'Вопросы к интервью
17 декабря 2013
Z В круге СВЕТА Все выпуски

Изменение тарифов на метро и наземный транспорт


Время выхода в эфир: 17 декабря 2013, 20:05

С. СОРОКИНА — Здравствуйте. Это программа «В круге Света». Вас приветствует Юрий Кобаладзе и Светлана Сорокина. И рядом с нами Евгений Михайлов — генеральный директор «Мосгортранса». Здравствуйте.

Е. МИХАЙЛОВ — Добрый вечер.

С. СОРОКИНА – Давайте сначала поясним, за что отвечает Мосгортранс. И какие вопросы из того массива, который пришел, мы имеем право адресовать именно вам как ответственному.

Е. МИХАЙЛОВ — Мосгортранс является городским перевозчиком и в его сфере лежит общественный транспорт. Наземный. Троллейбусы, трамваи, автобусы, остановки.

С. СОРОКИНА – Маршрутки, такси.

Е. МИХАЙЛОВ — Нет. Московское парковочное пространство нет. И организация дорожного движения тоже не является моей епархией. И собственно тарифы, так как 2014 идет небольшое изменение тарифов, хотя глобально остаются неизменными. В общем, готов поговорить.

Ю. КОБАЛАДЗЕ — Электрички не ваши. Я езжу на электричке, много интересного могу рассказать.

Е. МИХАЙЛОВ — Я по своей прошлой деятельности в рамках первого зам. руководителя департамента транспорта Москвы с этим тоже сталкивался. Понимаю, там глубинные проблемы и эта ситуация становится лучше. И динамика идет позитивная.

Ю. КОБАЛАДЗЕ — Лучше, не могу не признать, но много всего.

С. СОРОКИНА – А что касается увеличения стоимости поездок в метро это к вам?

Е. МИХАЙЛОВ — В целом вопрос по тарифам.

С. СОРОКИНА – Давайте с этого начнем.

Ю. КОБАЛАДЗЕ — Обрадуйте нас, что понижение.

С. СОРОКИНА – Понижения никакого не будет, наоборот повышение. С какого момента и насколько давайте напомним.

Е. МИХАЙЛОВ — Давайте по-другому. Повышение коснется только тех пассажиров, которые либо не пользуются общественным транспортом, бывают в метро крайне редко, либо время от времени, либо не являются жителями Москвы, не являются постоянными пользователями системы московского транспорта. Случайно оказались в городе, либо приехали в разовую командировку. Для таких категорий граждан разовый билет на бумажном бланке на одну поездку увеличивается и составит 40 рублей. 80 — на две. Все билеты, начиная от 4-х и дальше, вплоть до 60 для тех людей, кто хотя бы за три месяца 4 раза спускается в общественный транспорт, стоимость билетов не изменяется. Это важная вещь. Просто понятная история. Многие люди притом, что тарифы невысокие, притом, что нас критикуют за уровень тарифов, мы понимаем, что чувствительность крайне низкая. И очень большой процент людей, которые каждый день приходят в метро, идут к автомату либо в кассе, каждый день покупают билет на одну поездку, каждый его после прохождения выкидывают. Вечером делают ту же самую операцию. Потому что так привычно. Это некий в том числе стимул для того чтобы люди покупали более длинные билеты. Потому что стоимость одного бланка с чипом, что на 60 поездок билет, что на одну одинаков. И это очередь, неудобства.

С. СОРОКИНА – То есть вы хотите сократить очереди и стимулировать людей брать более длинные билеты.

Е. МИХАЙЛОВ – Для тех, кто пользуется хотя бы 4-5 раз за 3 месяца, стоимость билета не изменяется. Более того, у вас есть возможность взять карту «Тройка», туда положить какую-то сумму и пользоваться время от времени. Там цена тоже не меняется. Она остается 28 и 26 рублей соответственно. Просто это уже цена на пластике, она не требует каждый раз подхода к кассе, вы просто идете к турникету или валидатору и валидируете билет.

С. СОРОКИНА – Давайте пойдем по вопросам. Потому что их действительно огромное количество. Я хочу побольше взять вопросов. Скажите, — спрашивают вас, — почему я покупаю 60 поездок, но по факту всего на 90 дней. И если я не использовал, то поездки сгорают, в то время как в парижском метро билет работает пока, в нем остаются поездки. Сколько бы времени ни прошло. Почему пассажир, купивший поездки, должен потратить их не по своему усмотрению, а в установленный срок?

Е. МИХАЙЛОВ — Есть билет и одной из функций билета количество поездок, время действия билета. Это нормальная история и соответственно стоимость билета. Раньше билет на 60 поездок действовал 45 дней, мы удвоили. Если вы не хотите пользоваться данным билетом, вы вправе себе положить на 60 поездок на карту «Тройка» и ради бога, это для вас вечный билет, там цена не сгорает, пользуйтесь, как вы хотите. И это ваше право.

С. СОРОКИНА – Просят еще уточнить. А почему двухразовые поездки настолько подорожали. Как это экономически обосновано? И даже если это касается малого количества людей, что это не люди?

Е. МИХАЙЛОВ — Это люди, но если у меня есть машина, я являюсь законченным автомобилистом, и раз в полгода спустился в метро, купите билет за 40 рублей. Это нормально. Почему город должен для таких людей, по большому счету невозможно создать систему билетную, которая бы удовлетворяла всех. Мы создали систему для людей, у которых на 97-98% она им выгодна. Поэтому невозможно сделать ни одну систему, которая была бы всем 100 процентам была удачная. Более того, это очень правильное решение, нас очень многие люди хвалят, давно было пора, потому что те очереди, которые создаются, это неправильно. Это создает неудобства тем пользователям общественного транспорта, которые пользуются каждый день.

Ю. КОБАЛАДЗЕ — Подтверждаю. Я езжу на метро, это кошмар.

С. СОРОКИНА – Почему и зачем убрали билеты только на метро?

Е. МИХАЙЛОВ — Нет билетов только на метро, есть билеты на общественный транспорт города Москвы. У нас единая система, мы создаем сейчас единую систему маршрутов, метро, метро дополняют наземные виды транспорта. Электричка. Поэтому у нас есть билет на общественный транспорт Москвы. Это удобнее для людей.

Ю. КОБАЛАДЗЕ — А есть такие билеты, чтобы совмещали электричку и метро?

Е. МИХАЙЛОВ — У вас карта «Тройка». Вы можете записать билет на электричку и пользоваться им…

С. СОРОКИНА – А если бумажный билетик покупаешь, то там несколько видов транспорта.

Е. МИХАЙЛОВ — Наземные виды транспорта и метро.

С. СОРОКИНА – Зачем пересаживать людей с автомобилей, спрашивают вас, если в метро просто подохнуть можно в час-пик.

Е. МИХАЙЛОВ — У нас соотношение в час-пик пользователей общественного транспорта и наземного 9 к 1. То есть 90% людей, которые с утра или вечером едут на работу, это пользователи общественного транспорта. И только 10% это автомобилисты. Условно говоря, соотношение 1 к 9 говорит о том, что, сняв одного автомобилиста, то есть из этих 10, мы практически не добавляем людей к метрополитену. Но серьезно разгружаем дорожную сеть. При этом мы понимаем, что метро московское перегружено это не является секретом, поэтому такая большая программа по развитию метрополитена более 60 станций до 2020 года сейчас строится для того, чтобы эту проблему магистрального подземного транспорта, проблему его перегруженности решить. Метро сейчас в пике перевозит до 9 в некоторые дни до 10 миллионов человек в день. Это гигантская сумма, на которую при проектировании метро не было рассчитано. Поэтому сейчас и ведется большая работа по развитию метрополитена.

Ю. КОБАЛАДЗЕ — У нас выдержит все графики и обещания. Конечно очень радужная картина. Здесь будет станция…

Е. МИХАЙЛОВ — Сейчас в принципе это не совсем моя епархия, но сейчас в целом по Москве более тысячи строительных площадок, то есть реально развернуто строительство метро очень большое. Оно подкреплено финансированием и собственно говоря, задача уже к строительному блоку, задачи, которые ставит мэр города, выполнить. Программа такая огромная стоит, видно, что строится. Это не декларация. Поэтому тут думаю, что мы уже в ближайшие несколько лет качественные увидим изменения.

С. СОРОКИНА – Скажите, а общественный транспорт убыточен в Москве?

Е. МИХАЙЛОВ — Конечно, дотируем.

С. СОРОКИНА – А почему это происходит, спрашивают нас. Почему говорится об убыточности транспорта. Ведь столько народу перевозит московский транспорт, не дешевеет проезд, а почему убыточен?

Е. МИХАЙЛОВ — Мы не индексировали цены уже три года.

С. СОРОКИНА – Это правда.

Е. МИХАЙЛОВ — Несмотря на инфляцию, рост. Второе у нас примерно 50% жителей Москвы, так или иначе, являются получателями социальных льгот, для которых поездка совершенно бесплатна. Если говорить про ситуацию на наземном транспорте, про Мосгортранс, примерно себестоимость поездки составляет, наверное, 25 рублей. То есть в принципе если выдать такую тарифную политику, при которой средняя цена поездки с учетом длинных билетов будет 25 рублей, то мы выйдем в точку безубыточности.

С. СОРОКИНА – Но это без льготников.

Е. МИХАЙЛОВ — Но у нас средняя цена порядка наверное 14 рублей, средняя цена поездки эффективная. То есть люди, которые покупают длинный билет, месячный абонемент либо билет на длинное количество поездок, любой каждый может взять посчитать количество поездок, которые возникают, сколько они платят. На 60 поездок единый билет стоит 20 рублей. То есть это вопрос на самом деле достижимый. По сути не является глобальным, но это серьезное изменение подхода к стоимости ценности общественного транспорта для города. Пока позиция мэра, транспортного… состоит в том, чтобы обеспечивать доступность транспорта для всех слоев. Действительно должен быть общегородским транспортом.

С. СОРОКИНА – И у нас масса льготников. Это правда. Почему Мосгортранс не публикует отчеты о своей финансовой деятельности в московской прессе, чтобы каждый житель мог посмотреть, на что расходуются деньги.

Е. МИХАЙЛОВ — У нас отчетность публикуется. И в этом плане она не является закрытой. Ежегодно данные о деятельности…

С. СОРОКИНА – У вас на сайте?

Е. МИХАЙЛОВ — Они есть в прессе. Не скажу, есть ли на сайте, но точно будет за 2013 год на сайте, а так есть в отчетах мэрии и материалах. То есть информацию о деятельности Мосгортранса в Интернете найти можно при просто поиске.

С. СОРОКИНА – То есть теоретически если есть интерес, можно найти.

Е. МИХАЙЛОВ — Количество пассажиров, доходы, расходы, это все есть.

С. СОРОКИНА – Почему на Украине стоимость проезда 8 рублей? Между прочим, не только на наземном, но и в метро.

Е. МИХАЙЛОВ — Не могу сказать, надо смотреть структуру затрат и величину дотаций.

Ю. КОБАЛАДЗЕ — Назло нам сделали.

С. СОРОКИНА – Радикальное предложение и вопрос: почему не сделать общественный транспорт бесплатным по примеру Таллина. Если перевозчики все равно дотируются из бюджета, почему не убрать всю дорогую инфраструктуру по оплате проезда, кассы, турникеты, контролеров, всех, кто кормится с обслуживания этой системы из подрядов и избавить пассажиров от очередей на остановках и возле касс.

Е. МИХАЙЛОВ — Давайте начнем, что…

С. СОРОКИНА – Дочитаю. Признать общественный транспорт проектом общей пользы и сделать его бесплатным, как лифты в домах.

Е. МИХАЙЛОВ — Хорошая история, но за лифт мы платим на самом деле.

С. СОРОКИНА – Включено это правда.

Е. МИХАЙЛОВ — И если говорить про Таллин, там интересная история. Там проезд бесплатный для жителей города. Там совершенно другая налоговая система, поэтому там огромное количество людей просто перерегистрируются для того, чтобы жить в Таллине и платить там налоги. Это совершенно другая история. Она связана с особенностями налогообложения. И вторая все-таки 300 тысяч населения город Таллин, совершенно другая транспортная проблема, с другим размером, совершенно другой структурой соотношения дороги, плотности кварталов, и соответственно жителей. Основная история налоговая. Потому что они делают бесплатно, за счет этого идет перерегистрация жителей и по большому счету через налоговые поступления они получают больше.

С. СОРОКИНА – То есть что жители Таллина платят уже за транспорт, прошитый в налоге?

Е. МИХАЙЛОВ — Условно говоря, они свои доходы платят по месту жительства.

С. СОРОКИНА – И коль скоро ты там живешь и как горожанин ты имеешь преференцию как бесплатный транспорт.

Е. МИХАЙЛОВ — При этом я плачу в Таллине налоги. И налоги в самом Таллине могут оказаться выше, чем в другом городке Эстонии.

С. СОРОКИНА – То есть вы интересовались этим вопросом.

Е. МИХАЙЛОВ — Да, мы занимались, конечно, такой феномен. И вторая тематика, все-таки выборы и выборная история, достаточно популистское решение. Это не скрывает Эдгар Сависаар, который был мэром Таллина, который инициировал это предложение.

С. СОРОКИНА – Но вообще интересно, действительно это огромная структура, которая обеспечивает продажу, печать, распространение, контроль, всего, что связано с проездными билетами. А если все это убрать, дотаций не хватит?

Е. МИХАЙЛОВ — Нет, если убрать…

С. СОРОКИНА – Всю структуру, которая обеспечивает контроль, продажу билетов и прочее.

Е. МИХАЙЛОВ — Сделать бесплатным?

С. СОРОКИНА – Да.

Е. МИХАЙЛОВ — Конечно, это серьезно удвоит затраты.

С. СОРОКИНА – Понятно. Хорошо. Будем возвращаться к стоимости и ко всему, но куча вопросов и впрямую имеющие отношение к наземному. Когда уберут бестолковые турникеты в троллейбусах и автобусах?

Е. МИХАЙЛОВ — Турникеты появились не от хорошей жизни, из истории массовых неплатежей. Они возникли как некое средство контроля и возможности сбора доходов. Мы с мая проводим эксперимент по 17 маршруту трамвая. Там нет турникетов.

С. СОРОКИНА – И как?

Е. МИХАЙЛОВ — Как только оттуда уходит контролер, мы специально убираем, возвращаем, через 5-6 дней мы видим серьезное падение уровня валидации. Люди просто входят в салон, но не валидируют билет, они просто едят зайцами.

С. СОРОКИНА – В общем, не немцы мы. Ответственности никакой. Тест на честность.

Е. МИХАЙЛОВ — Тем не менее, мы видим, те трамваи новые, которые сейчас город закупает, они 30-метровые. Новые современные трамваи такого абсолютно топового европейского класса, там конечно вход через передние двери невозможен. Поэтому там конечно будут валидаторы, и возле каждой двери и выходить и входить можно будет через все двери. Но мы вынуждены там выстраивать некую систему контроля проезда, но надеемся все-таки на сознательность граждан.

С. СОРОКИНА – Сильно не надейтесь.

Ю. КОБАЛАДЗЕ — Я очень наблюдаю, не надейтесь.

С. СОРОКИНА – Сам ездишь зайцем?

Ю. КОБАЛАДЗЕ — В электричке сидишь толпа бежит, значит, я понимаю, идет контролер.

Е. МИХАЙЛОВ — У нас нет другого варианта кроме как с одной стороны повышая сознательность граждан, с другой стороны давать им ту услугу, которая является приемлемой по качеству.

С. СОРОКИНА – Кстати, что касается новых трамваев, которые закупаются. Низкие.

Е. МИХАЙЛОВ — Длинные низкопольные.

С. СОРОКИНА – Что вроде входить в них удобнее для людей пожилых.

Е. МИХАЙЛОВ — Для мам с колясками.

С. СОРОКИНА – Но почему-то вычитала в вопросе, что внутри там какой-то уступ все равно существует. Я еще не ездила в таком.

Е. МИХАЙЛОВ — Есть трамваи, которые сейчас ходят по Москве, оранжевого цвета, ярко, это Усть-Катавский завод. Некая переходная модель. Мы получили по программе софинансирования, были федеральные деньги на 30%, поэтому согласились их купить. Там средняя часть низкая, а передняя и задняя часть высокие. Поэтому внутри есть ступеньки. Но это не касается тех трамваев, которые мы закупаем.

С. СОРОКИНА – Это будет другое. Потому что ругаются…

Ю. КОБАЛАДЗЕ — Это наши или зарубежные.

Е. МИХАЙЛОВ — Это наши.

С. СОРОКИНА – Там я с удивлением прочла про какие-то внутренние ступени и сильно удивилась.

Е. МИХАЙЛОВ — Это низкопольный трамвай и человек может сесть в середину, не делая шаг наверх, мама с коляской. И человек с ограниченными возможностями.

С. СОРОКИНА – Следующий вопрос: как с коляской зайти в автобус. Никак.

Е. МИХАЙЛОВ — Почему никак. У нас автобусы тоже низкопольные. Более 70% также являются сто процентов низкопольными уже.

С. СОРОКИНА – Чего-то я не встречаю, троллейбусы, автобусы.

Е. МИХАЙЛОВ — Наверное, просто не ездили давно на транспорте.

С. СОРОКИНА – Я езжу на городском транспорте.

Е. МИХАЙЛОВ — 70% автобусов у нас низкопольные. Примерно 50% троллейбусов, по трамваям только начинаем. Но больше половины подвижного состава являются сто процентов низкопольными.

С. СОРОКИНА – Почему транспорт не соблюдает расписание?

Е. МИХАЙЛОВ — Замечательный вопрос. Потому что у нас…

С. СОРОКИНА – Почему нет улучшения.

Е. МИХАЙЛОВ — В условиях повышения постоянной интенсивности движения личного транспорта, скажем так, есть уже некоторые улучшения. Потому что очевидно, я с этой проблемой сталкиваюсь постоянно, у нас основные проблемы с неисполнением расписания это проблемы дорожной сети. То есть пробки, которые держат, в том числе автобусы и троллейбусы. В результате которых по пути следования начинают задерживаться, собираться в стаи и дальше…

С. СОРОКИНА – Идут гуськом.

Ю. КОБАЛАДЗЕ — А вам кажется троллейбус вообще анахронизм для города большого. Один троллейбус может создать такие пробки. В какой стране мира мегаполисе есть троллейбус.

Е. МИХАЙЛОВ — В очень большом количестве стран мира есть…

Ю. КОБАЛАДЗЕ — Где? В Лондоне нет.

Е. МИХАЙЛОВ — И более того сейчас интересно в целом ряде городов большие проекты строятся по развитию троллейбусного движения. Это интересно.

С. СОРОКИНА – Чистый транспорт.

Е. МИХАЙЛОВ — Вы исходите из того, что троллейбус может создать проблемы. Нет. Это неправильно. Машины могут создать проблемы. У нас все-таки приоритет в этих условиях, учитывая 9 к 1 надо отдавать общественному транспорту. И поэтому программа развития выделенных полос она будет продолжена, будет развиваться именно для того чтобы общественный транспорт шел по выделенной полосе, не встречая какие-то проблемы, препятствий. И система организации движения планируем сейчас достаточно большое проведение работ по организации дорожного движения на улицах с целью в первую очередь максимального выделения, максимального обособления трамвайных путей. И максимально выделения тех магистральных направлений, где большой пассажиропоток. По созданию приоритета.

С. СОРОКИНА – У нас на Лесной улице восстановили трамвайное движение. Оказалось, что стройки суперофисных сооружений громадных застроили каким-то образом трамвайное кольцо. Трамваю негде теперь разворачиваться.

Е. МИХАЙЛОВ — Это, к сожалению, так. Слава богу, что политика поменялась и сейчас там у мэра города совершенно другой взгляд на приоритеты развития. Что касается Лесной мы приблизим остановку конечную, и там разворот тяни-толкай такой получается. Двухкабинная, это нормальная система. Стандартный трамвай для целого ряда городов мира. В Париже трамвай очень организован. Мы продлим пути ближе к метро, чтобы людям было, выходя из метро, не идти долго до конечной остановки, а садиться сразу.

Ю. КОБАЛАДЗЕ — У вас во дворе очень большая территория.

С. СОРОКИНА – То есть почти до площади.

Е. МИХАЙЛОВ — Да.

С. СОРОКИНА – На машине тогда негде будет развернуться. Вообще жуткая застройка. Как это все сделали. И площадь Белорусского вокзала еще нескоро обустроится.

Е. МИХАЙЛОВ — Опять же не совсем мой вопрос.

С. СОРОКИНА – Я знаю. Много говорили про то, что там были всякие контракты, несоблюдения, долго разбирались по тому, кто что должен, кому что принадлежит. Но сейчас разобрались вроде как. Ну так уже какие-то обозримые сроки.

Е. МИХАЙЛОВ — Это вам надо к М. Хуснуллину обратиться. Потому что зам. мэра, который этот вопрос курирует. Насколько я слышал, там в следующем году должны начаться какие-то движения, связанные со строительством.

С. СОРОКИНА – Ужас, пять лет строят, опять начнутся строительные работы. Господи, лучше бы уже не трогали памятник Горькому и все что там было. Было симпатично.

Е. МИХАЙЛОВ — Сейчас уже, к сожалению, ничего не сделаешь, надо завершить этот проект. Надо его сделать таким образом, чтобы там навести порядок.

Ю. КОБАЛАДЗЕ — И все-таки троллейбус анахронизм.

С. СОРОКИНА – Не знаю. А как еще.

Е. МИХАЙЛОВ — Заменить на автобусы.

С. СОРОКИНА – А, кстати, выделенные полосы спасают или нет?

Е. МИХАЙЛОВ — Да, конечно.

С. СОРОКИНА – Я смотрю, по дороге по ним кто только ни ездит.

Е. МИХАЙЛОВ — Штрафуют сейчас и серьезно. Просто есть некая сила инерции. В целом если посмотреть на систему, перевозки Мосгортранса в целом за год мы приросли на 2%. Если брать общий массив людей. Если говорить о количестве людей, которые ездят по выделенным полосам, таких перевозок приросло на 15%. То есть это говорит о том, что люди ездят, людям это интересно, люди видят, что этим можно доехать быстрее и пользуются.

С. СОРОКИНА – Там, где они есть. Часто все упирается в очередное отсутствие и дальше все встает.

Е. МИХАЙЛОВ — Сейчас большая программа, на самом деле куда вовлечены все центры организации дорожного движения и департамент транспорта, и ГИБДД. С целью разработки мероприятий с тем, чтобы создать максимальный приоритет в городе для общественного транспорта.

С. СОРОКИНА – На самом деле увидела вопросы, сама столкнулась с этим, по Садовому кольцу практически невозможно на общественном транспорте доехать. Сама тут вышла, стояла на остановке, пыталась подъехать какое-то расстояние по Садовому, нет, пошла просто под дождем, прошла наверное километра два, так и не было ни одного…

Е. МИХАЙЛОВ — Ровно та же проблема, связанная с тяжелой дорожно-транспортной ситуацией. Мы на 15% в этом году увеличили количество передвижного состава, сейчас в осенне-зимний период на улицах города. С тем, чтобы хоть как-то закрывать эти проблемы, связанные с невозможностью проехать быстро, просто с тем, чтобы эти автобусы ходили чаще.

С. СОРОКИНА – На Садовом кольце почему-то это огромная проблема. И на машине никак и на общественном транспорте.

Е. МИХАЙЛОВ — Ровно потому что и на машине никак, эта машина перекрывает общественный транспорт, возможность проехать.

С. СОРОКИНА – Ужас. Сыплются и сыплются sms вопросы, сейчас попытаюсь их посмотреть. А мы расстаемся на пару минут на новости.

НОВОСТИ С. СОРОКИНА – Еще раз вас приветствуем. Посмотрела немножко sms, один из вопросов выделяю. Пожалуйста, — из Екатеринбурга Денис пишут, — из регионов люди и так беднее, чем москвичи, так еще за билеты в метро с нас драть хотят. Те самые разовые билеты, которые дороже, чем москвичам.

Е. МИХАЙЛОВ — У нас транспортная система субсидируется из бюджета города Москвы и нацелена в первую очередь на тех, кто пользуется московской транспортной системой. Если кто-то приехал, нашел несколько тысяч рублей на то, чтобы доехать до Москвы и вернуться обратно, то разница между 28 и 40 рублей, честно говоря, это не называется словом «драть денег». Что такое 12 рублей, вы за эту разницу, что можно купить на 12 рублей.

С. СОРОКИНА – Почему вы раньше повышение объясняли инфляцией, а сейчас маркетинговым решением.

Е. МИХАЙЛОВ — Я не говорил маркетинговое решение. Это мотивация и это касается только незначительной части людей. Но мы, несмотря на инфляцию, не повышаем тарифы на протяжении трех лет для тех, кто более-менее регулярно пользуется общественным транспортом. Это является самым важным. Это является главным.

С. СОРОКИНА – У нас в Сокольниках вопреки Генплану собираются строить третий пересадочный контур метро. Который предполагает уничтожение липовой аллеи, а также трассировка проходит под Песочной аллее парка Сокольники, где растут 200-летние дубы. Я понимаю, что не вполне к вам.

Е. МИХАЙЛОВ — Это не к нам, это к Москомархитектуре и НИ и ПИ Генплана.

С. СОРОКИНА – Скажите, пожалуйста, почему по-прежнему не решается вопрос адекватного информирования пассажиров метрополитена, особенно в часы-пик. Может, вы знаете это, потому что жалуются, когда работает или не работает тот или иной эскалатор, когда вверх, когда вниз.

Е. МИХАЙЛОВ — Надо вам пригласить начальника метрополитена И. С. Беседина и его помучить вопросами.

С. СОРОКИНА – Можно ли узнать о планах развития перехватывающих парковок. В частности интересует район станции метро Новокосино. Площадок там уже много, но лишь часть можно назвать парковками.

Е. МИХАЙЛОВ — Это вопрос больше к… московского парковочного пространства, либо к метрополитену.

С. СОРОКИНА – Хорошо, вопрос точно к вам. Скажите, кто разрабатывал и утверждал дизайн будок продажи билетов и киосков, сделанных заодно с автобусными остановками. Вы не в курсе, то они имеют коробчатое исполнение и все выкрашены в мышино-серый цвет. И это в городе, где количество солнечных дней в году не превышает 82?

Е. МИХАЙЛОВ — С вами согласен, поэтому есть программа, мы будем заменять их на автоматы. Сколько я себя помню, они всегда были такими, всегда были серого цвета. Мы поменяем.

Ю. КОБАЛАДЗЕ — Мышиный очень модный цвет.

С. СОРОКИНА – А еще был вопрос, просто вспомнила, когда будут улучшаться сами остановки. Потому что если дождь, то просто деваться некуда. Там они просто двусторонние, стенка и навес. А если дождь, ветер вообще не укрыться. Хотя бы три стенки просят люди.

Е. МИХАЙЛОВ — Кто-то просит три стенки, кто-то говорит, наоборот уберите третью стенку, вообще там начинают собираться, использовать это совершенно не по назначению. Укрываться для противоправных деяний. Ночевать. То есть сейчас есть целый ряд дизайна остановок, какие-то более удачные, какие-то менее, тут мы готовы взять все предложения, рассмотреть любые проекты удачные и начать их реализовывать.

Ю. КОБАЛАДЗЕ — А нарисуйте нам город будущего.

С. СОРОКИНА – О, фантазер, тут вопросов до фига.

Е. МИХАЙЛОВ — Это город с тотальным приоритетом общественного транспорта и хорошей пешеходной доступности.

Ю. КОБАЛАДЗЕ — Машины частные ездить в центр не будут.

Е. МИХАЙЛОВ — Будут, но это всегда вопрос стоимости владения. Хотим мы или нет это создание приоритетов в пользу пешеходов и в пользу общественного транспорта. Все-таки любой большой город в первую очередь город для людей, а не для машин. Это надо понимать. И все-таки у нас конституционное право, у нас свобода передвижения человека, а не свобода хранения, либо перемещения куска железа, пусть даже очень дорогого, замечательного, самоходного.

Ю. КОБАЛАДЗЕ — Это очевидно.

С. СОРОКИНА – Скажите, пожалуйста, кто конкретно пофамильно дал добро на повышение тарифов?

Е. МИХАЙЛОВ — Сегодня было решение правительства на эту тематику. То есть идея повышать тарифы, в том числе принадлежала мне, Михайлову Евгению Федоровичу. Доклад на правительстве сделал зам. мэра Ликсутов Максим Станиславович. Решение утвердило все правительство во главе с мэром города. Но это касается только разового билета на разовую поездку. Тот, кто так возмущается, он вообще пользуется общественным транспортом?

С. СОРОКИНА – Видимо, да.

Е. МИХАЙЛОВ — Потому что если он пользуется более-менее регулярно общественным транспортом, его тема не коснулась. И для него тарифы не повысились.

С. СОРОКИНА – То есть покупайте длинные билеты. Но говорят еще вот о чем, что единые на большое количество поездок довольно дорогие. Сравнивают с другими городами.

Е. МИХАЙЛОВ — Например, с каким городом, где есть общественный транспорт.

С. СОРОКИНА – Видимо, с Киевом. А может Нью-Йорком. Но вы считаете, что нет.

Е. МИХАЙЛОВ — У нас если брать тарифы на общественный транспорт, то они сильно дешевле, чем в любом другом европейском городе.

Ю. КОБАЛАДЗЕ — А билеты на электрички не ваши?

Е. МИХАЙЛОВ — Нет, это РЖД.

Ю. КОБАЛАДЗЕ — Делают вот на такой бумаге, ее засунуть в эту щель невозможно. Гнется, мнется.

Е. МИХАЙЛОВ — Руководителю центральной пригородной пассажирской компании передам ваше возмущение обязательно.

Ю. КОБАЛАДЗЕ — Из-за этого дикие пробки создаются. Потому что люди тыкают, тыкают.

Е. МИХАЙЛОВ — А с другой стороны вы можете записать абонемент…

Ю. КОБАЛАДЗЕ — Да у меня давно карточка.

Е. МИХАЙЛОВ — На карту «Тройка» абонемент и ходить с картой.

Ю. КОБАЛАДЗЕ — Купил карточку на полгода, очень удобно. Но очень много людей покупают билеты каждый день.

Е. МИХАЙЛОВ — Даже скажу почему, потому что часто билеты на выход люди, которые однозонники. Которые едут бесплатно и просто покупают билет на минимальное количество зон, чтобы войти и выйти. Люди, которые каждый день ездят на электричках и покупают билет, несмотря на то, что вроде бы гораздо дешевле купить абонемент Большая Москва, этого не делают. Либо каким-то образом «оптимизируют» свои затраты, либо…

Ю. КОБАЛАДЗЕ — Бегают от контролеров.

С. СОРОКИНА – Скажите, пожалуйста, а почему выдавливаются маршрутные такси?

Е. МИХАЙЛОВ — Они порядка 6 лет назад стали появляться, у них были пятилетние контракты с городом. В соответствии 5-6 лет назад транспортным законодательством и они не выдавливаются, просто контракты прекратили свое действие и этот процесс сейчас идет, когда контракты дальше не продлеваются.

С. СОРОКИНА – А почему?

Е. МИХАЙЛОВ — Во-первых, часть из них сто процентов дублируют маршруты Мосгортранса. Один в один. Со всеми остановками. Но при этом что происходит. Эти маршрутки стоят в начальной точке, не исполняют расписание до тех пор пока не будет стопроцентное заполнение. Во-вторых, они не пускают людей, потребителей социальных льгот, и говорят, нет, плати, реально целый скандал. У нас 50% таких людей. Там есть некое мифическое одно место для них, вокруг которого постоянно скандалы. А дальше представьте, что вы находитесь на второй или третьей остановке от начала движения и все маршрутки проходят мимо вас, вы не сядете в них. Это не общественный транспорт, можно делать такси, давайте…

Ю. КОБАЛАДЗЕ — Но все-таки это подспорье.

С. СОРОКИНА – Может быть как-то выборочно, где-то они справляются со своей задачей.

Е. МИХАЙЛОВ — Это такой некий естественный процесс, в городе должно работать достаточное количество автобусов большой вместимости. Потому что основа любого общественного транспорта вне зависимости от загрузки он ходит по заявленному расписанию и заранее известному маршруту. Две базовые вещи, которые город должен обеспечивать. Поэтому это будут хорошие комфортабельные автобусы, мы постоянно над этим работаем.

Ю. КОБАЛАДЗЕ — Может пока их нет, не стоит вытеснять…

Е. МИХАЙЛОВ — Так это постепенная история. На самом деле никто не говорит, что завтра или с 1 января не будет ни одной маршрутки. Везде, где принимаются решения о непродлении договора или договор уже закончился, везде Мосгортранс увеличивает выпуск подвижного состава для того, чтобы автобусы ходили чаще.

С. СОРОКИНА – Игорь пишет: вы конечно извините, не москвича, — из Питера человек, — но такое впечатление, что Москва в итоге захлебнется в транспортном коллапсе, если не выгонит все учреждения и фирмы из исторического центра.

Е. МИХАЙЛОВ — Совершенно правильное замечание. На 6% территории города центра порядка 50% рабочих мест. И это является определяющей проблемой этой миграции маятника утром в центр, вечером из центра. Поэтому сейчас на протяжении 3 лет политика мэра города состоит в том, чтобы все, что можно ограничить, все договора, которые можно разорвать, они разрываются. К сожалению, часть договоров и стройки имеют достаточно большую инерцию, просто уже невозможно было остановить. Они уже строились. Поэтому происходит достройка каких-то зданий, но в целом я думаю, что все видят, что в центре города интенсивность возведения офисов в сто раз…

С. СОРОКИНА – Да там уже негде строить.

Е. МИХАЙЛОВ — Тоже верно. Тем не менее, реновации под гостиницу, жилье. Нужно увеличивать количество жителей в центре города.

С. СОРОКИНА – Почему в троллейбусе у водителя невозможно купить билет менее чем на 4 поездки. А ведь покупают те, кому нужна одна поездка.

Е. МИХАЙЛОВ — У вас есть огромное количество возможностей озаботиться поездкой заранее, билетом. Это важная задача. Это специально сделано для того, чтобы не создавать очереди. Потому что это сокращает очереди.

С. СОРОКИНА – А в результате человек стоит и создает очередь, потому что он начинает бодаться с этим водителем и требовать, чтобы ему дали на одну поездку.

Е. МИХАЙЛОВ — Это было, но это уже проходит. Мы прошли этот пик. Мы эту политику будем продолжать, это осознанная политика.

С. СОРОКИНА – То есть здесь послаблений не ждите.

Е. МИХАЙЛОВ — У нас более чем в пять раз сократились очереди на вход. То есть на остановках общественного транспорта.

С. СОРОКИНА – Посоветуйте, пожалуйста, грамотную линию поведения, если действия контроля на транспорте выходят за рамки его полномочий. Не представляется. Грубит, отказывается предъявить наряд-задание и так далее. Разрешена ли пассажиру видеосъёмка происходящего на камеру мобильного телефона?

Е. МИХАЙЛОВ — Разрешена, конечно, никто ее не запрещает. Это право пассажира. Как и обязанность оплатить билет.

С. СОРОКИНА – Это все понятно. Но если он просит контролера представиться…

Е. МИХАЙЛОВ — Он обязательно представляется.

С. СОРОКИНА – А если отказывается, грубит и прочее, как действовать?

Е. МИХАЙЛОВ — Жаловаться.

С. СОРОКИНА – Куда?

Ю. КОБАЛАДЗЕ — Значит он самозванец.

Е. МИХАЙЛОВ — Значит он самозванец. Нет, просто жаловаться, фиксировать, брать себе в помощники свидетелей таких же пассажиров. И писать заявление на него в органы внутренних дел.

С. СОРОКИНА – Опять о метро. Так. Почему сейчас банкам сделали фиксированный тариф за каждый проход, равный цене одного проезда? Не поняла.

Е. МИХАЙЛОВ — Были такие карты, безналичная оплата проезда.

С. СОРОКИНА – Да, да.

Е. МИХАЙЛОВ — Была некая история, была банковская карта, и там задним числом шло удешевление тарифа в зависимости от количества поездок. Данная ситуация была отменена, потому что банки отказались вообще как-то участвовать в скидках на общественный транспорт, было принято решение, что мы не будем тогда за счет общественного транспорта данную программу развивать. Если банкам интересно, они могут продлевать. Мы запустили карту «Тройка», у нас на карте есть некий параметр, который можно заплатить и дали банкам те же возможности, что и карта «Тройка». С тем, чтобы не создавать преимущества именно одному банковскому продукту против другого.

С. СОРОКИНА – Почему, одновременно с этим, за счет бюджета создали новую платежную систему «тройка» на которую, в отличие от банковских карт можно записать проездной? Вся инфраструктура этой системы и сайт и автоматы для оплаты создаётся за счёт бюджета. Другими словами, почему Министерство транспорта решило прибрать к рукам рынок банковских карт с транспортным приложением, создало за счёт бюджета свою новую платёжную систему и использует административный ресурс.

Е. МИХАЙЛОВ — Мы не прибираем ни в коем случае банковский продукт. У нас огромное количество банков-партнеров, которые возмещают транспортное предложение «Тройка» на своих картах. Это билетный сервер, это транзакции и этим должен владеть транспортный оператор. А с точки зрения эффекта мы получили такой фантастический прирост людей и фантастическую экономию на этих носителях, у нас порядка 800 тысяч пользователей карты «Тройка», которые делают примерно 800 тысяч валидаций в сутки. Эта система уже давно окупилась. Поэтому нельзя говорить, что за счет, это хорошая инвестиция, которая себя окупила.

С. СОРОКИНА – Почему ни на одной остановке наземного транспорта в городе нет подробной графической схемы следования тех маршрутов, которые на этой остановке останавливаются, с указанием в какой точке маршрута находится данная остановка?

Е. МИХАЙЛОВ — Такая задача поставлена. Мы сейчас совместно с общественностью Зеленограда делаем такую схему как пилотный район. Мы разместим в начале следующего года, и такие схемы появятся. Я вижу, что такой схемы пока нет. Обязательно будем заниматься.

Ю. КОБАЛАДЗЕ — Раньше была.

Е. МИХАЙЛОВ — Она была не информативная.

С. СОРОКИНА – То есть вы эту тему знаете и будете делать.

Е. МИХАЙЛОВ — К сожалению, команда, которая пришла заниматься общественным транспортом, мы столкнулись с тем, что, за что ни берись, все не сделано. И любая претензия гражданина, пассажира она справедлива. Да, сейчас это так. И конечно огромный скепсис, недоверие, что ладно, все говорят, что будет сделано, никто не делает. За те два года, что команда работает транспортная новая, я думаю, что мы доказали, что что-то получилось сделать в лучшую сторону.

С. СОРОКИНА – Вы повышением тарифов все перечеркнули. Просто все.

Ю. КОБАЛАДЗЕ — Это кто говорит?

С. СОРОКИНА – Я вижу по sms.

Е. МИХАЙЛОВ — Ощущение, что пишут люди, которые не пользуются общественным транспортом.

С. СОРОКИНА – Пользуются.

Е. МИХАЙЛОВ — Тогда очень странно, что они переживают, что для них, если они более-менее регулярно пользуются, тариф не повышен.

С. СОРОКИНА – Понятно. Не будем застревать.

Е. МИХАЙЛОВ — Какой-то логический диссонанс абсолютный.

С. СОРОКИНА – Когда появится приложение для мобильных устройств с подробной картой следования всех маршрутов наземного транспорта города?

Е. МИХАЙЛОВ — Где-то в середине января мы дадим такое предложение на тестирование блогерам, журналистам, экспертам транспортным, они сделают некие свои замечания. И в первом квартале мы в виде бета-версии запустим для всеобщего скачивания.

С. СОРОКИНА – Отлично. Ругают на сайте вашем маршрутник дан, говорят, что очень сложно воспользоваться, проложить маршрут и так далее.

Е. МИХАЙЛОВ — Там сейчас пока не та разработка, которая сейчас тестируется. Которая запускается. Там еще достаточно старая разработка.

С. СОРОКИНА – Опять метрошный вопрос. Но мне кажется, вы можете на него ответить. Зачем было продлевать Таганско-Краснопресненскую ветку в Жулебино, если на Выхино и так ежедневно случается транспортный коллапс? Может, сразу до Рязани ее дотянем?

Е. МИХАЙЛОВ — Это такой неправильный вопрос. Потому что в любом случае основное количество людей, которые на Выхино садятся, они все равно едут из того же Жулебино. И чем жители Жулебино хуже жителей Выхино.

С. СОРОКИНА – Но там катастрофа.

Е. МИХАЙЛОВ — Сейчас делается еще одна линия метро, которая пойдет из Юго-востока до Авиамоторной.

С. СОРОКИНА – Сделайте нормальное пополнение своей «Тройки» через сайт картами Visa, MC, Яндекс.Деньги и т.д.

Е. МИХАЙЛОВ — Это марта следующего года. Мы хотели это сделать до конца этого года, но сложности, связанные с реализацией, поставкой сервировок, железа нас отодвинули на 3 месяца. На март следующего года такая ситуация равно как и авторизация «Тройки» персонализация будет реализована.

С. СОРОКИНА – Почему цена билета за проезд в городском транспорте Москвы в три раза выше, чем в других городах России?

Е. МИХАЙЛОВ — Не могу сказать, что в три раза. Не совсем правильно. Если посмотреть цену билета, если брать другие города России, там как правило разовые билеты, все за живые деньги и часто через кондукторов совершенно другого качества подвижной состав.

С. СОРОКИНА – Разрабатываете ли вы маршруты общественного транспорта после завершения строительства Северо-западной хорды?

Е. МИХАЙЛОВ — Да, конечно, мы понимаем перспективное планирование. То, что рождено и под будущие решения мы заранее планируем маршруты общественного транспорта.

С. СОРОКИНА – Так, новый маршрут автобусов (большие и малые) 850 от Краснопресненской до Крылатского нужен, но эти автобусы идут один за одним буквально паровозиком пустые. При этом невозможно уехать с Красной Пресни. Ожидание автобусов №№12, 64 составляет до часа!

Е. МИХАЙЛОВ — Я помечу себе.

Ю. КОБАЛАДЗЕ — 185-й автобус заправляют каким-то дрянным топливом, отравляют воздух за собой. Невозможно дышать. Вы отвечаете за топливо?

Е. МИХАЙЛОВ — У нас контракт, компания ЕКА-процессинг является нашим партнером по данному контракту. Ежедневно идет отбор проб с каждой партии, каждой поставки.

С. СОРОКИНА – Но почему-то есть и плохой. Почему по Марксистской улице ездит только один троллейбус номер 27 с безумным интервалом до часа, от чего я постоянно страдаю. Почему бы ни пустить микроавтобусы? Трасса большая, а решения проблемы нет.

Е. МИХАЙЛОВ — Хорошо, сейчас просто нас слушают, в том числе и мои подчиненные.

С. СОРОКИНА – Мы вопросы можем дать в распечатанном виде, правда, sms не распечатаем. А вот эти распечатаем.

Е. МИХАЙЛОВ — Есть огромное количество возможностей задать вопрос на сайт департамента.

С. СОРОКИНА – Почему не изучается опыт Аргентины, где водителям автобусов запрещено вообще брать деньги и внутри салона стоит автомат приема наличных и продажи билетов? Наверное это еще дольше будет, если турникет, да еще автомат.

Е. МИХАЙЛОВ — Это другая история. Она есть в Европе, мы идем к тому, чтобы создать систему, которая позволяет, мы не задумываемся сейчас, как оплатить мобильный телефон. Наша задача сделать такую же систему билетную, чтобы мы не задумывались, где оплатить и где взять билет.

С. СОРОКИНА – Есть например автоматы продажи билетов на остановках.

Е. МИХАЙЛОВ — Мы планируем qiwi подключить, то есть платежные системы для того, чтобы этот автомат был везде.

Ю. КОБАЛАДЗЕ — 219-й маршрут ждал час, хотя по расписанию 20 минут. И даже заболел человек.

Е. МИХАЙЛОВ — Это та ситуация, связанная с нерегулярностью, которая является следствием перегрузки улично-дорожной сети.

Ю. КОБАЛАДЗЕ — Вот хороший вопрос. Уважаемая Светлана Иннокентьевна, ваш высокопоставленный гость говорит об автовладельцах с явной нелюбовью. Интересно узнать, как он сам перемещается по Москве.

Е. МИХАЙЛОВ — По-разному.

Ю. КОБАЛАДЗЕ — В том числе на машине.

Е. МИХАЙЛОВ — Пешком и в том числе на машине.

Ю. КОБАЛАДЗЕ — То есть вы автовладельцев не очень недолюбливаете.

Е. МИХАЙЛОВ — Я сам являюсь пешеходом, и автовладельцем, и пользователем общественного транспорта.

Ю. КОБАЛАДЗЕ — Юля, слышали?

Е. МИХАЙЛОВ — Это как если человек работает в мясной лавке, он не должен только мясом питаться. А если работает на радио, это же не является запретом смотреть телевизор или пользоваться Интернетом.

С. СОРОКИНА – В некоторых городах метро и электрички составляют единую транспортную систему, с единым управлением, с единой системой оплаты проезда, с возможностью пересадки из метро в электричку без дополнительных беспокойств по оплате. Планируется ли что-либо подобное в Москве?

Е. МИХАЙЛОВ — Да, по такой же системе будет работать малое кольцо железной дороги. Оно будет интегрировано, несмотря на то, что железнодорожный транспорт полностью единая система работы с метрополитеном. Если говорить про интеграцию городского транспорта и пригородных электричек, там через расписание и через единое сближение дальнейших билетных систем.

С. СОРОКИНА – То есть в принципе в будущем вы думаете о том, что единый билет, который будет позволять проехать и на городском транспорте и на электричках может возникнуть.

Е. МИХАЙЛОВ — Может, это сложная история в связи с тем, что разные билетные системы…

С. СОРОКИНА – Но в принципе было бы удобно.

Е. МИХАЙЛОВ — Мы уже сделали первый шаг. Уже можно, имея один носитель, записать билеты на метро и электричку, ими пользоваться.

С. СОРОКИНА – Понятно. А помните, долго говорилось о малой железной дороге, которая могла бы малым кольцом идти внутри города.

Е. МИХАЙЛОВ — Я только что про нее говорил. Она запустится в конце 2015 года, и действительно будет работать как пересадочный пункт…

С. СОРОКИНА – Такое наземное метро.

Е. МИХАЙЛОВ — И будет полностью интегрирована с метрополитеном.

С. СОРОКИНА – К 2015 году уже?

Е. МИХАЙЛОВ — Должны запустить первое движение в 2015 году. Даже по плану три кольца. То есть кольцевая линия метро, третий пересадочный контур и МКЖД.

Ю. КОБАЛАДЗЕ — Странный вопрос: почему трамваи покрасили черной краской.

Е. МИХАЙЛОВ — Я честно говоря черных трамваев не видел.

С. СОРОКИНА – Я тоже. Вам не повезло, Нина.

Е. МИХАЙЛОВ — Скажите где. Это, скорее всего, означает, что там какая-то не та история, либо это реклама.

С. СОРОКИНА – Кстати, на рекламу очень жалуются.

Ю. КОБАЛАДЗЕ — Почему бы ни продавать билеты на метро в поездах, прибывающих в Москву, чтобы не создавать очереди в кассах привокзальных. Ужасная ситуация.

Е. МИХАЙЛОВ — На вокзалах там большое количество автоматов, чтобы люди подошли к ним, не стояли в очереди, купили…

С. СОРОКИНА – Наведите, пожалуйста, порядок у станции метро Домодедовская. Рядом есть платные парковки, но автовладельцы бросают транспорт на Каширском шоссе, мешая общественному транспорту. Это не только на Домодедовской. Это у меня тоже везде вокруг в три ряда ставят машины. И эвакуаторов не напасешься. Я не знаю, как с этим справляться. А больше всего знаете, что бесит? Что действительно понастроены огромные офисные здания, которые даже не задумывались о том, что нужно делать парковочные места, если они ожидают посетителей в таком большом количестве.

Е. МИХАЙЛОВ — Это проблема.

С. СОРОКИНА – Это огромная проблема. Господа, нам нужно завершать. Потому что нам подают уже сигнал, что наше время истекло. Как в известной сказке. Итак, мы сегодня с вами говорили с Евгением Михайловым, генеральным директором Мосгортранса. Извините, что не все вопросы успели. Мы отдадим сейчас то, что есть в печатном виде нашему гостю и рассчитываем, что вы, так или иначе, получите на них ответы. Последнее самое скажите…

Е. МИХАЙЛОВ — У меня есть блог на «Эхо Москвы».

С. СОРОКИНА – Можете зайти писать.

Е. МИХАЙЛОВ — Я там отвечу.

С. СОРОКИНА – Хорошо. И еще самое последнее. В ближайшие сколько год, два очередного повышения не планируется. Если все будет более-менее спокойно. Или в будущем году опять будет повышение.

Е. МИХАЙЛОВ — У нас три года без повышения.

С. СОРОКИНА – Можно ждать три года…

Е. МИХАЙЛОВ — Я не рассматриваю разовый билет как повышение, потому что это не касается 97% пассажиров.

С. СОРОКИНА – Хорошо, ближайшие три года каких-то катаклизмов не будет.

Е. МИХАЙЛОВ — Когда-нибудь мы обязательно должны будем повысить тарифы на проезд. Но не бывает…

С. СОРОКИНА – То есть не загадывайте даже на год.

Е. МИХАЙЛОВ — Цены растут, тарифы…

С. СОРОКИНА – На год даже не загадывайте?

Е. МИХАЙЛОВ — Три года уже не повышали.

С. СОРОКИНА – А ближайший год.

Е. МИХАЙЛОВ — Это вопрос целого ряда, вопрос наполняемости бюджета…

С. СОРОКИНА – Обещание дать невозможно. Все, спасибо, наше время истекло, до свидания, до встречи через неделю.

Е. МИХАЙЛОВ — До свидания.

Комментарии

85

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.
>
Не заполнено
Не заполнено

Не заполнено
Не заполнено минимум 6 символов
Не заполнено

На вашу почту придет письмо со ссылкой на страницу восстановления пароля

Войти через соцсети:

X Q / 0
Зарегистрируйтесь

Если нет своего аккаунта

Авторизируйтесь

Если у вас уже есть аккаунт


shanin76 18 декабря 2013 | 16:10

Опять этот чувак нас заверяет, что скоро будет все зашибись и надо только потерпеть.
И нам объясняет, как удобно выложить сразу денег за 40 поездок вперед. И как удобно, что неиспользованный билет сгорает. И как удобно при наличии низкопольных трамваев все равно садиться через высокую переднюю дверь. И как удобно мамам с колясками заходить в новые комфортные автобусы, при том, что во-первых общественный транспорт почти никогда не подъезжает к краю тротуара, даже если ничего не мешает, водители ленятся выруливать. Также мамам, инвалидам и прочим очень удобно орать водителю, чтобы он открыл среднюю дверь низкопольную на вход. А как им удобно потом все равно переться через салон, чтобы оплатить проезд, тк валидаторы или только в начале около водилы или не работают те, которые на средней двери.
А уж как как комфортно летом, когда не включают даже имеющиеся кондиционеры. А уж какие у нас комфортные остановки- насквозь продуваемые и заливаемые дождем, закатаные кривым асфальтом, где та


pinkas 18 декабря 2013 | 16:57

Какую же БРЕДЯТИНУ несет этот господинчик Михайлов!!!!!!


vladimir_veteran 18 декабря 2013 | 18:17

Михайлов! Сколько и как часто получаете гонорар от Микрона?


plegada 18 декабря 2013 | 21:27

Про турникеты."Мы с мая проводим эксперимент по 17 маршруту трамвая.Люди просто входят в салон, но не валидируют билет, они просто едят зайцами. "
Каждый рабочий день езжу на 17 трамвае, Южное Медведково. Интервал движения с началом эксперимента увеличен и составляет не меньше 10-15мин в час пик (заявлено 3-4мин). Войти в трамвай можно с огромным трудом. До валидатора просто не дотянешься. Кроме того, через какое-то время возникает мысль:"Какого хрена, за что я вообще плачу. Еду как скотина, рукой не пошевелить" Потом руководство начинает трындеть, что народ несознателен.


lin_sya 19 декабря 2013 | 01:41

to akatalov
Езжу каждый день - по Москве, на работу и обратно. Билет "90 минут" надо было назвать "90 минут в пробке". Интервалы движения автобусов вечером достигают 1,5-2 часов. Могут не придти 2-3 рейса подряд. Расписания движения не соблюдаются даже приблизительно, а, между тем, интервалы по расписанию 40 мин. Это нормальная работа?


(комментарий скрыт)

digest2 24 декабря 2013 | 12:50

Что же вы сделали с моим вопросом ( Ну да да на 50% датируется, система обслуживания проезда стоит 25%. Для того чтоб сделать проезд бесплатным останется компенсировать 25% а не улвоить затраты как он соврал в эфире. Почему вы так быстро проглотили его ответ. Ведь пытались возразить сначала, узнать сколько же тратится на инфраструктуру по продаже билетов и контроля проезда. Ну почемуууу вы как плюшевые сидели и во всём ему поддакивали?


muslin Владимир Гимпельсон 17 декабря 2013 | 23:25

Маршрутки ходят по мере заполнения салона, но чаще, чем транспорт Мосгортранса. Они удобнее: ходят чаще и ехать можно сидя. Им только нужно дать валидаторы и гарантировать компенсацию из бюджета за перевозку льготников. И они будут возить всех.
И будут платить налоги. Бюджет города будет иметь меньше затрат и еще получит налогти.


pom17 18 декабря 2013 | 02:50

вот из-за налогов-то маршрутчики на такую схему не пойдут - Вы только представьте каких доходов они лишатся!


18 декабря 2013 | 08:08

\\Им только нужно дать валидаторы и гарантировать компенсацию из бюджета за перевозку льготников.\\

Проще платить деньги льготникам наликом.


akatalov 18 декабря 2013 | 14:37

Ага, чтобы алкаш-сынок их у старушки-матери отбирал и пропивал в первый же день :)
Ну а серьезно - затраты будут на порядок больше. Это каждому пенсионеру нужно будет стоимость единого на все виды транспорта и без ограничений выплачивать. Проще пенсии увеличить, а проезд - только платный. Нет денег, потратила скажем на лекарства - сиди дома ...


18 декабря 2013 | 14:42

А пенсия это не налик?


akatalov 18 декабря 2013 | 10:51

Вот только непонятно как наужить таджиков пользоваться валидатором. Сейчас он считает "по головам" и кричит на весь салон "Э, кто еще двое не передал, пока не заплатите не поеду".
И еще отрицательный момент: если они заполнили салон на начальной точке и никто не вышел - то они просто едут мимо остановок которые по дороге и на которых стоят люди в ожидании. Причем они ведь работают в основном на маршрутах дублирующих общественный транспорт, то есть отбирают у него заметную часть пассажиров...
Что радует с маршрутками - что старых, в которых дверь приходилось хлопать самому - все меньше и меньше. Новые с высокими потолками и дверь открывает/закрывает водитель - гораздо приятнее.


(комментарий скрыт)

akatalov 18 декабря 2013 | 11:51

Да, недавно ехал по Ленинскому, решил вспомнить молодость - как раз от пл.Гагарина до универмага Москва (там когда-то учился в школе и ездил каждый день). Ни автобуса ни троллейбуса так и не дождался, сел на маршрутку :( Вообще на маршрутах где часто пробки маршрутки могли бы помочь, они все-таки помобильнее.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире