стою.

С. СОРОКИНА – Вы сами определяете свой гонорар?

К. ДЗЮ – Нет, я знаю, сколько стою.

С. СОРОКИНА – Это вы договариваетесь со своим менеджером, да? И он решает уже вопрос вашего гонорара.

К. ДЗЮ – Конечно, промоутером.

С. СОРОКИНА – И дальше нужно утрясти, чтобы с той стороны соперник тоже получил свой гонорар, и тогда вы уже… Такая очень денежная история, да?

К. ДЗЮ – Бюджеты, конечно, очень большие.

С. СОРОКИНА – Но, по-моему, сейчас уже ушли времена супергонораров Тайсона или кого-то, сейчас уже нет таких гонораров, миллионов.

К. ДЗЮ – Тайсона, конечно. Но любой бюджет известного боя, где впрямую смотрят, я думаю, 300 – 500 миллионов людей, вживую, определенная сумма.

С. СОРОКИНА – Ну сколько? Я знаю, сколько сейчас 100 – 200, 300 тысяч. Сколько это гонорары?

К. ДЗЮ – Не понял.

С. СОРОКИНА – Гонорары.

К. ДЗЮ – Бюджет такого хорошего боя 10 – 15 миллионов.

С. СОРОКИНА – А сколько конкретно победивший боксер получает?

К. ДЗЮ – Это не важно. В контракте указывается не победивший или проигравший, а уже заранее известно…

С. СОРОКИНА – Просто участник боя, да?

К. ДЗЮ – Да.

С. СОРОКИНА – Но сколько вот по планке вашего уровня вашего уровня (я не спрашиваю именно ваш) боксер сколько может получать в забое? Нет, об этом пишут, просто я не помню.

К. ДЗЮ – Ну, скажем, от 2 до 15 миллионов.

С. СОРОКИНА – От 2 до 15 за бой?!

К. ДЗЮ – Конечно.

С. СОРОКИНА – Это так может получить участник боя?

К. ДЗЮ – Конечно.

С. СОРОКИНА – Я думала, таких денег сейчас нет. Ничего себе!

К. ДЗЮ – Может даже больше.

С. СОРОКИНА – Очень денежный.

К. ДЗЮ – По этому вопросу, конечно, разговор и стоит.

С. СОРОКИНА – Надо же, мне-то казалось, что бокс не такой распространенный, не такой смотрибельный, как футбол, хоккей…

К. ДЗЮ – Давайте скажем, калитка, это когда люди приходят на бой, собираются, скажем, в последнем бою, у меня было 20 тысяч людей.

С. СОРОКИНА – И что они там видят? Там маленький ринг, на котором двое муравьев, сверху.

К. ДЗЮ – Средняя стоимость билета, скажем, в Англии стоило, по-моему, 200 – средний. Вот сколько это получается?

С. СОРОКИНА – Ну много, я не буду переумножать.

К. ДЗЮ – 4 миллиона долларов, 4 миллиона паундов, и это только с калитки.

С. СОРОКИНА – Только на входе. А плюс реклама, телевидение…

К. ДЗЮ – Которое по всему миру, по всей Англии: права там, права здесь. Вот вам все. Телевидение, например в Австралии, принадлежит мне, я выкупил права на телевидении на все мои бои на Австралию. Все бои по контракту, русское телевидение, принадлежит тоже мне.

С. СОРОКИНА – Какой вы предприимчивый, Костя!

К. ДЗЮ – Поэтому бои, которые показывают здесь часто с моим участием нелегальны.

С. СОРОКИНА – То есть вас мы не можем просто так увидеть?

К. ДЗЮ – Нет, я имею в виду бои, которые уже показывают здесь, не могут показываться. Но есть две стороны медали как всегда: популяризация, поэтому я закрываю глаза на все эти нюансы, пускай показывают.

С. СОРОКИНА – Популярность – составная часть вашей жизни.

К. ДЗЮ – Это ты и выигрываешь, и проигрываешь. Ты проигрываешь в деньгах, выигрываешь в другом. Поэтому у меня охрана, поэтому мне нельзя выйти на улицу. Я рад этому. Для чего выступал столько лет, чтобы получить эту любовь определенную.

С. СОРОКИНА – Насколько я знаю, вы в Австралии суперпопулярный персонаж?

К. ДЗЮ – Ну в общем-то да.

С. СОРОКИНА – Такой национальный герой русского розлива с корейской кровью.

К. ДЗЮ – Такой бардак в моем теле полный.

С. СОРОКИНА – Я напоминаю вам, уважаемые радиослушатели, что мы разговариваем с Костей Дзю, с боксером, многократным чемпионом мира среди профессионалов в полусреднем весе. И сразу после коротких новостей середины часа мы продолжим разговор.

НОВОСТИ

С. СОРОКИНА – Итак, это снова программа «В круге света». Мы продолжаем разговор с костей Дзю, который последнюю неделю, наверное уже, находится в Москве, последние несколько дней. Приехал он из Австралии, поскольку там живет вместе с семьей, и там у него много дел. И приехал-то, собственно говоря, как посол доброй воли Австралии. Об этом чуть позже поговорим. Ведь вот, что интересно. Я говорила, что наиболее известные люди в мире – это президенты, актеры и спортсмены. Но если актеров никто не спрашивает, что будет после, жизнь после славы, потому что они могут до смерти играть свои роли, то вот как раз спортсменов и президентов спрашивают о том, что после, очень часто, потому что это действительно отдельная жизнь после того, что им уже удалось пережить. И вот Костя сейчас в размышлениях. У меня такое ощущение, что у него дел-то полно и у него много всяких проектов: он занят и бизнесом в том числе, он предприниматель и менеджер своей школы не только в Австралии, кстати говоря, но и в России, дает мастер-классы, много еще чего. Из чего сегодня ваша жизнь складывается?

К. ДЗЮ – Сначала планы, составление планов, нужно быть занятым. Я уже говорил, не могу себе найти время отдохнуть.

С. СОРОКИНА – У вас такая жадность, да? Хочется всего успеть. Смотрю, листали еще по ходу дела предложения о съемках в художественном фильме.

К. ДЗЮ – Я не могу ничего не делать, у меня не получается это.

С. СОРОКИНА – А вот есть какие-то ограничители, вот это точно не буду, вот это не хочу, или вы вот все обязательно посмотрите, рассмотрите весь комплекс предложений, обязательно поучаствуете?

К. ДЗЮ – Я могу посмотреть, но я не буду…

С. СОРОКИНА – «Не зъим, то наподкусаю»?

К. ДЗЮ – Есть направления, в которые я не пойду. Во-первых, я веду здоровый образ жизни. все, что связано со здоровым образом жизни, это приемлемо ко мне. Все, что не связано, это не подходит.

С. СОРОКИНА – То есть никакие сигареты вы рекламировать не будете, это понятно.

К. ДЗЮ – Однозначно. И нижнее белье.

С. СОРОКИНА – А нижнее белье — почему нет? Тренированное боксерское тело.

К. ДЗЮ – Я понимаю, но нижнее белье – это то, что я точно не буду рекламировать.

С. СОРОКИНА – А в художественном фильме сниматься будете?

К. ДЗЮ – Конечно, с удовольствием, это что-то интересное. Как раз сегодня с женой обсуждали этот вопрос. Разговор такой: Костя, все, что угодно, но я не представляю тебя в обнимку с другой женщиной. Я говорю, Наташа, а если надо будет.

С. СОРОКИНА – Дублера. Косичку сзади заплетут и пускай дублер будет. Жена, по крайней мере, будет знать, что это не вы. А вы такой верный семьянин, да, Костя?

К. ДЗЮ – Стараюсь. И получается.

С. СОРОКИНА – Сколько вы уже женаты?

К. ДЗЮ – Мы 14 лет.

С. СОРОКИНА – Хороший срок! При вашем образе жизни. Какой вы молодец, Костя! Все-таки здоровый образ жизни во многих отношениях хорошо сказывается. Хорошо. Скажите, пожалуйста, что у вас за какие-то бизнес проекты здесь в России? Вот я знаю, в Ханты-Мансийске у вас целая школа бокса, по-моему, да?

К. ДЗЮ – У нас в Ханты-Мансийске… много связано с Ханты-Мансийском, с Югорском, у нас там хорошие друзья, которые помогают создавать бокс, помогают выступать.

С. СОРОКИНА – Эти места именно потому, что там деньги есть, да?

К. ДЗЮ – Нет, потому что там есть люди, которые с деньгами, которые хотят помочь.

С. СОРОКИНА – Совсем другое! Не деньги, это люди с деньгами.

К. ДЗЮ – Понимаете, это немножко другое.

С. СОРОКИНА – В общем, есть возможность.

К. ДЗЮ – Деньги дают определенную свободу, хорошую свободу. И люди меняются в хорошем направлении. Если правильно, не избалованы этими деньгами. И они помогают. Помогают – для чего делается? Для ребят, для детей наших делаем, поэтому они видят, что это нужно, и делают.

С. СОРОКИНА – И вы иногда приезжаете и освещаете собой мастер класс, на ринг выходите, показываете, как это ?

К. ДЗЮ – Обязательно. Легче же делать через свой личный пример. Когда ты объясняешь кому-то, конечно, нелегко объяснить, а когда я рядом стою, делаю то же самое и делаю легко, с улыбочкой, а он начинает кривиться, я говорю, ну что же, ты же должен делать, я же перед тобой — то же самое, ты моложе меня на 20 лет. Вперед! Вдохновляешь. Хотя ломаются, но стремление есть.

С. СОРОКИНА – Костя, в каком вы сейчас весе? У вас явно не полусредний, уже ну не 63,5 килограмма.

К. ДЗЮ – 63,5 килограмма бывает самое большое – минут 5.

С. СОРОКИНА – На взвешивании?

К. ДЗЮ – На взвешивании. И не пять, конечно. Скажем, два часа.

С. СОРОКИНА – А потом?

К. ДЗЮ – А потом нормально. В день… на первое взвешивание было за 24 часа, на следующий день после боя, скажем, не до боя, у меня 63,5 взвешено, ну где-то 71 – 72.

С. СОРОКИНА – А как это так? Из воздуха столько килограммов за сутки что ли набираете?

К. ДЗЮ – Почему? Вода. Проходит какое-то обезвоживание. Первые например, два часа я выпиваю литра 4.

С. СОРОКИНА – С ума сойти! Перед взвешиванием вы себя обезвоживаете с тем, чтобы поменьше весить.

К. ДЗЮ – Ну это целая наука сгонки веса, убирания веса.

С. СОРОКИНА – А по допингу как-то вас тоже проверяют, да?

К. ДЗЮ – Конечно, обязательно.

С. СОРОКИНА – Но поскольку здоровый образ жизни, у вас с этим проблем не должно быть?

К. ДЗЮ – Никогда не было.

С. СОРОКИНА – А как вы себя стимулируете? На одной только спортивной злости? Как вы себя взбадриваете?

К. ДЗЮ – А меня не нужно взбадривать. Знаете: «как расслабляешься – а я не напрягаюсь».

С. СОРОКИНА – Вам не нужно напрягаться, потому что вы уже напряжены?

К. ДЗЮ – Я расслаблен. Мне не нужна стимуляция, я профессионал. Мне не нужно заставлять себя, сейчас я буду таким сильным. Мне это не надо.

С. СОРОКИНА – Костя, скажите, пожалуйста, вот я знаю, что в боксе у одного преимущество в том, что у него руки длинные, он не подпускает противника, у другого какой-то удар супер прорывной, у третьего подвижность, маневренность на ринге. Вот что вы себе в плюс относите, за счет чего вы король?

К. ДЗЮ – Чувство дистанции – это раз. И делать какие-то непредвиденные действия.

С. СОРОКИНА – То есть вы подвижный?

К. ДЗЮ – Кажется так, что я не очень неподвижный, но за счет того, что умение правильно поставить ноги, правильно поставить руки, сокращение дистанции – все же зависит от того: ударить и не получить удар в боксе, умение это сделать – это огромный опыт еще. Нет такого слова, что ты все знаешь. Но я практически все знаю. Практически.

С. СОРОКИНА – Без ложной скромности сказал Костя.

К. ДЗЮ – Я много знаю, мне много нравится, хотя многие вещи я еще учусь. Мне нравится, я люблю учиться, я люблю познавать что-то новое.

С. СОРОКИНА – У кого вы учитесь? Просто смотрите другие бои, смотрите, как действуют?

К. ДЗЮ – А есть ощущение, внутреннее ощущение, что что-то делаешь неправильно когда-то или что-то можно увеличить, усовершенствовать: какие-то определенные удары, определенные действия.

С. СОРОКИНА – Я так подумала, что у вас замечательная сейчас ситуация, хороший возраст, потому что вы действительно огромное количество вещей знаете и умеете, и при этом еще есть и силы и желание чего-то подработать новенького. А скажите, у вас есть кумиры, те боксеры в прошлом или в настоящем, которые для вас нечто?

К. ДЗЮ – Понимаете, когда я начал выступать, тренироваться, у нас был первый и второй канал. Нас не показывали. Были кумиры наши, легендарные боксеры, любители, конечно. Из профессионалов кого мы знали? Мухаммеда Али. Больше мы никого не знали.

С. СОРОКИНА – Но Мухаммед Али – это интересный персонаж для вас?

К. ДЗЮ – Конечно, серьезный человек, который много сделал для спорта. Может быть одна из причин, почему я начал заниматься боксом. Потому что как раз, видя, что он делал… Опять же, это все же, когда видишь одного, как он становится, не понимаешь, что он говорит, хочется быть таким же вначале. Потом, конечно, были боксеры, как Леонард – очень нравилось, как выступал. Дальше пошли. Робинсон, которого уже видели. Ну, и начинается постепенно…

С. СОРОКИНА – А Майк Тайсон как вам?

К. ДЗЮ – Майк Тайсон – очень сильный был боксер в свое время. Я считаю, что у него одна из самых лучших техник силы удара, как бил. Просто уникально. Поэтому можно было много от него учиться. Много.

С. СОРОКИНА – Занятно. Почему вы не переходите в другую весовую категорию, коль уж все равно ваш вес превосходит полусредний?

К. ДЗЮ – Ну это какое-то упрямство определенное. Может быть, нужно было раньше перейти в эту весовую категорию, с 89-го года.

С. СОРОКИНА – А вот переход из одной весовой категории в другую, это связано с особенностями боя, вот что там?

К. ДЗЮ – Вырос, больше стал, перешел в другую. Все, проблем нет.

С. СОРОКИНА – То есть это просто ваше личное упрямство и борьба с собственным организмом и жирком, да?

К. ДЗЮ – С головой.

С. СОРОКИНА – Потому что мне кажется, проще уж тогда сдаться и перейти в другую весовую категорию.

К. ДЗЮ – К сожалению, меня приучили родители никогда не сдаваться ни с чем. Упрямство определенное, что до конца идти всегда.

С. СОРОКИНА – Ну что же себя так мучить-то? Ну 70 килограммов – ну и что?

К. ДЗЮ – 70 – это нормально. 70 я вешу… Сколько, вы думаете, можно убрать во время одной тренировки?

С. СОРОКИНА – Сколько?

К. ДЗЮ – Сколько?

С. СОРОКИНА – Не знаю. Килограмма 3?

К. ДЗЮ – 3 килограмма в любой день можно убрать. Самое большое у меня было, я за одну тренировку убирал 5 килограмм.

С. СОРОКИНА – Ничего себе! Это за сколько?

К. ДЗЮ – За 2 часа.

С. СОРОКИНА – А как это?

К. ДЗЮ – Вот так вот.

С. СОРОКИНА – Не понимаю.

К. ДЗЮ – Я тоже не понимаю.

С. СОРОКИНА – А как это? Это вот так выкладываешься за 2 часа, что уходит такое количество килограммов?

К. ДЗЮ – Во время боя сколько, думаете, уходит?

С. СОРОКИНА – Сколько? Не знаю.

К. ДЗЮ – Бой длится 12 раундов по 3 минуты. 36 минут чистого времени. 4 килограмма.

С. СОРОКИНА – Ну там может быть еще: стресс…

К. ДЗЮ – Температура тела поднимается до 40 – 41 градуса.

С. СОРОКИНА – С ума сойти!

К. ДЗЮ – Почему фатальные моменты происходят с головой? Даже не оттого, что сотрясение происходит, хотя это тоже важно, что если ты обезвожен, температура поднимается, скажем, до 41 градуса, что происходит в голове, ты начинаешь по-другому соображать, и в этот момент ты еще получаешь удар по голове. Вот тебе причина. Поэтому очень важно смотреть, делать правильно.

С. СОРОКИНА – Послушайте, вот про деньги я, конечно, понимаю. Но деньги достаются единицам, большинство из огромного количества людей, которые занимаются боксом…

К. ДЗЮ – Спортом.

С. СОРОКИНА – Ну, в данном случае мы про бокс говорим. Любой большой спорт, конечно — это большие издержки. Бокс – мы говорим про бокс. Скажите мне, пожалуйста, все-таки ради чего? Бокс травматичен. Это все-таки не какие-то виды спорта, которые не подразумевают каждодневную возможность получить удар в голову. Я понимаю, что везде бывают травмы: в легкой атлетике… Но все-таки это скорее исключения, травмы. А бокс подразумевает, что тебя лупят, все время лупят, вот что тогда хорошего в этом виде спорта, скажите, мне?

К. ДЗЮ – В чем? Это совершенствование характера, мужского характера с раннего возраста. Это дисциплина, строгая дисциплина, это совершенствование самого себя. Найти самого себя – это так важно. Поэтому есть три направления бокса: любительский бокс, профессиональный бокс и бокс для тренировки.

С. СОРОКИНА – Ну, просто поддерживать форму?

К. ДЗЮ – Бокс для тренировки я рекомендую всем с раннего возраста до глубокой старости.

С. СОРОКИНА – Просто можно с грушей боксировать, да?

К. ДЗЮ – На лапах, даже спарринги определенные, когда рядом с тобой тренер, который помогает тебе, объясняет. Любому: мужчина, женщина – не имеет значения.

С. СОРОКИНА – Стресс снимать.

К. ДЗЮ – Обалденный стресс! Вы представляете, приходите домой, у вас висит мешок. Ставишь фотографию человека, который тебе нанес какой-то определенный дискомфорт, и отрабатываешь это. Или мужа, например. Или начальника по работе. Стресс сошел и все, настроение хорошее. И потренировался. Например, с женой сколько раз я спарринговал. Если это можно называть спарринг.

С. СОРОКИНА – Она тоже что ли умеет?

К. ДЗЮ – Думает, что умеет, так лучше сказать. Огромаднейшая мечта моей жены – ударить меня, вернее, попасть по мне. Попадала раза два за несколько лет нашей жизни. Но желание огромадное! Понятно, за 5 минут работы она потеет больше, чем час работы на аэробике. А желание такое – надо видеть это.

С. СОРОКИНА – Да. и главное, что цель есть, у нее мотивация какая колоссальная.

К. ДЗЮ – Говорит, ну не честно же так, я же вижу, что лицо-то здесь, а попасть не могу.

С. СОРОКИНА – Но однажды вы же откроетесь.

К. ДЗЮ – Да. Как анекдот про тещу, да? «А тут-то она открылась».

С. СОРОКИНА – Хотела вас спросить непосредственно про эти обучающие ваши программы. И на Сахалине вы были, хотели школу там открыть, и где-то еще. Вообще вот ваши бизнес-планы с Россией связанные – это в основном спортивные школы?

К. ДЗЮ – Спорт… Что такое спорт? Это опять же создание самого себя, то, что наш президент – вести здоровый образ жизни, направить нацию в новом направлении. Это серьезный национальный проект. Проект, где нам нужно видеть здоровых ребят молодых. Потому что я проехал по стране, везде много красивых девчонок: девчонок вижу, пацанов не видно. Пацанов-то нет.

С. СОРОКИНА – Может, вы просто, как мужчина, замечаете больше?

К. ДЗЮ – Может быть, я согласен. Но если общаешься с девочками, то от них слышишь, что ребята же курят, пьют, колются с какого возраста: 10 – 11 лет.

С. СОРОКИНА – На самом деле состояние-то чудовищное молодежи, особенно в глубинке, это что-то жуткое.

К. ДЗЮ – Я там был в глубинке. Когда ты подходишь и около школы видишь пепельницу, у меня шоковое состояние было. Почему? Потому что нет какого-то идеала, определенного идеала, не на кого смотреть. Пускай смотрят на меня. Знаете, у меня проблемы нет с моим тщеславием, я спокойно ко всему отношусь в жизни, я знаю, где я стою по жизни. Слово «звездная болезнь» ко мне не подходит, она не существует. Я нормально к этому отношусь. Я знаю, что я могу помочь на своем примере детям. Каким образом? Посмотрите на меня, дети скажут, если он смог, я тоже смогу. Я говорю, ты сможешь, если захочешь.

С. СОРОКИНА – Ну и кроме того, Костя, вы можете и деньги привлечь для того, чтобы появились эти центры, именно вы, потому что вы стоите там, где стоите.

К. ДЗЮ – Конечно. Это национальная проблема. У нас есть серьезные планы создать хороший торговый дом, который будет заниматься всеми этими направлениями: специальный торговый дом, который будет заниматься финансовыми вопросами, который будет заниматься детскими школами, интернатами. Детям нужна помощь.

С. СОРОКИНА – Менять вообще состояние нужно, конечно.

К. ДЗЮ – Я могу это делать, начинать делать.

С. СОРОКИНА – Костя, скажите, пожалуйста, а здесь с кем-то из российских чиновников от спорта или каких-то комитетов по здравоохранению, министерства – с кем-то общаетесь, или это абсолютно…

К. ДЗЮ – Мы сегодня со Славой Фетисовым встречаемся, по дружбе встречаемся, не по делам. Но поговорим, конечно, поговорим.

С. СОРОКИНА – То есть вам в принципе наши чиновники и не нужны и особо не мешают? Вы делаете то, что делаете.

К. ДЗЮ – Вы знаете, я был хозяин самому себе много лет. Надо мной никто не командовал. Никто. Я бос. Я бос семьи, главный в семье.

С. СОРОКИНА – Мечта любого мужчины: ну просто всюду сам себе хозяин и в семье главный.

К. ДЗЮ – В любом случае, хоть думаю, что так. Когда куда-то уезжаю, мой средний сын садится за мое место и говорит, теперь я в доме хозяин. 7 лет.

С. СОРОКИНА – Костя, ну и что, практически вам не нужны чиновники, это ваша деятельность, и вы занимаетесь тем, чем занимаетесь?

К. ДЗЮ – Да, я с удовольствием буду этим заниматься, с удовольствием, потому что я могу приносить пользу, пользу, где независимо от… конечно, определенная зависимость существует, но я могу делать намного больше. Конечно, нам нужна помощь, нам государственная помощь обязательно нужна, нам нужна определенная поддержка для школ, определенная дотация или даже не дотация, чтобы не мешали нам, нам дали добро на многие действия. Вот это мы просим. Я многих структур не знаю. Напиток мой – он хороший напиток, но знаете, чтобы войти во все сети, нужны дополнительные затраты, а если мы сейчас введем без всяких затрат – это помощь громадная будет, даже не только для меня – это для всех. Но это определенная сложность, определенные трудности. Я уверен, что мы пройдем этот этап и выйдем.

С. СОРОКИНА – Костя, а у вас есть какая-то команда, или вы в основном сам по себе?

К. ДЗЮ – Конечно есть команда. Без команды невозможно. Я не в состоянии хватать все. Я профессионал в своем деле.

С. СОРОКИНА – Обычно люди, которые добираются до вершин, будь актеры или спортсмены, люди, которые зарабатывают большое количество денег, и кстати говоря, процесс-то интересный, я так понимаю, что вас этот процесс тоже заинтересовал, да?

К. ДЗЮ – С этого и началось. Мне процесс нравится.

С. СОРОКИНА – Процесс зарабатывания денег понравился. Действительно, это интересно. Так вот эти люди в том числе начинают как-то мыслить и категориями полезности обществу и начинают, например, благотворительностью заниматься. Вы занимаетесь благотворительностью?

К. ДЗЮ – Конечно.

С. СОРОКИНА – А в какой сфере?

К. ДЗЮ – Детям. Детям, которым нужно… В Австралии не моя пока, я может быть даже не буду, это называется «Semis family» — большая очень организация, помогает детям, которые не в состоянии заплатить за школу, не в состоянии заплатить за институт, дети, нуждающиеся в этом самом. Во таким детям я помогаю.

С. СОРОКИНА – Здесь в России есть какая-то благотворительность?

К. ДЗЮ – Вот это то, что мы сейчас создаем – торговый дом – очень много помогаю детским домам здесь.

С. СОРОКИНА – Каким образом?

К. ДЗЮ – Прихожу… последний раз пришли, узнали, что нужно, закупили и принесли туда детям.

С. СОРОКИНА – То есть просто такая разовая конкретная материальная помощь? Это не система, просто помогаете?

К. ДЗЮ – Все разовое. Пока системы нет, к сожалению. Хотя я говорю, с детским домом я 5 лет помогаю. Это единично, я согласен, что это не так. Я не знаю, как это все происходит. У меня есть «Центр бокса Костю Дзю», уже существует года 2, многие деньги идут на благотворительность определенную. Но это нужно увеличить. Как это сделать с российской системой. Где не только одной школе будут, а будут идти в разные дела. Должны быть филиалы в разных местах, где каждое место будет отвечать за определенный детский дом, например. Как я уже говорил, дети не имеют национальности. И слово ребенок, которому нужна помощь. Вот и все.

С. СОРОКИНА – Скажите, пожалуйста, Костя, а почему вас позвали на ток-шоу, где темой усыновление и прочее? Почему вам эта тема интересна?

К. ДЗЮ – Мне еще не сказали, какая тема.

С. СОРОКИНА – Это для вас новость, что на тему усыновления?

К. ДЗЮ – Понимаете, я люблю сюрпризы и экспромтом, я люблю работать больше, чем готовиться.

С. СОРОКИНА – Костя, скажите мне, пожалуйста, еще знаю, что только что вы в Австралии дошли до финала «Танцев со звездами», то, что у нас в России тоже аналог был такой программы на «Российском телевидении». И в Австралии тоже есть «Танцы со звездами». Вы там тоже танцевали и дошли аж до финала, как я понимаю, да?

К. ДЗЮ – Я согласен даже с последней фразой: аж до финала.

С. СОРОКИНА – Так это было интересно, трудно? Вам помогла ваша подвижность?

К. ДЗЮ – Трудно, интересно. Кто мне первый помог в принятии решения в выступлении – это жена моя.

С. СОРОКИНА – Опять же. Но вы не с ней танцевали?

К. ДЗЮ – Нет. Как я ей сказал, Наташа, тебе нужны эти проблемы? Понимаешь, я буду 6 часов в день находиться с другой девушкой, с красивой девушкой, тебе это надо? Мне это надо? За счет того, что очень хорошее доверие между нами, у меня проблем-то не было. Просто чисто для нее. За себя я спокоен, но есть же слово папарацци, которые везде, и камеры это снимают. Следить нужно было за всем за собой. Был момент, когда я приходил на тренировку в студию, пришла одна из учительниц моей партнерши, женщине 62 или 65 лет, видно, что не девушка молодая, которой 20. Мы подходим, у нас традиция такая, с нормальным ощущением подходим, целуемся в щечку в этот момент нас сфотографировали. На следующий день фотография в газете, и подписано: «Костя целуется». И написано, что Костя перед тем, как идти тренироваться, прощается с женой. А женщина – учительница. Ее дети видят фотографию учительницы с Костей Дзю, где написано, что жена прощается, ей говорят, когда вы успели, вы только познакомились.

С. СОРОКИНА – Ну это безобидный случай. Вас папарацци не сильно еще достали. Вот как полезно вести правильный образ жизни и не изменять жене.

К. ДЗЮ – Был момент, когда то же самое. Внизу сидит эта женщина папарацци и ждет меня.

С. СОРОКИНА – Все время у дома кто-то караулит, да?

К. ДЗЮ – Или у дома, или еще где-то. Я выхожу, надо было видеть мое лицо и видеть его лицо после того, как он увидел, что я подхожу. Подхожу к нему, беру у него камеру, он мне ее отдает. Я так на него нацеливаю, говорю, смотри, чего ты тут делаешь. Он говорит, Костя, я жду-жду. Я говорю, смотри, идут мужчина с женщиной, подхожу к ним и делаю вид, что я начинаю фотографировать. Они подходят ко мне, я их спрашиваю, ребят, извините, пожалуйста, вам приятно то, что я сейчас сделал. Он говорит, конечно неприятно, Костя. Меня знают. Я обращаюсь опять же к этому фотографу, я говорю, понимаешь, людям неприятно, когда ты это делаешь, ты подойди ко мне по человечески, спроси, можно ли сфотографировать, я тебе два ответа дам: или да, или нет. Если нет, ты должен уйти, и если да, мы сфотографируемся. Проблем-то нет.

С. СОРОКИНА – Костя, со всеми папарацци вы такую воспитательную беседу провести не сможете.

К. ДЗЮ – Я говорю через телевидение.

С. СОРОКИНА – Бессмысленно. Все равно будут караулить.

К. ДЗЮ – Конечно. Конечно. Но для самого себя приятно.

С. СОРОКИНА – И только возраст и уход от дел…

К. ДЗЮ – А знаете, я уже год не выступаю.

С. СОРОКИНА – Ну и что? Ваша слава велика. Это еще не дальний срок.

К. ДЗЮ – Понимаете, для меня нормально, я к этому привык. Я привык к фотографированию.

С. СОРОКИНА – Значит, так и будет дальше.

К. ДЗЮ – Семье было тяжело.

С. СОРОКИНА – Это понятно. они такие – без вины виноватые.

К. ДЗЮ – Но я нормально к этому отношусь спокойно к этому отношусь.

С. СОРОКИНА – Костя, еще про танцы говорю, настоящая партнерша была действительно симпатичная?

К. ДЗЮ – Хорошая девочка.

С. СОРОКИНА – Вы-таки тренировались по 6 часов в день и довольно долго?

К. ДЗЮ – Я фотографии сейчас покажу ее.

С. СОРОКИНА – И довольно долго занимались этими танцами и преуспели. То есть ваша эта подвижность на ринге помогла вам видимо?

К. ДЗЮ – Чувство ритма, физическая кондиция очень сильно помогла. Конечно, некоторые движения были ну не как не боксерские движения и никак не мужские движения.

С. СОРОКИНА – В вашем виде спорта нежности-то немного.

К. ДЗЮ – Мне еще улыбаться надо было. Они мне говорили как: подними подбородочек повыше. Я говорю, подними у нас в боксе подбородочек повыше и сразу опустишься куда-нибудь. Нужно было быть нежным, нужно было быть обаятельным. Вот одна проблема – это улыбаться у меня была.

С. СОРОКИНА – У вас же обычно капы, там не улыбнешься не фига.

К. ДЗЮ – Через зубы и улыбался.

С. СОРОКИНА – Короче говоря, вы понравились. Это что, ваша популярность на вас сработала или правда, здорово танцевать научились?

К. ДЗЮ – Я не думаю, что я танцевал… я считаю, что я справедливо дошел до полуфинала. В полуфинале тот, кто вылетел, танцевал лучше.

С. СОРОКИНА – И здесь все-таки сработал ваш имидж, видимо?

К. ДЗЮ – Да. В финале мой имидж не сработал, хотя должен был сработать. Единственная обида была за то, что я не выиграл, потому что я не верю и никогда в жизни не поверю, что человек, который выиграл, имеет больше популярность, чем я.

С. СОРОКИНА – А кто?

К. ДЗЮ – Он weatherman.

С. СОРОКИНА – Журналист что ли?

К. ДЗЮ – Он ведущий утренней программы, погоду объявляет на том канале, который показывает. Была тенденция, когда все шоу, кто выиграл, они все представляли этот канал.

С. СОРОКИНА – У нас, кстати говоря, та же история. У нас тоже приключилось. Видимо, эта тенденция везде есть. Поэтому даже не берите в голову.

К. ДЗЮ – Вот здесь была только обида.

С. СОРОКИНА – Вы не берите в голову.

К. ДЗЮ – Хотя пацан, который выиграл, он заслужил, он хорошо танцевал, красиво танцевал.

С. СОРОКИНА – Но вас можно понять, вы же привыкли быть первым, поэтому вам просто не интересен проигрыш.

К. ДЗЮ – Я шел на победу, я хотел выиграть. Я рад, что я выучил 10 танцев.

С. СОРОКИНА – Теперь можете танцевать. Скажите, пожалуйста, а что за вот этот проект, что вы чуть ли не представителем, послом доброй воли от Австралии действительно приехали сюда в Россию?

К. ДЗЮ – Вот эту неделю в Москве я провел как представитель Австралии, как посол доброй воли между двумя нашими странами. Я очень рад этому, что я представляю Австралию в России.

С. СОРОКИНА – А в чем это выражается? Вы что, открываете какие-то двери…

К. ДЗЮ – За столом переговоров между двумя людьми. Понимаете, что русские думают об Австралии: кенгуру есть…

С. СОРОКИНА – Там много интересного.

К. ДЗЮ – Я имею в виду первое впечатление.

С. СОРОКИНА – Это дальняя-дальняя страна.

К. ДЗЮ – Кенгуру, и Костя Дзю там живет.

С. СОРОКИНА – Да, тоже есть.

К. ДЗЮ – Есть такое?

С. СОРОКИНА – Да.

К. ДЗЮ – Что такое Австралия? Что такое для австралов Россия? Медведи, холод, и Костя Дзю оттуда вышел. Первое впечатление, я спрашивал многих людей.

С. СОРОКИНА – Но вы решили немножко пополнить картину?

К. ДЗЮ – И мы пополнили картину. Приехав в Москву, они говорят, оба-на, как интересно. И многие русские бизнес собираются в Австралию. И как раз у нас встречи. У меня есть возможность позвонить мэру, губернатору и сказать, давайте сделаем встречу.

С. СОРОКИНА – Скажите, пожалуйста, Костя, а вы во именно к Австралии прикипели уже? Это ваша страна стала? Вам там нравится?

К. ДЗЮ – Мне там нравится. Мне там спокойно. Мне хорошо. Там почти 14 лет живу, я нахожусь здесь уже месяц, мои детки двое сыновей там, знаете, нет волнения, я любящий отец, которого больше всего в жизни волнует здоровье. Но я не чувствую никакого волнения, я знаю, что детки мои просыпаются утром, идут в школу, придут из школы, никаких проблем не будет. Вот это ощущение.

С. СОРОКИНА – Чего, к сожалению, у нас еще далеко-далеко.

К. ДЗЮ – Вот я сейчас знаете. Больше за что волнуюсь? Жена у меня пошла в магазин…

С. СОРОКИНА – И что?

К. ДЗЮ – Просто пошла в магазин – за это я волнуюсь.

С. СОРОКИНА – Это здесь в Москве? А, вот за это, ну правильно, это можно и поволноваться.

К. ДЗЮ – Вот я про это и говорю. Я бы хотел этой стабильности, которая там есть, чтобы она была здесь. Очень хочу. Очень хотелось бы и все шаги в этом направлении, которое нужно от меня, я бы с удовольствием сделал.

С. СОРОКИНА – Костя, ну и самое последнее, а у вас есть такая личная мечта?

К. ДЗЮ – Высокая такая? Для себя? Понимаете, для себя я все сделал.

С. СОРОКИНА – Для себя. Не мир во всем мире, а вот своя какая-то личная мечта.

К. ДЗЮ – Знаете, я счастливый человек, я уже прожил хорошую жизнь, уже. Я молодой, но я сделал уже очень много: для себя, я сделал для семьи своей очень много, я получил определенную независимость финансовую по жизни, громадной свободы действий, свободное мышления очень сильное. Я счастлив. Для самого себя мне ничего не надо.

С. СОРОКИНА – Лишь бы продолжалось это состояние?

К. ДЗЮ – Все идет, такой я занят, мне нравится то, что я делаю. А какие-то мелкие дела, конечно, нужно и тут делать, и тут успеть. Это уже жизнь.

С. СОРОКИНА – Спасибо. Мы разговаривали с Константином Дзю. Вернее, Константин как-то тут не подходит. Костя Дзю – привычное словосочетание. Костей Дзю – замечательным боксером, которого в Австралии считают своим и в России — своим да, собственно, во всем мире считают своим, здороваются с ним на улице, берут у него автографы, но, к счастью, насколько мне это показалось, звездная болезнь действительно его не испортила. Спасибо вам, Костя!

К. ДЗЮ – Спасибо.



Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире