'Вопросы к интервью
07 января 2006
Z В круге СВЕТА Все выпуски

Православное Рождество


Время выхода в эфир: 07 января 2006, 20:07

С. СОРОКИНА – Здравствуйте, в эфире программа «В круге света», у микрофона Светлана Сорокина, первый раз в новом наступившем году и в праздничный день. У православных сегодня, 7 января, Рождество Христово – большой и радостный праздник. Может быть, потому что так уж сложилось, что Рождество – семейный, в первую очередь, детский праздник. А детское восприятие мира, оно всегда радостное. Наверное, поэтому и взрослые в эти новогодние и рождественские дни становятся немного детьми. Подумала я, что в день Рождества Христова нелишне будет поговорить об этом празднике – откуда пошел, что значит для верующих людей. Ну и не только для верующих. Между прочим, летоисчисление у нас от Рождества Христова вот уже 2006 год наступил. И я пригласила сегодня в студию отца Александра Борисова из московского храма Козьмы и Дамиана, что в Столешниковом переулке. Здравствуйте, отец Александр.



о. АЛЕКСАНДР – Здравствуйте, Светлана. Здравствуйте, дорогие слушатели. Поздравляю всех с наступившим Новым годом и вот уже с наступившим Рождеством Христовым.



С. СОРОКИНА – Спасибо. Вот Рождество Христово и праздник Воскрешения – Пасха – самые большие церковные праздники, или во всяком случае, самые отмечаемые.



о. АЛЕКСАНДР — Ну конечно, Потому что первый праздник – это приход Спасителя, мессии в мир, а второй праздник – Пасха – это его победа над смертью.



С. СОРОКИНА – Всегда ли так было? Вот когда установилось именно так, что эти праздники стали нашими основными для христиан, для православных? Ведь не всегда ж так было.



о. АЛЕКСАНДР – Я думаю, что во всяком случае первая церковь уже праздновала и тот и другой праздник. Во всяком случае по поводу праздника Пасхи уже во втором-третьем веке было много споров. И возобладала западная традиция – праздновать в день воскресенья. И варианты праздновать в день тайной вечери или день распятия в пятницу, ну вот традиция, которая установилась в западной половине Римской империи, это было уже начало второго века…



С. СОРОКИНА – Даже второго?



О. АЛЕКСАНДР — Да, конечно. Именно праздновать Воскресенье как победу над смертью. Христос, Новая Пасха, Ветхозаветная Пасха, исход из египетского рабства, а здесь исход человека из рабства греху, рабства смерти в новую жизнь, которую дает нам Господь.



С. СОРОКИНА — А когда именно Рождество стало отмечаться как большой праздник?



о. АЛЕКСАНДР – Ну, я думаю, что уже конечно в третьем-четвертом веке это празднование было. Но вообще говоря в восточной части Римской империи во всяком случае, Рождество справлялось вместе с Богоявлением , с праздником, то что мы в Евангелии называем, Крещение Господа. И только уже в середине четвертого века разделили. Причем в некоторых церквах, например, армянской, это до сих пор осталось.



С. СОРОКИНА — Вот в связи с этим и вопрос. Ведь по большому счету те же верующие люди отмечают не день Рождения, ни день земного появления, а день Крещения, да? Такая вот крещеная душа появляется… Интересно, почему именно Рождество у Христа отмечается?



О. АЛЕКСАНДР — Дело в том, что дата Крещения, момент Крещения он и был моментом Богоявления, иначе так называется…



С. СОРОКИНА – Тогда и отмечать надо момент Крещения.



о. АЛЕКСАНДР — Да, так вначале и отмечали. Но потом в середине четвертого века церковь, Восточная во всяком случае (мы это знаем из проповедей Иоанна Златоуста, где он говорит о том, что как раз сейчас мы празднуем Рождество христово отдельно…) впервые установился такой праздник. Потому что , думаю что, соединили такой праздник начало прибьавления дня, как бы рождение Солнца, с рождением Солнца Правды – Христом.



С. СОРОКИНА _ То есть немножко такого языческого пошло…да? Вот этот день зимнего солнцестояния, сатурналии…



О. АЛЕКСАНДР – Да, довольно обыкновенное было дело, когда соединяли какие-то языческие праздники…



С. СОРОКИНА – Привычные, многолетние…



о. АЛЕКСАНДР — … с праздниками христианскими, вносили в них новое содержание. Не случайно «Рождество твое Христе Боже наш» поется … (СЛОВА МОЛИТВЫ). Рождение Солнца соединяется с тем, что Христос приходит в мир как Солнце правды. Этому древнему празднику, языческому празднику, природному, можно с казать, празднику начала прибавления дня, как бы рождения Солнца присваивается новое содержание — приход Христа Спасителя в мир.



С. СОРОКИНА – Тем более, что неизвестен точный день рождения Иисуса Христа.



О. АЛЕКСАНДР — Конечно, никто этого специально не отмечал.



С. СОРОКИНА — Это ведь довольно условно принятая величина…



О. АЛЕКСАНДР — В общем, да. Конечно.



С. СОРОКИНА – А как рассчитывали?



о. АЛЕКСАНДР – Я думаю, что здесь специально не рассчитывали, в смысле, какой день в году, а просто взяли вот этот день начала прибавления Солнца, как бы рождения Солнца с рождением Христа, Солнца Правды.



С. СОРОКИНА — Потому что действительно точного дня, насколько известно, неизвестно.



О. АЛЕКСАНДР – Вы знаете, соединение оно началось не в христианскую эру. Скажем, Ветхозаветная Пасха, она на самом деле тоже свершалась, это жертвоприношение ягнят свершалось пастухами, когда в зимних пастбищ во время полнолуния переселялись на новые летние пастбища. Для того, чтобы в дороге было все хорошо, приносили в жертву ягненочка и просили благословения духовных сил разных, которые были у этих народов, на это переселение. Когда произошел исход, то есть освобождение евреев из египетского рабства, который был тоже связан с жертвоприношением ягнят для каждой семьи, кровью ягненка помазывались косяки и перекладины дверей и Ангел-губитель, который проходил по Египту, проходил мимо домов израильтян и поражал дома египтян за то, что они не отпускали их на поклонение богу в пустыне, за их сопротивление богу. И таким образом этому старому пастушескому празднику было присвоено новое содержание, очень глубокое и важное, которое потом вспоминалось уже всю остальную историю и вспоминается сейчас. Причем, сейчас, когда Ветхозаветную Пасху празднуют за столом, то говорят, что вот когда-то нас Моисей вывел из египетского рабства, моих предков, нет, он меня вывел, то это я вышел. Так что такая традиция она относится нее только к Рождеству, она общепринята также как вместо каких-то языческих капищ и богопочитаний нередко ставились христианские храмы, чтобы вытеснялось старое новым.



С. СОРОКИНА — О вытеснении старого новым мы еще поговорим. Мне вдруг пришло в голову… совсем недавно прочла книгу «Евангелие от Иисуса», Вы не читали ее?



о. АЛЕКСАНДР – Нет, не пришлось.



С. СОРОКИНА – Вот мне просто интересно было Ваше мнение, потому что довольно такой своеобразный, новый подход к житию Иисуса Христа, причем именно такого земного ощущения, земного проживания. Вот мне было интересно Ваше мнение, но не читали, так не читали. Скажите мне, пожалуйста,… А кстати говоря, в связи с Рождеством, а к Иисусу Христу применимо понятие первородного греха?



о. АЛЕКСАНДР — Нет, в том то и дело, мы говорим, что Господь подобен нам во всем, кроме греха. Именно поэтому мы говорим о Непорочном Зачатии, что его рождение было чудесным, необыкновенным, необычным, подчеркивается, что Мария, когда ей Архангел Гавриил возвещает, что ты благословенна в женах и ты родишь сына и нарекут имя ему Иисус, о спасет людей своих от грех их, она удивляется – как будет, я же мужа не знаю? Ангел ей отвечает, что Дух Господен сойдет на тебя и осенит, поэтому рождаемый наречется Сыном Божиим.



С. СОРОКИНА — А если взять ту самую пещеру Вифлеемскую, где Иисус Христос произошел на свет, то рождение было таким как у всех?



О. АЛЕКСАНДР — Да, как у всех женщин. Но уже начиная с момента зачатия, это была особая природа, потому что произошло как раз удивительное соединение божественной и человеческой природы. Именно поэтому Господь становится Спасителем. Это трудно для артикулярного сознания принять, но однако Библия и Евангелие совершенно определенно говорят, что это именно так.



С. СОРОКИНА. – Какие то вещи, конечно, нельзя логически постигать мысленно, потому что здесь нужно совершать прыжок просто в веру.



О. АЛЕКСАНДР — Здесь не просто вера без всякого объяснения, есть много в Евангелии свидетельств о жизни Христа и его личности, которые нам это подтверждают. Скажем, в отличие от всех основателей религий Будды, Магомеда, Заратустры, Лао Цзы, в жизни Христа не было момента перелома, когда жил-жил как человек и вдруг ему открывается. Изначально он именно так себя осознавал – как сын Божий. В 12 лет, когда его родители теряют в Иерусалиме, потом находят в храме через несколько дней, он говорит: ну зачем им было искать меня, мне должно было быть в том, что принадлежит отцу моему. То есть, он изначально себя осознает сыном Божиим. Самосознание Христа оно именно такое – он, да, Сын Божий.



С. СОРОКИНА – То есть никаких таких проблем переходного возраста он не знал, у него все было поступательное на счастье его родителям земным. А Вы были знакомы с отцом Александром Менем?



о. АЛЕКСАНДР – Да, мы с детства были знакомы, мы с его братом учились в одном классе. Отец Александр, тогда Алик, был старше меня на четыре года. Я начиная с первого класса, когда выбрал эту семью дружить, я у них бывал почти ежедневно, я с ним общался…



С. СОРОКИНА – Вы дружили?



о. АЛЕКСАНДР – Мы дружили с его братом, а уже потом позже потом с ним уже, ведь в школе четыре года это большая разница.



С. СОРОКИНА – Я почему спросила… Ведь у него книга есть «Сын человеческий» , об Иисусе…



о. АЛЕКСАНДР – Да, замечательная книга.



С. СОРОКИНА – И он именно называет Иисуса сыном человеческим…



о. АЛЕКСАНДР – Дело в том, чтоы «Сын человеческий» – это не придуманное название, это библейский титул, один из титулов мессии. Что он Сын человеческий, он принимает облик человека, он принимает природу со всеми его качествами, кроме греха. Именно потому, что усваивая ее в своей божественной природе, он ее спасает. Он именно поэтому воскресает.



С. СОРОКИНА – Это понятно. Просто вынесенное в название, мне кажется, у Александра Меня, это приобретает какой-то дополнительный смысл. Вот эта близость Бога к человеку, которая мне кажется, вообще свойственна проповедям Александра Меня, она вот как то греет душу, и даже в этом названии считываешь что-то большее.



о. АЛЕКСАНДР – Это на самом деле основная черта Библии. Здесь отец Александр это библейское понимание он вводит в то, что он пишет.



С. СОРОКИНА – Спасибо. Сейчас мы прервемся на короткие новости и после этого продолжим наш разговор. Я напомню, что разговариваем мы с отцом Александром, который служит в московском храме Косьмы и Дамиана в Столешниковом переулке.



НОВОСТИ



С. СОРОКИНА – Еще раз здравствуйте, мы продолжаем наш разговор. И сегодня, 7 января, в день Рождества Христова, в большой праздник для православных я пригласила в студию протоиерея Александра Борисова. И мы продолжаем наш разговор об этом празднике и не только о празднике. Я бы вот о чем хотела. Ведь по большому счету дарение подарков, елка, вот вся эта мишура праздничная, она не очень свойственна для православных праздников. А этот праздник со всей его цветистостью, этой игручестью, мне кажется, тоже не вполне в традициях православия.



о. АЛЕКСАНДР — Нет, он вполне в традициях, потому что как раз на протяжении Поста мы по декадам размышляем о событиях, связанных с Рождеством Христовым, и как раз последняя декада – 40 дней пост – последняя декада посвящена воспоминаниям о приходе волхвов, которые приносят свои дары младенцу Христу. Тем самым мы тоже можем приносить какие-то свои дары к этому празднику. Кто-то расстанется с вредной привычкой, кто-то с кем-то помирится, кто-то сделает какое-то доброе дело. Был такой обычай – за две недели собирать средства, скажем, для помощи тем, кто находится в тюрьме, или в больницах



С. СОРОКИНА – Малоимущие, страждущие…



о. АЛЕКСАНДР – Да-да. Это как бы по слову Христа сделали одному из меньших моих братьев — сделали мне. Тем саамы мы как бы приносим вместе с волхвами дары младенцу Христу.



С. СОРОКИНА – Что еще характерно для православной семьи, встречающей праздник Рождества Христова? Что еще нужно делать, как его обычно проводят?



о. АЛЕКСАНДР – Конечно, в этот день нужно придти в храм на божественную литургию. Обычно службы совершаются накануне всенощной служатся вечером и первая литургия совершается ночью. Сейчас в московских храмах немного сдвигают, чтобы люди успели до начала работы транспорта. Заканчиваем в половине первого , скажем. А вообще по уставу церковному совершается именно ночью первая литургия, люди причащаются, люди празднуют, поздравляют друг друга…



С. СОРОКИНА – И это ведь конец поста?



о. АЛЕКСАНДР – Это конец поста. И после уже расходятся по домам и там уже отмечают.



С. СОРОКИНА – В том числе едой наслаждаются.



О. АЛЕКСАНДР – Тут, знаете, не вопрос особого такого наслаждения, а это представляется скорей некой поддержкой, праздник. Праздник всегда связан с хорошей едой, вкусной, потому что праздничный стол – это общение. Иисус очень часто использовал этот образ праздничного стола как образ встречи людей, как образ встречи людей друг с другом, с Богом, царствием небесным. Подобно пиру, который уготовил отец для своего сына, царь для своего сына. Так что это действительно везде так_ когда люди идут обедать, они идут не с кем попало, а какой-то маленькой группкой



С. СОРОКИНА – Выбирают себе собеседника…



о. АЛЕКСАНДР – Кто дружит , ближе друг к другу, идут обедать… это уже элемент общения. Потому что это действительно принятие того, что поддерживает нашу жизнь – это дары земли. Это то, что Бог дает для поддержания нашей жизни.



С. СОРОКИНА — Вы упоминали о светской жизни, и я сообразила, что Вы в светской жизни были биологом, точнее генетиком.



о. АЛЕКСАНДР – Да.



С. СОРОКИНА — У Вас не было вот этого поступательного с детства движения, у Вас был переломный момент когда-то? Потому что из генетиков…



о. АЛЕКСАНДР – Переломный момент был задолго до того, как я стал генетиком, вскоре после окончания школы. Но вообще говоря, я, будучи знаком с этой семьей с семи лет, я знал, что они верующие…



С. СОРОКИНА – Вы про Меней говорите?



о. АЛЕКСАНДР – Да. Конечно, какой-то интерес к этому уже всегда был, но потом действительно наступил переломный момент в 19 лет, когда я вдруг в какой-то прекрасный летний вечер понял, что за этой прекрасной природой, небом, заходящим солнцем есть нечто большее, есть КТО-ТО.



С. СОРОКИНА – И тем не менее пошли в генетики, в 19 лет вы еще даже институт не закончили.



о. АЛЕКСАНДР – Да, я как раз только поступал тогда, Но здесь нет никакого противоречия…



С. СОРОКИНА – никакие знания Вас не смутили? Такие точные, биологические?



о. АЛЕКСАНДР – Наоборот, я каждый раз удивлялся премудрости Божьей, наблюдая в микроскоп и мушек, и хромосомы, и так далее. Все это замечательно совершенно.



С. СОРОКИНА – Маленькое это было отвлечение. А сейчас, возвращаясь к празднику. Вот смотрите, накануне у нас Сочельник, да? Опять же Святки. И вообще время такое – для гадания. По моему, это единственный случай, когда церковь так довольно снисходительно смотрит на…



о. АЛЕКСАНД – Нет-нет, здесь вы ошибаетесь. Никаких гаданий..



С. СОРОКИНА – Колядования все эти языческие…



о. АЛЕКСАНДР – Колядование – это уже после… это форма проведения праздника Рождества Христова…В самих колядках ничего нет языческого. Это просто народные прославления, народные стихи, поэзия, на народные мелодии, и они уже после встречи Рождества Христова. Это такое вовлечение широкого круга в праздник, в совместный праздник. А гадание тут абсолютно не при чем.



С. СОРОКИНА – Но при этом том гадают, гадают…причем именно в это время, именно вот сейчас…



о. АЛЕКСАНДР — Это совершенно неправильно, потому что всякое обращение к каким-то духовным силам, кроме Христа, кроме Бога, оно церковью как тяжкий грех квалифицируется. Потому что, если мы верим в Бога, если мы его любим, если доверяем, так что обращаться… Вот сейчас сохранившиеся такие нелепые вещи как стучать по дереву, плеваться через правое-левое плечо, ну и так далее.



С. СОРОКИНА – Грешна, грешна…тоже стучу по дереву.



о. АЛЕКСАНДР – Это не нужно, зачем?



С. СОРОКИНА – Это от слабости, хочется себя чем-то подкрепить…



о. АЛЕКСАНДР — А подкрепить можно себя…



С. СОРОКИНА – Перекреститься, по крайней мере…



о. АЛЕКСАНДР – Да. Но если это неудобно, внутри себя можно сказать: «Господи, помоги. Господи, дай мне силы». И это будет нормальное обращение к тому, кого мы знаем, о ком мы знаем уже на протяжении… сейчас 20 веков, а еще Авраам произвел… — 40 веков… четыре тысячи лет, так? А зачем же мы будем такие нелепые вещи, которые мы даже не знаем, откуда пошли, — стучать по дереву и так далее. Зачем?



С. СОРОКИНА – Коли заговорили о каких-то других силах, к которым иногда мы обращаемся… А скажите, пожалуйста, Вы не посмотрели хотя бы кусочек экранизации «Мастера и Маргариты»?



о. АЛЕКСАНДР – К сожалению, я не смог.



С. СОРОКИНА – Ну хорошо, но книгу-то Вы читали наверняка?



о. АЛЕКСАНДР – Ну конечно.



С. СОРОКИНА – Ну и как Вы относитесь к «Мастеру и Маргарите»?



о. АЛЕКСАНДР – Ну, я думаю, что это очень интересный такой жанр, какой-то такой духовной фантастики…мастерски, конечно, написан. Конечно, образ Христа, который там Булгаков рисует, он очень далек от евангельского. Но это интересно.



С. СОРОКИНА – Булгаков ведь был верующим человеком…И воспитан был в этой среде…



о. АЛЕКСАНДР — Ну, конечно, Иначе бы он не смог все это достаточно точно…



С. СОРОКИНА – И книга-то вполне философская, на мой взгляд. Для меня она важной книгой была. И Вы отнеситесь к книге нормально и с интересом, судя по всему, да?



о. АЛЕКСАНДР – Ну да, я и говорю, это просто жанр такой духовной фантастики, так можно сказать…



С. СОРОКИНА – Просто я знаю, что многие люди церковные относятся к этой книге плохо. И я пытаюсь понять: а собственно, почему?



О. АЛЕКСАНДР – Я думаю, что прежде всего потому, что они ее не читали, вот. А во-вторых, ну кажется, что вот…некое отступление художника от евангельского сюжета неправомочно. Я так не думаю. В конце концов, он и не претендует на изложение жизни Христа. Он ведь этот фон использует просто для … трагедии творческой личности, которую внешние обстоятельства душат, для показа того, что демонические силы паразитируют на человеческих грехах – жадности, хитрости и так далее. Вот в этом проблема, что они захватывают…



С. СОРОКИНА – То есть практически опять о человеке, его проблемах… Мне тоже так кажется, поэтому не вижу здесь ничего такого, что могло возмутить церковь. Ведь на самом деле, церковь, и не только православную, но и католиков периодически потрясают изыскание всевозможные писательской мысли и бойкого пера. Например, эта история с книгами Дэна Брауна. Вы тоже не просматривали…



о. АЛЕКСАНДР — Да, я тоже полистал… Но, знаете, просто уже зная сюжет… вот если бы Христос не воскрес, не умер на кресте, а женился на Марии-Магдалине и так далее.. Можно фантазировать на эту тему очень много. Мне кажется, это не самый удачный сюжет для такого рода фантазий. Понятно, что поскольку он привлекателен именно из-за личности Христа, то художник здесь не совсем добросовестно эксплуатирует эту тему.



С. СОРОКИНА – Бренд, так скажем современным языком…



о. АЛЕКСАНДР – Да, и мне кажется, что это все-таки вещь для чтения не самая лучшая…



С. СОРОКИНА – И там про католическую церковь, которая возмутилась описанием некоторых ее особенностей…



о. АЛЕКСАНДР – Оно, мне кажется, ничего не дает. Это где-то на грани кощунства, или грань эту уже переходит, мне, кажется, такое чтение…



С. СОРОКИНА — А стоит ли церкви возмущаться такими проявлениями творческой мысли? Вот стоит ли? Создавая, наоборот, дополнительный фон, дополнительную рекламу, если на то пошло…Или может быть все это суета, то, на что не стоит обращать внимания?



о. АЛЕКСАНДР – Я думаю, что все-таки должно быть всегда чувство меры. Одно дело, экранизация, скажем, Мэла Гибсона «Страсти Христовы», действительно, потрясающая вещь, когда переживаешь как бы заново евангельские события…



С. СОРОКИНА – Тоже многие восприняли в штыки.



о. АЛЕКСАНДР – Ну, очень мало. Большинство даже наших православных, вполне традиционных людей отнеслись к этому фильму с большим интересом, и для них это был новый какой-то шаг внутренний, так что фильм ..



С. СОРОКИНА – Тем более, что автор как раз именно со всей душой и желая передать истинные страдания и истинную судьбу.



о. АЛЕКСАНДР – Да, да. То есть и мотивы были вполне заслуживающие одобрения и то, что получилось, это действительно … через что же прошел лучший из сынов человеческих, Сын Божий? А вот другие , скажем, был какой-то перед этим фильм, еще патриарх возражал против него…



С. СОРОКИНА – Поняла, о чем вы говорите…



о. АЛЕКСАНДР – Понимаете, должно быть чувство меры, всегда. Это чувство хорошее, благородное, достойное человека, и когда его нет…



С. СОРОКИНА – А церкви стоит реагировать так остро?



о. АЛЕКСАНДР – Я думаю, что стоит. Понимаете, церковь призвана быть неким духовным камертоном, и если культура «дает петуха», то церковь должна об этом сказать.



С. СОРОКИНА – Хорошо, через несколько минут вернемся к этому, а сейчас хочу к тому, о чем в первой части разговора мы говорили – о том, что новое вытесняет старое, это неизбежно, это нормально. И вот здесь то, о чем уже давно говорится – об этой календарной путанице. Известно, что 1918 году Россия перешла на новое летоисчисление, и мы вслед за всем миром взяли Грегорианский календарь, мы стали жить в ногу со всем миром. Но церковь оставила Юлианский календарь, и у нас получилось, что у всего мира Новый год вслед за Рождеством, а у нас Новый год перед Рождеством. И вот это все вопрос летоисчисления, вопрос разных календарей. Но может быть уже, наконец, настало время нам примериться как-то к Грегорианскому календарю?



о. АЛЕКСАНДР – Я думаю, что еще нет.



С. СОРОКИНА – А почему?



О. АЛЕКСАНДР – Я думаю, что в нашей церкви еще очень много людей, для которых переход на новый стиль будет просто вызовом, и поднимется знамя раскола, и людям будет казаться, что основы рушатся и так далее.. Ну возьмите, скажем, штрих-код или новые паспорта. Всегда находятся люди, которые в этом видят какой-то апокалипсический символ, отступление, предательство Бога, и начинают со всей энергией, достойной лучшего применения, с этим бороться.



С. СОРОКИНА – Я соглашусь с Вами. Но сколько уже было такого рода и по куда более серьезным поводам реформ – в свое время Петр Первый и само празднование Нового года привнес декретно. Стали отмечать. И ничего, кстати, такого не произошло. Сколько было реформ, которые могли вызвать возмущение и вызывали, но тем не менее шли шаг за шагом. И это неизбежно. Но вот это разногласие… Нет, с бытовой точки зрения замечательно – отмечаем и католическое Рождество и Рождество православное, и огромные каникулы… Но по большому счету, наверное, надо когда-то уже уравнять…



о. АЛЕКСАНДР – Я с Вами согласен. Но думаю, что для этого время еще не наступило.



С. СОРОКИНА – Но в будущем, наверное, стоило бы это сделать?



о. АЛЕКСАНДР – Да, наверное, трудно сказать, когда это произойдет. Я думаю, что действительно, от даты празднования в этих вот пределах мало что будет меняться, в том числе многие погодные, народные приметы, они тоже уже сдвинулись, климат меняется и все… Но, наверное, это преждевременно. Как Апостол Павел говорил: «Если мясо соблазняет брата моего, не буду есть мясо вовек». То же самое и здесь, Ну, это он немножко по другому поводу говорил, не будут сейчас тратить на это время и объяснять. Если это кого-то огорчает и смущает, то ради этих наших братьев, не будем их провоцировать на какие-то вот, огорчения, возмущения…Пока будем жить так, а там будет видно.



С. СОРОКИНА – Тема, примыкающая к этому вопросу. Это что касается давней истории, с церковнославянским. Те же праздники большие церковные, они в том числе привлекают многих невоцерковленных людей в храм. По большим праздникам, особенно на Пасху, Рождество храмы полны, приходят люди, которые , может быть , раз-два в год приходят в церковь. И вот мне кажется, что хотя бы если бы по праздникам служба была бы языком своим приближена к понятному для людей языку, то может быть те люди, которые зашли разочек, больше оказались бы втянутыми, потому что им понятно было бы… Может быть, шаг за шагом можно было бы хотя бы по праздничным службам привносить что-то более понятное для людей?



о. АЛЕКСАНДР – Знаете, я вам скажу так, Даже если мы на самом деле будем служить эту службу на чистом русском языке, люди, которые ходят в храм один-два раза в год, они поймут не намного больше. Когда вы приходите в оперу, которая поется на чисто русском языке, но вы пришли в первый раз, не зная либретто, ничего вообще, сюжета, вы тоже ничего не поймете. И я вместе с вами.



С. СОРОКИНА – Но если она будет на-итальянском, я даже сюжета не пойму.



о. АЛЕКСАНДР — Но даже если будет на русском..



С. СОРОКИНА – На русском, по крайней мере, понимаешь, про что.



о. АЛЕКСАНДР — Очень приблизительно. По большей части не поймете. Так что здесь вопрос не столько в этом, сколько в понимании людьми, что не только в праздник в церковь можно приходить, а тем более сейчас. Сейчас издается масса книг, сейчас море религиозной литературы, объясняющей и службы, объясняющей и песнопения. Понимаете, эти люди, они и Евангелие толком никогда не читали. Поэтому если человек не прочел Евангелие, ему трудно объяснить…



С. СОРОКИНА – Я все пониманию, но все-таки сделать шаг навстречу…



о. АЛЕКСАНДР — Шаги навстречу делаются, и многочисленные. Например, у нас каждый год проводится катехизация, то есть обучение вере. Это лекции, это семинарские занятия. На них приходят довольно много… Вот у меня вчера была лекция, сейчас под Новый год меньше стало, но человек 250 было. Там мы рассказываем и библейскую историю, рассказываем основы нашей веры, богослужения и так далее. И это каждый год, вот уже 15 лет в этой церкви мы проводим. Так что при желании человек сможет в это вникнуть, Это не главное препятствие.



С. СОРОКИНА – Но облегчать не будете?



о. АЛЕКСАНДР – Здесь не вопрос облегчения, понимаете. Здесь тоже… это относится к сфере, которая решается всей церковью. И тоже, как и с новым стилем, русский перевод кого-то может настолько смутить, настолько возмутить, что он пойдет и отколется в свою церковь… Помните, старообрядчество. Ну заменили двумя перстами… Преподобный Сергий крестился двумя… ввели три перста, хотя не столь это существенно. Раскол получился, тысячи людей сжигали себя живьем, чтобы только двумя перстами не креститься. Вы говорите, вот Петр ввел и ничего, мол, особенного…



С. СОРОКИНА – Нет, само празднование Нового года…



о. АЛЕКСАНДР — Мы не знаем, может, это был один из показателей, что он Антихрист – вот даже Новый год переставил. Может , это усилило этот раскол…и все это противостояние.



С. СОРОКИНА – У нашего православного народа Петр Первый по всем вопросам на первом месте как величайший деятель государственный..



о. АЛЕКСАНДР – Для кого-то, а для кого-то это Антихрист.



С. СОРОКИНА – Для того самого нашего народа, который православным числится… Скажите мне, пожалуйста, а вы удовлетворены… Вот понимаете, здесь такая вилка есть – если спросить людей, кем они себя считают, они в большинстве своем назовут себя православными. Ну, я беру тех людей, которые таковыми являются или считаются. Но если взять собственно воцерковленных людей, которые читали Евангелие, ходят в церковь хотя бы чаще , чем на Пасху или Рождество, окажется , это очень маленький процент, да? Вы как думаете, чем же тогда людей подвигнуть, приближать к той же церкви? И почему еще слабы позиции церкви?



о.АЛЕКСАНДР – Я думаю, это зависит не только от церкви, может быть, сейчас уже не столько…Храмы открыты, ходить можно, пожалуйста. А зависит от того, что люди еще недостаточно понимают, что необходима жизнь не только тела, души, но и духа. Каждый из нас состоит из трех частей – тело, душа и дух. Для тела понятно – надо себя кормить, одевать. Для души тоже понятно – читать книжки, красивая музыка, отношения, дружба и прочее. А вот для духа – это встреча с Богом. Пища для духа – это молитва, слово Божие, духовные книги, богослужения, таинство. Это тоже необходимая составная часть, которая освящает человека, и которая действительно проясняет его тело, его жизни задачи, разум проясняет, все это совершенная полнота жизни человека. Когда человек ищет воли Божьей, человек ищет жить не просто , как я считаю, так и живу, а высшее начало, чего от меня ожидает, если я в него верю… нужен внутренний поворот, понимаете? И у людей это происходит с трудом, потому что служение Богу — это не просто пойти свечку поставить. Служение Богу – это нравственная позиция. Это нравственные обязательства, понимание того, что я действительно подчинен не только законам физическим и душевным, но и духовным законам. Если я их нарушаю, то последствия тоже оказываются катастрофическими часто.



С. СОРОКИНА – И что, оставить как есть? Вот такой народ достался?



о. АЛЕКСАНДР – Нет, почему оставить все как есть? Я думаю, что…во-первых, церковь существует…церковь сейчас издает множество книг…



С. СОРОКИНА — Мне кажется, что церковь должна более активную позицию гражданскую занимать, Потому что есть масса смущающих, тяжелых моментов жизни того же нашего современного народа, когда та же церковь запаздывает с каким-то своим словом и своим мнением, которое прозвучало громко. Ведь это же случается, и нередко. Когда потом, когда-то вроде что-то сказано, а в тот момент, тяжелый, раздирающий душу момент, и вдруг нет этого слова, ярко сказанного…



о. АЛЕКСАНДР – Наверное, Вы правы. Наверное, здесь позиция церкви должна быть более проявленной, более активной. Но, с другой стороны, такое навязывание церковной точки зрения, оно тоже…



С. СОРОКИНА – А здесь даже не церковной точки зрения, здесь именно хотелось бы какой-то моральной оценки… Ведь не обязательно выйти и сказать: а церковь считает...это там блуд, это нехорошо. А сказать что-то, что может быть, является лучшей частью проповеди, только сказанной для всех.



о. АЛЕКСАНДР — Я с вами согласен, но тут важно чтобы люди и хотели, и были готовы услышать….



С. СОРОКИНА – А будет такое слово, так и услышат. Ведь известно, что лучшие проповеди того же Иоанна Кронштадтского собирали просто толпы людей, которые , может быть, и не были сильно воцерквленными, а приходили и слушали, потому что слово весомо было, к нему относились как к человеку, который близок, знает, и трансляцию эту слышит сверху…



о. АЛЕКСАНДР – Да, конечно, здесь это зависит от личности. Но проповеди отца Александра Меня тоже собирали огромные аудитории…



С. СОРОКИНА – Вот именно что. А всего лишь сельский приход, кто бы знал, да? И вот человеку было что сказать, так неважно, где он работал, в каком маленьком храме. В этом же дело? А скажите, пожалуйста, действительно сейчас такая проблема кадровая в церкви тоже? Настоящие проповедники – это проблема, это дефицит?



о. АЛЕКСАНДР — Это же действительно талант, его трудно специально воспитать и как-то изготовить. Это действительно талант и харизма, которая дается человеку или нет.



С. СОРОКИНА — Ну равно как и истинная доброта, которую не тренируют, а просто имеют.



о. АЛЕКСАНДР – Ну, не скажите, Вот с добротой все-таки иначе. Если человеку объяснить, что вот так хорошо, а так плохо, и он избирает хорошее, возникают хорошие привычки, хорошие навыки и человек становится другим. Как психологи говорят: «Посеешь поступок — пожнешь привычку, посеешь привычку – пожнешь характер, посеешь характер – пожнешь судьбу». Так что добрые навыки, они как раз подталкивают человека задуматься о своей жизни. Только ли материальное благосостояние, только ли богатство, или какие-то вещи, более важные в жизни существуют? Вот проблема абортов. Сколько людей в своей жизни легкомысленно это делают, только когда доживут лет до 50-60, говорят «Зачем же я это сделал».



С. СОРОКИНА – И наконец, что еще хотела спросить. Я прекрасно знаю, потому что бывала в вашем храме, и как то видела зимой в лютый мороз, как возле храма стояла очередь из тех, кого мы называем «без определенного места жительства», бомжей. И зайдя в храм, я с маленькой дочкой была, увидела, что служба закончилась и там выставляют столы, ставят посуду, и оказалось, что это обеды благотворительные, которые в вашем храме проводятся регулярно. И еще там висят объявления о помощи детскому дому и даже из мест заключения было какое-то обращение… Вот уже наступивший год объявлен Годом благотворителя и мецената — сверху объявлен — вы занимаетесь этим давно. Скажите, как это получилось, что вы как храм, я имею в виду, начали заниматься такой постоянной работой, и кто это делает, как организационно это у вас получается?



о. АЛЕКСАНДР – Знаете, не только наш храм и другие храмы, вот храм Успения на Вражке, отец

Владимир Лапшин настоятель, отец Аркадий Шатов активно так помогают бездомным, ездит собирает их по Москве замерзающих, отец Дмитрий Смирнов… не только мы этим занимаемся, такой помощью. У нас как-то изначально, как только мы еще образовались, тогда еще комнатка была, тогда такая помощь поступала очень активно, в 91-м году, с гораздо меньшими препятствиями…



С. СОРОКИНА – Гуманитарная. И вы начали с гуманитарной помощи?



о. АЛЕКСАНДР – Да, во-первых, мы обошли окрестные дома, выяснили, где есть старые, больные, немощные люди. А о многих из них в ЖЭКе не знали. Но сейчас более-менее налажено, соцработник ходит. Сейчас другой аспект, посещаем, чтобы не были одинокими. Ну потом эта проблема с бомжами возникла, и тоже как-то Господь устроил… мы все думали как нам сделать так, чтобы готовить эту еду, то, сё… И вдруг приходит человек и говорит: «Вот я предприниматель, у меня кухня есть, мы там делаем салаты… накапливается много бульонов, приходится выливать. Не могли бы как-нибудь употребить». Как раз вовремя пришли. А не могли бы вы в ваш бульон бросить картошечки, вермишель. Он говорит, конечно можем. И вот уже 8 или 10 лет приносят они два раза в неделю…



С. СОРОКИНА — Один и тот же вот этот человек?



о. АЛЕКСАНДР – Не он сам конечно привозит. Два бидона молочных, фляги.



С. СОРОКИНА – Каждый день?



о. АЛЕКСАНДР – Нет, не каждый. Два раза в неделю. Каждый день это трудно. И прихожане наши помогают, в этом участвуют, сделали раскладные столы, скамейки, И прямо в храме это делаем, потому что это большое помещение, удобное. Большое помещение, каменный пол, легко вымыть, легко проветрить. Вот так. Одновременно Евангелие читаем, пока они там кушают. Не знаю, что они там усваивают, но во всяком случае какие-то будут добрые ассоциации… Конечно, это не решает проблемы, но раз они приходят, значит, им это нужно. Думаю, что, конечно, церковь сейчас только-только восстановила свою инфраструктуру, конечно, от нее общество ожидает большего, чем пока она может дать, — помощи душевнобольным, помощи престарелым, богадельням. Но вот вспомните, сколько было собственности у церкви до революции? Вернуть сейчас все невозможно. Почти каждый приход имел доходные дома, то есть дом, который сдавался, и на деньги, полученные от сдачи домов и церковь сама существовала, и больным шла помощь , и налогов не брали за это тогда. Все это было налажено. Вот все это разломать – это легко, а создать заново очень трудно. Потому что на всякую такую работу прежде всего не хватает мест. Нормально, скажем, для церкви иметь дом прихода, где могли бы люди встречаться… Вот есть такое движение – «Анонимные алкоголики». Они собираются вместе, делятся своими проблемами. Это люди, которые хотят избавиться от этой зависимости. Нужно всего то помещение. Ну мы пускаем, а в других местах им трудно найти.



С. СОРОКИНА – Точно так же, как при храмах были приюты, скорбные дома для старых и немощных, для инвалидов. Ведь это возникает, но пока еще мало.



о. АЛЕКСАНДР — В условиях свободы мы всего только 15 лет живем. Дай Бог, только стены сейчас построить, а Патриарх все время к этому призывает. И это именно наше призвание. Как Иисус говорил: я пришел не чтобы мне служили, а чтобы послужить и отдать жизнь свою за многих. Вот так и церковь к этому призвана – не чтобы ей служили, а чтобы нам служить.



С. СОРОКИНА – Это да… Не могу не спросить: Вы к Закону Божьему в школах как относитесь? Постоянно возникает эта тема.



о. АЛЕКСАНДР – Знаете, смотря как это будет преподаваться. Это очень размытое такое понятие…



С. СОРОКИНА – Может быть , какие-то основы религиозного воспитания, истории религии…



о. АЛЕКСАНДР — Я думаю, что история религии, какое-то представление о христианстве, о православии, представление об исламе… думаю, что это было бы нормально в школе вводить этот предмет, потому что это входит как составная часть нашей культуры. Но думаю, что при этом не следует забывать основную, христианизирующую, так сказать, силу нашей школы – это преподавание русской литературы, русской литературы 19 века. Она вся христианская, она вся православная. И мы, собственно говоря, корешочки, из которых произрастает и сейчас нравственность, потому что пока у нас будет преподаваться наша русская литература хорошо, у нас будет и единство народа, и все…Преподавайте хорошо русскую литературу, и все будет прекрасно. Потому что это проповедь Евангелия, и причем замечательная тем, что она не в лоб…



С. СОРОКИНА — …а выданная талантливыми людьми…



о. АЛЕКСАНДР – Когда Белинский говорит, что все мы вышли из «Шинели» Гоголя, он говорит великую вещь: вышли из сострадания к маленькому человеку, которое было у Николая Васильевича.



С. СОРОКИНА – Отец Александр, завершая беседу, наверное, нормально и логично попросить Вас какое-то поздравление рождественское нам всем.



о. АЛЕКСАНДР – Да, я всех вас поздравляю с этим замечательным праздником, который стал переломом человеческой истории – люди, мир стали другими. Но то, что произошло, это еще начало, начало вхождения Божьей Правды в мир, когда у нас есть замечательный, удивительный пример, о котором апостол Павел говорит: «Имейте те же чувствования, что во Христе Иисусе, подражайте мне, как я Христу». Сделали одному из меньших братьев, говорит Христос, сделали мне. И вот он пришел с призывом – ищите прежде царствие Божие и правды его, остальное приложится вам. Вот этого я желаю каждому нашему слушателю и всей нашей стране. И чем глубже мы будем понимать этот призыв, тем скорее, думаю, будут решаться наши экономические, политические и прочие все наши человеческие проблемы. Всего вам доброго. Пусть мир и благодать Божия присутствуют в ваших сердцах и ваших домах.



С. СОРОКИНА – И это было слово протоиерея Александра Борисова, который службу свою несет в московском храме Косьмы и Дамиана в Столешниковом. Я тоже поздравляю всех. Всех тех, кто отмечает Рождество Христово, и до встречи через неделю.



о. АЛЕКСАНДР – Спасибо.









Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире