'Вопросы к интервью
С. СОРОКИНА – Здравствуйте. Это программа «В круге Света». Здесь Юрий Кобаладзе, Светлана Сорокина. Напротив нас Михаил Ефремов.

М. ЕФРЕМОВ — Добрый вечер.

С. СОРОКИНА – Добрый вечер. Актер театра и кино, заслуженный артист РФ. Мы так занятно, вернее не мы, редактор назвала эту программу. Опять разрешили?

Ю. КОБАЛАДЗЕ — Я не могу понять, о чем.

М. ЕФРЕМОВ — «Господин хороший».

С. СОРОКИНА – Конечно же.

Ю. КОБАЛАДЗЕ — Вас не приглашали на «Эхо Москвы», а в этот раз…

М. ЕФРЕМОВ — Мы про разрешение, а вы про запреты. Не так. Опять разрешили себе мы выступить. Потому что бросили пить и решили выступать.

С. СОРОКИНА – Итак, бросили пить. Это кстати очень кстати. Повышены цены на спиртное.

М. ЕФРЕМОВ – Кстати, повышение цен это может быть и хорошо, потому что мы знаем, как два раза повышение цен отзывалось…

С. СОРОКИНА – На демографической ситуации.

М. ЕФРЕМОВ — Нет. Два раза просто все менялось в стране. Первый раз объявили в 13-м году сухой закон, в 14-м, в 17 все поменялось. А второй раз в 1985 году.

Ю. КОБАЛАДЗЕ — Это я помню.

М. ЕФРЕМОВ — Все поменялось.

С. СОРОКИНА – Сегодня была шутка хорошая, ладно, мы-то попили, а вот детей жалко.

Ю. КОБАЛАДЗЕ — Надо все-таки обязательно задать вопрос насчет похудения. Ой, Миша молодец, похудел.

М. ЕФРЕМОВ — Да, слегка.

С. СОРОКИНА – Повод разумеется есть. 15 марта будет снова в Театре Эстрады представление. Которое будет называться Гражданин, Господин…

М. ЕФРЕМОВ — «Господин хороший. Опять разрешили». Опять поменяли.

С. СОРОКИНА – Сразу вопрос из…

Ю. КОБАЛАДЗЕ — Зала.

С. СОРОКИНА – Да, «Гражданин поэт» возвращается. Но если это так, то куда и какой простите в этом смысл? Видимо, подумали, что на «Дождь». Но на «Дождь» не возвращается.

М. ЕФРЕМОВ — Он не возвращается. Я бы назвал это таким тестовым выступлением нашим. Потому что мы без Быкова, Быков уволен Андреем Васильевым с программы за проявление цензуры. Потому что в новогоднем выпуске Быков пришел на «Дождь» и убрал три выпуска. Васильев принял такое решение, я переубеждал Васильева много раз, до сих пор я считаю, что это неправильно. Но Васильев царь барон и он владелец.

С. СОРОКИНА – Очень странная история. Мне кажется Быков не склонен к какой-то самоцензуре. А вот Васильев бывает проявляет осторожность.

М. ЕФРЕМОВ — Это был новогодний эфир на «Дожде» и были тогда печальные события в Волгограде. И он решил убрать три каких-то наших номера. Хотя какие-то оставил потом. И я вообще, честно говоря, не понял выбора, почему он это убирал. Про это посчитал, что смешное. А про это посчитал…

Ю. КОБАЛАДЗЕ — А Быков вообще какое имел отношение.

М. ЕФРЕМОВ — Он пришел на «Дождь», мы были тогда с Андреем Васильевым, я с семьей был, в Юрмале и мы не вникали. Но меня больше всего в этом смысле поражает, что они до сих пор не поговорили друг с другом. Это два таких, очень все экстраполируется как на внешнеполитические штуки тоже друг на друга обижаются, не разговаривают. И хрен знает до чего доходит. Но я надеюсь, что это тестовое выступление. Конечно, у нас есть Орлуша, слава богу, Орлова мы знаем 150 лет. И он не подкачает.

С. СОРОКИНА – Это другое ведь будет.

М. ЕФРЕМОВ — Конечно. Но все равно это будет «Господин хороший», все равно будет не ньюзикл, новостей действительно подобралось много, какие-то будут новые. Потом будет Вася Обломов. То есть мы попробуем сделать выступление. Мы не выступали 9 месяцев. То есть не то что не выступали и не выкладывали ничего.

Ю. КОБАЛАДЗЕ — Хороший срок.

М. ЕФРЕМОВ — Мы ничего не вынашивали.

С. СОРОКИНА – Понятно. Итак, вообще интересно, обратил внимание, Юра, вопросы взаимоисключающие. «Уважаемый Михаил, восхищен вашим творчеством, так держать»

М. ЕФРЕМОВ — Спасибо.

С. СОРОКИНА – Или называют: считаю вас совестью нации. А вот тут вопрос: «Здесь вас могут поддержать только явные и непримиримые враги нашего народа. Как вы живете, каждый день зачеркивая память о вашем отце».

М. ЕФРЕМОВ — Я оставлю это без комментариев. Потому что ну что если я начну отвечать на такие вещи. Я залезу в семейные дела спрашивающего.

С. СОРОКИНА – Наверное. Михаил, итак, 15 марта. Справедливо нам пишут, накопилось очень много тем.

М. ЕФРЕМОВ — Но для того чтобы много-много охватить тем, кто придет в Эстраду, готовьтесь задавать темы, потому что у нас есть позорнЫе частушки. Мы там можем много спеть про каждую тему. Орлов готовит.

С. СОРОКИНА – А может он так же как Быков с ходу, с пылу, с жару.

М. ЕФРЕМОВ — Они один раз это делали, когда у нас были поминки. Они вдвоем писали. Вообще честно говоря, по-человечески мне ситуация дико неприятна. И я на самом деле не хотел бы о ней говорить. Дима, я все равно с тобой душой. Я только это могу сказать. Но надеюсь, что мы с Быковым независимы от проекта «Гражданин поэт», «Господин хороший».

С. СОРОКИНА – Будете делать вместе. Во всяком случае, дружить. Хорошо. Вопрос такой. Вообще это исключительно актерское исполнение, либо все-таки приходится воленс-ноленс следить за новостями, что-то…

М. ЕФРЕМОВ — Я как Васильев меня называет политическое животное. Я в этом смысле на папу похож, наверное, потому что папа всегда смотрел программу «Время», потом еще смотрел другие новости и еще удивлялся, почему они повторяют одни друг друга.

С. СОРОКИНА – Ну так Михаил тоже смотрит…

М. ЕФРЕМОВ — Только что по другому каналу говорили то же самое.

С. СОРОКИНА – Вы тоже смотрите программу «Время».

М. ЕФРЕМОВ — С появлением айпедов я смотрю не только программу, но я недавно смотрел вечерами «Воскресный вечер с Владимиром Соловьевым».

С. СОРОКИНА – Это посильнее «Фауста» Гете. Впечатления артистические.

Ю. КОБАЛАДЗЕ — То, что папа смотрел программу «Время», а что еще можно было смотреть?

С. СОРОКИНА – Я тебе попереключаю.

М. ЕФРЕМОВ — Хотелось бы конечно что-нибудь по поводу этого сказать, но законов много принято всяких, что нельзя говорить в СМИ.

С. СОРОКИНА – …закон не писан.

М. ЕФРЕМОВ — Они же таким законом не говорят, они это делают. Они же показывают, но не произносят.

С. СОРОКИНА – Да нет, там и произносилось кое-чего.

М. ЕФРЕМОВ — Матом не говорили.

С. СОРОКИНА – Слово «подонок» звучало.

М. ЕФРЕМОВ — Подонок не мат. Это зеркалка.

С. СОРОКИНА – Тем не менее.

Ю. КОБАЛАДЗЕ — Подонок это кто?

М. ЕФРЕМОВ — Кто говорил «подонок», тот зеркалка.

С. СОРОКИНА – Наверное.

М. ЕФРЕМОВ — А я не передатчик, я резиновый отдатчик. Это называется.

С. СОРОКИНА – Итак, Михаил, все-таки какая-то заинтересованность в политике существует и…

М. ЕФРЕМОВ — Это не заинтересованность. Так повелось по судьбе. Я как-то…

С. СОРОКИНА – Сам проект добавил что-то в этом смысле?

М. ЕФРЕМОВ — Добавил то, что когда проект есть, за политикой смотришь вольнес-невольнес, а когда проекта нет, как-то фу, слава богу. Можно активнее смотреть футбол.

С. СОРОКИНА – Что из последних тем больше всего интересовало, интересует. Расстраивает.

М. ЕФРЕМОВ — «Спартак» проиграл «Тереку».

С. СОРОКИНА – Номер один. Еще.

М. ЕФРЕМОВ — Я уже сказал меня расстраивает реакция в России на все то, что происходит в мире. Она какая-то как мне кажется…

Ю. КОБАЛАДЗЕ — Особая.

М. ЕФРЕМОВ — Я имею в виду не то, что реакция России как государства, официальная, я имею в виду, как показывают это по телевизору. Ведь как же это очень плохо с профессиональной точки зрения и плохо играют они все. Видно, что они трындят. В этом смысле не по-честному и это видно всем. Я не понимаю, как те люди, которые это делают, они значит совсем уже Маппет шоу. Куклы.

С. СОРОКИНА – Им наверное кажется, что все хорошо. Худсовет одобряет.

М. ЕФРЕМОВ — Кто входит в худсовет. С профессионализмом очень вопросы…

С. СОРОКИНА – Зато с идеологией хорошо.

М. ЕФРЕМОВ — Дело не в идеологии. Если ты пропагандист ты ее подай красиво. Тогда она будет идеологией, а сейчас это не идеология, а хрен знает что. Я не понимаю, в чем идеология. В том, что пошли войной на Крым. Ну бред.

С. СОРОКИНА – Миш, а вообще что-то связывает с Украиной?

М. ЕФРЕМОВ — Меня? Фильм «Когда стану великаном» снимался в Севастополе. В Ялте. Последний раз я был в Крыму, когда снимался фильм на Украине как раз «Наполеон против Ржевского». Комедия. Там было замечательно в Ялте. И хорошие были съемки.

С. СОРОКИНА – Но это тоже уже довольно давно.

М. ЕФРЕМОВ — В Киеве я был не так давно. Может быть полгода. Но вчера был Орлов.

С. СОРОКИНА – Есть какое-то ощущение все-таки близкой страны и переживаний именно как за родню или нет?

М. ЕФРЕМОВ — У меня больше переживания за мою страну. Не за Украину. Украина это их дело. Это не мое дело. А вот то, что здесь происходит это мое дело. Я вижу, до чего доводит как бы ужасная бездарная пропаганда. Она хоть бы как бы как бы, но она доводит до того, что Орлов прилетел сегодня утром или вчера вечером из Киева и в Киеве он ходил на майдане, чего-то там разговаривал по-русски с надписью «Россия» на груди.

Ю. КОБАЛАДЗЕ — Получил в глаз.

М. ЕФРЕМОВ — С ним разговаривали нормально. Но он приехал сюда и в этой же России лондонской Боско пошел, забыл отцепить, ему прицепили жовто-блакитную штучку, он шел 150 метров от дома до кафе. Ему 4 человека сказали: снимите эту мразь. Как это.

Ю. КОБАЛАДЗЕ — Ужасно.

М. ЕФРЕМОВ — Это продукт. Это же может очень плохо кончиться.

С. СОРОКИНА – Нда. А уже есть то, что написано для выступления, поскольку 15-го выступление. Что там понравилось, какие темы взяли.

М. ЕФРЕМОВ — Спросите вы у матерей, спросите у жены моей, я отвечу, пьяный в дым, зачем же русским нужен Крым.

Ю. КОБАЛАДЗЕ — Это надо вырезать. Это не очень.

М. ЕФРЕМОВ — Потом ответ же будет.

Ю. КОБАЛАДЗЕ — Ответ непроизносим вообще.

С. СОРОКИНА – Ответ убеждает.

М. ЕФРЕМОВ — Весь ужас в том, что у нас политика меняется с такой скоростью все происходит, что я дико боюсь, что 14 вечером и 15-го утром чего-нибудь бабах и все наши темы, помимо, мы действительно будем читать 3-4 хита так называемых. Из всех стихов мы  с Васильевым тут недавно сели, отобрали из всего «Гражданина поэта» которые могут каким-то боком сейчас прозвучать, только семь штук.

С. СОРОКИНА – Насколько остро актуальные были стихотворения, что устаревает.

М. ЕФРЕМОВ — Это такой жанр.

С. СОРОКИНА – Тем не менее, это интересно. Я например, всегда следила и читала.

Ю. КОБАЛАДЗЕ — Как это будет отличаться от того, что было. Или тот же формат.

М. ЕФРЕМОВ — Формат тот же. Новости другие. Другой человек на сцене. Вася Обломов придет, споет, поэтому это будет больше похоже на кабаре. У меня было песенных выступлений несколько. «Господин хороший» этим и отличается от «Гражданина поэта» что это не только поэзия, но и жанровая…

С. СОРОКИНА – А мне нравилось, что «Гражданин поэт» это чистый жанр. В этом что-то было.

М. ЕФРЕМОВ — Мы с «Господином хорошим» пошли дальше, потому что нам хочется объять необъятное.

С. СОРОКИНА – А не получится вообще капустник такой.

М. ЕФРЕМОВ — Это самое любимое мое дело.

С. СОРОКИНА – Это понятно. Но большое представление, смесь кабаре с капустником и непонятно, что. Нет здесь какой-то ломки жанра?

М. ЕФРЕМОВ — Я не думаю, что это ломка жанра, как раз это и есть жанр капустник, кабаре. Только на те темы, которые вы нам сейчас скажете и которые вы прочли сегодня в газете. Сегодня в газете, вечером в куплете. Это и есть этот жанр.

С. СОРОКИНА – Ну ладно, будем посмотреть. Как говорится.

Ю. КОБАЛАДЗЕ — Билеты расхватывают?

М. ЕФРЕМОВ — Скетчи, экспромты, конферансы. Билеты не знаю, мне говорят, продаются хорошо. Сказал Андрей Витальевич, значит 400 продано, надо еще продать около тысячи.

С. СОРОКИНА – О как. Но вы там цены задрали. Дорогие билеты.

Ю. КОБАЛАДЗЕ — А вообще как раз референдум.

М. ЕФРЕМОВ — Накануне референдума.

Ю. КОБАЛАДЗЕ — То есть еще можно шутить.

М. ЕФРЕМОВ — Но этот референдум он же, ну референдум там понятно.

С. СОРОКИНА – Референдум. Миш, а вас воспринимают как общественного деятеля?

М. ЕФРЕМОВ — Нет. Надеюсь.

С. СОРОКИНА – А у меня ощущение, что воспринимают. Судя по вопросам.

М. ЕФРЕМОВ — Давайте блиц, все поймут, что я…

Ю. КОБАЛАДЗЕ — Совесть нации.

С. СОРОКИНА – Смотрите. «Я считаю, — пишет нам человек, — то, что делает Россия позор власти и народа, молча это поддерживающего. Почему молчит интеллигенция, где ваши заявления».

М. ЕФРЕМОВ — Я думаю, все в шоке и ждут, чем это все закончится.

С. СОРОКИНА – А вы какие-то письма подписывали, например, в защиту русскоговорящих.

М. ЕФРЕМОВ — Сейчас нет. Никто не обращался.

С. СОРОКИНА – Так. Следующий вопрос: «Михаил, вы не боитесь оказаться в стане врагов нашего общества?»

М. ЕФРЕМОВ — Я надеюсь оказаться в стане врагов такого общества.

С. СОРОКИНА – О. Так. «Украина отказалась от ядерного оружия в обмен на суверенитет. Разве не подло поступать так, как поступает наша власть»?

М. ЕФРЕМОВ — Думаю, недальновидно.

С. СОРОКИНА – Мягко сказал Михаил. «Не хотели бы вы сфотографироваться с Ярошем на майдане, как это сделал Михаил Ходорковский. Это так весело», — почему-то пишет нам человек.

М. ЕФРЕМОВ — Конечно, весело. Сейчас я скажу да, отсижу 10 лет…

С. СОРОКИНА – Не надо. Никому не пожелаем.

М. ЕФРЕМОВ — Я не планирую оказываться в Киеве в ближайшее время и Севастополе или Ялте.

С. СОРОКИНА – Не планируете или не хочется?

М. ЕФРЕМОВ — Да и никогда особо не хотелось. Ну как хотелось, когда в детстве. Но у меня сегодня я знаю, там Валентина Матвиенко сказала, что в Сочи будем отдыхать. Но там у меня астма. А в Крыму нет. Чего делать.

С. СОРОКИНА – То есть заинтересован в Крыме.

М. ЕФРЕМОВ — Нет, я не заинтересован, честно говоря, потому что я больше люблю север.

С. СОРОКИНА – Больше любите Латвию.

М. ЕФРЕМОВ — Мне там по дыханию, тут все просто. Медицинские показания.

С. СОРОКИНА – «Ваше отношение к майдану в принципе».

М. ЕФРЕМОВ — Я там не было, то, что я вижу по российскому телевидению, меня убеждает в том, что это неплохая вещь, потому что из-за такой бездарной пропаганды.

С. СОРОКИНА – «Повышение цен на алкоголь это повышение уровня доходов населения?» Здесь было интереснее вопрос. «Вам-то хорошо с вашими заработками. А вот как пенсионерам», — спрашивает нас слушатель.

М. ЕФРЕМОВ — Ну, это все очень печально. Мне неудобно, что я так зарабатываю много и я не знаю, как быть пенсионерам. Я вообще не знаю, как быть. Я не оракул и не прогнозист и не политик тем более. Чтобы чего-то разбирать, не политолог. Я чего слышу, как мне сказал Васильев мудрый. Он сказал: пойдешь на «Эхо», будь простым обывателем.

С. СОРОКИНА – Миш, а что радует простого обывателя?

М. ЕФРЕМОВ — Я уже сказал, что печаль, что «Спартак» проиграл 0:1.

С. СОРОКИНА – А что радует?

М. ЕФРЕМОВ — Последнее что радовало…

Ю. КОБАЛАДЗЕ — То, что он выиграл накануне.

М. ЕФРЕМОВ — Честно говоря, меня очень радовали лыжники на 50 километров во время Олимпиады. И конечно кольцо нераскрытое. Но еще больше недавно я прочитал быковское, он разговаривал, что он сравнил это нераскрытое кольцо с «Красным колесом» Солженицына и такое там говорил, прям ух.

С. СОРОКИНА – Миш, а всерьез, что радует по жизни?

М. ЕФРЕМОВ — Да дети радуют.

С. СОРОКИНА – Это понятно.

М. ЕФРЕМОВ — И огорчают.

С. СОРОКИНА – Это тоже правда.

М. ЕФРЕМОВ — Про жизни много чего радует. Все, что людей других радует, то и меня. Мы обыватели нас радует футбол.

С. СОРОКИНА – Четко держится обозначенной роли. Наконец понятно стало.

М. ЕФРЕМОВ — Он там ходит, курит, нервничает, в наушниках слушает.

С. СОРОКИНА – Ладно, обыватель и обыватель. Хорошо. «Михаил Олегович, расскажите о ваших творческих планах. Ваши новые работы всегда вызывают интерес».

М. ЕФРЕМОВ — Вы знаете, я бы рассказал, но суеверие такая штука актерская…

С. СОРОКИНА – А вот все время так. Сколько ни слышала Михаила Олеговича, все время он суеверен и боится.

М. ЕФРЕМОВ — Я бы сказал, но пока не начал, не могу говорить.

С. СОРОКИНА – А «На дне».

М. ЕФРЕМОВ — Закончили съемки. Это уже зависит от режиссера.

С. СОРОКИНА – Ощущение удовольствия есть от проделанного?

М. ЕФРЕМОВ — Хорошо работалось, правда два дня было такое, мы снимали на свалке в Белоруссии под Минском. Огромнейшая свалка, куда МАЗы, КАМАЗы туда свозят.

С. СОРОКИНА – Тучи птиц помоечных.

М. ЕФРЕМОВ — Да, вот эти бакланы. Ну что-то нереальное конечно. Там было трудновато пару дней сниматься. Они там дольше сидели. Это у меня два дня было. Так потом снимали здесь в Москве.

С. СОРОКИНА – Но неизвестно еще когда будет на экране?

М. ЕФРЕМОВ — Я не знаю.

С. СОРОКИНА – А по новой работе хотя бы намекните.

М. ЕФРЕМОВ — По новой работе, если она будет, она будет в Питере. Но она будет про Московский уголовный розыск.

С. СОРОКИНА – А почему в Питере? Просто дешевле снимать?

М. ЕФРЕМОВ — В основном, потому что питерская группа.

С. СОРОКИНА – Снежкин?

М. ЕФРЕМОВ — Рядом. Теплее, тепло.

С. СОРОКИНА – Тепло. Понятно. Но что-то, что вас заинтересовало, что интересно.

М. ЕФРЕМОВ — Горячо.

С. СОРОКИНА – И то, почему вы умудрились так похудеть.

М. ЕФРЕМОВ — Это тоже конечно. Я могу сказать, не только это, еще начался великий пост, я первый раз в жизни…

Ю. КОБАЛАДЗЕ — Отказался от колбасы.

М. ЕФРЕМОВ — Я еще отказался от рыбы, от креветок, но там очень много отказов.

С. СОРОКИНА – От спиртного?

М. ЕФРЕМОВ — Ясень пень.

С. СОРОКИНА – А как же концерты?

М. ЕФРЕМОВ — Хотя спиртное в принципе не входит в меню, которое запрещено во время поста. Потому что это пшеница, это не мясо, можно рюмочку выпить. Нужна мера.

С. СОРОКИНА – Я только не понимаю, как концерты будут проходить.

М. ЕФРЕМОВ — Трезвыми будем. Новое звучание.

С. СОРОКИНА – Я уже боюсь.

М. ЕФРЕМОВ — Мы сами боимся.

С. СОРОКИНА – Граждане, я не знаю, те, кто купили дорогие билеты. Как это будет с этими трезвыми во время великого поста. Исхудалыми. С голодным блеском в глазах.

М. ЕФРЕМОВ — Во время великого поста у Васильева будет антирелигиозный пост. Но он уже 12 лет каждый великий пост просто не берет в рот алкоголя.

С. СОРОКИНА – Меня каждый раз изумляет это. Так, вот этих людей обывателей я имею в виду.

М. ЕФРЕМОВ — Это проверка не для Васильева, это проверка алкоголик он или нет. Так он пьет 325 дней в году и 40 дней он доказывает себе, нет, это ерунда все на самом деле, я могу спокойно не пить.

Ю. КОБАЛАДЗЕ — Теперь все, сегодня подняли цены, особо не разгуляешься.

М. ЕФРЕМОВ — Как сильно подняли, можно спросить?

Ю. КОБАЛАДЗЕ — Прилично.

С. СОРОКИНА – Заинтересовался.

Ю. КОБАЛАДЗЕ — Сколько бутылка водки стоила?

М. ЕФРЕМОВ — 200.

Ю. КОБАЛАДЗЕ — Минимум 200.

С. СОРОКИНА – По-моему, минимум 300. Чего-то я такое слышала.

М. ЕФРЕМОВ — 300, 200, 4 евро. Возьмите себя в руки.

С. СОРОКИНА – Я не знаю.

М. ЕФРЕМОВ — Бутылка водки 4 евро. Счастливая страна.

Ю. КОБАЛАДЗЕ — Можно и можно еще поднимать.

С. СОРОКИНА – Миша, а интересуют больше всего крепкие напитки или вы ценитель вина?

М. ЕФРЕМОВ — Я к сожалению почему еще худой, я ценитель пива. Я обожаю это дело.

С. СОРОКИНА – А как худой.

М. ЕФРЕМОВ — Я похудел.

С. СОРОКИНА – С пива раздобрел, а потом похудел.

М. ЕФРЕМОВ — Потому что я спасибо сказал пиву, подожди в сторонке годик, полгодика. А я пока посмотрю на другие реальности.

С. СОРОКИНА – Мужественный человек. Просто мужественный. Еще вопрос в тему: «Михаил, когда закончишь паясничать?»

М. ЕФРЕМОВ — Ну кто-то называет это лицедейством. Так я отвечу. Как мне закончить паясничать, я родился таким. Меня из школы за паясничанье из класса выгоняли. Гороховый шут. Куда мне, гороховому шуту не паясничать.

С. СОРОКИНА – А вот мне интересно, совершенно другая роль в «Жди меня».

М. ЕФРЕМОВ — Это те 2-3 дня в месяц, где я могу не иронизировать и саркастически не говорить.

С. СОРОКИНА – Так это органично, где игра-то. Игра по жизни такой я есть с младых ногтей, либо органичен там.

М. ЕФРЕМОВ — Я разный.

С. СОРОКИНА – Там роль или здесь.

М. ЕФРЕМОВ — Нет, там не роль, там работа. И конечно это роль ведущего, там с живыми людьми, там не подставы.

С. СОРОКИНА – А в остальных случаях с мертвыми.

М. ЕФРЕМОВ — Там не подставы телевизионные. Это другое дело. Но это тоже я все равно. Как в школе-студии учили, иди от себя. Я в предлагаемых обстоятельствах.

С. СОРОКИНА – Все понятно. Сейчас мы прервемся, потому что наступает время середины часа. Мы сейчас послушаем последние сообщения, новости. И вместе с нами послушает Михаил Ефремов. Наверное, с интересом. Поскольку он сам себя назвал политическим животным.

М. ЕФРЕМОВ — Васильев меня назвал.

Ю. КОБАЛАДЗЕ — И Орлуша сейчас будет слушать.

С. СОРОКИНА – Слушаем.

НОВОСТИ

С. СОРОКИНА – Еще раз мы вас приветствуем. С нами Михаил Ефремов, актер и обыватель. Мы продолжаем наш разговор. Сейчас был замечательный пассаж, будем ли мы разыгрывать билеты на «Господина хорошего». Я говорю, а есть билеты.

М. ЕФРЕМОВ — А я был когда у Лариной, мы разыгрывали.

С. СОРОКИНА – А сейчас есть билеты?

М. ЕФРЕМОВ — Я не знаю.

С. СОРОКИНА – Ой.

М. ЕФРЕМОВ — Все к тому, кто выгнал Быкова.

Ю. КОБАЛАДЗЕ — Этот Васильев деспот.

М. ЕФРЕМОВ — Началась программа, я говорил, не представляете как он нас после программы и до программы хуже, чем Карпин спартаковцев после проигрыша «Тереку».

С. СОРОКИНА – Анна из Москвы пишет: «Михаил, «Господина хорошего» теперь можно увидеть только на концертах. Тоскливо без него». На «Дожде» раньше.

М. ЕФРЕМОВ — Мы не отображаем новости уже 9 месяцев.

С. СОРОКИНА – Раньше было на «Эхо Москвы» можно было смотреть, читать и слушать.

М. ЕФРЕМОВ — Это был «Гражданин», «Господин» выходил на «Дожде».

С. СОРОКИНА – Но сейчас только концертное, Размещать вы нигде не хотите.

М. ЕФРЕМОВ — Я не знаю, мы никогда не запрещаем снимать во время концертов. В Ютубе лидер просмотров «Путин и мужик», снятый каким-то человеком на концерте в Волгограде или Краснодаре, когда я первый раз читал без придумок, без всего. Просто сел и прочел быковское. Он до этого за день написал его на заказ. На концерте. На следующем концерте я прочитал.

С. СОРОКИНА – На заказ имеете в виду — просто предложили тему, и он тут же сочинил.

М. ЕФРЕМОВ — Да, собрала там около трех лимонов, миллионов просмотров. Мы сами не ожидали, мы потом записали этого «Путина и мужика», как мы художественно, самодеятельно, но он собрал чего-то там миллион.

С. СОРОКИНА – Анна почему скучает. Если некая магия регулярного ожидаемого действа, когда каждую неделю можно было прочитать что-то и сверить свои ощущения…

М. ЕФРЕМОВ — Анна и все, кто хочет об этом узнать, к Андрею. Это человек, который отвечает за экономику проекта, пока экономика проекта не позволяет нам выходить еженедельно.

С. СОРОКИНА – Юрочка, у тебя есть вопросы.

Ю. КОБАЛАДЗЕ — У меня много вопросов. Врасплох застала.

С. СОРОКИНА – Сидит, понимаешь.

Ю. КОБАЛАДЗЕ — Потому что я отвлекся на экран там расхватывают продукты, так что…

С. СОРОКИНА – А где расхватывают?

М. ЕФРЕМОВ — Вот вы сказали и сейчас побежали все в магазины.

С. СОРОКИНА – Это не у нас. «Очень люблю Михаила Ефремова, замечательный актер. Честный и умный человек». Откуда же вы знаете?

М. ЕФРЕМОВ — Спасибо большое. Откуда вы знаете.

С. СОРОКИНА – «А это даже важнее актерского таланта». По-моему это авансы, Миша. «Не раз смотрела все его замечательные работы». А вот другой человек пишет: «Где ни играете, все пьянь, все пьянь». Ну почему фильм «Когда я стану великаном» там совсем не пьянь. Молоденький совсем и не пьянь.

М. ЕФРЕМОВ — Там как раз все и началось.

Ю. КОБАЛАДЗЕ — А вы сами хотите вернуться в Советский Союз?

М. ЕФРЕМОВ — Нет, я вообще думаю, что все проблемы наши из-за того, что один раз президент сказал, что он считает, что развал Советского Союза это геополитическая ошибка.

Ю. КОБАЛАДЗЕ — Катастрофа.

М. ЕФРЕМОВ – Вот, по-моему, в этом и суть всего, что дальше происходит. Потому что если так человек считает… Я не Ленин, я умирая, не могу написать письмо съезду, что кто-то очень груб, или что-нибудь еще.

Ю. КОБАЛАДЗЕ — Письмо написать можно…

М. ЕФРЕМОВ — Ведь президент понимает, что не вся страна так считает. Он же президент всех россиян. В этом смысле вкусовщина какая-то…

Ю. КОБАЛАДЗЕ — А по-моему больше скучает по Советскому Союзу кто там не жил.

М. ЕФРЕМОВ — Нет, понятно, что скучают по молодости. Я думаю, конечно, о плохом забывается. Вот я об армии вспоминаю о двух годах. Я вспоминаю часто достаточно.

С. СОРОКИНА – Кстати, была sms. Ваш сослуживец привет передавал.

М. ЕФРЕМОВ — Леша Ткачев или кто?

С. СОРОКИНА – Не знаю. Промелькнуло.

М. ЕФРЕМОВ — Привет, Вышний Волочек. И казалось бы ничего хорошего, я вспоминаю и плохие, но не так часто, был молодой, какие-то приколы, дружбы. И какие-то самоходы.

С. СОРОКИНА – Дмитрий спрашивает: «Михаил, как вы относитесь к бойкоту латвийской актрисы спектакля «Медея»».

М. ЕФРЕМОВ — Я слышал про эту историю, я сопереживаю Кире Серебренникову, что так получилось. Как говорится это ее свободный выбор, но, по-моему… лучше бы это сказала Медея.

С. СОРОКИНА – И что?

М. ЕФРЕМОВ — Так сыграть, чтобы Медея все, что она сказала, вот я не поеду, приехать и так сказать им, так сыграть, чтоб было понятно…

С. СОРОКИНА – Я себе представила Медею с финалом, которая говорит: а это в знак протеста.

М. ЕФРЕМОВ — Почему знак протеста. Она могла доиграть, сказать, вот я доиграла, но в принципе ребята, спасибо, что посмотрели, но я считаю так. Вот и все. Она побоялась ехать просто в Россию. Потому что конечно там же в телевидении другая пропаганда.

С. СОРОКИНА – Ей же надо было приехать сюда.

Ю. КОБАЛАДЗЕ — Это политика.

М. ЕФРЕМОВ — Это не политика. Это телевизор. Это все телевизор. Потому что как у нас медиакратия. Вот какой строй. Телевизор как сказал английский посол давным-давно или американский, что дело в том, что у нас появилась сначала демократия, а потом телевизор. А у вас сначала телевизор, а потом демократия. К сожалению.

С. СОРОКИНА – Миш, Лиза спрашивает, что нового в кино и театре. Лиза, Михаил уже сказал, что будет тихориться и не скажет, что конкретно у него нового. Просто мы узнали, что он будет сниматься в Санкт-Петербурге и что…

М. ЕФРЕМОВ — Может быть, и не буду. Может быть, все иначе сложится. Я так не люблю говорить…

С. СОРОКИНА – Будет, будет. Мы не сглазим. Но Лиза видимо, широко спрашивает. А что вам кажется, интересного происходит в кино и театре сейчас. Вам изнутри, из цеха.

М. ЕФРЕМОВ – Вы, к сожалению, немножко не того спросили. Потому что я тем более последние три недели, когда занимаюсь спортом, на театр времени вечером не остается. Потому что очень хочется есть…

С. СОРОКИНА – Лиза, он занимается спортом.

М. ЕФРЕМОВ — Что же поделаешь. Но что нового в кино и театре, все, что вы найдете в новостях, то и новое. Смотрите.

Ю. КОБАЛАДЗЕ — «Гравитация».

М. ЕФРЕМОВ — Я не киноман.

С. СОРОКИНА – Чукча не читатель, чукча писатель.

М. ЕФРЕМОВ — «Гравитация», где Буллок в космосе, да, конечно замечательное кино. Но оно и чего-то получило, по-моему. Я вот не видел сколько-то лет «Рабства».

С. СОРОКИНА – Миш, это даже интересно. Спрашиваем человека, который вроде как должен следить за тем, что происходит.

М. ЕФРЕМОВ — Не слежу. Чукча кто.

С. СОРОКИНА – Ну чукча правда. А в театр тоже нет, куда-нибудь к коллегам…

М. ЕФРЕМОВ — Я недавно смотрел в Московском институте культуре в Химках спектакль «Ромео и Джульетта», который поставил мой друг Никита Высоцкий, который там преподает на курсе Н. Л. Скорика. Известного педагога Школы-студии МХАТ. Я посмотрел, веселый такой…

Ю. КОБАЛАДЗЕ — С неожиданным концом.

М. ЕФРЕМОВ — Нет, конец все поставлено по классической пьесе. Но там есть кое-какие игры. Это экскурсия по Вероне. 19-го, по-моему, будет числа.

С. СОРОКИНА – Но это было хорошо?

М. ЕФРЕМОВ — Это было интересно. Моя дочь 13 лет сказала, что это скукота периодически. Когда длинные монологи какие-то. Наверное. Но смотрела она с интересом, как водят на сцену…

Ю. КОБАЛАДЗЕ — Она не спрашивала: папа, чем это все закончится.

М. ЕФРЕМОВ — Нет. Она у меня начитанная.

С. СОРОКИНА – Она знала сюжет. А еще что-то не из студенческого. Куда-то в театр не приходится забегать?

М. ЕФРЕМОВ — Приходится забегать играть во Дворце на Яузе «Анархию».

С. СОРОКИНА – Но свое.

М. ЕФРЕМОВ — Сейчас поеду в Америку играть «Чапаева и пустоту». И в Канаду.

С. СОРОКИНА – Из Канады писали, велком, ждем. Но это все свое.

М. ЕФРЕМОВ — Действительно я…

С. СОРОКИНА – Чукча.

М. ЕФРЕМОВ — Наверное. Чуваш.

С. СОРОКИНА – Да нет, чувашей не обижаем. Чукчей, правда тоже.

Ю. КОБАЛАДЗЕ — «Низкий поклон Михаилу за все, что он делает как актер и гражданин».

М. ЕФРЕМОВ — Спасибо большое. Вы можете не зачитывать больше…

Ю. КОБАЛАДЗЕ — Нет.

С. СОРОКИНА – Хвалебных. Мы чувствуем, что вас это смущает и нам хочется.

Ю. КОБАЛАДЗЕ — Потрясающий вопрос, неожиданный: Михаил, а что такое счастье?

М. ЕФРЕМОВ — Ох, вы кино что ли не смотрели. Счастье это когда все хорошо с близкими, и все хорошо у тебя с твоим делом, с работой, с любовью. Счастье – когда все хорошо.

С. СОРОКИНА – Ольга: «Очень жалко, что без Быкова. Срочно задружитесь».

М. ЕФРЕМОВ — Вы слышите, Андрей Витальевич, срочно задружитесь с Быковым.

Ю. КОБАЛАДЗЕ — «А «Нимфоманку»…

М. ЕФРЕМОВ — Нет, не смотрел. Вчера смотрел Александр Шеин, позавчера Андрей Васильев. Я не смотрел пока. Не дойду. Посмотрю, наверное, потом…

С. СОРОКИНА – Михаил, а книги какие-нибудь читаете или тоже времени не хватает.

М. ЕФРЕМОВ — Что-то читал.

Ю. КОБАЛАДЗЕ — Быкова.

М. ЕФРЕМОВ — Я никак не могу, забываю зайти купить «Теллурию». Это мне интересно было бы почитать. Чего-то я пропустил сразу купить и по-моему из-за того, что Быков что ли рассказал, что он про нас там написал Сорокин, что какие-то тут про «Гражданина поэта». Это конечно очень лестно. И мне хочется почитать. Чуть-чуть про нас, конечно, но вообще мне…

С. СОРОКИНА – Мне тоже интересно. Я тоже читаю его книги. «Над чем вы смеетесь, — пишут из Украины, — я живу почти в Крыму, и мне не смешно. Вы порождаете в сердцах украинцев ненависть ко всему, что…» Дальше обрыв. Это болезненное восприятие. Мы совсем не смеемся, а смеемся, так над другим. А вовсе не над тем, что происходит на Украине.

М. ЕФРЕМОВ — Вообще очень эмоциональная волна какая-то, причем, по-моему, получается, что подогревается телевизором, эти эмоции, обиды, все же обижаются, всех друг друга оскорбляют. Обиды. Какая-то коммунальная квартира. Какая-то в нехорошем смысле. Не та прекрасная коммунальная квартира, которая была, прежде чем наступила катастрофа, и ее расселили. У каждого стала своя горячая вода и свой счет за квартиру. Но блин, так получается.

С. СОРОКИНА – Так получается. Все болезненно и ни правых, ни виноватых.

М. ЕФРЕМОВ — Эмоции я бы все-таки меньше и не обижался бы и не восторгался бы, со всеми. Вот когда со всеми, были недавно мы вместе, вообще такой слоган, что мы вместе, когда на Васильевском, я вспоминал у Кости Кинчева был автоответчик такой. Что подходила его жена, все говорят, что мы вместе, никто не знает, в каком.

С. СОРОКИНА – Прямо на автоответчик.

М. ЕФРЕМОВ — Давно это было, лет 20 назад.

С. СОРОКИНА – Как всплывают некстати в связи с политической ситуацией эти старые сведения. «Господин Ефремов, демократия это добровольная форма рабства. Цитата, видимо, вы это понимаете или нет?» По-моему это слишком умно.

М. ЕФРЕМОВ — Нет, не понимаю. Потому что если вы так думаете…

С. СОРОКИНА – Макар какой-то пишет: «Михаил, я служил в Вышнем Волочке в 80-82. Неужели разминулись?»

М. ЕФРЕМОВ — Разминулись. Может быть, вы дедом были…

С. СОРОКИНА – «Жаль, что не случилось быть вашим сослуживцем».

Ю. КОБАЛАДЗЕ — Сейчас снова будете в одной армии. Так что встретитесь.

М. ЕФРЕМОВ — Когда это бы будем в новой армии. У меня уже наверное возраст вышел.

Ю. КОБАЛАДЗЕ — Ничего.

С. СОРОКИНА – Всех призовут. Сергей обещает: «Спартак» выиграет в этом году чемпионство.

М. ЕФРЕМОВ — Ох, очень хочется, но боюсь произносить. Тоже суеверие. И про В. Г. Карпина говорил, что он зря…

Ю. КОБАЛАДЗЕ — Такой преданный болельщик «Спартака»?

М. ЕФРЕМОВ — Да, да.

С. СОРОКИНА – Дмитрий Екатеринбург: «Михаил, следите ли вы за карьерой своего сына Никиты?»

М. ЕФРЕМОВ — Да, слежу. Недавно он был судьей КВН. Спасибо Александру Васильевичу Маслякову, может быть, Юлий Соломонович посоветовал, не знаю, что позвали Никиту. Я говорю: ну как. Он говорит: двойку поставил. Я говорю, ах ты. Но там говорит, многие ставили.

С. СОРОКИНА – Лиля спрашивает «Нимфоманку» Фон Триера смотрели?

М. ЕФРЕМОВ — Нет, к сожалению.

Ю. КОБАЛАДЗЕ — Еще про «Трудно быть Богом» спрашивают.

М. ЕФРЕМОВ — Смотрел, сложные ощущения. То, что я могу сказать со знаком плюс это Леонид Исаакович Ярмольник. И может быть из-за этого сложно. Это надо, во-первых, второй раз посмотреть.

С. СОРОКИНА – А ты не видел, Юр?

Ю. КОБАЛАДЗЕ — Я второй раз тоже не выдержал.

С. СОРОКИНА – Да.

М. ЕФРЕМОВ — Кто-то говорит, что это другое искусство, не кино уже.

С. СОРОКИНА – Что-то другое. У меня зубодробительные ощущения, но это отдельный разговор. Миш, интересно, тот же Ярмольник действительно сыграл у Германа роль, которая вообще выпадала из его, он же тоже по большому счету…

М. ЕФРЕМОВ — Почему же выпадала. Не выпадала. Он потратил на это 10 лет.

С. СОРОКИНА – Но когда изначально я услышала, что он приглашен на роль Румата, для меня было неожиданностью. Я не понимала, почему Герман выбрал его на эту роль. А вот нет желания тоже дождаться какой-то ситуации, когда пригласят на что-то, что вообще выпадает из привычных ролей.

М. ЕФРЕМОВ — Куда меня можно еще пригласить. У меня была балерина, Гитлер…

С. СОРОКИНА – Миша, это все шутовство. Маски.

М. ЕФРЕМОВ — Про все роли можно сказать, что это шутовство.

С. СОРОКИНА – Ну шутовство.

Ю. КОБАЛАДЗЕ — «Гамлета» например.

М. ЕФРЕМОВ — На третьем курсе уже был.

С. СОРОКИНА – Человеку, который сыграл на третьем курсе «Гамлета» конечно, трудно что-либо еще предложить по жизни. Но, Миш, правда, что-то типа этого, чтобы какой-то условный Герман, но пригласил бы на какую-то роль, которую пришлось бы, сдирая шкуру с себя, играть.

М. ЕФРЕМОВ — Я не знаю, когда будет так, тогда можем…

С. СОРОКИНА – А нет желания, тоски по чему-то, что совсем выпадает. Потому что все равно те или иные роли в привычном амплуа.

М. ЕФРЕМОВ — У меня очень разные. Ведь кино, когда работаешь в кино, значит это режиссер там. А когда мне режиссер, понятно да, для тебя люди очень важны, вообще кино это встреча с людями, это я всегда говорил. Ведь людей, когда много, очень прекрасно. И новых и новых.

Ю. КОБАЛАДЗЕ — Мы в одном фильме с Мишей играли…

С. СОРОКИНА – Гусмана.

М. ЕФРЕМОВ — Там еще Николаша Ефремов сыграл смешную роль. Как Юлий Соломонович говорит. Фильм, дорогие радиослушатели называется неожиданно для Гусмана «Не бойся, я с тобой-2».

Ю. КОБАЛАДЗЕ — Никак он не выйдет на экраны. Я жду с нетерпением.

М. ЕФРЕМОВ — Может быть, специально резину тянут.

Ю. КОБАЛАДЗЕ — Гусман нагнетает.

М. ЕФРЕМОВ — Там и Быков кстати снимался. И Васильев.

Ю. КОБАЛАДЗЕ — Там целая плеяда великих актеров.

С. СОРОКИНА – Изумляются: неужели вы в армии служили, неужели папа не отмазал.

Ю. КОБАЛАДЗЕ — Папа был рад избавиться от сынка, наверное.

М. ЕФРЕМОВ — В принципе что-то рядом.

С. СОРОКИНА – Ну вот опять спрашивают: а вы счастливый человек. Ну счастливый он счастливый.

М. ЕФРЕМОВ — Спасибо.

С. СОРОКИНА – Это видно просто. Даже когда он играет несчастливых людей, он все равно видно, что счастливый. Посоветуйте, что можно есть во время поста. Видимо, ваш вид такой…

М. ЕФРЕМОВ — Написано везде, что я буду советовать. То, что вам не нравится, то и ешьте.

Ю. КОБАЛАДЗЕ — А есть такой персонаж, которого вы не смогли бы сыграть?

С. СОРОКИНА – «Короля Лира», потому что еще не дорос.

М. ЕФРЕМОВ — Может быть какой-то «Король Лир», а может… молоденький, молоденький. Разные можно придумать. Я не знаю, типа отказался из каких-то убеждений политических, вряд ли такая роль может быть.

Ю. КОБАЛАДЗЕ — «Ромео и Джульетта» играют от 16 лет до 60.

М. ЕФРЕМОВ — Я по роли не могу себе подумать.

С. СОРОКИНА – От чего отказался бы?

М. ЕФРЕМОВ — Конечно.

Ю. КОБАЛАДЗЕ — Ефремов очень рад бедам «Зенита».

М. ЕФРЕМОВ — Я не рад, «Спартак» проиграл, а из «Зенита» тренера уволили. Я с интересом гляжу сейчас на «Зенит».

С. СОРОКИНА – Дмитрий спрашивает: «Михаил, а что для вас означает понятие репутация»?

М. ЕФРЕМОВ — Хороший очень вопрос. Это такая штука, один раз с ней чего-нибудь раз и все и ее нет.

С. СОРОКИНА – Невосстанавливаемая.

М. ЕФРЕМОВ — Не знаю, наверное, как-то восстанавливаемая. Что такое репутация мы понимаем, когда человек умирает. Какая у него была репутация. А что во время жизни, что об этом думать, жизнь на это тратить.

С. СОРОКИНА – Почему, во время жизни тоже…

М. ЕФРЕМОВ — Во время жизни есть специальные люди философы, которые об этом думают. Мы можем их почитать.

С. СОРОКИНА – Друзья, вы спрашиваете, сами-то попробуйте ответить на этот вопрос. Тем более что уже об этом говорили. «Что для вас самое святое в жизни». Наверное, дети.

М. ЕФРЕМОВ — Это банальная штука. Конечно как у всех.

С. СОРОКИНА – А что там с Охлобыстиным, спрашивают вас.

М. ЕФРЕМОВ — А что с Охлобыстиным. Что еще с Охлобыстиным? Я честно скажу, я не знаю. Я отвечал на вопрос про Охлобыстина последние недели три, как тема, про которую задают вопросы, как Охлобыстин, так и эти вопросы кажутся мне очень назойливыми.

С. СОРОКИНА – Давайте не будем на них отвечать. Из Ростовской области: «Михаил, а зачем тогда русские солдаты два века в русско-турецких войнах свои жизни складывали, чтобы в Севастополе теперь натовский флот стоял?»

Ю. КОБАЛАДЗЕ — А кто туда натовский флот отправляет?

С. СОРОКИНА – Не будут наши, будут натовские.

М. ЕФРЕМОВ — Я как обыватель не могу судить о флотах, армиях, я хоть и служил в армии, но я служил…

С. СОРОКИНА – Но вы собирались историком быть когда-то.

М. ЕФРЕМОВ — С исторической точки зрения, конечно, Крым это российская земля. Из которой были изгнаны татары. Из которой потом еще раз были изгнаны татары. Которую потом передали Украине, которые думали, что совсем советская, потому что несколько генеральных секретарей подряд два было из Украины. Так что, и потом Константин Устинович тоже, наверное, по фамилии если. Это очень сложно, тут одного решения быть не может. Тут чем ты настырнее, жестче, чем ты выступаешь, это, по-моему, неправильно в этой ситуации. Тут наоборот не навредить главное. А не то что мы делаем, поэтому нас все и ругают. Это тут, по-моему, не работает. Тут, по-моему, врачи нужны.

С. СОРОКИНА – «Михаил, — пишут из Волгоградской области, — «Господин хороший» без Быкова чемпион Параолимпиады. Здоровья вам оптимизма, любим как минимум. Спасибо». «А могли бы вы сыграть Юрия Никулина?»

М. ЕФРЕМОВ — У нас был номер, где я пел «Постой паровоз», еще когда сидели…

С. СОРОКИНА – Так что в какой-то мере… Да конечно. А сомнения вам свойственны? Вопрос из Киева.

М. ЕФРЕМОВ — Да, свойственны.

С. СОРОКИНА – А чем, Миша?

М. ЕФРЕМОВ — Во многом.

С. СОРОКИНА – Нет такого само…

М. ЕФРЕМОВ — Вот типа и поперло. Я сейчас как раз этого очень…, конечно, бывает это, это иногда в каких-то ситуациях, вдруг чем-то ты очень увлечен и очень эмоционально заряжен, ты не можешь уже соображать в это время. Поскольку я говорю, опыт сын ошибок трудных. Ошибок у меня трудных и счастливых много в жизни. И поэтому опыт он приходит и заставляет вот так эмоционально со всем пылом, конечно, это круто со стороны наверное выглядит. Но последствия.

С. СОРОКИНА – То есть сомнения временами посещают.

М. ЕФРЕМОВ — Тем более я очень хорошо знаю, что такое похмелье.

С. СОРОКИНА – Во всех смыслах.

М. ЕФРЕМОВ — Потом оно настает везде.

С. СОРОКИНА – «Вы готовы стать дедушкой?»

М. ЕФРЕМОВ — Тоже как с Украиной – не мое это дело.

Ю. КОБАЛАДЗЕ — То есть еще не готовы нянчить внуков на коленях.

С. СОРОКИНА – Не готов, сказал же. «Михаил Олегович, здравствуйте, недавно ушел из жизни актер Анатолий Кузнецов», вы с ним знакомы были?

М. ЕФРЕМОВ — Я с ним один раз снимался. Мы с ним виделись один день. Фильм был комедия. Но он однокурсник Г. Б. Волчек, он в Школу-студию МХАТ, он как бы свой… Вся его жизнь, его роли, пожалуйста, про репутацию. И по поводу Украины, знаете, что сейчас Украине не хватает больше всего? Ступки.

С. СОРОКИНА – Это правда.

М. ЕФРЕМОВ — Вот человек, который…

С. СОРОКИНА – Это правда. Я тоже как-то подумала, что это действительно. Ну что давайте завершать. Наше время подходит к концу. Мы сегодня говорили с Михаилом Ефремовым. Человеком и гражданином. Обывателем. Напоминаем мы еще раз…

Ю. КОБАЛАДЗЕ — Прилипло так…

С. СОРОКИНА – Так мне понравилось, как его Васильев назвал. И велел вернее эту роль держать на «Эхе».

М. ЕФРЕМОВ — Учти, говорит.

С. СОРОКИНА – Получилось. Вася, получилось.

М. ЕФРЕМОВ — Вася, спасибо.

С. СОРОКИНА – Михаил Олегович он же актер, ему как задание дашь…

М. ЕФРЕМОВ — Васильев, режиссура неплохая, а постановка…

С. СОРОКИНА – Абсолютно. Итак, спасибо большое. Напоминаем мы о том, что возвращается, правда, пока на сцену театра Эстрады…

М. ЕФРЕМОВ — Не возвращается. Опять разрешили себе попробовать.

С. СОРОКИНА – Проект теперь с другим названием немножко «Господин хороший». И соответственно там вы увидите знакомые все лица. Спасибо еще раз, Михаил.

М. ЕФРЕМОВ — Спасибо большое.

С. СОРОКИНА – Всего доброго. До свидания.

Комментарии

80

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.
>
Не заполнено
Не заполнено

Не заполнено
Не заполнено минимум 6 символов
Не заполнено

На вашу почту придет письмо со ссылкой на страницу восстановления пароля

Войти через соцсети:

X Q / 0
Зарегистрируйтесь

Если нет своего аккаунта

Авторизируйтесь

Если у вас уже есть аккаунт


(комментарий скрыт)

sword1812 12 марта 2014 | 11:59

Не ндравицца вам, Миша, идеология Путина.Ох,не ндравицца!Прям заноза какая-то в душе одарённай.


toma17 12 марта 2014 | 12:38

В стране нет никакой политики,нет политиков,и всё,что делается,как говорится на Эхе-это видимость.Печально! Где же не уничтоженные прошлой властью гены у тех,кто боролся с ней,у их детей и внуков,получающих образование за рубежом.Или в глазах и в головах одни доллары,короче одна разруха сменила другую.


azinkourt 12 марта 2014 | 13:06

Товарищ Ефремов. Расскажите и Вы нам своё видение информационного общества и электронной демократии в 21 веке в РФ, а то говорить мол некрасиво идеологию киберинтеграции они подают.. может у нас шведский стол? Вы не задумывались об этом? Скажите нам каким образом сделать логический киберспорт, военно-спортивную системную инженерию, API кросспарсер, конвейер клиент-серверного ПО для МВД, роль РАН в этом вопросе опять и ФАиП СО РАН.. и конверсия тоже


karlos2010 12 марта 2014 | 14:23

Михаил Олегович,импонирую Вам,как талантливому актёру-работяге,а уважаю за независимую,не зашоренную,гражданскую,человеческую позицию настоящего патриота,который не стремится победить недруга,а старается его понять и привлечь его на свою сторону ,предлагая думать не только о себе,а за всех как за себя.Тот ,кто лицом встречая врага,поворачивается Задом к своему народу-не патриот.Творческой и личной удачи!


toljan49 12 марта 2014 | 15:00

Всем кушать хочется.


(комментарий скрыт)

oleg_popov 11 марта 2014 | 21:33

Тимошенко в губы целовала веника и вспоминала о его жене)


12 марта 2014 | 01:03

ЭХО, прощай. Без дурака проханова у вас скушно.


12 марта 2014 | 03:43

Если дурак Проханов не может уже до студии добраться - нужно набить его соломой, сделать из него пугало для либеральных демократов и прибить гвоздями к стене студии.

У вас, ребята демократы, давно пластинку заело, точно так же, как и у ваших оппонентов. Оппоненты носят портрет Путина, а вы его топчете. Вы не замечаете, что мир у вас скучно бинарный: за или против. Все гости у вас уныло однообразны. Перечисление имён "знаковых фигур" вы выдаёте за жунализм.


azinkourt 12 марта 2014 | 13:13

вот например АИС города размещения.. все школы соединены через неё с Минобрнауки .. а датчики пожарной безопасности выведены на МЧС

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире