'Вопросы к интервью
11 февраля 2014
Z В круге СВЕТА Все выпуски

Ситуация на правом политическом фланге


Время выхода в эфир: 11 февраля 2014, 20:05

С. СОРОКИНА – Здравствуйте. Это программа «В круге Света». Здесь Юрий Кобаладзе и Светлана Сорокина. А напротив нас Владимир Рыжков. Политик. Вчера вы слушали выступление Михаил Касьянова, он был в эфире «Эхо Москвы». Владимир тоже слушал его мнение. Будет проще говорить соответственно. Для тех, кто не следил за политической жизнью последних дней напомню, что в субботу 8 февраля произошел некий раскол в партии РПР-Парнас. На заседании федерального политсовета о своем выходе из партии заявили два из ее создателей. Владимир Рыжков и Сергей Алексашенко. И еще какое-то количество людей.

В. РЫЖКОВ — Да, сегодня написал заявление Дмитрий Вовчук, член федерального политсовета из Москвы. Написала заявление Екатерина Кузнецова, еще ряд людей. Так что процесс, к сожалению, продолжается.

Ю. КОБАЛАДЗЕ — К сожалению или к счастью.

В. РЫЖКОВ — К сожалению, потому что я не могу не сожалеть о том, что я вынужден был выйти из партии, лидером какой-то был последние 10 лет.

Ю. КОБАЛАДЗЕ — Я слушал вчера Касьянова, все логично.

С. СОРОКИНА – Можно для затравки среди множества вопросов, которые пришли на сайт «Эхо Москвы» я выбрала, нам привели Гарика Губермана. Пришел я к горестному мнению от наблюдений многих лет. Вся сволочь склонна к единению, а все порядочные – нет.

В. РЫЖКОВ — Это упрощение конечно. Потому что без серьезных причин то, что произошло, не могло бы произойти, так что под этим были серьезные причины. Я считаю, что не я являюсь раскольником, а что произошло 8 февраля это результат последних 6-7 месяцев. Когда действия моих коллег вели к этому, к сожалению, неминуемому результату.

С. СОРОКИНА – Начнем с того, что вы предложили ведь саму партию как организационную структуру. Потом она стала РПР-Парнас, и все было договорено на паритетных началах. Все участвуют в равном…

В. РЫЖКОВ — Дело в том, что об этом очень четко написал в своем блоге на «Эхо Москвы» Сергей Алексашенко, который тоже написал заявление о выходе из партии. Всю историю Парнаса, РПР-Парнаса придумал Сергей Алексашенко. Это был 2010 год. Мы несколько раз собирались, участвовала в этом Ирина Ясина. И речь шла о том, что нужно консолидировать либеральные силы в стране и поначалу это было 4 организации. Это был Владимир Милов, «Демократический выбор», РПР Владимир Рыжков, Михаил Касьянов – РДНС и Борис Немцов – «Солидарность». И с самого начала был заложен незыблемый принцип консенсуса. Что по каким-то вопросам, которые мы не считаем принципиальными, мы можем расходиться или голосовать большинством, меньшинством, но если кто-то считает вопрос принципиальным, то надо договариваться. Надо искать согласие. И первым ушел Владимир Милов, теперь вынужден был уйти я. И главная причина того, что произошло это то, что и о чем пишет Сергей Алексашенко, это то, что принцип согласия был нарушен. И он был нарушен в последние месяцы и был нарушен нашими партнерами. Борисом Немцовым и Михаилом Касьяновым. И поэтому когда меня обвиняют в расколе, то это просто не соответствует действительности, потому что раскол внесли те, кто начал нарушать базовые основополагающие договоренности партии…

Ю. КОБАЛАДЗЕ — А мотивы-то какие?

С. СОРОКИНА – Если послушать того же Михаила Касьянова, то выглядит все исключительно эмоциональным демаршем. То есть лишили должности ответственного секретаря…

Ю. КОБАЛАДЗЕ — Ушел эмоционально, необоснованно, я бы даже сказал безответственно.

В. РЫЖКОВ — Я бы мог согласиться, что это эмоциональное решение, если бы речь шла только обо мне. Но ни Сергей Алексашенко не лишился никакой должности, ни В. Д. Мельникова член бюро партии, лидер комитета «Солдатских матерей». Не может быть так, чтобы сразу группа людей уважаемых, известных в стране вдруг впала в эмоциональную экзальтацию и начала покидать ряды партии. Это просто попытка объяснить кризис партии какими-то вещами, не имеющими к нему отношения. И это я уже слышал намеки якобы роли Кремля какой-то в этой истории.

Ю. КОБАЛАДЗЕ — Лейтмотивом проходит.

В. РЫЖКОВ — Это полная чушь. Кремль никакого отношения не имел и не имеет к тому, что произошло в РПР-Парнас. Это попытка переложить ответственность в данном случае на меня. Или на какие-то внешние силы. И не допустить обсуждения того, что на самом деле произошло. А на самом деле произошло следующее. Летом прошлого года, когда партия выдвигала Алексея Навального, все началось с лета прошлого года. И теперь уже нет смысла скрывать, что и я и Сергей Алексашенко мы голосовали на заседании бюро против его выдвижения. По чисто идеологическим мотивам. И буквально на следующий день началась атака на меня прежде всего. Со стороны членов моей же партии. И эта атака носила оскорбительный характер. И буквально на следующий день Сергей Алексашенко сказал, что надо решать вопрос по тем людям, которые ведут атаку. То есть выводить их из состава бюро, и как-то принять правила в партии, что не могут люди в одной партии находясь, дискредитировать друг друга. Потому что это наносит ущерб всему делу. Ни Михаил Касьянов, ни Борис Немцов не отреагировали на эти призывы. И фактически это привело к тому, что я получал помои, просто ушаты помоев после своего выступления на Валдае, например, где я впервые поднял перед Путиным вопрос освобождения болотников, политзаключенных и массовых фальсификаций на выборах. Ушат помоев я получил от своих же товарищей по партии. После встречи в Кремле 20 ноября. Где точно также ставил вопрос об амнистии для политзаключенных и передал Путину список из 70 фамилий, из 42 уже сейчас на свободе. И передал ему итоги общественного расследования по событиям на Болотной, которым руководил помимо прочего Михаил Касьянов. То есть раскол начался с того, что в нашей партии появилась группа, которая посчитала для себя возможным дискредитировать меня как сопредседателя партии, моих товарищей. Только за политическую позицию. Только за те действия, которые мы делали.

Ю. КОБАЛАДЗЕ — Они могут сказать, что твоя политическая позиция не соответствует генеральной линии партии. Что ты колеблешься не в ту сторону. Мы тебя не пускали на Валдай, ты поехал. Мы против того, чтобы повести диалог с властью, а ты ведешь.

В. РЫЖКОВ — Таких решений не было. В том-то все и дело, что не было таких решений, которые бы запрещали мне выступать с требованием освобождения политзаключенных или требованием…

Ю. КОБАЛАДЗЕ — Когда ты поставил вопрос, что я еду на Валдай и будут пытаться сделать все возможное, тебя никто не осудил.

В. РЫЖКОВ — Нет. И Михаил Касьянов и Борис Немцов сказали, что нам это не очень нравится, но ты имеешь полное право. И мы даже обговорили те две темы, которые я там поднял.

С. СОРОКИНА – Если бы они были категорически против?

В. РЫЖКОВ — То строго в соответствии с нашими принципами я бы воздержался от этой поездки, потому что я как раз всегда соблюдал принцип консенсуса. Но получилась такая история, что в течение нескольких месяцев… Я разделяю критику и дискредитацию. Критика это когда в спокойной форме человек может сказать, что я считаю, что Рыжков действовал неправильно. Но когда это переходит на личности, на оскорбления, уже на унижения человеческого достоинства, то мне это казалось странным. И я неоднократно ставил этот вопрос и вплоть до 8 февраля этот вопрос не решался. Так что те люди, которые начали кампанию дискредитации меня и моих сторонников, они начали этот раскол в партии. И вторая линия, по которой они начали раскол в партии это нарушение принципа консенсуса. В последние месяцы у нас, к сожалению, стало практикой принятие принципиальных решений большинством. Даже в том случае, когда мы решительно возражали. Даже когда я решительно возражал. Самым вопиющим случаем стала ситуация в Санкт-Петербургской региональной организации, которая была фактически разгромлена. Из которой ушло 97 человек. Осталось 76. И ушли практически все мои сторонники. Все старые республиканцы, люди, которые были в партии в 90-е годы, в 2000-е годы, которые были в партии, когда ее закрывали. И я возражал против того, чтобы политсовет принимал решение большинством. Но, несмотря на мои неоднократные возражения, решения продавливались большинством. И последней каплей стало 8 февраля то, что произошло. За несколько дней до политсовета Михаил Касьянов и Борис Немцов сказали, что мы видим угрозу партии. Они почему-то решили, что я хочу развалить партию. С чего они это решили, я ума не приложу. Михаил Касьянов вчера говорит, что мы сожалеем, что Владимир ушел. Радоваться должны, если это угроза партии. То есть если я ушел, то угрозы нет. Так надо радоваться, Михаил Михайлович, Борис Ефимович. Чего же вы сожалеете. Либо вы видели угрозу и вы должны радоваться, либо если вы сожалеете, то ваша угроза была придуманной. Дело в том, что когда два года назад действительно партия объединялась на основе Республиканской партии России, у нас работал принцип консенсуса. И в рамках этого консенсуса наши партнеры из «Солидарности» и РДНС получили две трети голосов во всех руководящих органах партии. Две трети в политсовете. Две трети в бюро. Мы, республиканцы, предоставив свою партию, которые мы выиграли в Европейском суде по правам человека, которую мы зарегистрировали, мы остались в меньшинстве. Но мы исходили из того, что это не страшно, потому что если мы все решаем консенсусом, то мы решаем консенсусом. Но в последние месяцы этот консенсус был нарушен нашими партнерами. И кончилось это тем, что Михаил Касьянов и Борис Немцов с чего-то решили, что я угроза для партии, и стали требовать, чтобы я ушел с поста ответственного секретаря. Который был у меня в рамках консенсуса. Мы так договаривались полтора года назад. Я сказал, я что, плохо работаю в партии, я мало работаю в партии, не я ли ее восстановил в Европейском суде. Не благодаря ли мне вы получили две трети во всех органах. Что такое.

Ю. КОБАЛАДЗЕ — А что такое все-таки.

С. СОРОКИНА – В чем дело все-таки. Мы не понимаем.

В. РЫЖКОВ — Угроза партии.

С. СОРОКИНА – Угроза в чем?

В. РЫЖКОВ — Не знаю.

Ю. КОБАЛАДЗЕ — То есть ты им мешал, ты…

В. РЫЖКОВ — Дело в том, что несколько республиканцев, порядка 10 человек, которые уже к концу года увидели нарушения эти, о которых я сказал, травлю, отказ от принципа консенсуса, они написали открытое письмо о кризисе в партии. И сказали, что если он не будет преодолен, они будут создавать республиканскую партию отдельно от РПР-Парнас. Они опубликовали письмо и в тот же день направили заявку в Минюст.

С. СОРОКИНА – А сказано было Касьяновым, это все тайно было.

В. РЫЖКОВ — Дело в том, что это было опубликовано в «Российской газете». Что тайного. Но 10 человек не могут развалить политическую партию. Даже если бы эти 10 человек действительно создали политическую партию, это никак не могло развалить РПР-Парнас. То есть мне кажется это было использовано как повод для того, чтобы получить в руки полный контроль над партией. Дело в том, что у любой политической партии есть две подписи. Это лицо, уполномоченное политсоветом, и этим лицом был я, и председатель исполкома, у которого есть право хозяйственной подписи. И мне кажется, что это просто было миф про угрозу, миф про развал партии был использован моими коллегами для того, чтобы окончательно захватить партию. То есть то, что произошло утром 8-го, конечно меня поразило до глубины души. Действительно они ставили передо мной вопрос о том, чтобы я ушел с этого поста. Я сказал, что так как мы договаривались в рамках консенсуса, что это будет за РПР, и нет ни одной причины доказывающей и ни одного факта, доказывающего мифическую угрозу партии, то я не согласен. На этом мы разошлись. Утром 8-го числа был роздан документ за подписью Касьянова и Немцова о моем переизбрании с этого поста. Я это расценил абсолютно как уже последнюю точку вероломства, как последнюю точку обмана, захвата партии, и у меня действительно заранее было написано заявление, потому что я предполагал, что развитие будет таким образом. Более того, насколько мне известно, было запланировано партийное собрание с разбором товарища Рыжкова. Где мне должны были товарищи с мест навалять за мою подрывную деятельность. Плюс была внесена резолюция против республиканцев, осуждающая их действия. То есть должно было состояться еще персональное дело моих товарищей республиканцев, и как вы понимаете, Юрий и Света, это никак не напоминает атмосферу согласия, доверия.

Ю. КОБАЛАДЗЕ — Понятно. Анализ твой. Почему ты их не устраивал?

С. СОРОКИНА – В чем дело все-таки. Все причины, все поводы мы выслушали.

Ю. КОБАЛАДЗЕ — Надо было избавиться от тебя.

Мешал, конкуренция.

В. РЫЖКОВ — Эти действия, которые начались 6 или 7 месяце назад я связываю, прежде всего, с кампанией Алексея Навального. Я не удивлюсь, если к лету или может быть раньше каким-то образом или сам Алексей Навальный или кто-то из его ближайших соратников войдет в руководство партии РПР-Парнас. И так как я считал и считаю, что Алексей Навальный, относясь с огромным уважением к его антикоррупционной деятельности, понимая, что он очень яркий политик, но у него другая идеология, чем у партии РПР-Парнас. Партия РПР-Парнас либеральная партия. Партия РПР-Парнас член альянса либералов, демократов Европы. И с моей точки зрения в руководстве этой партии не может быть человек, призывающий ходить на «Русский марш», или сам принимающий участие в этом. Это моя точка зрения. Поэтому у меня иногда складывалось впечатление, что вся кампания по выдавливанию моему — заместить меня представителями партии Навального. И его сторонниками. И на самом деле если я прав и мои догадки верны, то я думаю, что в самое ближайшее время мы увидим. И тогда эта попытка обвинить меня в расколе, притом, что против меня уже полгода шла агрессивная кампания по моей дискредитации, и шла кампания по выдавливанию республиканцев из партии. И якобы, что это с подачи Кремля, что является абсолютно чушью и ложью. Тогда станет понятно, ради чего…

Ю. КОБАЛАДЗЕ — Тебе вот не объяснял Немцов…

С. СОРОКИНА – Позиция его известна.

Ю. КОБАЛАДЗЕ — Тебе могли сказать. Мы решили…

С. СОРОКИНА – Зачем говорить, когда они знают, как отреагирует Рыжков на это предложение.

В. РЫЖКОВ — Они абсолютно точно знают мое отношение.

Ю. КОБАЛАДЗЕ — Ну потому что сейчас создается впечатление, что опять демократы не в состоянии договориться.

С. СОРОКИНА – Юра, мы не в сказочке живем.

В. РЫЖКОВ — На самом деле я был шокирован тем, что произошло в субботу. Потому что нарушение консенсуса, о чем сказал Сергей Алексашенко, стало не просто очевидным, оно было в такой еще форме, которая вообще неприлична. Мне это напомнило какие-то просто советские времена, когда раздавались резолюции осуждения, уже после того, как собрание началось. Вы можете себе представить, я сижу как на партсобрании, я сопредседатель партии, 10 лет был лидером этой партии. Я эту партию поднимал в 2005-2007 годах. Нашу партию запретили. Я эту партию отбил в Европейском суде. Я эту партию с радостью и открытым сердцем две трети позиций отдал своим партнерам. И мои партнеры раздают резолюцию, осуждающую Рыжкова, утром не поставив меня в известность.

С. СОРОКИНА – Был у зайчика домик лубяной, сам же вспоминал перед эфиром. Остался ледяной.

В. РЫЖКОВ — У Михаила Касьянова как-то Богданов захватил партию. Теперь видимо, Михаил Михайлович решил повторить это с РПР-Парнас.

С. СОРОКИНА – Пишет нам Игорь: а в какой партии будет Алексашенко. Для меня это индикатор порядочности.

В. РЫЖКОВ — Для меня тоже.

С. СОРОКИНА – Кстати, не одно такое сообщение.

В. РЫЖКОВ — Для меня и Сергей Алексашенко индикатор порядочности, и В. Д. Мельникова, которая уже больше 20 лет сражается за права солдат, офицеров. Их оценки, сейчас делается попытка выдать мой шаг за эмоциональный. Я еще раз хочу подчеркнуть, и у Сергея Алексашенко, и у В. Д. Мельниковой абсолютно такая же оценка ситуации. И абсолютно те же самые мотивы выхода из партии. В какой будет Сергей Алексашенко, я думаю, что пока ни в какой. Как и В.Д. Мельникова. Потому что реакция и Сергея Алексашенко и Валентины Мельниковой это абсолютный шок от того, что происходило в нашей партии последние полгода и последний месяц, их реакция абсолютный шок.

Ю. КОБАЛАДЗЕ — Но ты забираешь с собой.

В. РЫЖКОВ — Я не могу забрать ничего с собой. Потому что сегодня партия находится в руках Михаила Касьянова и Бориса Немцова. В их руках находится аппарат, исполком, печать, устав. Я им желаю успеха, потому что на самом деле я строил в свое время, помогал строить «Наш дом – Россия», я помогал в 90-е годы строить Гайдару…

С. СОРОКИНА – Мы в курсе.

В. РЫЖКОВ — Партию «Демократический выбор России». Я дважды вытащил и поднял РПР. Сегодня эта партия, по независящим от меня причинам оказалась в руках других людей. Но так как это мое детище в том числе, я им желаю большого успеха.

Ю. КОБАЛАДЗЕ — И что дальше ты будешь делать? Отдал и все, до свидания.

В. РЫЖКОВ — Я считаю, что мой опыт огромный 20-летний политический опыт, я думаю, что он будет востребован. Потому что действительно я огромным обладаю опытом, я пять раз выигрывал выборы…

С. СОРОКИНА – Но это что-то новенькое или к кому-то присоединяться.

В. РЫЖКОВ — Мы сейчас рассматриваем несколько вариантов. Есть вариант объединения, потому что есть к счастью в стране другие демократические либеральные силы. Есть вариант создания своей партии. Я кстати предложил моим коллегам Борису Немцову, Михаилу Касьянову, членам федерального политического совета, что если дело дошло до таких противоречий, до такого недоверия, то есть цивилизованный способ. Давайте проведем съезд. Давайте разделим партии. И кстати съезд мог бы может быть и выработать общую позицию.

С. СОРОКИНА – Это раз, а как разделить.

В. РЫЖКОВ — Очень просто. Съезд возвращает название РПР. Историческое название. Съезд возвращает нам, республиканцам партию и ничто не мешает Борису Немцову с Михаилом Касьяновым сейчас очень простое законодательство партийное, зарегистрировать Парнас. Конечно. Я считаю, что это было бы честным решением.

Ю. КОБАЛАДЗЕ — А Парнас отдельно самостоятельно не регистрировался никогда.

В. РЫЖКОВ — Да. Я считаю, что это было бы честным мужским решением.

С. СОРОКИНА – Но они отказались.

В. РЫЖКОВ — Я им это предложил и пока тишина.

С. СОРОКИНА – То есть может быть еще и будет.

В. РЫЖКОВ — У меня впечатление, что главным призом для них была регистрация. Главной добычей…

С. СОРОКИНА – Это же действительно сейчас не так трудно сделать.

В. РЫЖКОВ — А зачем делать, если уже есть. Если уже захватили.

Ю. КОБАЛАДЗЕ — А Навальный, что приведет свою партию, что будет теперь не РПР-Парнас, а как называется партия Навального.

В. РЫЖКОВ — Если я прав, там действительно речь идет о том, что сторонники Навального придут в то, что сейчас будет РПР-Парнас, без меня и без республиканцев, то они просто могут вступить в эту партию и войти в руководящие органы на ближайшем съезде. Я считаю, что самым честным было бы провести съезд, обсудить накопившиеся противоречия, и дальше два варианта. Или мы находим консенсус, и возвращаем те принципы, на которых строилась партия или разделяемся, но тогда нам нужно вернуть бренд РПР, нам нужно вернуть регистрацию, с тем, чтобы я опять в пятый раз не начинал с нуля. По независящим от меня причинам.

С. СОРОКИНА – Сами-то верите в такое развитие событий?

В. РЫЖКОВ — Зная своих партнеров, не очень. Но, тем не менее, еще раз публично призываю их рассмотреть возможность проведения съезда, и либо консолидации, тогда уже нужно будет брать более жесткие обязательства, не мужское соглашение…

С. СОРОКИНА – Либо размежевание.

В. РЫЖКОВ — Либо размежевание.

С. СОРОКИНА – Вот Михаил Касьянов вчера сказал, что конечно некоторые представители региональных отделений могут последовать за ушедшими из партии, но целостности партии это не угрожает. Он считает, что никакого кризиса и раскола не будет. Согласны?

В. РЫЖКОВ — Согласен. Мне кажется, что якобы была угроза, это была надуманная причина для того, чтобы спровоцировать наш выход из партии. Это была придуманная угроза. Действительно в РПР-Парнас за три года мы создали около 60 региональных организаций. Люди, которые не будут согласны с курсом этой партии, спокойно могут из нее выйти. Я не собирался, и не собираюсь и не буду предпринимать никаких шагов, которые бы навредили партии РПР-Парнас.

С. СОРОКИНА – Понятно. Тем не менее, петербуржская история показывает, что там произошло то, что произошло.

В. РЫЖКОВ — Она продолжается, потому что в субботу федеральный политсовет принял вопиющее с моей точки зрения решение. Он приостановил деятельность 10 региональных организаций. Из которых 9 условно мои сторонники.

С. СОРОКИНА – Все это может быть жестче, чем сейчас кажется.

В. РЫЖКОВ — То есть вот эта линия захвата, которая была отработана на Санкт-Петербурге, к сожалению, сейчас распространяется еще на целый десяток регионов.

С. СОРОКИНА – Остановимся на этом. Через несколько минут продолжим разговор с Владимиром Рыжковым.

НОВОСТИ

С. СОРОКИНА – Еще раз приветствуем. На всякий случай напоминаю телефон sms, хотя их так много, что не успеваем даже прочесть. Но обещаю, что сейчас ваши вопросы в том числе прозвучат. +7-985-970-45-45. Разговариваем мы с Владимиром Рыжковым, политиком, уже без определенной привязки. Просто политиком. И говорим мы о том, что произошло только что. В субботу он и Сергей Алексашенко, а также еще несколько человек вышли из РПР-Парнас. Оставшись без своей партии, которая изначально была предложена как площадь для объединения различных политиков. Здесь очень много говорили, что раскол на руку соответственно официальной власти. И это в определенном смысле ваша вина…

В. РЫЖКОВ — Не моя вина. Кризис в партии начался летом и с бесконечных атак соратников Бориса Немцова в мой адрес. И это было однозначно на руку Кремлю.

С. СОРОКИНА – Давайте не будем повторяться.

В. РЫЖКОВ — Когда тот же Илья Яшин бесконечно оскорблял меня в публикациях, в социальных сетях это было однозначно на руку Кремлю.

Ю. КОБАЛАДЗЕ — Я все-таки не могу понять, почему?

В. РЫЖКОВ — Это было в интересах Алексея Навального, которого поддерживал горячо и Борис Немцов и Илья Яшин и Михаил Касьянов. То есть атака на меня была в интересах Алексея Навального. И это было однозначно в интересах Кремля, потому что это уже запускало процесс раскола в партии РПР-Парнас. И когда аппаратные методы сторонников Касьянова в том же Санкт-Петербурге начали активно работать и был разрушен принцип консенсуса, и начали продавливать решения заочным голосованием по Санкт-Петербургу, при наших решительных возражениях, при соотношении голосов 24 на 19, это тоже было на руку Кремля. Поэтому я возвращаю этот упрек тем людям, которые спровоцировали кризис в партии, начиная с лета прошлого года и осени. И те и другие действовали на руку Кремля.

С. СОРОКИНА – Хорошо.

В. РЫЖКОВ — Хорошего ничего нет на самом деле.

С. СОРОКИНА – Володь, в том числе в каких-то высказываниях последних дней, а интервью вы давали, и много разных было соображений, политологи рассуждали на эту тему, где-то я вычитала, что вы назвали это в том числе и кризисом стратегии.

В. РЫЖКОВ — Абсолютно точно.

С. СОРОКИНА – Говоря непосредственно про партию. Мне кажется это даже существеннее и глубиннее проблема.

В. РЫЖКОВ — Абсолютно согласен. Мы три года, у нас сосуществовали две совершенно разные стратегии. Наверное скорее последний год. Одна из них я бы назвал парламентская, другая – протестная. Это совершенно две разные стратегии. Мое понимание заключается в том, что, я убежден в том, что потенциал либеральной партии в стране очень велик. 15-20% может получить…

С. СОРОКИНА – Мне кажется меньше.

В. РЫЖКОВ — Но при некоторых условиях. И главное это очень яркая программа. Например, ни одна партия в стране не борется за снижение налогов на граждан и предпринимателей. Хотя это сегодня одна из главных причин экономического торможения. Налоги в России очень высокие. При уровне развития нашей экономики. Ни одна партия в стране не требует децентрализации страны и передачи ресурсов в регионы и на места. Где сейчас просто обвал социальной сферы, школ, больниц, городской инфраструктуры, освещения, жилого фонда и так далее. Два с половиной триллиона рублей уже долги регионов и они продолжают быстро расти. А это жизнь людей в провинции. Ни одна партия сегодня не борется в ежедневном режиме за полный отказ от призыва и полный переход в профессиональную армию.

С. СОРОКИНА – Это можно перечислять…

В. РЫЖКОВ — Чтобы ребята могли учиться, получать специальность, работать.

С. СОРОКИНА – То есть набор задач, который можно было бы взять на вооружение партиям.

В. РЫЖКОВ — Людям нужна партия, которая решает реальные проблемы.

С. СОРОКИНА – А что с этим были не согласны ваши коллеги?

В. РЫЖКОВ — Все время сдвигалась партия просто в голую критику.

С. СОРОКИНА – И протестное движение.

В. РЫЖКОВ — Протестное движение было очень важным этапом в 2011-12 годах. Сегодня если вы посмотрите социологию, поменялась ситуация в стране. На сегодняшний день самые низкие протестные настроения в городе Москве. Только 3% населения Москвы сегодня готовы участвовать в протестных акциях. В среднем по стране 10-11. При этом самая большая востребованность, когда людей спрашивают, в чем вы готовы были бы участвовать, самый высокий процент набираем: мы хотим избирать. 55% населения страны говорят, что они хотят избирать…

Ю. КОБАЛАДЗЕ — Значит им надо дать…

В. РЫЖКОВ — Им надо дать альтернативу.

С. СОРОКИНА – Но Касьянов и Немцов не против того, чтобы участвовать в выборах…

В. РЫЖКОВ — Вопрос — где приоритеты. Мы последние полтора месяца потратили на согласование новой стратегии. Которую я написал и которая была принята политсоветом 8-го числа. С огромным трудом удалось убедить, что выборы это главная задача на ближайшие три года. А протесты и другие формы, петиции и так далее, это вспомогательная вещь в победе на выборах.

С. СОРОКИНА – Договорились все-таки.

В. РЫЖКОВ — И вчера я слушаю эфир и об этом опять вскользь и опять то же самое. Скоро будет крах, коллапс, мы должны готовиться к краху, мы должны быть готовы к коллапсу. Какой крах, какой коллапс. Где? То есть разное понимание ситуации…

С. СОРОКИНА – А как мы  к этому должны быть готовы?

В. РЫЖКОВ — Я разное слышу. Демонтаж режима, такое выражение. Еще что-то. То есть стратегия вещь, которая постоянно, я все годы говорил, что нужна активнейшая работа в регионах. Нужно искать сильных людей. Нужно избирать этих людей. Нужно выдвигать их. Я сам мотался по стране постоянно, я участвовал в выборах на Алтае…

С. СОРОКИНА – Жалеете небось, что отказались от мандата.

В. РЫЖКОВ — В Саратове, Хакасии, Туве. Я не жалею, потому что я работаю на людей. А не на себя. Моя задача была…

С. СОРОКИНА – Ну так вы бы так работали на людей.

В. РЫЖКОВ — Я должен работать на людей, проводить людей, своих сторонников, сторонников партии.

С. СОРОКИНА – Но голосовали за вас.

В. РЫЖКОВ — Да. Поэтому вот это разногласие по стратегии, сколько было криков по поводу диалога с властью. Первоначальная позиция была – никакого диалога, власть преступная, нелегитимная. Я задаю вопрос: друзья мои, у нас есть программа, которую я тоже писал, программа, где три главных приоритета. Эффективное государство, экономический рост, развитие регионов. Как мы собираемся с вами реализовывать программы, если мы в выборах почти не участвуем. С властью говорить не готовы. Требования свои выдвигать не готовы. Тогда какие инструменты у партии, чтобы добиваться реализации программы. Сейчас, наконец, в новую стратегию вписали пункт, что да, партия готова к диалогу с властью по принципиальным вопросам программы, политической реформы, политзаключенных. Но на это ушло полтора года, чтобы принять, на мой взгляд, совершенно очевидную вещь. Поэтому эти две стратегии, стратегия ждать майдана или готовить майдан с одной стороны или стратегия завоевания власти через выборы, а люди хотят сегодня в России, кто бы что ни говорил, завоевание власти через выборы, через мирные пути, через привлекательную программу, альтернативу, эти две стратегии остаются. И мне кажется, что сейчас после ухода части республиканцев или большой части, малой части, мне кажется, что этот вопрос опять повиснет в воздухе. И я не знаю, какая дальше будет стратегия у партии.

С. СОРОКИНА – Вопросы давайте. А вы пойдете в губернаторы или в правительство? Если предложат.

В. РЫЖКОВ — В правительство вряд ли, в губернаторы я бы пошел. Потому что это выборная должность.

С. СОРОКИНА – Трудная доля Никиты Белых не пугает?

В. РЫЖКОВ — Это конкретная работа и это выборная должность. Губернатор сегодня не назначается, хотя есть муниципальный фильтр, и я мог бы приложить свои знания, силы и опыт для развития региона.

Ю. КОБАЛАДЗЕ — А не было таких предложений?

В. РЫЖКОВ — Не было.

С. СОРОКИНА – Здесь строят предположения: а с кем теперь будете объединяться? С господином Прохоровым или со сборной командой Гудкова и Фетисова?

В. РЫЖКОВ — Я скажу одно, еще раз повторю, что я убежден, что либеральная партия, демократическая партия с привлекательной программой и сильными позициями в регионах, для которой главная задача это победа на выборах в ГД в 2016 году, главная задача это победа на выборах в округах в 2016 году, главная задача это программа, с которой она идет, она необходима. И я готов, я сейчас немного приду в себя после того, что произошло, потому что то, что происходило полтора последних месяца просто для меня абсолютно как сейчас говорят трэш, шок и кошмар какой-то. Я не ожидал, что мы дойдем до такого, что случилось. Я готов в том или ином виде строить такую партию. Это может быть и альянс с кем-то. И самостоятельная партия.

С. СОРОКИНА – То есть никакие в том числе и прозвучавшие имена вы не отвергаете?

В. РЫЖКОВ — Я не думаю, что я буду рассматривать вопрос с левыми партиями, поскольку насколько я понимаю, партия Фетисова, Гудкова, Митволя это левые партии. Я человек правых взглядов. И было бы очень странно, если бы я поменял свои взгляды. Я не стал бы сейчас отвергать никакие фамилии, но я считаю, что к 2016 году такая сильная партия должна быть создана.

С. СОРОКИНА – Правого толка.

В. РЫЖКОВ — Да.

С. СОРОКИНА – Артем спрашивает: все бы ничего, да Рыжкова в последнее время на ТВ стали приглашать, а других сопредседателей нет.

В. РЫЖКОВ — И что?

С. СОРОКИНА – Ничего.

В. РЫЖКОВ — А до этого я 10 лет был запрещен.

С. СОРОКИНА – А  почему вас стали приглашать?

В. РЫЖКОВ — А до этого я 10 лет был разрешен.

С. СОРОКИНА – А как вы объясняете себе, почему вас стали приглашать на телевидение?

В. РЫЖКОВ — Не знаю.

С. СОРОКИНА – Вот, народ-то бдит. В этом есть какая-то…

В. РЫЖКОВ — У нас народ бдит по любому поводу.

С. СОРОКИНА – Потому что действительно вас очень долго не приглашали и вдруг стали приглашать.

В. РЫЖКОВ — Того же Бориса Немцова приглашают на Общественное телевидение. И что?

С. СОРОКИНА – Общественное телевидение это не показатель.

В. РЫЖКОВ — Из этого надо делать какие-то, нет, я думаю, это связано с конкретными событиями, например, когда я выступил на Валдае. Юра был там, это было одно из ключевых событий валдайского форума. И нельзя было не пригласить. И второй раз было, когда я выступил в Кремле со списком политзаключенных. Это тоже было очень резонансное событие. Нельзя было не пригласить. Поэтому я думаю, что в каждом конкретном случае была своя причина.

С. СОРОКИНА – Рустем спрашивает: все бред, вы ребята демократы, к сожалению, никогда не договоритесь, и никогда, увы, не будете чем-то реальным. Таких вопросов много. Про то, что бесконечные расколы, возвращаемся к Гарику соответственно Губерману. Как вы сами смотрите на эту ситуацию, с постоянным раздраем, ну никак не получается сложиться пазлу.

В. РЫЖКОВ — Ко мне какие претензии? В 2010 Сергей Алексашенко говорит, ребята…

С. СОРОКИНА – Не к вам, Володя.

В. РЫЖКОВ — Я сейчас объясню. Давайте сделаем Партию Народной свободы. Я говорю: давайте. Объединяемся. В 2011 году я выигрываю Европейский суд с коллегами по правам человека, и говорю, Михаил Михайлович, Борис Ефимович, милости просим в наш дом родной, в Республиканскую партию России. Объединяемся. Ну спросите их, чего они полгода назад стали меня выпихивать ногами, локтями, и руками.

Ю. КОБАЛАДЗЕ — Теперь мне понятно, почему. Ты сам объяснил. Они договорились с Навальным, они в Навальном видят больше…

В. РЫЖКОВ — Я думаю так и есть. И ближайшее будущее покажет, что ставка и Касьянова и Немцова это стратегический союз с Алексеем Навальным.

С. СОРОКИНА – Они так видят оживление.

В. РЫЖКОВ — И Рыжков с республиканцами, которые относятся к этому негативно, это мешает союзу с Навальным. И соответственно та…

Ю. КОБАЛАДЗЕ — А Рыжков, который за компромисс, за выборы…

В. РЫЖКОВ — Совершенно верно. Я за диалог с властью, потому что это помогает решать проблемы людей, я открыто говорю, что победа на выборах это главный инструмент политической партии. Если мы хотим менять страну к лучшему демократическим, мирным путем. Я открыто говорю, что мне не нравятся популисты и националисты. И это у меня позиция 20 лет неизменна. И поэтому та дискредитация, которая шла в мой адрес и продолжается кстати в эти дни потоком идет дискредитация. Ложь про заказ Кремля, сколько вам заплатили.

Ю. КОБАЛАДЗЕ — По крайней мере, теперь ясно, в чем истоки…

В. РЫЖКОВ — Эта дискредитация была в интересах того же Алексея Навального. Потому что понятно, что ему надо вытеснить из партии…

С. СОРОКИНА – Все, все, понятно. Василий спрашивает: у нас в Саратове Рыжков сместил из руководителей Лукьянова, назначил Павлова. После чего наша организация самораспустилась. Зачем?

В. РЫЖКОВ — Дело в том, что господин Лукьянов и тот совет, который был в Саратовской области, после событий в Пугачеве, когда было убийство, потом перекрывали федеральную трассу, то можете себе представить, руководство региональной организации либеральной партии РПР-Парнас выпускало заявление о необходимости депортировать всех чеченцев, о необходимости ввести военное положение в городе Пугачев. Ввести туда войска. Это что, либеральная партия? Поэтому я поставил вопрос, что просто невозможно иметь отделение, руководство отделения, которое порочит репутацию партии.

С. СОРОКИНА – Ответ получен.

В. РЫЖКОВ — Я сейчас закончу. И это было поддержано и Михаилом Касьяновым и Борисом Немцовым. И это было сделано абсолютно правильно. И господа мои, хорошие, саратовцы, если вы считаете, что надо депортировать всех чеченцев, потому что все чеченцы плохие и надо ввести военное положение в гражданское время в городе, ну идите в другую партию. Идите в «Родину» к Рогозину, идите к Жириновскому в ЛДПР. Чего вы ломитесь в либеральную партию РПР-Парнас с взглядами, несовместимыми с партией либерального типа.

С. СОРОКИНА – Понятно. Спрашивают: будет ли Владимир выдвигаться на выборах в Мосгордуму?

В. РЫЖКОВ — Нет, я не планирую. Потому что я не москвич. Я много лет живу в Москве, но я сибиряк, и не москвич.

С. СОРОКИНА – Все понятно. Дальше опять про Навального. Раскол это нормальный политический процесс.

Ю. КОБАЛАДЗЕ — Но если твой прогноз верен, то скоро мы увидим Навального в партии.

В. РЫЖКОВ — Либо его, либо кого-то…

Ю. КОБАЛАДЗЕ — Именно его, потому что ему равного по весу…

В. РЫЖКОВ — Может быть, например, Владимир Ашурков приглашен в руководство партии. Кто-то из них. По-другому я эту логику выдавливания и вытеснения…

С. СОРОКИНА – Увидим. Услышали. Владимир, Касьянов на «Эхо Москвы» сказал, что у вас нет разногласий. Нет, я другое хотела. Как на ваш взгляд, — спрашивает Илья из Ярославля в ближайшем будущем российская оппозиция будет радикализироваться и приобретать черты майдана.

В. РЫЖКОВ — Я думаю, что часть российской оппозиции, в том числе значительная часть РПР-Парнас, которая сейчас останется, будет жить в логике майдана. И верить в майдан, и ждать майдана. И молиться на майдан. Но я думаю, что общество, если брать общество в целом, в нем сейчас другой запрос. В обществе в целом сейчас запрос не на потрясение, а на развитие. Мирным путем, эволюционным путем. И с моей точки зрения, я смотрю социологию, я разговаривал и с Гудковым из Левада-центра, разговаривал с Михаилом Горшковым из Института социологии РАН, они едины в том, что общество стабилизировалось сейчас и основной сейчас запрос идет именно на выборы. То есть люди ждут сильных партий, сильных кандидатов и сильных программ на выборы. Поэтому с моей точки зрения, если можно сказать победоносная стратегия это стратегия победы на выборах. А для того чтобы победить на выборах в 2016 году и на президентских выборах в 2018 году, нужно уже в этом сентябре побеждать на региональных и местных выборах по всей стране. Это ровно то, что я предлагал и объяснял своим коллегам по РПР-Парнас. И что было им объяснить почему-то невероятно трудно. Я даже не знаю до сих пор, я смог их убедить в этом или нет. По-настоящему.

С. СОРОКИНА – Но вот все-таки интересуются, а к вам кто-нибудь от «Гражданской платформы» уже обращался, встречался?

В. РЫЖКОВ — Я после субботы ни с кем не встречался, не созванивался. Я сейчас просто осмысливаю то, что произошло, пока не предпринимал никаких действий.

Ю. КОБАЛАДЗЕ — Но готов……

В. РЫЖКОВ — К переговорам? Слушайте, но если я готов к диалогу с властью, уж наверное я готов к диалогу с другими политическими силами. Тем более что я всех лично и давно знаю.

Ю. КОБАЛАДЗЕ — Понимаешь, я хочу тебе комплимент сделать. Ты настолько яркий человек уже действительно долгие годы на политической арене, что всегда будет такое отношение ревнивое. Кто бы к тебе ни обратился. Условно Прохоров. Согласится он с тем, как не согласились Касьянов и Немцов, что в партии есть сильная фигура…

В. РЫЖКОВ — Юр, я настолько человек по жизни компромиссный, спокойный, умеренный.

Ю. КОБАЛАДЗЕ — Это красивые слова.

В. РЫЖКОВ — Я поражен как громом то, что произошло в РПР-Парнас.

Ю. КОБАЛАДЗЕ — Что ты такой хороший, компромиссный, в этом и опасность.

В. РЫЖКОВ — Если со мной можно так рассориться, то как можно ужиться…

Ю. КОБАЛАДЗЕ — Элегантный какой-то ход, и решили таким образом тебя выдавить.

В. РЫЖКОВ — Я бы не назвал это элегантным. Для этого есть другие эпитеты.

С. СОРОКИНА – Хорошо, Владимир Александрович, исходя из опыта существования оппозиции в России, ответьте, пожалуйста, на вопрос, возможна ли дееспособная демократическая оппозиция в России. Если возможна, как она должна выглядеть и лидер какого типа ее должен возглавлять. Общий вопрос.

Ю. КОБАЛАДЗЕ — Света, нам с тобой надо идти.

С. СОРОКИНА – Да перестань ты.

В. РЫЖКОВ — Давно пора. Отличная будет партия председателей… Но только я вас призываю сразу договориться о консенсусе и подписать это письменно.

Ю. КОБАЛАДЗЕ — А вы не подписали?

В. РЫЖКОВ — Нет.

Ю. КОБАЛАДЗЕ — Мы учтем твои ошибки.

В. РЫЖКОВ — У нас был джентльменский договор.

С. СОРОКИНА – Володь, ну так возможна ли такая партия и какого типа лидер должен был бы быть?

В. РЫЖКОВ — Я думаю, что такая партия возможна. И она должна быть очень содержательной, прежде всего, то есть не общие слова, а очень содержательной по конкретным вопросам. Борьба с коррупцией — так борьба с коррупцией. Децентрализация — так децентрализация. Развитие конкуренции — так развитие конкуренции, снижение налогов — так снижение налогов. Лидер должен быть ответственный и способный простым языком объяснять людям, что происходит и мне кажется, что это должен быть лидер, понятный регионам. Потому что у нас, что я еще вижу по нашей ситуации в партии, наша политика очень москвоцентрична. Есть московская тусовка и вот она решает, кто раскольник, кто не раскольник. Кто мурзилка, кто не мурзилка. Кто хороший человек, кто плохой. А есть еще огромная страна. И очень часто котел, который варится в Москве, не выходит за пределы Москвы. Я думаю, что настоящий лидер должен быть открыт стране.

Ю. КОБАЛАДЗЕ — А почему Милов ушел, тоже были какие-то разногласия?

В. РЫЖКОВ — То же самое началось с дискредитации, тем же человеком, который начал дискредитацию против меня. И это привело к тому же расколу.

С. СОРОКИНА – А вы тогда не выступили против этой дискредитации?

В. РЫЖКОВ — Я недооценил тогда эту опасность.

С. СОРОКИНА – Ага, вот, пожалуйста.

В. РЫЖКОВ — Ну что делать, все мы крепки задним умом. У Владимира Милова сейчас своя партия, она называется «Демократический выбор».

С. СОРОКИНА – А отношения с Владимиром Миловым?

В. РЫЖКОВ — Нормальные рабочие.

С. СОРОКИНА – Где можно прочитать программу действий Рыжкова? – спрашивают. На сайте наверное.

В. РЫЖКОВ — Я бы порекомендовал свое интервью в Газете.ру, которое было опубликовано по-моему, 4-го февраля. Про то, что сейчас в обществе и во власти возникает новый баланс, его кстати прочитало более 100 тысяч человек, что очень необычно для политического текста. И было там более 2 тысяч перепостов. И там в общем, как мне кажется, я довольно ясно изложил свой взгляд на будущее страны и на ту стратегию, которая должна быть у оппозиции. Собственно говоря, я сегодня излагаю ее в этой студии. То есть я считаю, что оппозиция должна идти в страну, в провинцию, должна идти с позитивной программой изменения к лучшему. Оппозиция должна выдвигать людей в регионах и побеждать в регионах. Для того чтобы потом победить в Москве, в ГД и на президентских выборах. В этом интервью я максимально подробно изложил эту стратегию.

С. СОРОКИНА – Эх, Владимир, — пишут нам, — ну не время сейчас для этого. Если для достижения определенных результатов вы считали возможным стоять на одной трибуне с Удальцовым, то не быть в одной колонне с Навальным, Немцовым и Касьяновым выглядит странно.

В. РЫЖКОВ — Я согласен. Но, к сожалению, раскол был инициирован не мной. Об этом я уже достаточно подробно сказал. И тот результат, который получился, был подготовлен, организован и спланирован тоже не мной. Я разделяю свою часть ответственности, но я никогда не соглашусь, что я несу основную часть ответственности за то, что произошло.

С. СОРОКИНА – «Уважаемый Владимир, нужно ли нам столько правых партий, какой в этом смысл?»

В. РЫЖКОВ — А их немного совсем. Если говорить о партиях, которые можно назвать правыми, это, пожалуй, только «Гражданская платформа» Прохорова, РПР-Парнас, «Демвыбор» Владимира Милова и все, пожалуй. А какие еще партии?

Ю. КОБАЛАДЗЕ — А насколько миловская партия значима.

В. РЫЖКОВ — Это молодая достаточно партия. По-моему, первый опыт участия в региональных местных выборах только в прошлом сентябре. Пока рано оценивать.

С. СОРОКИНА – Вера пишет: «Навальный уже давал комментарий по поводу объединения с Немцовым. Будет мешать прошлое Немцова и Касьянова». Видимо, это было…

В. РЫЖКОВ — Это было давно, то ли до мэрских выборов, то лит после. Я вам говорю про текущую ситуацию.

С. СОРОКИНА – Ну вот многие сейчас сразу стали писать о том, что камень преткновения, если можно камнем назвать это Навальный. И спрашивают, ну в чем дело, неужели только такой он националист, что это нетерпимо…

В. РЫЖКОВ — Для меня нетерпимо. Для меня это абсолютно…

С. СОРОКИНА – Вы считаете его таким проявленным настоящим националистом.

В. РЫЖКОВ — Я читал резолюцию последнего «Русского марша». Она есть в Интернете. Я всем советую ее почитать. Это Россия для русских, это изгнание инородцев. Это национализация собственности, то есть в чистом виде национал-социалистическая программа. Ну как я человек европейских взглядов и либеральных убеждений могу относиться к этому с одобрением. Я вообще не понимаю этих вещей. И это не шутки. В многонациональной России поддержка этих лозунгов совершенно не шутки. Поэтому для меня это принципиальная позиция. Это была главная причина, по которой я не поддержал Навального при выдвижении в мэры Москвы.

С. СОРОКИНА – Все. Нам дают сигналы, что нужно завершать. Подытожим. Юра, что ты понял из прозвучавшего?

Ю. КОБАЛАДЗЕ — По крайней мере, я рад, что мы сегодня пригласили Володю, потому что я вчера читал, слушал Касьянова, думал, ну прав.

С. СОРОКИНА – Непонятно было. Теперь мы поняли…

Ю. КОБАЛАДЗЕ — Что произошло, почему произошло. Абсолютно четко и ясно для меня изложил. И будем смотреть, что дальше будет происходить.

С. СОРОКИНА – И пока что Рыжков преподаватель в институте и более ничего.

В. РЫЖКОВ — В ВШЭ.

С. СОРОКИНА – Будет пока отдыхать и раздумывать о своем будущем. Хотя мне кажется, политика не отпустит, уж больно долго он этим занимается.

В. РЫЖКОВ — Обещаю долго не отдыхать.

С. СОРОКИНА – Как заканчивается один из романов Толстого: будущее покажет.

В. РЫЖКОВ — Спасибо большое.

С. СОРОКИНА – До свидания. Всего доброго. Владимир Рыжков был с нами.

Комментарии

246

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.
>
Не заполнено
Не заполнено

Не заполнено
Не заполнено минимум 6 символов
Не заполнено

На вашу почту придет письмо со ссылкой на страницу восстановления пароля

Войти через соцсети:

X Q / 0
Зарегистрируйтесь

Если нет своего аккаунта

Авторизируйтесь

Если у вас уже есть аккаунт


pav61 12 февраля 2014 | 15:04

Во всём диалоге не скрывающая ЗАВИСТЬ к Алексею Навальному. ГЛУПО и ПРОТИВНО.....


aleksandr73 12 февраля 2014 | 15:58

Достало враньё мажорика-комсомольца и политикана неудачника из 90-х.В суд что ли подать на это ничтожество.
Вот он говорит про работу с реготделениями,а что это неудачнику мешало вести эту самую работу,или плохому танцору?В Саратове(да и не только) рыжков был кураторам,так даже его павлову приходилось брать агитацию в других реготделениях,где куратор не рыжков.Вывод:рыжков вообще не работал с реготделениями,ну разве что на Алтае,да и там обгадился.

По поводу событий в Пугачеве.
Едем в Пугачев и вдруг звонок рыжкова,ему Лукьянов говорит и повторяет-едем в Пугачев.Никакой реакции от рыжкова,а лишь одно требование от него-закрыть Стрыгину рот,он плохо отзывается о павлове(павлов приложил руку к уничтожению Саратовской промышленности,по приказу володина и аяцкова продавал Саратовскую землю на аукционах в Москве) и больше рыжкова ничего не интересовало.
Ну и вот проект того заявления,кто не был в Пугачеве в те дни этого проекта заявления не понять,могла была быть бойня и провокаторы были,которые ходили от группы к группе:
12 июля 2013 года. г. Пугачева
Проект решения проблемы жителей Пугачева.
В городе Пугачев вводится режим чрезвычайного положения:
Полицейский участок ликвидируется,
Исполнительная и представительная власти распускаются,
В город вводится подразделение внутренних войск, и командир подразделения назначается комендантом города. Он исполняет функции и главы администрации и начальника полиции в одном лице,
Объявляется дата референдума «О моратории на прописку лиц чеченской национальности на территории города Пугачева и Пугачевского района»,
На сходах граждан по избирательным округам избираются члены участковых избирательных комиссий, и уже члены УИК избирают своего председателя,
Точно также от каждого избирательного участка избираются члены территориальной избирательной комиссии.
По итогам референдума, в случае положительного волеизъявления, запрещается на срок от 3 до 5 лет регистрация прибывающих лиц чеченской национальности, а приезжающие в гости обязаны регистрироваться в органах власти и пребывание их не должно быть более одного месяца.
В период действия чрезвычайного положения создаются добровольческий отряд поддержания правопорядка из местных жителей-добровольцев.
По окончании периода чрезвычайного положения проводятся выборы прямым и тайным голосованием:
Главы администрации Пугачевского района,
Депутатов районного собрания,
Начальника полиции района, который самостоятельно подбирает себе работников.
Совет Регионального отделения Саратовской области политической партии "Республиканская партия России - Партия народной свободы"


yvl45 12 февраля 2014 | 17:03

Полностью поддерживаю Ваше решение. Держитесь подальше от немцовых, касьяновых и навальных. Продадут за понюшку табака.
Не надо пока ни с кем объединяться. Присмотритесь к тем, кто с Вами солидарен, но не объединяйтесь - получили и так по полной...


vel225 12 февраля 2014 | 17:26

Владимир, не хочется говорить гадостей, но ты неправ. Этот поступок ослабит весь правый фланг, а тебя политически похоронит. Прощай политик Рыжков.


neludi 12 февраля 2014 | 19:14

Большинство комментаторов правильно уловило: в логике Рыжкова все гуд кроме одного, предполагается что выборы честные и даже при этом не предполагается контрольного пакета (всего 15-20 процентов) . Немцов с Касьяновым поставили на более проходного политика, который подтвердил свой рейтинг на уровне 27процентов в Москве. Бизнес ничего личного...


(комментарий скрыт)

citizeneco 12 февраля 2014 | 20:32

Для Рыжкова политическая борьба превратилась в самоцель и гонку за лидерство, отсюда его ревность к росту популярности Навального, а от его бесконечных «я» с описанием своих заслуг и обвинений в расколе в адрес многолетних союзников по оппозиции просто воротит, даже показалось, что своими обличениями он копирует Путина, который, как всегда ни причем.
Готовность занять пост губернатора, если предложат, т.е. встроиться в путинскую вертикаль, говорит о том, что как оппозиционный политик и лидер он кончился.
Если Рыжков по наивности питает иллюзии, что на посту губернатора будет проще в чем-то переубедить Путина или перехватить власть, воспользовавшись ситуацией, то он сильно заблуждается, о чем и свидетельствуют валдайские и кремлевские встречи с матерым гэбэшным волком, которому, похоже, удалось и его завербовать.


goldzub 12 февраля 2014 | 21:34

Владимир! Вы всё сделали правильно, что ушли. Я никогда не мог понять, зачем Вы связали свою политическую карьеру с Немцовым и Касьяновым. Было очевидно, что Вы с ними не сработаетесь, у Вас разные взгляды, разный менталитет. Это "объединение" только ослабило Ваш авторитет на политическом поприще. На мой взгляд Немцов и Касьянов это пройденный этап вечных политических оппозиционеров воюющих с властью. Я думаю, скорее уверен, что Вы всё-таки, создадите свою партию и что за люди пойдут за Вами. Хотелось бы в это верить.


grib015 12 февраля 2014 | 22:10

Рыжков, Немцов, Касьянов - на уме у них только политика. А народ думает о нормах потребления в ЖКХ. Поэтому за них голосовать никто не будет. . Путин может не беспокоиться. У него все надежно и надолго.


chebotarev1943 12 февраля 2014 | 23:39

Было впечатление, что Рыжкову не дают спать лавры Жириновского: рубить "правду матку", торчать в эфире, иметь карманную партию в думе, разговаривать с президентом, профессионально воевать с националистами за укрепление государства и за незаметное, согласованное поднятие рук получать от жизни по полной программе.

Оказывается у Рыжкова планы покруче, ему захотелось быть похожим на Ткачева из Краснодара, чтобы никакие Кущевские станицы не могли выбить из седла. Свою лояльность он подтверждал много раз в критических ситуациях и вполне достоин порулить в Алтайском крае. До 2024 года еще далеко, успеет и дворцы, и острова и всё остальное.


13 февраля 2014 | 08:06

Володя,ты конечно считаешь себя умным...........Но, почему же ты упрямый и тупой?
Накануне выборов в Москве, выкинуть такой фортель и подвести нас - однопартийцев!
Стыдно, молодой человек, и недостойно!


permaychka 11 февраля 2014 | 20:18

Обалдеть.Видишь ли они принимали решения большинством,даже когда Я возражал.Короче еще никто,но уже.."Мы ,Николай второй"...


(комментарий скрыт)

(комментарий скрыт)

y_che 12 февраля 2014 | 02:48

Ну Рыжков и клоун. "Протестные настроения в регионах 15%, а в Москве - не более 5".
И где эти протестные настроения - на кухнях, где "протестные" провинциалы за бутылкой водки жалуются друг другу на жизнь?
Через какие выборы, так как они проходят, можно что-то поменять? Это сказки для идиотов, которые верят телевизору, но не разу не видели "кухню" выборов изнутри.

Рыжков попал в ту же историю, что и Яблоко - решил приревновать к Навальному,как к серьезному конкуренту, выявляющему всю никчемность "политиков", которые за 20 лет не добились ни реальной власти, ни серьезных результатов. И теперь прикрывает свою крысиную подленькую позицию "иными идеологическими взглядами".
Немцов и Касьянов оказались более приличными людьми - и в решительный момент не побоялись помочь Навальному защититься от силовых репрессий, поддержав его на выборах. А такие как Рыжков - типичные лицемеры. Навальный бы сидел на зоне, а Рыжков на нем бы пиарился, поднося Путину на различных Валдаях и Селигерах "списки с фамилиями политзаключенных". Как будто "добрый царь" не в курсе, кого там и за что прессуют его холуи, это все "плохие бояре" виноваты...
Не знаю, увидим ли мы Навального или его соратников в "Парнасе", но у Рыжкова есть теперь отличные шансы встраивания в Путинскую корпорацию чиновников.


agav 13 февраля 2014 | 01:12

Скурвился Владимир.....видимо, к Партии Власти он не примкнет, а получит весомую должность......правда, он историк, в отличие от экономиста Касьянова и физика Немцова... практически, нуль для промышленности.
Скоро увидим Владимира, видимо, профессором истории Вуза......на другое он тянет.... надоело ему быть в оппозиции....Касьянов с Немцовым уже прожили должности премьера и вице-премьера, а Рыжков..., увы, только мечтает.......

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире