'Вопросы к интервью
14 ноября 2017
Z В круге СВЕТА Все выпуски

«Современное градостроение, градоуправление, городские сервисы на примере иннограда Сколково»


Время выхода в эфир: 14 ноября 2017, 20:05

С.Сорокина Здравствуйте. Это программа «В круге СВЕТА», здесь Светлана Сорокина и рядом со мной Антон Яковенко, генеральный директор Объединенной дирекции по управлению активами и сервисами Сколково. Здравствуйте.

А.Яковенко Добрый вечер, Светлана.

С.Сорокина Звучит тема как-то очень громоздко, на мой взгляд (редакторы предложили). Или вы предложили, не знаю. «Современное градостроение, градоуправление, городские сервисы на примере иннограда Сколково». Давайте перейдем с трудного на простое. Для меня, например, «инноград Сколково» звучит не как инновационный город Сколково, а как иной город Сколково. Такое ощущение, что он иной и есть, да?

А.Яковенко На самом деле, это частично так. Мы иные и в части того, что мы собираемся сделать, и в части того, что уже сделано. И самое главное, мы считаем, что то, как мы делаем, это тоже является определенной инновацией или иным способом получения результата, если уж мы об этом заговорили.

В отличие от всех других проектов такого плана, несмотря на то, что в мире есть много попыток искусственно создать инновационные центры, какие-то инновационные зоны, которые бы выполняли какую-то задачу, мы сами поставили себе амбициозную задачу не только с точки зрения того, что мы хотим сделать, но и за какое время. Изначально мы думали, что мы сможем на довольно ограниченной территории в 400 гектар довольно быстро с участием государства построить 2,5 миллиона метров всех типов недвижимости, которые приведут к тому, что инновационная среда, обретя свою инфраструктурную часть, заработает и запустится.

На самом деле, мы идем по этому пути, только, как это часто оказывается в мегапроектах, денег и времени нужно гораздо больше, чем предполагали, ну, даже самые умудренные коллеги и соратники.

С.Сорокина Давайте сейчас мы остановимся, потому что надо немножко напомнить, о чем, собственно говоря, речь идет. Дело в том, что вот эта вот идея какого-то идеального города, а уж тем более города, который даст возможность иному способу и жизни, и работы, и результата этой деятельности, они, конечно, имеют древнюю историю, можно сказать. Кто только ни мечтал о каких-то идеальных городах.

Но в свое время в 60-х годах прошлого века возникло то, что теперь называется Кремниевой долиной (это Калифорния), такое, дитя Стэнфорда, и именно там вдруг получилось то, что у всех вызывает до сих пор зависть и желание повторить.

Вот эта Кремниевая долина – она рождалась совершенно по-другому, она рождалась, так скажем, естественно, да? И именно из каких-то стартапов, идей, а потом присоединения денег, родилось то, что сейчас считается таким вот образцовым местом, которому хочется подражать.

А мы-то, как и многие другие, хотим искусственно создать некую территорию, которая будет похожа на Кремниевую долину.

А.Яковенко Короткий ответ: «Да». Ведь, если правильно рассказывать эту историю (а вы правильно ее рассказываете), я как человек, все-таки, со стороны инфраструктуры должен упомянуть важный момент. То, что Силиконовая долина физически возникла в этом месте не потому, что там собрались все необходимые условия в части благоприятного инвестиционного климата, климата вообще. Там, ведь, все-таки, прежде всего были в наличии огромные и очень качественные земли Стэнфордского университета, которые по уставу нельзя было ни продавать, ни использовать каким-то образом еще коммерчески за исключением того, что их можно было передавать с целью создания новых предприятий выпускникам.

И вдруг появились какие-то чудики, которые начали заниматься какими-то полупроводниками, которые потом собирались в какие-то странные компьютеры. Это вот та как раз эпоха, про которую вы сейчас говорите. Потом быстро пришли люди из оборонки, которые вдруг начали понимать те гигантские возможности, которые дают эти технологии полупроводников, транзисторов и компьютеров, начали вваливать огромные деньги. Потом прибежали венчурные капиталисты, которые вдруг поняли, что на этом можно зарабатывать огромные деньги, покупая… Наверное, тогда такого слова не было «стартапы».

С.Сорокина Ну, как-то, вот, выстраиваются эти цепочки. Выстраиваются.

А.Яковенко Да. И закрутилось-завертелось. При этом понятно, что этот процесс, как вы правильно сказали, он складывался стихийно, естественно или рыночно. Не было управляющей компании, которая сначала бы этот процесс как-то спроектировала, потом начала бы им управлять, потом она, как бы, начала его в какую-то сторону развивать.

С.Сорокина Может, это и хорошо?

А.Яковенко Может быть, это и хорошо, но мне кажется, в случае Сколково как и в других инновационных проектах, которые смотрят на это теперь уже абсолютно удавшийся опыт Кремниевой долины, и говорить себе «А что же там есть такого, чего нет у нас? И что бы у нас, на нашей площадке в определенном нами месте привело к инновациям?» И это очень просто. То есть мы упомянули уже с вами про Стэнфорд, то есть понятно, что должен быть какой-то мощный якорь в виде образовательного учреждения, университета, который генерит новые идеи, выпускников. Наверное, необходимо предложение для тех, кто пытается организовать собственный бизнес, организовать какую-то компанию с тем, чтобы удовлетворить их потребности. Они очень простые. Наверное, таким компаниям нужны дешевые офисы, наверное, если мы говорим про технологии, этим компаниям, этим людям нужен доступ к дорогому оборудованию. И, наверное (мы об этом тоже уже сказали), им нужен доступ к деньгам. Так вот, изучив вот эти вот моменты, их просто очень определить. Потом, наверное, появляется рефлекс «А что, если?» А что, если мы возьмем эти элементы, поставим их, собственно говоря, в правильной последовательности, в правильной форме с правильным набором каких-то качеств на нашу площадку, и запустится ли таким образом, как вы сказали, искусственный инновационный процесс? Вот, собственно говоря, это та задача, которую решает Сколково и много других проектов.

С.Сорокина Вы знаете, сразу вспоминается, конечно, Жванецкий. Помните, там у него про формулу лекарства? В Швейцарии почему-то борются с микробом, а у нас по той же формуле, но взаимодействуют.

Вот, не получится ли то, что мы, как бы, все элементы, вроде бы, учтем, а оно не заработает? Почему вы уверены в успехе? Давайте я более лояльно сформулирую вопрос.

А.Яковенко Мне легко отвечать, будучи, все-таки, человеком изнутри, почему я уверен в успехе Сколково. Потому что бóльшая часть самой сложной и неблагодарной работы именно в организации нашего города, если мы с вами, все-таки, говорим про организацию физического пространства или места, которые являются частью вот этой экосистемы, в которой инновации происходят. Мы потратили очень много усилий на создание вот той части, без которой дальнейшее строительство, создание города невозможно. Это, вот, грязь, это сети, это инженерная вся подготовка.

По сути, сейчас наш город представляет огромную гигантскую розетку, в которую можно втыкать очень красивые, современные здания. Что сейчас, собственно говоря, и происходит.

С.Сорокина Но это строительство. Это же еще надо одухотворить.

А.Яковенко Правильно. И вы говорите о том, а что же в этих зданиях происходит? А если вот тот процесс?.. Ну, мы с этого начали, там, в приложении того стэнфордского или Кремниевой долины, которая сложилась сама по себе и никто ею не управлял.

А.Яковенко: Как это часто оказывается в мегапроектах, денег и времени нужно гораздо больше, чем предполагали

Мы что понимаем? Что мы не девелоперский проект, то есть мы создаем наш город вокруг функциональных ядер, которые сами по себе коммерческой какой-то привлекательности не имеют. Ну, понятно, университет, Сколковский институт науки и технологий, его задача – выпускать выпускников первый раз в России, которые не просто занимаются наукой, прикладными, фундаментальными исследованиями, а которые учатся и их целенаправленно обучают на этом зарабатывать деньги.

С.Сорокина Ну, то есть бизнесу. Практически сразу бизнесменов пытаетесь готовить.

А.Яковенко Ну, то есть коммерциализация науки. И это то, что, к сожалению, никогда не работало в Советском Союзе и, мне кажется, даже в России. Я помню, как-то разговаривали с коллегами из MIT, из Бостона, и они цитировали интересную статью из своего журнала или газеты (я не помню). Первые ученые, которые разработали лазеры, это советские ученые, которые создали лазеры. 4 самых больших фирмы, которые сейчас занимаются лазерами, по-моему, 3 из них американские, одна израильская (ну, что-то такое). Ни одной российской.

Гидроразрыв пласта – это вот фрекинговая революция, которая сейчас происходит в мире, в Америке в частности. Ну, все компании, которые заявили о себе коммерчески, и то, что сейчас происходит на рынке энергоносителей в Америке – это благодаря этой технологии. Кто ее придумал? Советские ученые в 50-х годах.

С.Сорокина Ну, то есть придумано-придумано, но не продвинули как бизнес.

А.Яковенко Но не коммерционализировано. Вот это первый раз университет в Сколково, Сколковский институт науки и технологий – это как раз вот про эту задачу, чтобы наши талантливые ученые и инженеры, просто креативные люди от науки могли на своих исследованиях, ну, начинать зарабатывать деньги.

С.Сорокина Себе и государству.

А.Яковенко И инфраструктурно это совсем другие проекты.

С.Сорокина Сейчас, одну секундочку. Я, чтобы не было сумятицы в головах у наших слушателей, хочу напомнить, что сама идея вот такого, ну, скажем так, наукограда, наукотехникограда, она родилась в 2010 году (это совсем недавно) во время, в бытность Дмитрия Анатольевича Медведева президентом нашей страны. И он именно и подписал вот этот указ о создании такого вот инновационного центра Сколково.

Кстати говоря, это называется сейчас как? Город Сколково? Инновационный центр Сколково? Там, Сколковский район Москвы? Я не знаю, как это называется?

А.Яковенко Это так и называется, это Инновационный центр Сколково. Мы стали частью Москвы в рамках расширения Старой Москвы в Новую Москву, мы были присоединены административно. При этом…

С.Сорокина Там деревня была Сколково.

А.Яковенко Она и существует там деревня Сколково, которая дала имя нашему проекту, она дала имя московской школе управления, которую часто называют Бизнес-школа Сколково, МШУ Сколково.

И вот тот закон, про который вы сейчас говорили, все-таки, прописывает определенную экстерриториальность в плане применения градостроительных норм, определенные полномочия нам дает с тем, чтобы наши проекты двигались. Да, мы стали частью Москвы и развиваемся, собственно говоря, вместе с…

С.Сорокина Какова общая территория?

А.Яковенко 400 гектар.

С.Сорокина Ну, это мало, в общем-то. 400 гектар – это ж совсем немного.

А.Яковенко Вы знаете, в начале проекта мне казалось это мизерно, мне казалось это смехотворно мало. При этом изначальная идея была, все-таки, построить инновационный город в 1,5 миллиона метров, и когда мы подошли к этой задаче качественно с нашими довольно интересными с точки зрения команды, которую нам удалось создать в начале проекта, архитекторами, инженерами и градостроителями, мы поняли, что 1,5 миллиона метров будет очень некомфортно. Это будет слишком редко и не будет создавать вот той комфортной плотности, в которой привыкли креативные люди города. Поэтому мы на этих 400 гектарах делаем 2,5 миллиона метров всех типов недвижимости.

С.Сорокина Довольно плотная застройка, несмотря на то, что малоэтажная.

А.Яковенко Окруженная парками. Всё это у нас мало-, среднеэтажное, у нас нет высотных зданий. Таким образом, с одной стороны, отвечая на ваш вопрос, я сам считал, что 400 гектар – это, все-таки, наверное, не очень много. С другой стороны, ну, это дает, мне кажется, правильный масштаб проекту, который абсолютно управляем с точки зрения, ну там, проектной жизни одного человека или группы людей. И не растягивает вот это вот удовольствие создания инновационной среды на десятилетия.

С.Сорокина Я просто хочу для сравнения сказать, напомнить информацию, которая, может быть, многим запала в голову. Вот эта мечта о своем наукограде наследного принца Саудовской Аравии, который заявил о том, что на берегу Красного моря вблизи границ, а, может быть, даже частично захватывая территорию сопредельных Иордании и Египта, там будет некий город, который Ниом (уже имеет имя), даже они сделали ролики, посвященные этому будущему городу.

И это названо самым амбициозным проектом в истории (наследный принц так считает). Город Ниом – город будущего, там будут даже собственные законы, там будет применение самых современных технологий. И создание некоего идеалистического общества – вот это их главная даже задача. И расположено это будет на территории 25 тысяч квадратных километров. Я просто про то, что смотрите, какой проект – на него уже решили выделить или мечтает принц выделить 500 миллиардов долларов.

Ну, первое, это верите ли вы, что это осуществимо? И вообще как относитесь к этому?

А.Яковенко Вы знаете, верю. Я, может быть, скажу такую, немножко шапкозакидательскую вещь, но, ведь, и Сколково тоже. Одна из причин, почему такие проекты в мире появляются, почему? Потому что Сколково – это один из немногих, но, все-таки, скорее удачных примеров развития искусственного, как мы с вами сказали, искусственного, потому что или государство, или муниципалитет решают, что им необходима вот такая инновационная среда, инновационная территория, ну, зона в хорошем смысле слова ограниченная какая-то, где будут действовать…

С.Сорокина Будут созданы некие тепличные условия.

А.Яковенко ...уникальные, да, условия тепличные. Там не будет никаких проблем, если есть какие-то проблемы, с легальным кадром, с кадром регулирования инвестиций, создания компаний и так далее. И, ведь, много очень было вопросов, дискуссий к Сколково в части модели – нужны ли стартапы в модели в обществе, которое, в принципе, иерархично, да? То есть в Европе же пытались создать такие центры, они не сильно успешные модели. Вот, в Америке, да, работает, но и то не везде в той же Кремниевой долине (а попытки воссоздать были).

Можно ли это сделать где-то? Ну, видимо, люди, которые изучают пример Сколково… Пример Парижа Сакле – очень похожий на наш проект. Он в 4 раза больше, но примерно такие же подходы с гораздо большим, правда, участием больших французских компаний, большого бизнеса, который целенаправленно сам без чьей-то подсказки, потому что они в это искренне верят, вкладывают в создание R&D-центров на…

А.Яковенко: Этот процесс, как вы правильно сказали, он складывался стихийно, естественно или рыночно

С.Сорокина Это еще строится всё?

А.Яковенко Это проект строится, да. Он начался на год раньше в период президентства Саркози, тоже президентский проект. У нас было очень много одних и тех же архитекторов, которые принимали участие в создании нашего проекта, участвуют в их проекте. То есть они нас сравнивают, наши градостроительные успехи, наши успехи по созданию, собственно говоря, содержательной части.

С.Сорокина Но и вы на них посматриваете.

А.Яковенко И мы на них посматриваем. А они даже упоминают нас в своих буклетах как один из референсных проектов, на который они ориентируются. Вот этот проект, о котором вы сейчас сказали, ну, он только заявлен. Я думаю, что бóльшая часть из того, что вы сказали, то есть определенный кадр, определенная свобода, ну, предпринимательства инновационного, которая, наверное, отсутствует в Саудовской Аравии, которую хотят создать искусственно, это возврат вот к той идее, которая была описана, города-сада, утопическая идея в начале XX века, которая, если честно, легла в историю и в концепцию градостроительной нашей модели Сколково.

То есть мы в отличие от многих других моделей, которые нам предлагали… Там одна из них была абсолютно фантастическая, ее назвали Уралмашем XXI-го века. То есть ОМА, притцкеровский лауреат из Голландии предложил делать Сколково в модели, когда в одной части города люди жили бы, в другой части они работали, учились и так далее. К чему бы это привело? Это привело к тому, что вечером бы та часть, которая работает, она бы затухала, загоралась та часть, где люди жили, и утром происходило бы всё наоборот. Ну, собственно говоря, как это происходит в индустриальных наших городах.

Мы же идем к модели города, который сомасштабен человеку. Город абсолютно равных…

С.Сорокина А кто, кстати, предложил именно схему эту урбанистическую? Это кто, французские?

А.Яковенко Да, у нас был очень представительный конкурс, 34, по-моему, у нас было участника со всего мира.

С.Сорокина А наши-то участвовали?

А.Яковенко Конечно, участвовали.

С.Сорокина А почему же наши-то не победили?

А.Яковенко Ну, вы знаете…

С.Сорокина Вроде как, было бы правильно, чтобы наши побольше участвовали. А то я так слушаю: и схему городскую, и здания самые интересные, которые у вас вырастают, всё это иностранные архитекторы и урбанисты.

А.Яковенко Ну, это частично правда, потому что даже на тех зданиях, которыми у нас занимались иностранные архитекторы, инженерией, все-таки, занимались наши инженеры. Знаете, почему? Просто потому, что они, правда, лучше. Они лучше с точки зрения решений, они лучше с точки зрения эффективности денег. Но градостроительство, могу вам сказать, при всем уважении… Я не являюсь градостроителем в классической точки зрения, то есть я мастер-девелопер, я работаю с городскими планировщиками, мы много общаемся. Ну, все-таки, мне кажется, советское градостроение было немножко на другие задачи заточено, точно не на создание городов-садов, точно не на создание…

С.Сорокина Ну, мы уже далеко отошли от советского, уже новое поколение выросло градостроителей. Ну, ладно. Нет так нет. Я просто уточнила.

А.Яковенко Это ответ на ваш вопрос, почему не россияне. Но россияне принимают очень активное участие, российские архитектурные бюро и инженеры в текущем развитии. Всё жилье, например, у нас спроектировано российскими архитектурными бюро, и выглядит это довольно современно, модно, абсолютно не стыдно.

С.Сорокина Я посмотрела у вас презентации, да. Выглядит современно.

Скажите, пожалуйста, а что касается строителей, это кто? Кто, вот, конкретно строит? Это опять не наши люди?

А.Яковенко Я всегда попадаю в замешательство, когда нужно отвечать на этот вопрос. Ну, это смотря на каком уровне вы задаете этот вопрос, вы про какой уровень? Инвестор скажет, что это я строю, да? Инвесторов у нас много. Это большие компании, которые приняли решение о создании R&D-центров у нас в Сколково. Ну, самый большой проект корпоративный на сегодняшний момент – это проект Технопарка Сбербанка. Я просто с нетерпением жду момента, когда этот объект будет построен, потому что речь идет о 265-тысячном Технопарке по направлению финансовых технологий Сбербанка, где должно работать 14300 сотрудников. Но помимо просто цифр, которые довольно впечатляют, а также последний проект, на котором при жизни работала сама Заха Хадид, первая женщина, которая получила Притцкеровскую премию. Она, к сожалению, умерла за 2 недели до презентации этого проекта жюри Сбербанка.

И отвечая на ваш вопрос, если вы спросите, Сбербанк, кто строит их объект? Ну, Сбербанк вам ответит «Ну, конечно же, это мы», потому что они инвестируют.

Если вы спросите технических заказчиков, они вам дальше ответят, ну, есть подрядные компании, они российские, они турецкие. У нас и турки тоже строят, они строят хорошо-качественно, но немножко дороже, чем россияне. То есть тут уже каждый инвестор выбирает сам.

С.Сорокина Да, хорошо. Одну секундочку остановитесь. Вот, просто хочу немножко SMS-сообщения перед тем, как мы на новости уйдем. Кстати, напоминаю, для SMS-сообщений +7 985 970-45-45. Юрий из Москвы пишет: «У стартапов в Силиконовой долине были налоговые льготы?» Ну, там тогда не было понятия стартапов.

А.Яковенко Да нет, наверное, не было у них никаких налоговых льгот в Кремниевой долине. Мы об этом коротко уже сказали. Не было и управляющей компании, которая могла бы прийти и попросить какие-то льготы для конкретно какого-то типа стартапов. Просто сложились условия, благодаря которым эти стартапы…

С.Сорокина Да, а тогда спрошу я. А в Сколково какие-то будут налоговые льготы, например, для стартапов?

А.Яковенко Ну, они были и есть. Вы до миллиарда выручки не платите налогов или до 300 миллионов прибыли не платите налог на прибыль. У нас снижен единый социальный налог до 14%. Они есть, и это еще раз ответ на то, почему мы в Сколково не имеем вот этих 30-40 лет, как и, собственно говоря, правительства других, муниципалитеты других больших городов в других странах решают искусственно воссоздать вот этот инновационный цикл, создавая инновационные зоны искусственно.

А.Яковенко: Мы создаем город вокруг ядер, которые сами по себе привлекательности не имеют

Мы делаем всё, чтобы создать условия для того, чтобы эти стартапы сами по себе спокойно себя чувствовали, они понимали, что для них есть вся инфраструктура и условия, а также то, что им необходимо. Это не только деньги, это в том числе взаимодействие с большими компаниями, которые у нас присутствуют в виде их R&D-центров. Университет, про который мы сказали.

С.Сорокина Мы еще про университет поговорим. Если про деньги упомянули. Вот, Василий из Татарстана пишет «Сколково – это способ воровства из бюджета». Я спрошу про деньги, я спрошу, а сколько уже ушло на инновационный центр Сколково и сколько еще потребуется, может быть, бюджетных и привлеченных средств? Очень коротко, потому что скоро новости.

А.Яковенко Да. Изначально была идея, что на рубль государственных вложений мы привлечем рубль частных инвестиций, ну, или негосударственных денег. Де-факто мы потратили на инфраструктурную часть проекта 56 миллиардов рублей, на которые мы уже привлекли 115 миллиардов рублей негосударственных денег. Это и частные деньги, и деньги государственных компаний (ну, вот, а-ля Сбербанк). Мы об этом уже поговорили. Поэтому я думаю, что мы довольно эффективно распоряжаемся теми деньгами, которые вверило нам государство, то есть мы создали на них инфраструктуру, в которую верят инвесторы, в которую они готовы… Ну, они не просто говорят, что верят, а они вкладывают свои деньги, потому что они понимают, что из этого что-то получится.

С.Сорокина Остановимся сейчас, потому что скоро новости. А я напомню, что мы разговариваем с Антоном Яковенко, генеральным директором Объединенной дирекции по управлению активами и сервисами инновационного центра Сколково, и говорим мы о том, что же это за город будущего Сколково, который в течение 7-ми лет уже растет рядом с Москвой, и будет развиваться дальше. Сразу после новостей мы продолжим.

НОВОСТИ

С.Сорокина Еще раз вас приветствуем, программа «В круге СВЕТА», здесь Светлана Сорокина и со мной Антон Яковенко, генеральный директор Объединенной дирекции по управлению активами и сервисами инновационного центра Сколково. Я просматриваю ваши SMS-сообщения и, конечно, они очень критические, потому что разговор, действительно, звучит как о каком-то не то, что даже городе будущего, а городе, который на Луне. Но уверяю вас, есть уже очень много построенного в Сколково. Это, действительно, рядом с МКАД, это район Москвы Новая Москва, и там с 2010 года за прошедшие 7 лет много чего построено, и уже к 2020-му собираются в общем абрисе иметь вот этот вот маленький такой специфический наукоград, который будет называться Сколково на 400 гектарах. Правильно?

А.Яковенко Абсолютно правильно. И это то, что мне гораздо больше облегчает такого рода дискуссии вести сейчас по сравнению с тем же самым 2012-м, 2013-м годом, когда…

С.Сорокина То есть сейчас уже можно приехать посмотреть?

А.Яковенко Конечно. Потому что тогда нам приходилось рассказывать, показывать картинки и говорить о том, как будет. Сейчас мы просто говорим «Давайте вот что. Приезжайте, пожалуйста. Мы проводим как организованные экскурсии, так их можно, собственно говоря, проводить самостоятельно, потому что еще один сюрприз ждет всех тех, кто много чего слышал о Сколково, но ни разу в нем не был». У нас принципиально открытый город. Да, на период строительства, ну, мы как просто из соображений безопасности тех, кто к нам приезжает, имеем определенный пропускной режим, ну, просто чтобы кто-то не заехал под какой-нибудь строительный КАМАЗ или еще что-нибудь не случилось.

При этом у нас уже живут около 400 людей, семей на территории Сколково. У нас открылась сколковская гимназия – это одновременно и ясли, и садик, начальная, младшая и средняя школа. Ну, вроде бы, ничего такого особенного, просто надо понимать, в каком формате это сделано и что всё это находится напротив самого большого и самого тяжелого (я имею в виду с точки зрения вооруженности лабораторий) технопарка в Европе в 96 тысяч метров. И это, собственно говоря, та часть города будущего, которую все пытаются выполнить, но честно не у всех получается.

С.Сорокина А быстренько договорим именно об инфраструктуре. Дело в том, что одна из смсок касалась того, что вы у соседней деревни пруды отобрали, на которых они отдыхали. Вопрос такой. Что с этими прудами? И можно ли будет к ним как-то попадать?

А.Яковенко Хорошая новость. Те пруды, которые, ну как люди пишут, отобрали, мы их, разумеется, никуда не отбирали, мы их сейчас благоустраиваем. Самый большой проект – это проект, который финансирует город Москва. Спасибо большое нашим коллегам, лично Сергею Семеновичу, потому что приняли решение о создании центрального парка в Сколково как раз вокруг центрального рукотворного пруда, в котором, правда, приходили соседи из наших деревень, ловили рыбу. Я уверяю вас, они смогут продолжать это делать в ближайшее время, просто они будут это делать не с неблагоустроенного и абсолютно непроходимого берега этих вот прудов, а с благоустроенной каменной и покрытой очень комфортным деревянным настилом набережной. Это всё произойдет уже через полтора года. Мы сейчас заканчиваем проектирование.

С.Сорокина Ну, то есть огораживать свой инновационный центр вы не будете?

А.Яковенко У нас принципиальное решение с самого начала нашего города: мы не эксклюзивный, мы инклюзивный проект. То есть у нас не будет никаких заборов, у нас не будет никаких КПП.

С.Сорокина Поняла-поняла. Вопрос, будут ли перемещаться у вас внутри вашего наукограда машины так, что сведут на нет ваш чистый воздух и попытки нового ощущения живущих там?

А.Яковенко Будут. Но при условии, если они электрические. Это относится как к индивидуальным машинам, так и к общественному транспорту. Вы знаете, вообще вот эта идея о том, что мы хотим в условиях России, Москвы конкретно, города, где все привыкли рассчитывать на индивидуальные средства транспорта и как-то не очень на общественный транспорт, если вам нужно в новое место какое-то ехать, она вызывала большой скепсис. Я даже вот помню разговоры с теперь главным архитектором города Москвы Сергеем Кузнецовым, а тогда одним из создателей проекта планировки Сколково. Он сам испытывал определенный скепсис именно в качестве реализации, и удастся ли нам сохранить эту модель при том, что, ну, он понимал, что на нас будет оказываться давление девелоперов, особенно частных, которые вкладывают свои деньги, и очень трудно будет им объяснить, что жить они должны как-то по-новому, строить офис без парковочных мест. Почему? Потому что мы их обеспечим транспортом, потому что люди будут ходить пешком и будут созданы для этого условия. Теперь он тоже считает, что нам это скорее удалось.

С.Сорокина Ну, то есть как это будет выглядеть? Перехватывающие парковки для обычных автомобилей, рядом, что называется, с инновационным центром, а далее только общественный транспорт либо, если у вас есть электрический автомобиль?

А.Яковенко Перехватывающие парковки – это, все-таки, шаг №2. Ведь, перехватывающая парковка – она подразумевает собой, что вам запрещено куда-то ехать, у вас нет выбора, вам нужно отстаивать вашу машину, а дальше перемещаться, как вы там дальше сможете.

А.Яковенко:Мы делаем всё, чтобы создать условия, чтобы стартапы сами по себе спокойно себя чувствовали

А, все-таки, шаг №1 – это создать такие условия для общественного транспорта, чтоб вы даже о собственной машине-то и не думали в первую очередь. Вот для этой цели, я считаю, что у нас один из самых главных с точки зрения влияния на городскую модель проектов заканчивается в следующем году. Проектор инвесторский, его реализуют наши партнеры, группа компаний Сафмар, финансируется он Сафмаром. Там участвует РЖД, которая заканчивает реконструкцию третьего-четвертого головного пути Минского направления. Это старый проект еще советских времен, который всё откладывался-откладывался.

С.Сорокина Электричка, что ли, будет?

А.Яковенко Электричка, да. То есть с Белорусского вокзала можно будет за 23 минуты, за 4 остановки (Белорусский, Сити, Славянский бульвар, Инновационный центр и дальше конечная станция в Одинцово) доезжать до Сколково. Мне кажется, это довольно фантастически звучит, и здесь уже москвичи скажут, что там совсем люди сбредили за 23 минуты доехать из центра на край Москвы. Но это правда. В принципе, уже и сейчас можно.

С.Сорокина Нет, это, конечно, очень решает проблему, тем более не так много народу в том же инновационном центре и, в общем, спокойно можно перемещаться в центр города и наоборот. Это правда, да.

А теперь очень коротко скажите, все-таки, про, как мне кажется, центр этого футуристического города – это институт, университет, который открытый университет, который у вас будет, ну, мне так кажется, таким основным двигателем всего, что там будет происходить.

Потому что как я поняла вашу затею (не вашу, там, медведевскую или кого там еще), это, все-таки, такая американская модель, где университет, высшее учебное заведение является таким ядром и научной мысли, и того, что сопутствует. Ну, так же Кремниевая долина тому доказательство. Поэтому что вы подразумеваете под этим новым открытым университетом, что это будет и какие надежды на него возлагаете?

А.Яковенко Ну, вы абсолютно правильно описали его как один из наших двух главных функциональных ядер, да? Мы, все-таки, разговариваем не в логике коммерческого девелопмента, а в логике девелопмента городской, качественной среды. И вот как раз наш Сколковский институт науки и технологий, который мы все называем Сколтех для простоты, и по аналогии с успешными американскими университетами это как раз одно из таких ядер.

Это с точки зрения инфраструктуры абсолютно сногсшибательный объект 136 тысяч метров, спроектирован (ну, вы сейчас опять скажете) иностранными архитекторами.

С.Сорокина Это вы сказали.

А.Яковенко Но правда, это еще одни лауреаты Притцкеровской премии, то есть эквивалент Нобелевской премии в архитектуре, Герцог и де Мерон из Швейцарии, которое, я считаю (мое личное профессиональное мнение), является уже сейчас лучшим общественным зданием в России точно, наверное, и в мире (ну, пусть оценят специалисты), которое мы заканчиваем в этом году. Со следующего учебного года после оборудования лабораторий, финиша отделки оно уже начинает действовать в полной мере. Ну, сейчас временно наш Сколтех располагается в другом здании вместе с лабораториями в период обустройства этого. И это то место, где около 1200 студентов вместе с 400 постдоками и 200 профессорами (я сейчас рассказываю про нашу целевую модель) будут как раз заниматься тем, чем у нас в России, в Советском Союзе конвейерно не занимались никогда. То есть не просто фундаментальными или прикладными исследованиями, а еще раз их коммерциализацией, бизнесом. И вот это то место, где это будет происходить.

Что это значит? Это значит, что здание спроектировано не просто как какой-то университет, который мы или видели или к которому привыкли. Это, все-таки, на 80% прежде всего довольно навороченные лаборатории с уникальным оборудованием, и 20% от общих площадей – ну, это то, что в нашем понимании соответствует каким-то аудиториям, общественным местам в университете.

С.Сорокина Я так прочитала, что вы его по образу и подобию Массачусетского технологического университета делаете. Это будет их калька учебного процесса или что?

А.Яковенко Ну, это абсолютно осознанное решение. Ведь, что такое MIT? Даже для Америки MIT, Массачусетский институт технологий, наш партнер в этом проекте, который помогает нам создать, собственно говоря, вот этот учебный процесс, который приведет к тому, что люди научатся зарабатывать на инновациях, на науке. Они выступают нашим партнером с самого начала проекта, с 2011 года. Очень много, ну, полезного и экономии времени, если хотите, денег мы почерпнули от наших коллег, и это, наверное, лейбл MIT как участника этого проекта, это одна из причин, почему нам удалось создать довольно уникальный профессорский состав…

С.Сорокина То есть уже работают у вас?

А.Яковенко Они уже работают. У нас очень много экспатов – это реально звезды, ну, мировой величины в их направлениях науки. Что самое приятное, что помимо иностранных этих ученых у нас есть наши бывшие соотечественники, которые уехали, сделали себе имя, репутацию, карьеру в иностранных конкретно западных университетах, и они посчитали этот проект достаточно достойным и значимым, чтобы они приняли решение вернуться. То есть таким образом это вот как раз та иллюстрация, когда мы говорим, что Сколково – это в том числе один из мощнейших антиэмиграционных проектов последнего времени. Ну, это не просто разговор, а это иллюстрация.

А.Яковенко: Самый большой проект – это проект, который финансирует город Москва

С.Сорокина Ну, вот, я там как-то приехала, там у вас 5 человек, мощнейший антиэмиграционный.

А.Яковенко Ну, как 5 человек? Ведь, иногда, вы знаете, дело не в количестве, а в качестве. Я, вот… Ну, извините, я, все-таки, больше человек от инфраструктуры, я вам не смогу так рассказать, как, например, ректор бы, наш академик Александр Петрович Кулешов бы рассказал про своих коллег. Но вот я знаю, что кафедру робототехники возглавляет наш соотечественник, который, кстати, бегло говорит по-японски, который работал и был заведующим кафедрой Токийского политехнического института, университета. Не помню. Ну, как пример.

С.Сорокина Хорошо, верю-верю. Просто я так поняла, что у вас только магистранты, да? Магистратура и более высокие уровни.

А.Яковенко Вы знаете, да. Мы понимали, что сначала, вот, ориентируясь как раз на качество тех людей и, все-таки, на определенную их взрослость… То есть они не просто понимают, чем они хотят заниматься, но они еще понимают, что они на этом хотят зарабатывать деньги. Подразумевалось, что мы создаем университет, ну, если просто сказать, второго цикла. То есть это магистратура, докторантура, ну там постдокторантура, если она нужна в применении к бизнесу.

Сейчас, я так понимаю, у нас и у наших кураторов из правительства складывается ощущение, что, наверное, мы можем уже замахнуться на программу бакалавриата, то есть это следующая среднесрочная наша задача в этой части.

С.Сорокина А у вас это государственный вуз?

А.Яковенко У нас это частный независимый вуз, который создан на государственные деньги.

С.Сорокина Все-таки, частный, но создан на государственные деньги. Я к тому, что если у вас пока магистратура, это исключительно платная магистратура?

А.Яковенко Вы знаете, еще раз, я тут говорю вне зоны своего комфорта в части подробностей организации учебного процесса. Я знаю, что у нас нашим одаренным студентам многие платят стипендии. Я знаю, что вот Виктор Феликсович оплачивает как минимум 2 стипендии из своего кармана одаренным студентам.

С.Сорокина Это фондовая история, я поняла вас. Хочу еще успеть спросить про вот этот довольно интересный объект, который и выглядит интересно, здание будет необычное, тоже, действительно, космическое. И по задачам своим. Сбербанковский проект. Что это такое? Вот, здесь как раз я потеряла уже смску, кто-то спрашивал. А, вот! «В чем же инноваторство Сбербанка и банков вообще? Зачем нужно что-то создавать на ваших полях?»

А.Яковенко Ой, очень хороший вопрос. Я тут немножко неловко, наверное, скажу, вынужден говорить за Сбербанк. Ведь, как мы слышим президента Сбербанка Германа Грефа? Он довольно четко артикулирует, что произойдет с банками в ближайшее время. Он говорит, что если банки не смогут трансформироваться, стать по сути своего бизнеса IT-компаниями, то они просто исчезнут, потому что IT-компаниями заменят банки. Ну. я сейчас упрощаю.

Как мы видим Сбербанк переводит это в действие, во всяком случае, в части Сколково? Во-первых, они реализовали большую инфраструктурную часть своего присутствия. Это проект Мегацентр обработки данных-2. Первый у них расположен в Южном порту в России. А вторая часть – это как раз вот этот технопарк Сбербанка, где Сбербанк хочет собирать своих внутренних специалистов, стартапы, которые существуют в Сколково, которые они хотят покупать, развивать, привлекать. И партнеры Сбербанка по направлению финансовых технологий в единое место, в единый полигон, собственно говоря, обкатки и применения, и коммерциализации технологий.

Ну, я думаю, что понимая масштабы личности Германа Грефа, ну и вообще и его отношение, личный интерес к архитектуре, по-другому и быть-то не могло. Вот то, что они делают, физическая оболочка того, что они делают, она ровно такая, как и задача, она просто фантастическая.

Я думаю, что это абсолютно зрячее коммерческое решение, потому что то качество людей, которое хочет собрать Сбербанк вот в этом своем Технопарке, ну, это такие люди, которые в том числе будут очень сильно ориентированы на среду, в которой они работают. Ну, то есть это те люди, которые имеют возможность работать в России, за рубежом, и они должны по каким-то причинам выбрать Сколково, конкретно Технопарк Сбербанка.

С.Сорокина А Евгений уточняет: «А когда электричку запустят? И что с переходом через Минское шоссе?»

А.Яковенко Евгений, видимо, в курсе, ездит мимо. Значит, электричка, в простонародье именуемая «зеленой», ну, обыкновенная – она уже ездит и, если честно, она ездит примерно за то же время, о котором я говорил. За 26 минут можно со станции Трехгорка доехать сейчас до Белорусского вокзала. А вот та электричка, про которую я говорил, это комфортная красная электричка, которая нам знакома по маршрутам в аэропорты города Москвы, она запустится у нас в декабре следующего года. Тогда же будет полностью завершен переход, который у нас финансируют частные инвесторы. И вместе с РЖД у нас одновременно откроется и станция (запустится), и электричка, и откроются платформы.

С.Сорокина Я вот знаете, о чем подумала? Тут много скепсиса. Много, кстати, SMS-сообщений и, конечно, много скепсиса. Я вспомнила, по-моему, как раз у Стэнфорда такой девиз изначальный был «Веет ветер свободы». Потом как-то его немножко подзабыли, но изначально, когда еще Ллойд Стэнфорд основывал, Стэнфордский университет, вот, было это «Веет ветер свободы».

Мне кажется, конечно, это очень важная история, когда не просто создал кластер и, вот, сидим мы там не за забором, так, все-таки, отдельно, и пытаемся что-то такое создать. Вам не кажется, что у нас сейчас атмосфера?.. А бизнес стонет от того, что у нас происходит с нашей, так скажем, атмосферой. Не кажется ли вам, что это очень повлияет и на то, что будет происходить в Сколково? Без свободы бизнес всё равно не развивается. Стартапься, не стартапься…

А.Яковенко Понятный вопрос. Вы знаете, я вам опять так же отвечу в прикладном плане именно, ну, прилагая ответ к Сколково, к тому, что мы делаем. Изначально общий скепсис в части Сколково, ну, бóльшая часть его именно по содержательной части как раз и была вызвана тем, что для стартапов необходим определенный уровень свободы предпринимательства, финансовой свободы, там, доступ к быстрым деньгам, легким, венчурным, там, заемному капиталу и так далее. И нам говорили «Ну, послушайте. Скорее всего, эта история в России не будет работать. Почему? Да она, вот, во Франции. Посмотрите, там же делали такие, вот, София-Антиполис. Там нет модели стартапов, там большие компании делают R&D-центры, развивают какие-то там интересные направления и на них пытаются заработать денег. Так вот, и у вас тоже ничего не получится».

И, соответственно, в начале мы сказали, что если у нас в Сколково будет 200-300 стартапов, то мы, в принципе, свою, вот, ну, большую задачу организации этого процесса выполним.

Вот, на сегодняшний день у нас уже я не успеваю считать за своими коллегами из Технопарка, которые работают со стартапами, 1700 таких компаний. Мы какое-то время, честно скажу, ну, работали на количество, понимая, что оно должно перейти в качество. Мы уже давно работаем на качество, то есть те стартапы, которые по каким-то причинам не работают, мы их не поддерживаем, потому что у нас много есть других, которые развиваются сами. И это и есть косвенный ответ на ваш вопрос.

Наверное, у нас есть, ну, очевидные проблемы по сравнению с тем, как мы хотели бы с точки зрения той задачи, которую мы хотели бы решить. Но оно работают.

А.Яковенко: У нас очень много экспатов – это реально звезды в их направлениях науки

С.Сорокина Спрашивают, соответственно, что у нас столько было еще в советское время наукоградов, часто закрытых, после войны особенно возникших и часто работавших на оборонку. Почему, что называется, забыты эти научные города и научные центры? Ну, я вот читала, что в Новосибирском Академгородке там Технопарк тоже строится, да? Уже деньги выделены. Какая-то судьба, наверное, ждет и прочие закрытые города? Я не думаю, что это вопрос к вам – наверное, вы не очень следите за этим? Или что-то можете сказать?

А.Яковенко Да нет, я слежу и мой друг, кстати, француз живет в Новосибирске, у него стартап. Женился на сибирячке, трое детей…

С.Сорокина Это стартап?

А.Яковенко Это стартап, да. Он заработал большие деньги и продолжает жить в Новосибирске. При том, что он сам из Лиона.

Вы знаете, там, мне кажется, немножко другая история. Вот та концентрация, то качество людей, которое удалось собрать в советские времена, если мы говорим про тот же Новосибирский Академгородок, оно по разным причинам было потеряно. И теперь, ведь, там не живут те ученые, которые работали, а живут их дети, внуки или те, кому они продали эти квартиры, и мы размыли в этих местах качество среды. Мне кажется, это одна из основных причин, почему там, ну вот, само по себе ничего не происходит.

С.Сорокина Ну, понятно.

А.Яковенко Мы-то как раз в обратную сторону пытаемся эту среду собрать.

С.Сорокина И самое последнее, о чем успею спросить. А Дмитрий Анатольевич Медведев – он как-то отошел от сколковской темы? Потому что, я знаю, сейчас вас курирует Дворкович. А Дмитрий Анатольевич проявляет интерес хоть как-то или нет?

А.Яковенко Ну, вы знаете, он, по-моему, никуда не отходил. Более того, вот у нас месяц назад прошел очередной форум «Открытые инновации», в рамках которого у нас первый раз в Сколково прошел даже официальный визит премьер-министра Люксембурга вместе с Медведевым, которые избрали Сколково местом проведения вообще официальной части этой программы.

Он более чем присутствует. Я не думаю, что наш проект сошел с радаров, ну, вообще государства, потому что мы понимаем, что и другие такие проекты начинаются. Вот, в Питере был объявлен недавно похожий на наш проект. То есть мы свою задачу в этом плане выполняем.

С.Сорокина Хорошо. Спасибо. Это всё, о чем мы успели поговорить с Антоном Яковенко, генеральным директором Объединенной дирекции по управлению активами и сервисами Сколково. Говорили об этом новом удивительном месте, которое, оказывается, уже даже можно посмотреть. А года через 3 так вполне даже очень.

Спасибо. Успехов вам. До свидания.

А.Яковенко Спасибо. До свидания.

Комментарии

2

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.
>
Не заполнено
Не заполнено

Не заполнено
Не заполнено минимум 6 символов
Не заполнено

На вашу почту придет письмо со ссылкой на страницу восстановления пароля

Войти через соцсети:

X Q / 0
Зарегистрируйтесь

Если нет своего аккаунта

Авторизируйтесь

Если у вас уже есть аккаунт


cashe 14 ноября 2017 | 23:34

Как приятно что у нас есть что-то хорошее.
В этой связи хочется еще заметить какая дрянь этот Навальный со своими "Димонами".


vlavek 15 ноября 2017 | 07:08

cashe: Ну с таким начальником как Сурков у Яковенко просто все обязано быть все пучком

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире