С. Сорокина Здравствуйте. Программа «В круге Света». Юрий Кобаладзе и Светлана Сорокина в студии. Сразу представляю. Владимир Познер, журналист, публицист здесь с нами. Здравствуйте, Владимир Владимирович.

В. Познер Здравствуйте, Светлана Иннокентьевна.

С. Сорокина Здесь мы когда говорили о теме передачи, вы наверное обратили внимание на сайте. Просто Владимир Познер, журналист, публицист. И никакой темы не обозначено. Наверное, потому что, во-первых, более-менее ясно, о чем будем говорить. А во-вторых, с Владимиром Владимировичем можно говорить на любую тему.

В. Познер Ну уж.

С. Сорокина Так, сразу предупреждаю, что никаких sms сообщений мы не принимаем, поскольку эта передача идет в записи. Наверное, многие из вас знают, что ровно в то время, когда вы сейчас в эфире слышите эти наши разговоры, мы встречаемся журналистским коллективом для обсуждения сложившейся ситуации на «Эхе» и встретимся и мы с Михаилом Юрьевичем Лесиным. Вот ровно в это время мы с ним, видимо, и встречаемся.

В. Познер С чем я вас поздравляю.

Я никогда ничего хорошего не жду от правительственных чиновников
С. Сорокина В связи с этим вопрос, Владимир Владимирович, а как вы полагаете, лично я, как только забрезжил снова на горизонте Михаил Юрьевич Лесин, а было это прошедшей зимой, я сразу подумала, что что-нибудь да произойдет. Он как-то всегда симптоматично очень появляется. Или у меня уже мания преследования. Мне кажется Михаил Юрьевич это всегда символ какого-то очередного несчастья в СМИ.

В. Познер Вы знаете, я с ним работал, условно говоря, работал, когда я был членом комиссии по частотам. Он возглавлял тогда федеральные СМИ, которые на Пушкинской площади.

С. Сорокина Агентство наше.

В. Познер Да. Он был главным там. И я вам должен сказать, что у меня осталось в этом смысле только самая лучшая память. Он не вмешивался вообще, никакого давления не оказывал. У нас был очень хороший коллектив. Там была и Манана Асламазян, и, в общем, мы очень хорошо…

Ю. Кобаладзе То есть частоты вам дал.

В. Познер Да. Действительно давали частоты тем, кому это следовало давать. И я с ним работал только тогда. И больше я с ним не имел дела вообще.

С. Сорокина Но наблюдать-то наблюдали, что происходило.

В. Познер Вы знаете, потом он как-то исчез.

С. Сорокина Он сейчас опять появился. Но вы помните историю 2000-2001 года, когда развал старого НТВ, все это очень тесно связано с именем М. Ю. Лесина и соответственно сейчас, когда он появился, я его видела в конце зимы, спрашивала, говорю: Михаил Юрьевич, вы появились, это что, «Эху»… Он подумал и сказал: ну живите пока. И вот, видимо, полгода потерпел.

Ю. Кобаладзе То есть «Эха» не будет, но Сорокина останется.

С. Сорокина – Ято с какой стати. У меня иногда ощущение какой-то личной вендетты.

В. Познер Вы знаете, мне кажется, что этот ответ, конечно, очень такой…

Ю. Кобаладзе Многообещающий.

В. Познер В то же время придающий человеку некоторый и дополнительный вес и все такое прочее. Мне кажется, что Михаил Юрьевич себя ценит.

С. Сорокина Еще как.

В. Познер Интервью, которое я читал, которое он давал «Новой газете», там сквозит чувство что ли самооценки и очень не низкой. Посмотрим, что будет. Вообще я никогда ничего хорошего не жду от правительственных чиновников. И мне неважна фамилия. Лесин, Месин, Бесин или еще как-то. У меня нет опыта такого, когда за очень редкими исключениями и очень недолго это длилось, когда высокопоставленный правительственный чиновник удивлял тем, что он был на мой взгляд нормальным человеком.

Ю. Кобаладзе Это кто же такой у нас? Можно вспомнить.

В. Познер В отношении СМИ, например, Борис Николаевич Ельцин.

С. Сорокина Он чиновник на самом деле. Высокопоставленный. Но это действительно редчайшее исключение. У меня иногда ощущение, что у него было такое настроение, что не барское это дело как-то со СМИ отношения выяснять.

В. Познер Как сказать, я когда у него брал интервью, когда он был в опале и баллотировался в президиум Верховного совета РФ, я у него брал интервью, получасовое, естественно, в записи. Которое было запрещено потом. Его не показали. И через пару дней у меня звонит телефон, я беру трубку: Владимир Владимирович? – Да. – Это Ельцин. – Здравствуйте, Борис Николаевич. – Вы знаете, что наше с вами интервью украли. Выкрали. И показали в Ленинграде, еще тогда был, и в Екатеринбурге. Я говорю: не знал, но теперь знаю. – У вас не будет неприятностей. Я говорю: да не я же выкрал, в конце концов, какие у меня могут быть неприятности. – Владимир Владимирович, но все-таки, если что-то у вас будет, вы, пожалуйста, звоните мне. Вообще люди этого уровня не реагируют таким образом.

Ю. Кобаладзе Тогда он не был этого уровня.

В. Познер Он уже был все-таки человек, который…, и потом это повторилось еще один раз, когда я ушел из Гостелерадио. В нем барское, не барское, но все-таки он был человеком ведь реактивным.

С. Сорокина Да, это правда.

В. Познер И он мог бы, ну, что о нем писали не вам говорить, никогда не трогайте СМИ. Это, конечно, редчайший. Даже Горбачев по сравнению с ним был менее в этом смысле широким человеком.

С. Сорокина Это правда. Но это уже дела давно ушедшие. Мы давно в другой реальности. Во всяком случае, последние 15 лет. И чиновники другие. Я просто, размышляя на тему сегодняшней встречи с коллективом и с Лесиным, и в пятницу у нас будет некое решение по поводу того, какого формата должно быть, какой контент должен быть у «Эхо Москвы» и какова судьба главного редактора. Так вот, размышляя об этом, я думаю, интересно, здесь еще нет какого-то окончательного решения наверху. Тогда надежда есть. Если это решение есть, тогда Михаил Юрьевич как тот бультерьер что называется вцепится и все порешает. Вот как вы думаете, судьба «Эха» уже в верхах решена или нет?

В. Познер Вы просите меня гадать. Мне кажется, что…

С. Сорокина Фантазировать, Владимир Владимирович.

В. Познер Решить вопрос «Эхо Москвы» очень просто. Поскольку «Эхо Москвы» на 65% принадлежит «Газпром-медиа» и формально и как угодно без особых политических моментов можно было решить. По поводу финансов, по поводу еще чего-то. То есть мне кажется, если стояла эта задача, то необязательно было дождаться довольно, мягко говоря, неловкого твита Александра Плющева, чтобы этим заниматься. Я плохо представляю, что они сидят в засаде и ждут, когда кто-нибудь чего-нибудь наваляет и потом воспользуется этим.

С. Сорокина Но, честно говоря, ощущение именно такое. Потому что как бы мы ни относились к тому, что собой представлял твит Саши Плющева, который он кстати снял и извинился, но ощущение такое, что ждали какого-то формального повода для того, чтобы вцепиться и не более того. Согласитесь, Владимир Владимирович, ведь когда действительно у нас полно примеров, я вспоминаю, когда умерла Валерия Новодворская, сколько в том числе так называемые коллеги писали в своих постах в твитах и так далее, сколько грязи лилось. И не только по поводу Валерии Ильиничны. Но и по поводу некоторых других только что ушедших людей. Сколько было грязи. И почему-то никогда никого из этих самых чиновников никакие вопросы морали и этики не потревожили.

В. Познер Это были представители СМИ?

С. Сорокина Да.

В. Познер Которые так писали. Ну я вам ничего не могу сказать на это. Я не читаю этого всего.

С. Сорокина Тут пришлось поневоле.

В. Познер Вообще есть люди, которые читают и может быть это важно. Мне некогда и я ничего нового для себя не нахожу там. Все-таки я, отвечая на ваш вопрос, думаю, что нет, я думаю, что не дана команда «фас». И понятно, что ее может дать только один человек, это совершенно очевидно. «Эхо Москвы» слишком все-таки крупное явление.

С. Сорокина И чуть ли ни последнее. В определенном смысле.

В. Познер В определенном смысле  — да.

Ю. Кобаладзе Последний это сам Владимир Владимирович.

С. Сорокина Нет, мы про другое.

В. Познер Я слушаю в машине иногда другие радиостанции, есть пара других вполне таких серьезных и говорящих не то, что хочется кое-кому услышать. Не надо преувеличивать. Но я еще раз говорю, что конечно без Путина этот вопрос не решится. И мне не кажется, что решение принято. Но так подергать и дать понять, что, ребята, вы имейте в виду – это да, конечно.

Ю. Кобаладзе Вам не кажется, что неудачный повод избран.

С. Сорокина Какой подвернулся, такой и подвернулся.

Ю. Кобаладзе Легко отбиваемый.

С. Сорокина Поди тут отбейся.

Ю. Кобаладзе Плющев не выступал как журналист «Эхо Москвы», его личное мнение. Да, неудачное, плохое…

В. Познер Но вы понимаете, если как вы говорите это выбрано, тогда это неудачно. А если не выбрано, это просто реакция, потому что я могу сказать, что я думал о себе в этот момент, вот если бы у меня работал этот человек. И вот он бы вот такой твит. Я бы наверное выгнал его. Потому что мне показалось, что это просто ни в какие ворота не лезет. Я не большой поклонник господина Иванова, прямо скажу, но тут есть вещи, которые нельзя. Я бы конечно его вызвал, и сказал бы, вообще ты соображаешь, что ты делаешь. И неважно, в какой стране это было бы, просто мне это было бы неприятно настолько, что я бы сказал: знаешь, давай найди работу где-нибудь еще. Я могу представить, что, по крайней мере, будучи в эмоциональном состоянии я мог бы так поступить.

С. Сорокина А если человек осознал, извинился и тут же снял этот свой неудачный вопрос. Возможно, вы и простили бы его.

В. Познер Возможно. Но я абсолютно подписываюсь под каждым словом Венедиктова, который сам бы не уволил его, он считает и правильно, что только он может это сделать.

С. Сорокина По уставу, по закону.

В. Познер И потом его рассуждения по поводу самого твита и по поводу того, что заниматься перевоспитанием 40-летнего это не его дело, я абсолютно считаю, что он прав. И потом я не очень понял, если Лесин публично говорит, что увольнение незаконно, тогда вроде вопрос закрыт. Нет?

С. Сорокина Не знаю. Сегодня узнаем. Может быть, это просто задний ход в связи с тем, что действительно решение не принято.

Ю. Кобаладзе Вы не собираетесь, кстати прийти?

В. Познер Меня никто не звал.

С. Сорокина Сегодня собрание журналистов «Эха».

В. Познер Я же не работаю на «Эхо Москвы».

Ю. Кобаладзе Сочувствующий, протестующий.

С. Сорокина А с чего взял.

В. Познер Я не знаю, против чего протестовать. Пока что. Против встречи вашей с Лесиным я не протестую.

С. Сорокина У меня ощущение, помните, была такая средневековая казнь, которая называлась гаррота. Такое медленное удушение. Так вот, начиная с того, что переселение «Эхо Москвы» куда-то планируется, по-моему, на Варшавское шоссе, в Даниловскую мануфактуру, что смерти подобно, потому что на гостях держится «Эхо». На постоянно приходящих гостях. Занятых людях. Известных, которым ехать куда-то на Варшавку просто нереально будет. Теперь вот ситуация с Плющевым. Ситуация с предупреждением Роскомнадзора. В связи с прямым эфиром одним. У меня ощущение, что это гаррота. Даже если нет какого-то прямого распоряжения, все равно еще придушим, еще придушим. Посмотрим, как оно.

В. Познер Может вы и правы. Я спорить никак не могу. Я понимаю так. Мне казалось, что «Эхо Москвы» для нынешней власти чрезвычайно выгодная вещь.

С. Сорокина Пуркуа.

В. Познер Потому что это доказательство того, что существует свобода печати, безусловно.

С. Сорокина А кто-то разве заинтересован в каких-либо демонстрациях сегодня?

В. Познер Я думаю, что заинтересован.

С. Сорокина Мне кажется, что никто не заинтересован.

В. Познер Если никто не заинтересован, если наоборот даже заинтересован, чтобы этого не было, то я не понимаю, почему столько лет существует «Эхо Москвы». Вот эти последние 15. Можно было 25 раз найти повод, чтобы закрыть. Причем легко я повторяю. Поэтому почему сейчас, но то, что вы описываете, конечно, это своего рода гаррота. Безусловно. И понятно, что если надо ехать бог знает куда, то это очень сильно ударит…

Мне казалось, что «Эхо Москвы» для нынешней власти чрезвычайно выгодная вещь

Ю. Кобаладзе Но если мы уедем, дайте слово, что вы туда будете ездить.

В. Познер Я так редко у вас бываю, что я буду.

С. Сорокина Скажите, Владимир Владимирович, все-таки 15 лет существует, да, вроде как уже при новой ситуации. Но в то же время именно в последние полгода ситуация новее некуда. Мы совершенно в новой, практически военной ситуации. И необычной абсолютно обострившейся такой подцензурной ситуации в СМИ. Для вас это быстрое некое ухудшение ситуации в течение последних 6-7 месяцев это неожиданность и изумление или ничего…

В. Познер Для меня это связано с Украиной. И это неожиданно. Я никак не думал, что Украина вот так повернется.

С. Сорокина Это первое. А что касается СМИ.

В. Познер Именно СМИ. Потому что то, что произошло на Украине, подействовало на все и прежде всего на СМИ. Я должен сказать, что я изумляюсь, я перестал изумляться, потому что я перестал смотреть. Но одно время я смотрел программы государственного телевидения, хотя вы знаете, я вообще не мазохист. Но, тем не менее, смотрел. Мне просто хотелось понять, что там происходит. Как на Первом канале, так и на «России», в меньшей степени я смотрел НТВ. Уровень инвектив так сказать, односторонность мнения, полное отсутствие какого-либо голоса, который бы говорил другое. Неважно, прав, не прав. Но другое. Я такого, пожалуй что, в советское время только это и было, это понятно. Но после этого я не видел никогда.

С. Сорокина Как все быстро можно вернуть. Правда?

В. Познер Да элементарно. Причем надо сказать, что это встречает вполне позитивную реакцию со стороны очень многих людей. Так называемых рядовых. Я не очень люблю слово «простых», но вот рядовых людей, которые не очень сильно разбираются. Тут «Россия» показала, что с ней шутки плохи. Ее президент показал миру, что мол, с нами надо считаться и под ура-ура все это происходит. И я все думал, ну неужели не хватит ума хоть кого-то пригласить в одну из этих передач, который будет возражать. Может быть, никто и не пошел бы, потому что страшновато, там 9 человек на тебя орут.

С. Сорокина Те редчайшие случаи, когда кто-то хотя бы чуть-чуть возражает присутствующим, это просто…

В. Познер Причем человек, я видел одну такую программу, совсем не относится к либеральному крылу.

С. Сорокина Абсолютно. И заклевывают так, что просто перья в пух летят.

В. Познер Да.

Ю. Кобаладзе Как Макаревича.

В. Познер Он все-таки либеральный человек. Но я говорю не о нем. Например, о Хинштейне, который говорил, ну все-таки…

С. Сорокина Скажите, Владимир Владимирович, а вот эта волна антиамериканизма, которая поднялась в России, ожидаема или нет. Нет, она всегда тлела вроде, знаете, как бывает, когда принять-то приняли, но сильно не нравится. Так потихонечку недолюбливают. А вот сейчас это выплеснулось и приобрело какие-то катастрофические масштабы. Мы говорим о приближении снова к ситуации холодной войны. Как вам это, человеку, который Америку и любит и в общем, родиной второй считает.

В. Познер Вы знаете, Светлана, я имею в этом вопросе очень большой опыт. Я очень хорошо помню, я работал тогда на Иновещании, в американской редакции. Я помню, что когда убили Кеннеди, люди плакали в Москве на улице. Насчет антиамериканизма. В советское время в самый разгар холодной войны относились плохо к американскому истеблишменту. Относились плохо к тому или иному президенту, говорили, что американский образ жизни не то. Но к американцам не относились плохо. Наоборот, относились с любопытством и очень часто с симпатией. Не было того, что они тупые, что какие-то такие. Я говорю в массах, я много ездил и я очень хорошо…

С. Сорокина И это даже не только Москва?

В. Познер Далеко не только Москва. И то, что произошло и что меня сильно огорчает, потому что с этим гораздо труднее бороться. Это то, что как раз рядовые люди стали плохо относиться к американцам. Американцам как таковым. И отсюда все эти идеи пиндосы, тупые, ну и потом конечно, Америка, которая хочет всем диктовать свою волю. Отчасти это и так правда, которая всех игнорирует, а сами они ничего не стоят. И у них нет культуры, в отличие от конечно других, и нет духовности. Причем я не могу сказать, ведь очень хорошо помню советское телевидение, я не могу сказать, что нынешнее российское телевидение особенно играет в эту лузу. Оно не возбуждает особенно антиамериканизм. И не надо, потому что это видимо, медленно накапливалось. Но нет больше программ об американских нищих, о том, как черных преследуют. Я же все это помню, как это было.

С. Сорокина Зато у вас негров линчуют.

В. Познер Не зато, а в Нью-Йорке снова весна, но американским от этого… и так далее. Ничего похожего нет, понимаете. Но есть совсем другое.

С. Сорокина Оно пострашнее будет.

В. Познер Потому что даже если завтра представить себе, что нельзя даже представить, будет улучшение отношений, вот это чувство, которое есть в массах, оно не пройдет.

Ю. Кобаладзе Неизбежно же будет улучшение. Так было всегда.

С. Сорокина Оптимист.

В. Познер Посмотрите, улучшения были, помните, 60-е годы при Хрущеве первая оттепель, потом откат очень длительный, лет эдак на 18 откат.

Ю. Кобаладзе Тем не менее, были взлеты. Брежнев дарил шубу Форду, потом Союз-Аполлон. Кока-кола появилась. Выставки.

В. Познер Это все правильно. Но я полагаю, что такие вещи могут быть. Но прорывные вещи, как то, что было во время Горбачева, которыми не воспользовались обе стороны. Вот это можно очень долго ждать.

С. Сорокина Вообще недавнее приглашение вами Оливера Стоуна и этот эфир, который очень обсуждался потом.

В. Познер Широко, я знаю.

С. Сорокина Некоторые считают, что это абсолютная конъюнктура. Это именно заказ Первого канала позвать такого Оливера Стоуна, который саму же Америку практически антиамериканист. И что это именно в русле последних настроений. Другие говорили, что слишком уж  фигура крупная для того, чтобы в конъюнктуру играть. Тем не менее, все признавали, что интересный был очень эфир. И вы как-то с ним интересно поговорили. Как вообще возникла сама идея, почему именно сейчас появился Оливер Стоун?

В. Познер Это возникло таким образом, я должен был улететь в Израиль, где мы снимаем документальный фильм, незадолго до моего отъезда мне позвонил Константин Львович Эрнст и сказал: Владимир Владимирович, в Москву приезжает Оливер Стоун, я прекрасно знаю, кто такой Оливер Стоун, крупнейший режиссер. И вы можете у него взять интервью, и как мне кажется, вам надо будет задержаться на пару дней, если вы хотите. Я сказал, конечно, я хочу, мне интересно. То есть это было предложение. По-видимому, были переговоры по двум причинам. Одна причина это показ его 10-серийного фильма, который как выяснилось, показывался не только в Америке на платном канале, но и во многих других европейских странах. Это несколько лет назад. В 2012 году. Этот фильм «Нерассказанная история о США». Вторая причина – он приехал, насколько я понимаю, договариваться со Сноуденом о том, чтобы делать фильм о нем. Причем это художественный фильм. Вот причины его приезда. Вы сами понимаете, что Оливер Стоун не нуждается ни в ком. Он не будет играть в политику, он давно имеет свою точку зрения, которая в Америке многим не нравится. И конечно, здесь я понимаю, что определенный контингент рассматривал это именно как конъюнктуру.

С. Сорокина Уж больно в русле…

В. Познер Антиамериканская игра. Но вы понимаете, что он-то не будет играть в антиамериканскую игру. Ему это не надо и он не дурак совсем. Он свою страну-то любит. И он будет говорить то, что он думает и он не будет, а что вдруг истолкуют.

Ю. Кобаладзе Потом не очень, наверное, понимает, что происходит сейчас у нас.

В. Познер Я думаю, что он кое-что понимает. Но ему все равно. Ему важно делать то, что он делает. Ну а мне было страшно интересно с ним разговаривать.

С. Сорокина Тем не менее, Владимира Владимировича тоже в антиамериканизме заподозрить сложно, тяжело. И в связи с этим еще будут вопросы к вам о патриотизме. Но продолжим сразу после новостей середины часа.

НОВОСТИ

С. Сорокина Еще раз вас приветствуем. Мы перед уходом на новости говорили о встрече с Оливером Стоуном, который критикует многое в своей Америке. И в связи с этим я читала ваш пост по поводу того, что такое настоящий патриот или просто ваша реплика.

В. Познер Я  ничего не веду такого.

С. Сорокина Я прочла, вы говорили о том, что настоящий патриотизм и, в общем, мысль понятная и не вы первый ее высказываете, это необязательно когда кричат «ура-ура, у нас все хорошо», а когда критически присматриваются, стараются сделать лучше. Так вот из этой породы и Оливер Стоун и очень многие из тех, кто здесь у нас сейчас и сегодня говорят что-то критическое и за это попадают в категорию тех, кого относят к пятой колонне. Что-либо критиковать сегодня стало очень сложно. И даже иногда опасно. Владимир Владимирович, мы в этом смысле уже действительно вплотную приблизились к реалиям Советского Союза. И вы и я помним, что это такое.

В. Познер Да, помним. Я не очень понимаю, что такое приближаемся или приблизились. В Советском Союзе мне было все совершенно понятно. Я знал, что я ничего не могу сказать. Просто ничего. И что если я скажу, то будут последствия. О некоторых я очень часто говорил, Светлана, вот и я сейчас сказал. И ничего со мной не происходит.

С. Сорокина Закатают «Эхо Москвы» или «Новую газету».

В. Познер Подождите. Дайте договорю. В Советском Союзе одно время меня бы просто посадили. Но это время прошло довольно быстро, потому что Сталин умер, и как-то стало чуть-чуть по-другому. Но ваш сосед по вашу левую руку свидетель того, что произошло, когда я высказался очень осторожно по поводу ввода наших войск в Афганистан. А я сегодня могу сказать все, что я думаю. И говорю. Поэтому это совсем не похоже. Мне не страшно. Я помню хорошо, я приезжал из отпуска каждый год, и в животе у меня всегда был такой холодок, что будет на работе. Не сказал ли я что-нибудь. Не ждет меня, что меня выгонят. У меня совершенно другое отношение сейчас к этому.

С. Сорокина Может просто уже опыт, привычка. Уже этот холодок не так легко возникает в животе. Большая устойчивость, если на то пошло. Согласитесь, Владимир Владимирович. На тех же основных каналах как мы говорим, если не брать совсем отдельных людей вроде  вас, у которых свои авторские программы, то же самое. Шаг влево, шаг вправо – попытка к бегству.

В. Познер Насчет шаг влево, шаг вправо, я не знаю, о какой программе речь. Нет таких программ, где можно делать эти шаги. Потому что это все развлекательные программы.

С. Сорокина Сейчас много общественно-публицистических.

В. Познер А политика это все в одну лузу.

С. Сорокина Политика и новости, чем это отличается от Советского Союза? Ничем. Может быть еще большей воинственностью…

В. Познер Это может быть не отличается, но я еще раз говорю, что того страха, который, по крайней мере, я помню, сегодня нет.

С. Сорокина По крайней мере, не посадят по счастью для большинства.

В. Познер Большинство может взять и уехать, если хочет.

С. Сорокина Это не так все просто.

В. Познер Это гораздо проще, чем было тогда.

С. Сорокина Пока.

В. Познер Светлана, всегда можно, то есть вообще стакан у нас тут полупустой или полуполный. Если это пока, это значит полупустой. И будет, в конце концов, пустым. Так может быть. Я всегда призываю по возможности к сбалансированной точке зрения. Потому что нагнать страхов можно сколько угодно.

С. Сорокина Хорошо. Я про журналистскую фантазию хочу вас спросить. Я иногда диву даюсь даже не тому, что разрешено, что запрещено, окей, война, все жестко, мы свою пропаганду развиваем, на Украине, видимо, своя пропаганда. Все ясно. Но я очень не люблю, когда в этой школе пропаганды появляются совсем выпрыгивающие из-за парты первые ученики. Я имею в виду фантазии особого рода, например, распятого мальчика или недавнюю фотографию якобы из космоса. Где вроде малайзийский Боинг сбивают украинский самолет. Или вообще поразившая меня информация о том, что якобы бойцам украинской армии обещали по два раба и надел земли на освобожденных Луганской и Донецкой территориях. Ведь это уже не из Кремля диктуют, эту надеюсь ерунду.

В. Познер Конечно нет.

С. Сорокина Вот эту чушь собачью.

В. Познер А как же насчет бежать впереди паровоза.

С. Сорокина Я не очень понимаю этот креатив. Он дебильный. После этого никто не извиняется, не говорит, что это была неправда.

В. Познер Вы бы хотели, чтобы Михаил Леонтьев извинился? Знаете, я скажу совершенно откровенно, я на это не обращаю внимание.

С. Сорокина Ну как Владимир Владимирович.

В. Познер Я слишком много этого видел.

С. Сорокина Но если мы все время будем не обращать внимания, вот так оно и покатится дальше.

В. Познер Нет, например, Кристиан Аманпур, выдающийся журналист говорил о том, как в Крыму ходили голосовать за отделение под дулами автоматов российских солдат. Это вранье чистой воды. Ничего. Нормально. CNN уважаемый. Сегодня журналистская профессия стала проституцией. Вообще журналистов стало раз, два и обчелся. Причем что с этой стороны, что с той. Уже забыли о том, что нужно проверять информацию, чтобы быть объективным. О том, чтобы показывать как можно шире информацию. Забыли все. И кстати, и левые и правые. Каждый тянет только свое. Я с трудом нахожу источники, где я могу просто получить информацию. Без окраски. Поэтому я на это уже не обращаю внимания, я понимаю, это данность сегодня. И всегда есть те, которые впереди всех.

С. Сорокина Но это же похуже информационных войн. Такая деградация.

В. Познер Так и есть. Это деградация. Я, часто выступая, говорю, у нас отдельно взятые журналисты, но у нас нет больше журналистики. Она кончилась. Может быть, когда-нибудь вновь возродится, но на сегодняшний день с моей точки зрения ее нет.

С. Сорокина Знаете одно еще из грустнейших последствий. Не знаю, вам сейчас удается бывать в провинции.

В. Познер Бываю.

Если Лесин публично говорит, что увольнение незаконно, тогда вроде вопрос закрыт. Нет?

С. Сорокина Я тоже бываю, гораздо реже, чем во времена того же Интерньюса, когда мы очень много по стране. И вот самое грустное, что провинциальные журналисты, которые смотрят на все это происходящее, те, которые хорошие настоящее замечательные, они в недоумении. Они от этого урока, который идет с основных каналов просто в недоумении. Они не понимают, им как дальше действовать. У которых ситуация еще тяжелее. Потому что они зависят еще от самодура какого-то, который у них местную власть представляет. У них же еще меньше диапазон возможностей. И для них это все что-то разрушительное ужасно.

В. Познер Вы знаете, пускай это не прозвучит как что-то очень ироничное, но мне их конечно жаль, но они находятся точно в таком же положении, потому что у них губернаторское телевидение или мэрское телевидение, и оно действует точно так, а то и хуже, чем федеральное телевидение. И, кстати говоря, количество циников я встречал там ничуть не меньше, чем здесь. Это общее явление, Светлана. Это не то, что в одном отдельно взятом городе построили коммунизм. Это общее явление. Это гниение, которое началось довольно давно, я вам скажу даже когда на мой взгляд. В 1995 году аж. Когда надо было мочить Зюганова, и поднимать…

С. Сорокина На подступах к выборам 1996 года.

В. Познер И тогда прогнулись, причем все договорились. А кто этим занимался. Журналисты. После чего они перестали ими быть. Они стали пропагандистами.

С. Сорокина Кстати, вспомнила Михаила Юрьевича Лесина в это время. Он уже вовсю действовал на этой поляне.

В. Познер И это, увы, это такое явление. И  сегодня вообще, по-моему, раз, два и обчелся можно найти журналистов, которые по-настоящему переживают то, что произошло с их профессией. Уже стыдно говорить: я – журналист.

С. Сорокина Это правда.

Ю. Кобаладзе Ужасные вещи вы говорите.

В. Познер Я говорю правду.

С. Сорокина А у вас нет ощущения, что эта переживающая трансформацию наша профессиональная премия ТЭФИ, переходящая из рук в руки в смысле организации, мне кажется, что на данный момент вообще надо на период войны что называется прикрыть все премии. Не было ли это правильно. Какие к лешему премии.

В. Познер Меня приглашали в жюри ТЭФИ-регион в этом году. Причем сначала в жюри информационных программ, а потом уже возглавлять жюри окончательное. Я отказался. Премию давать за что.

С. Сорокина И это еще провинция.

В. Познер Но за некоторые программы можно давать премии. Только не информационные. Есть прекрасные, послушайте программа «Голос» отличная.

С. Сорокина Все, что касается информации, публицистики, новостей я бы вывела за скобки.

В. Познер Но только не интервью, интервью надо оставить.

С. Сорокина Вам мало наград, Владимир Владимирович. Ну вот только что съездили в Израиль, очередной фильм с Иваном Ургантом. Докатились до Израиля, причем не в самые легкие времена для этой страны.

В. Познер Тяжелые времена.

С. Сорокина Общее впечатление. И интересно ли получится. Я почему еще так спрашиваю про ваше настроение, потому что помню ваш фильм о Германии, и мы кстати с вами вместе смотрели эту серию, которая меня просто потрясла вашим откровенным отношением. И вот я подумала, как важно то, что вы испытываете по отношению к стране. Что с Израилем?

В. Познер Во-первых, мы были только две недели. Это для меня по существу первая поездка в Израиль. Я был 18 лет назад в течение трех дней. Поэтому у меня совершенно незамыленные глаза и незабитые уши. И я смотрю и впитываю и так далее. Масса интересного, противоречивого. Пока что две вещи меня поразили. Количество русского языка просто невероятно. Это раз. И второе – я все думал, что их держит. Всех. То, что они евреи – нет. Потому что там не только евреи. То, что религия – нет, потому что есть и такие и такие и в самой религии расходятся. То, откуда они приехали – наоборот, я оттуда, ты оттуда. А я здесь родился. И я все-таки нашел ответ на этот вопрос. Их всех вне зависимости ни от чего держит невероятная страстная любовь к стране. Они эту страну не воспринимают как само собой разумеющееся. Она для них все еще новая. Это все еще чудо.

С. Сорокина И выстраданное.

В. Познер И вот это очень чувствуется. Это я для себя просто открыл.

С. Сорокина А это подкупает, правда.

В. Познер Ну конечно. И вообще масса любопытного. «Любопытного» неправильное слово. Увлекательного. Люди самые разные. В общем, я не хочу сейчас особенно много говорить, но потом мы поедем еще на две недели в январе. Будем собирать все по крупицам впечатления. Но должно получиться что-то интересное. Потому что очень тут личностно. Все-таки моя фамилия Познер. Это еврейская фамилия. Я не могу сказать, что я сильно страдал от антисемитизма. Но получал кое-что. И весь вопрос, все-таки, а что такое евреи. И что такое еврейское государство. И вот эти все вещи они для меня не теоретические. Поэтому, наверное, этот фильм опять будет личностным, как и германский.

С. Сорокина Это интересно. А из мест, у нас страна маленькая, но очень разнообразная. Лично я больше всего люблю Иерусалим. Почему-то на меня этот город производит потрясающее впечатление. Даже не знаю, почему.

Ю. Кобаладзе Понятно почему.

С. Сорокина Ну почему?

Ю. Кобаладзе Центр религии всех.

В. Познер Это правда. Но вы знаете, я когда-то…

С. Сорокина Я не так религиозна, но там меня просто прошибает.

В. Познер Я вам должен сказать как атеист. Я когда приехал в Рим в первый раз, это было в августе, была африканская жара, старый древний Рим он же ниже находится, чем город. Поэтому никого не было из-за жары, никакого шума. Тишина. Только какие-то насекомые жужжат. Я хожу среди этих развалин, и я вдруг почувствовал – вот откуда я.

С. Сорокина Вы о Риме.

В. Познер То есть мои европейские корни. А вот когда я в первый раз попал в Иерусалим и теперь второй раз и был у Стены, интересно очень. Но эмоционально…

С. Сорокина А меня почему-то в Иерусалиме просто пробивает.

В. Познер Это же очень личностные вещи.

С. Сорокина И я тоже не религиозна.

Ю. Кобаладзе А меня потрясло, что это все было засыпано.

В. Познер Да, конечно.

Ю. Кобаладзе Не было ничего, откопали не так давно.

В. Познер Я не знаю, вы читали Ветхий завет или нет…

Ю. Кобаладзе Настольная книга.

В. Познер Но я ее перечитываю сейчас и там столько, вот когда ты начинаешь заниматься этим. Столько интересного, сомнительного, спорного, но потрясающе интересного. В общем, что-то должно получиться.

С. Сорокина А когда вы думаете, эфир будет?

В. Познер Считайте год работы.

С. Сорокина То есть к следующей осени только. И еще вопрос, есть ли уже в планах следующая страна.

В. Познер Уже название есть – «Еврейское счастье».

С. Сорокина Хорошее название.

В. Познер Не я придумал. А придумал наш креативный продюсер, его зовут Артем Шейнин.

С. Сорокина Владимир Владимирович, а следующая страна есть на примете?

В. Познер Пока нет, и даже вообще не понимаю, буду я делать еще это или нет.

Ю. Кобаладзе Могу подсказать страну. Грузия.

С. Сорокина И будет грузинское счастье. Между прочим, не такое уж плохое предложение.

В. Познер Я, во-первых, почетный кахетинец. Но вы знаете, я бывал в Грузии много, до того. Для меня тот Тбилиси был много лучше нынешнего.

Ю. Кобаладзе А когда вы сейчас были последний раз?

В. Познер Год назад.

С. Сорокина Ну ладно. Это про путешествия. Нам уже нужно заканчивать наш разговор. Я хотела, возвращаясь к нашей основной теме, этот момент, когда вы слышите нас, вовсю идут наши разговоры с коллективом и с Михаилом Юрьевичем Лесиным. Владимир Владимирович, ну пожелайте чего-нибудь «Эху» во всех этих условиях гарроты.

В. Познер Я из всех сил, какие у меня только есть, надеюсь, что все обойдется. Что «Эхо» будет дальше работать, что вы никуда не переедете. Я не всегда согласен с тем, что я слышу на «Эхо», но так и должно быть. Это настоящая радиостанция, настоящая журналистика. И я просто очень-очень надеюсь, что все-таки какая-то справедливость восторжествует. Если не восторжествует, это будет для любого нормально мыслящего человека, уже будет не знак, а просто твердое объявление конца чего-то и начала чего-то, чего я не хочу.

С. Сорокина Чего и мы тоже не хотим. Это правда. Знаете, как всегда когда с вами у нас хоть редко, но случаются разговоры, все время очень хочется по вашему пути и задать в конце короткие вопросы. Но я сама себе отговорила от этого. Может быть, в следующий раз просто для того, чтобы подражательством не заниматься.

В. Познер Во-первых, не я придумал. Я хочу вам сказать только что, обещаю, что если вы будете задавать вопросы, я отвечу на все.

Сегодня журналистская профессия стала проституцией

С. Сорокина Хорошо. В следующий раз так и сделаем.

Ю. Кобаладзе А есть кто-то еще с таким набором, наверняка кто-то должен быть из великих.

С. Сорокина Заканчиваем.

В. Познер У нас времени нет, а так я бы вам рассказал.

С. Сорокина Владимир Владимирович, обещаю, что в следующий раз, когда мы встретимся, я очень надеюсь, что встретимся на «Эхе», я обязательно подготовлю эти вопросы. Очень надеюсь, что это будет на «Эхе» и где-нибудь в центре.

Ю. Кобаладзе А может нам прийти к Владимиру Владимировичу на Первый канал.

С. Сорокина Спасибо большое. Владимир Познер, программа «В круге Света». До встречи, надеюсь, через неделю.

Комментарии

61

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.
>
Не заполнено
Не заполнено

Не заполнено
Не заполнено минимум 6 символов
Не заполнено

На вашу почту придет письмо со ссылкой на страницу восстановления пароля

Войти через соцсети:

X Q / 0
Зарегистрируйтесь

Если нет своего аккаунта

Авторизируйтесь

Если у вас уже есть аккаунт


zemfa 19 ноября 2014 | 21:11

Все таки В. Познер, какой умный, интересный и глубокий человек. И конечно противоречивый...не во всем я согласна с ним. Но его можно слушать бесконечно.


(комментарий скрыт)

smith_1984_ 19 ноября 2014 | 22:56

Смотрю интервью Оливера Стоуна Владимиру Познеру , и думаю как хорошо что есть такие режиссеры и их работы.
Потому что ведь нужно эту милитаризацию хотя бы сдерживать , мы ведь все живем на одной планете. Это ведь наш общий дом и такие риски надо снижать.


Alexander Berdnikov 20 ноября 2014 | 02:47

Кристиан Аманпур все же говорилА. Это женщина. И даже без бороды.


nikavera 20 ноября 2014 | 05:21

ох уж эта взвешенность Познера - его критика,что не под дулами мол автоматов проходили выборы в Крыму. А как назвать количество войск и их поведение по захвату украинских кораблей ,шантаж украинских военных путем задержания их жен и детей, запугиванию проукраинско настроенных жителей и дежурство на выборных участков людей с автоматами?
А также многое другое, конечно не каждого вели туда под ружьем, но выборами честными это не назовешь, а под дулами автоматов это как раз и определяет ситуацию


(комментарий скрыт)

(комментарий скрыт)

(комментарий скрыт)

salus1976 20 ноября 2014 | 09:57

Интересно, что он скажет через пару лет? Мне кажется, что Познер конформист и вся его "объективность" - это желание удержаться на плаву... А жаль.


starley1978 21 ноября 2014 | 07:20

salus1976: Рекомендую почитать его воспоминания - многое встанет на свои места. Конформист безусловный, с таким воспитанием и не стать.... Не пытаюсь оскорбить Познера, но факт остается фактом.


(комментарий скрыт)

efilika 20 ноября 2014 | 12:50

взвешенность Познера уже сама по себе говорит о духе времени. Назад, в ссср


(комментарий скрыт)

starley1978 21 ноября 2014 | 12:08

Одно можно сказать точно: Познер - человек исключительно умный и осторожный. Воспитание, образование и жизненный опыт сказываются. Он любую власть переживет.


mindfeeder 24 ноября 2014 | 19:07

Мда... Не особо содержательно, да и вопросы какие-то шкурные у ведущих...
Если бы не личность гостя и его богатый опыт, о чем он сам может рассказать, совсем эфир ни о чем ..
Как будто "для весу" позвали в "горячее времечко", мол и он тут с нами...
Извините, так уж показалось...


(комментарий скрыт)

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире