'Вопросы к интервью
С. СОРОКИНА – Здравствуйте. Мы уже в эфире. Извините. Здравствуйте, это программа «В круге Света». Здесь Юрий Кобаладзе, Светлана Сорокина, Напротив люди, с которыми мы уже вступили в разговор и об общественном телевидении. Анатолий Лысенко, генеральный директор общественного телевидения в России и Александр Мельман, телекритик. Я вас приветствую. Здравствуйте. Начали мы уже разговор с того, где смотреть, как смотреть общественное телевидение, которое вышло в эфир 19 мая в день пионерии.

Ю. КОБАЛАДЗЕ — Сегодня юбилей.

С. СОРОКИНА – Почему?

Ю. КОБАЛАДЗЕ — 10 дней сегодня.

С. СОРОКИНА – Завтра. 19 мая в эфир. Только что 10 дней назад. И общественное телевидение о существовании, возникновении, необходимости которого так долго говорилось, вроде как реализовывается эта идея. О первых впечатлениях будем говорить. Я знаете, вот о чем хотела вас спросить. Анатолий Григорьевич, когда вы только включались в эту историю с общественным телевидением, наверняка какой-то образ общественного телевидения у вас в голове был. Хотя бы приблизительно, в контурах. Говорилось об этом. Вот вы только взялись.

А. ЛЫСЕНКО — Тогда не было, и сейчас нет.

С. СОРОКИНА – Ну ладно. Я понимаю, что сейчас эскиз, вы будете все лето работать и только к осени, наверное, более полновесный продукт мы увидим. Но все-таки то, что сейчас уже как-то прорисовывается, это соответствует тому, о чем вы мечтали?

А. ЛЫСЕНКО — Не совсем. Во-первых, честно говоря, если признаться честно, я бы, наверное, был одним из наиболее ярких противников создания общественного телевидения, потому что я считал, что мы опоздали, во-вторых, что надо создавать сначала создать гражданское общество, а потом создавать общественное телевидение. Но так как мы живем в стране, где национальный вид спорта это наступать на грабли, то поставить телегу впереди лошади обычная история. Я чего-то так представлял себе, меня очень сбило первое обсуждение. Мне показалось, что общественное телевидение такое просветительское телевидение. Твердо я был убежден. Что надо людям просто рассказывать, что такое гражданское общество, какие есть…

С. СОРОКИНА – Институты.

А. ЛЫСЕНКО — Ответственность на него возлагается. Что меня больше всего пугало. Я скажу, Юра говорит 10 дней или 11, я понимаю, что по выражению моего лица ощущение, что уже года три идет, я за эти 10 дней получил такое количество интересных плюх, причем со стороны людей, от которых я совершенно не ожидал. Мне очень нравится, что очень много плюх строится по принципу: я еще не видела общественное телевидение, но я считаю, что это не то. Или что это априори не может быть общественным телевидением, потому что посыл такой. Потому что: а) назначается президентом руководитель и б) за государственный счет.

Ю. КОБАЛАДЗЕ — И что вы на это отвечаете?

А. ЛЫСЕНКО — Я стараюсь не отвечать. Потому что я ничего страшного в этом не вижу. Я помню, когда первое обсуждение было у Миши Федотова, идея общественного телевидения, я получил колоссальное удовольствие от неучастия именно. Я сидел и слушал, мне было страшно интересно послушать предложения. Предложения были следующие: так, с завтрашнего дня отбираем Первый или Второй канал, существовать этот канал будет за счет взносов населения. Руководство канала будет выбираться общенародным голосованием.

Ю. КОБАЛАДЗЕ — Как президент страны.

А. ЛЫСЕНКО — Да. С таким же результатом.

А. МЕЛЬМАН — Успехом.

А. ЛЫСЕНКО — Я так послушал, понял, что я в эти игры уже в мои годы и все-таки с определенным опытом не играю. Потому что я люблю очень фантастику, но не до такой степени. Это уже даже не фантастика, это такой фэнтези скорее.

С. СОРОКИНА – И тем не менее.

А. ЛЫСЕНКО — Но, тем не менее, пришлось ввязаться. И вначале мне казалось, что это такое телевидение, в котором людей учат жить. В сегодняшнем непростом мире. Потому что сегодня очень многие просто не очень себе представляют, как что происходит…

С. СОРОКИНА – И что получилось?

А. ЛЫСЕНКО — А получилось следующее. Когда мы вышли в Интернет на сайт, с нас же требовали, чтобы вы вообще вышли, я не знаю, кто подсунул эту идею, кто писал выступление. Не знаю, потому что выступление было, что вообще с 1 января приступить к вещанию. Фантазийные…

С. СОРОКИНА – Вы еще про Дмитрия Анатольевича говорите.

А. ЛЫСЕНКО — Да.

С. СОРОКИНА – Его идею.

А. ЛЫСЕНКО — Он выступил с этой идеей. Не знаю, кто ему написал этот текст. Кто ему предложил. Когда мы выбросили в Интернет, товарищи присылайте, у меня сложные отношения с Интернетом…

С. СОРОКИНА – То оказалось, что интересует несколько другое.

А. ЛЫСЕНКО — Да. Совершенно…

С. СОРОКИНА – Не учите нас жить.

А. ЛЫСЕНКО — Нет, Свет, самое интересное, что этого не было. Научите нас жить в сегодняшнем обществе.

С. СОРОКИНА – Это же вроде совпадает с тем, что вы хотели.

А. ЛЫСЕНКО — Но мы хотели одно, а вдруг выясняется. Знаешь, о чем больше писали. Объясните нам, пожалуйста, откуда берутся законы, сейчас цитирую, каким образом они приходят в голову депутатам, это для меня по сей момент…

С. СОРОКИНА – Для самого загадка.

А. ЛЫСЕНКО — На этот вопрос никто не ответит. Может только мой друг Саша Асмолов. Он психиатр хороший. Объясните нам вот это, как принимаются законы, обсуждения. Мне приходилось участвовать в этом, потом подумал, ну хорошо, я знаю, как это делается и то это любопытно. А люди не знают.

С. СОРОКИНА – То есть что-то в этом духе будет.

А. ЛЫСЕНКО — Да.

С. СОРОКИНА – Потому что пока нет.

А. ЛЫСЕНКО — Хотя смешно было, так один товарищ написал, если в течение пяти дней из по-моему Владимира, сейчас не помню, мы записываем все, что нам присылают. Пачки лежат. Если в течение пяти дней в эфире не будет Навального, Пономарева, Гудкова, Удальцова и кого-то еще, телевизор смотреть не буду. Общественное телевидение не состоялось. Через три посыла…

С. СОРОКИНА – Надоели эти либералы.

А. ЛЫСЕНКО — Если хоть раз я увижу то-то, то-то, выключу, не могу я смотреть на этих людей.

С. СОРОКИНА – Анатолий Григорьевич, что для вас нового, скажите мне. Что для вас в этом нового.

А. ЛЫСЕНКО — Я тебе скажу, что Света.

С. СОРОКИНА – Зрители часто хотят противоположного.

А. ЛЫСЕНКО — …такое столкновение с Интернетом для меня новое, я человек пожилой, мягко говоря, новое это довольно агрессивное неприятие…

С. СОРОКИНА – Это конечно.

А. ЛЫСЕНКО — …друг друга. Если нет, тебя сделаю, как говорила одна моя знакомая. И достаточно широкий обзор. Мы стали делать. Я должен сказать, что с удовольствием увидел Сашу, я очень благодарен Саше. Сейчас объясню, почему.

Ю. КОБАЛАДЗЕ — Это правильный заход.

А. ЛЫСЕНКО — Нет, у нас с ним были моменты споров.

С. СОРОКИНА – Я хочу Саше тоже слово дать. Сделайте на него заход.

А. ЛЫСЕНКО — Я очень благодарен за одну простую вещь, до которой я не додумался. Честно скажу. Мы когда сделали первую передачу, первый, второй день, по знакомым… Интернета, я чувствую, что-то не то. А потом еще раз прочитал, потому что я бегло прочитал заметку в «Московском комсомольце», он заметил одну очень интересную штуку. Что мы сами и с моим участием и твоим участием воспитали зрителя, у которого клиповое мышление.

С. СОРОКИНА – Это известная история.

А. ЛЫСЕНКО — Он зритель сегодня, так как у нас нет рекламы, зритель сегодня воспринимает так: 8 минут — сходил в туалет, 8 минут — полез в холодильник. Попил пивка или чего покрепче. 8 минут – поговорил по телефону. Он не в состоянии, нам казалось, вот мы сейчас неторопливо развиваем мысль…

С. СОРОКИНА – «Пятое колесо» уже невозможно.

А. ЛЫСЕНКО — А он давится этим бифштексом, он должен как в Америке нарезать его маленькими кусочками и таким образом употреблять. Кстати сегодня на летучке мы приняли решение, что все, 30 минут, да еще разбитое внутри. Иначе…

С. СОРОКИНА – Смотреть невозможно.

А. ЛЫСЕНКО — Да.

С. СОРОКИНА – Можно я вас сейчас прерву. Потому что я хочу уже, чтобы Саша подключился. Саша. Практически тот же вопрос. Какой-то был образ собственный перед тем, как общественное телевидение приступило к работе и что получилось, когда увидели, совпал ли этот образ с ожиданиями, лучше, хуже.

А. МЕЛЬМАН — Прежде всего ни Анатолий Григорьевич, ни вы не причастны к созданию у зрителя клипового мышления. Насколько я это вижу. Вы находились и находитесь в совершенно другой плоскости и это очень правильно и хорошо. У меня была не картина нового канала, а был общий скепсис. Я тоже был в какой-то степени и остаюсь, но это нормально для критика быть скептиком. Но вот пока я еще ничего не видел, я тоже говорил все те же слова. Я больше иронизировал, это мне характерно, что, конечно же, это все опоздало лет на 20, что генерального директора назначает президент, что финансирует государство. То есть я повторял те же мантры, которые говорили все. Каждый в своем стиле. И вот мой такой скепсис был реальный. И вот когда я посмотрел в первый же день и у меня в редакции попросили посмотреть, и я это сделал, и честно говоря, сначала включил с какой-то неохотой и что я там увижу. И кто это будет смотреть. Я как-то поймал себя на мысли, что действительно, извините, процитирую, что Анатолий Григорьевич, когда создавал, молодежная редакция, Вести, российское телевидение, это было замечательно. Но мне кажется, это было некое разбрасывание камней. В хорошем смысле. То есть это таким образом так получилось, в контексте может быть нашей новейшей истории.

С. СОРОКИНА – Теперь собираете.

А. МЕЛЬМАН — Теперь он собирает камни, и я понял, что как я футбольный болельщик. Как хороший тренер он знает, какой он хочет делать канал. И он такой канал делает. То есть это настоящий, К. И. Бесков такой. Я вижу, что он хочет делать эту стилистику. Этот контент. И может быть сейчас, когда называют, я сам писал, «Сельский час» модернизированный. Что-то еще. Такая стилистика советского неспешного телевидения. Но когда это было советское телевидение центральное. И вот когда было сделано российское телевидение как альтернатива вот этому тотальному пропагандистскому ТВ, там конечно было не только пропагандистское. Там было очень культуризированное ТВ, это мы помним. Но все равно эта альтернатива была замечательная, это было свежо, я просто помню.

С. СОРОКИНА – Я вырос на ваших передачах.

А. МЕЛЬМАН — Но что делать.

А. ЛЫСЕНКО — Только говорят, моя бабушка очень любила ваши передачи.

А. МЕЛЬМАН — Один ваш ведущий «Эхо Москвы» написал, что он вырос на моих заметках. Ну ладно. Саша Плющев. И это было замечательно. Это правильно было, что нужно уйти было от того контекста, который всех уже просто достал. Сейчас, когда мы видим такое телевидение, мне кажется, Анатолий Григорьевич разделяет некие смыслы, по которым телевидение имеет в виду власть. Потому что для власти телевизор очень важная вещь, которая скрепляет страну. И Анатолий Григорьевич по-своему это видит. Он хочет дать новый контекст. Вообще если говорим об общественном телевидении, надо понять, что такое общество. Во-первых, есть ли оно у нас. Мы должны это понять.

С. СОРОКИНА – Анатолий Григорьевич сказал, что вроде как нет.

Ю. КОБАЛАДЗЕ — Гражданского нет.

А. МЕЛЬМАН — Очень сегментированное. И в обстановке каждый сам за себя. Еще была такая идея финансировать телевидение, кто его будет финансировать. Мне кажется что…

С. СОРОКИНА – Что нужны телевизионные скрепы.

А. МЕЛЬМАН — Анатолий Григорьевич мне кажется, думает так и в контексте того, что у нас у каждого теперь в ящике по 30-40-100 каналов, вот такое телевидение имеет не то что право на существование, вы знаете, я его смотрю и считаю, что общество, если оно есть, оно живет не тем гламуром, которое дает центральные каналы и не тем оголтелым иногда демократизмом, который дает минимальное правда количество каналов типа «Дождя» и Марианны Максимовской. А у людей какие-то совсем иные проблемы, которые мне кажется, так или иначе, пытаются отражать то общественное телевидение, которое делает Анатолий Григорьевич со своей командой.

С. СОРОКИНА – Прежде чем дальше мы пойдем в нашем разговоре, я несколько хочу откликов, нам пишут и в Интернете и в sms. «Общественное, но оно же платное, — пишет Людмила Петровна, — не для всех значит. И в программе нет». Оно не платное. Оно абсолютно бесплатное, если его в программе нет, то это еще просто пока нет, потому что окончательно сетка будет только к осени и видимо тогда и будет заявлено.

А. ЛЫСЕНКО — Надо сразу сказать, во-первых, часть людей не умеют еще выбрать. Я к таким тоже отношусь.

С. СОРОКИНА – В телевизоре надо просто найти этот канал. Он не есть в первой обойме.

А. ЛЫСЕНКО — Он плохо принимается на старых телевизорах.

С. СОРОКИНА – Он первый мультиплекс насколько я понимаю.

А. ЛЫСЕНКО — Он входит.

А. МЕЛЬМАН — Это через полтора года.

А. ЛЫСЕНКО — Он уже сейчас идет.

С. СОРОКИНА – Поэтому это в той десятке телеканалов, которые вы будете принимать в обязательном порядке. Мало того, Людмила Петровна, там нет рекламы.

А. ЛЫСЕНКО — Я утром говорил в Ростелекоме, принимает на сегодня 30 миллионов домовладений. Из 44.

С. СОРОКИНА – То есть распространение есть.

А. ЛЫСЕНКО — Три четверти населения это принимает.

С. СОРОКИНА – И мало того в Интернете разумеется, можете. Я как раз через Интернет и немножко там сложновато…

А. ЛЫСЕНКО — С сегодняшнего дня вышли в Интернет на за рубеж. Это все очень медленно делается. Техника тоже оказалась не готова…

Ю. КОБАЛАДЗЕ — Всего 10 дней.

С. СОРОКИНА – Они готовились же не за 10 дней. «Первый раз, — пишет из Саратова Александр, — попал на новости общественного телевидения, сложилось впечатление клона программы «Время». В общем, общественное телевидение такой же симулякр, как и общественная палата, общероссийский народный фронт и прочее».

А. ЛЫСЕНКО — О, это я читал.

С. СОРОКИНА – Такое мнение вам знакомо. Кстати многие прицепились к аббревиатуре. ОТР это как отрицание, считают, что ОТР не очень хорошая аббревиатура.

А. ЛЫСЕНКО — Одни ОТР, другие ноль увидели, третьи размытую дырку. Талантливые люди. Каждый свое видит.

С. СОРОКИНА – Образное мышление. Вы что же хотели, чтобы все были одинаковые. «ОТР вызывает другую эмоцию, — пишут нам. Тихая радость, удивление, сопереживание реальным людям. Катарсис даже, когда девочка больная ДЦП читает свои стихи». Это видимо, про программу…

А. ЛЫСЕНКО — Спасибо те, кто поняли, в чем смысл.

С. СОРОКИНА – Про больных детей.

А. ЛЫСЕНКО — И в то же время мне один товарищ писал, что зачем вы делаете об аутистах, эта тема уже отыгранная. Я не выдержал, сказал, знаешь, если у тебя в семье кто-нибудь страдал аутизмом, ты понял бы, что такое.

С. СОРОКИНА – Это, кстати, новое мне понравившееся. Это то, что ведет Гоша Куценко и Ксения Алферова. Как называется кстати, забыла. Анатолий Григорьевич тоже забыл. Из башки вывалилось. Но хорошая программа.

Ю. КОБАЛАДЗЕ — Право на счастье.

А. ЛЫСЕНКО — Тоже когда первый раз ее показали. Операторы, которых ничем как ты понимаешь, взять нельзя, они плакали. Потому что ну доброта, все-таки есть какой-то дефицит доброты.

Ю. КОБАЛАДЗЕ — А вот хорошая новость была, в Курской области соревновались православные пожарные.

С. СОРОКИНА – Это я  не поняла. Мало того, там вообще у вас батюшек достаточно, то слет каких-то православных молодежных организаций, то православные пожарные.

А. ЛЫСЕНКО — Присылают местные студии же. Но мне например, я не большой поклонник религиозных сюжетов, во-первых, люди делом занимаются. Богу Богово, кесарю кесарево. А от пожара охранять надо. Они кстати сами себя охраняют от пожара.

С. СОРОКИНА – Вот пишут нам, где искать общественное телевидение, многие не могут найти. Еще раз говорю, попробуйте с настройками поработать.

А. МЕЛЬМАН — В кабеле Акадо 25-й канал.

С. СОРОКИНА – Да.

А. ЛЫСЕНКО — В НТВ-плюс 715. Пусть еще раз зайдут на наш сайт, там им объяснят наши модераторы, как.

С. СОРОКИНА – На сайте вы можете получить необходимую информацию, как найти, настроиться и так далее. Говорят, что недостаток дискуссий острых. А почему бы простите, Навального, условного пишут нам, и скажем Железняка, не предоставить площадку для дискуссии оппозиции власти. Чего-то остренького многие хотят. Общее замечание, что я читала, действительно такая пасторальность некоторая. Остроты не хватает. Живую эмоцию у меня действительно вызвала только про больных детей. Ничего такого больше меня лично не зацепило и не взбудоражило.

А. ЛЫСЕНКО — Ты знаешь, я соглашусь с тобой. Я сам вчера ругался с ребятами, что температура должна быть поднята. Но тут может и моя вина. С самого начала, когда закладывалось, я категорический противник политического телевидения. Даже не политического…

С. СОРОКИНА – А если вы общественное телевидение, если жизнь общества как вы говорите. Но ведь не только же пожарные добровольные организации.

А. ЛЫСЕНКО — Вот люди обсуждали темы мигрантов, регистрация и прочее. Это общество?

С. СОРОКИНА – Да.

А. ЛЫСЕНКО — Люди обсуждали тему: что делать со свалками, которых десятки или сотни тысяч в стране бесхозных. Это страшная вещь.

С. СОРОКИНА – Это тоже общество. Но травля НКО тоже про общество. Правильно? И Болотное дело тоже общество.

А. ЛЫСЕНКО — Очень многие кинулись, ой, вы начали с пионерской организации. Не удосужившись даже посмотреть. Дело было не в пионерской организации, а в том, как организовать детей. Что сегодня происходит. Ты можешь, я могу со своим внуком, ты с дочкой заняться ими. Основная масса детей приходит из школы, и уходит в мир бродилок, стрелялок и прочее. В свое время, когда мы обсуждали эту тему, кто-то даже сказал, ой, вы еще тимуровское движение пропагандируйте. На что кстати М. Ш. Шаймиев член нашего совета сказал…

С. СОРОКИНА – Сказал, что плохого.

А. ЛЫСЕНКО — Он сказал, слушай, я был тимуровцем и Толя был тимуровцем. Мы что от этого хуже стали? Разговор-то шел не о пионерах, а о том, что нужно детей организовывать. Как – непонятно. Но кстати там был поднят разговор, что ряд организаций, которые занимаются организацией досуга детей, идиотски попадает под НКО. Что с этим надо что-то делать. Эту тему будем продолжать. Кстати то, что касается остренького. Вот мне казалось, а, у вас на передаче был Сатаров, я люблю очень Сатарова. Я люблю очень Сатарова, хороший мужик, умница. У вас была Графова. У вас был Тема Троицкий. Ну, я никак не могу, тут в «Социальной сети» были поединки Навального и Следственного комитета. Что изменилось от того, что они появились. Когда у человека есть позиция…

С. СОРОКИНА – Анатолий Григорьевич, но ничего не меняется прямо сейчас от появления только на экране.

А. ЛЫСЕНКО — Абсолютно.

С. СОРОКИНА – Это все равно нужно для того, чтобы мы об этом знали и размышляли.

А. ЛЫСЕНКО — Нужна позиция. Когда есть позиция, я понимаю. И когда оппозиция имеет свою позицию, я понимаю. Но когда позиция строится по принципу – долой коммуняк, я не большой поклонник коммунистов. Или долой кровавый режим Путина. Ну и что?

С. СОРОКИНА – Тот же Навальный не далее как сегодня в блоге предложил жителям регионов наладить выпуск ежемесячных газет о коррупции. Такая его последовательная борьба с тем, что у нас происходит с коррупцией. Разве это не впрямую жизнь общества. Коррупция это то, что нас пробило просто сверху донизу.

А. ЛЫСЕНКО — Сейчас ребята работают над очень мне кажется интересной передачей и очень интересные люди, которые занимаются вопросами коррупции. Без шума, без широкой прессы в отличие от Навального. Из провинции люди, мы вообще делаем…

С. СОРОКИНА – Мне кажется без шума и без прессы это как-то странная похвала.

А. ЛЫСЕНКО — Нет, шум и реальные вещи это разные вещи. Когда на экране идет большой шум, а в результате пшик. Я ничего не могу сказать, я к Навальному отношусь, ну есть и есть человек. Правда, меня удивило, что он априори еще до выхода на общественное телевидение сказал, что надо его разогнать. И нечего зря тратить деньги.

А. МЕЛЬМАН — Я вспоминаю, как начиналась программа «Взгляд» в 1987 году и тоже было нечто такое комсомольско-социальное вначале и они тогда не лезли поначалу ни в политику, никуда. Но время само заставило и провернулось таким образом, что «Взгляд» стал наверное самой политизированной программой. Я вот не знаю, Анатолий Григорьевич, вы как оцениваете роль «Взгляда» в том, что случилось с Советским Союзом дальше.

С. СОРОКИНА – То есть у тебя, Саша, есть надежда.

А. ЛЫСЕНКО — Брать на себя признание, что мы развалили Советский Союз, я бы не брал.

С. СОРОКИНА – Нам нужно прерваться. Время новостей середины часа.

НОВОСТИ

С. СОРОКИНА – Еще раз приветствуем вас. Говорим о начавшем работу общественном телевидении России. Я читаю sms-сообщения, они очень разнообразные, пестрые. Кто-то ругается, кто-то говорит, что все-таки находит что-то интересное и, во всяком случае, видит потенциал. Вот мне понравился вопрос Татьяны: как вы оцениваете свою аудиторию, в первую очередь качественно и вообще я бы добавила от себя, вы на кого рассчитываете-то?

А. ЛЫСЕНКО — Для меня это где-то плюс 25-26…

С. СОРОКИНА – То есть молодежь входит в ваше представление.

А. ЛЫСЕНКО — Меньше уже те, кто, до 25 ушли в Интернет. Их оттуда вытащить очень трудно. У нас есть несколько проектов, хотя «Социальная сеть» программа это 20…

С. СОРОКИНА – То, что из вышки делают ребята.

А. ЛЫСЕНКО — Нет, они, по-моему на НТВ когда-то работали. Шустрая команда, глаз да глаз за ними нужен. Не доглядишь, чего-нибудь такое сотворят. Ну молодцы. Хорошие.

С. СОРОКИНА – То есть 25-плюс.

А. ЛЫСЕНКО — Социально активные. А не политически, подчеркиваю. Разные вещи. И делающие дело. Вот я сейчас тебе еще одну вещь скажу. Как говорил, что был против и не видел общественного, я не видел у нас гражданского общества. Ну, давайте подождем, вот будет гражданское общество, а там будем разбираться. Потом когда я порылся в Интернете, в силу разных причин, заболел знакомый, болезнь Альцгеймера и выяснилось, что есть несколько сайтов, объединяющих людей, членов семей, у которых есть больные Альцгеймером.

С. СОРОКИНА – Так сплошь и рядом.

А. ЛЫСЕНКО — Существует огромное количество, не дожидающихся государства объединений, это вопреки государству…

С. СОРОКИНА – По самым разным поводам.

А. ЛЫСЕНКО — У нас были ролевые игры. Я в первый момент, ребята, неужели это важно. Ролевые игры. Потом полез, это целый мир людей разнообразнейших по возрасту, по интеллекту, образованию, которые помешаны на этом деле. Есть интереснейшие объединения…

С. СОРОКИНА – Никто же не спорит, просто есть более злободневные и острые истории.

А. ЛЫСЕНКО — Что значит злободневные и острые?

С. СОРОКИНА – Например, я вам привела про травлю НКО. И здесь тоже есть целое сообщество людей, которое занимается этими вопросами.

А. ЛЫСЕНКО — Мы сейчас будем этим заниматься. Нужно готовиться, Свет. Понимаешь, вот так схватиться и прокукарекать это самое легкое дело.

С. СОРОКИНА – Мне трудно вам тут возражать, потому что вы действительно только начали. Это еще тестовая история.

А. ЛЫСЕНКО — Меня умиляет, ко мне каждый день прибегают, говорят, быстренько пошлите кого-нибудь, хотят обсудить. Такое ощущение, что более важного события, чем открытие общественного телевидения нет. Вот сегодня прибежали, ах, вот процесс Навального, караул. Ах, он. Такое ощущение, что основное, чем живет страна это процесс Навального, затем товарищ, который не уступил дорогу спецсигналу.

С. СОРОКИНА – Анатолий Григорьевич, я тут могу возразить…

А. ЛЫСЕНКО — Хотя когда я был водителем, помню, что кортежам со спецсигналами нужно было уступать дорогу всегда.

Ю. КОБАЛАДЗЕ — «Анатолий, все у тебя будет хорошо, верю», — Лев Викторов.

С. СОРОКИНА – Анатолий Григорьевич, здесь разница только вот в чем. Дело в том, что да, может быть есть более важные события, чем Кировлес, дело Навального и что-то еще, но просто дело Навального, равно как и из Синих ведерок, не уступившего спецсигналу, оно не попадает на центральные каналы. Не попадает в эту широкую прессу. И поэтому на общественное телевидение…

А. ЛЫСЕНКО — Посмотри завтра «Социальную сеть», там это есть.

С. СОРОКИНА – В Интернете все есть. Мы же говорим про телевидение.

А. ЛЫСЕНКО — Я тебе говорю, посмотри завтра программу.

С. СОРОКИНА – Я не поняла, что про программу.

А. ЛЫСЕНКО — Честно говоря, в этом не вижу…

Ю. КОБАЛАДЗЕ — Героизма.

А. ЛЫСЕНКО — Да, называется у Ильфа, по-моему: ученые связывали светлое будущее с появлением электричества. Электричество уже есть, а светлого будущего все еще нет. Вот я этого боюсь.

С. СОРОКИНА – Анатолий Григорьевич, я бы насторожилась, что вам подпевает генерал КГБ. Честное слово, насторожилась бы. Сидит, кивает тут башкой, подпевает. Ну что это такое.

А. ЛЫСЕНКО – Я, во-первых, достаточно неоднозначно отношусь к этой организации.

С. СОРОКИНА – Правильно, правильно. И лично к Юрию Кобаладзе.

А. ЛЫСЕНКО — У меня есть близкие мои хорошие друзья в чине даже большем, чем Юра. Тем более он мне близок скорее как тамада.

С. СОРОКИНА – Не будем отвлекаться. Передача не про него.

А. ЛЫСЕНКО — Это мой коллега.

С. СОРОКИНА – Прикрытие. Да, Саша, пожалуйста.

А. МЕЛЬМАН — Самая большая проблема пока у общественного телевидения это нахождение своей аудитории. Действительно это делается не сразу. Я вспоминаю как канал «Культура» когда он вышел, он был совершенно невыстроенный. Тоже люди, не умеющие плавать, казалось, вот учатся на ходу. Я помню, как доставались какие-то архивные документальные фильмы из Белых Столбов, и все это шло, не было видно стилистики, программы. И то, что мы видим сейчас, через 15 лет, причем один из зам. Анатолия Григорьевича, Александр Пономарев к этому приложил руку. Выстроен канал. И они главное понимают свою аудиторию, и Сергей Шумаков говорил, что эта аудитория да, советская интеллигенция. Здесь может быть даже ключевое слово «советская». Он не замахивается на нечто большее. Да, она имеет свои 2-2,5%, но они понимают, на кого они работают.

С. СОРОКИНА – Это еще искать и искать.

А. МЕЛЬМАН — Да, Анатолий Григорьевич сказал, что выловил некие сегменты, но это то, что они предлагают, не факт, что это еще будет востребовано людьми, потому что такая аудитория она сейчас очень разделена. Есть массовая аудитория, которая смотрит большие федеральные каналы. И действительно они никуда оттуда не хотят уходить. Есть канал «Дождь», тоже мы понимаем, какая аудитория. Есть канал даже «Театр». Очень много разных каналов, и как в это встроиться, как найти свою нишу, что предложить и чем удивить. Мне кажется здесь удивление какое. Здесь некая новая повестка дня. Прежде всего, региональная. Так, как видна большая страна на общественном телевидении, можно сказать без таких серьезных пока еще социальных проблем. Но проблемы тоже как к ним подходить, это разные относительно понятия. Но то, что большая страна в отличие от почти всех других каналов видна на общественном телевидении, это уже есть. И это очень важно.

А. ЛЫСЕНКО — Здесь же есть еще одна сложность, Свет. Зрителю совершенно не нужно знать, это не его дело и не его забота. Он потребитель и правильно делает. Но на сегодня нет ни корсети…

С. СОРОКИНА – Да, я понимаю.

А. ЛЫСЕНКО — На сегодня нет архивов. Нет фильмов, которые мы могли бы показать. Одна их сложнейших проблем.

Ю. КОБАЛАДЗЕ — А где вы выуживаете информацию?

А. ЛЫСЕНКО — С миру по нитке.

С. СОРОКИНА – Анатолий Григорьевич, вот Арина Бородина, сегодня ее колонку прочитала. «В новостях общественного телевидения России царит полное благолепие. Здесь нарочито избегают актуальности. Теория малых дел, конечно важна, но не стоит превращать этот информационный барабан в театр абсурда. Ведь после нескольких часов просмотра, не говоря уже о днях эфира ОТР, постепенно теряешь ориентацию во времени и пространстве».

А. ЛЫСЕНКО — Скажу сразу, отвечу Арише, которую очень люблю. Подождем. Потому что есть очень много заданий, я скажу сразу, что почти не будет стрельбы. Не будет внук съел бабушку и закусил дедушкой.

С. СОРОКИНА – Да это мы вам легко простим.

А. ЛЫСЕНКО — Будут постепенно и дела, вот я сегодня ругался очень с нашими информационщиками. Была забастовка или митинг протеста мелких торговцев, бизнесменов. Я говорю, кто вам мешает сделать портреты или рассказать о повседневной жизни вот этих, их десятки, сотни тысяч. Но для этого, трагедия в чем. Нужна корсеть.

С. СОРОКИНА – Ну понятно.

А. ЛЫСЕНКО — Местные корреспонденты находятся в невероятно сложном положении. Одно дело, когда корреспондент под крышей ВГТРК, Первого канала.

С. СОРОКИНА – А другое дело неизвестного общественного телевидения.

А. ЛЫСЕНКО — Никакой крыши у нас нет корреспондентов. У нас стрингеры. Вот нашего стрингера бац и задержали в Сочи. Не знаю, виноват, виноват, сложная и непонятная история. Потому что тут же оказались рядом съемочные группы. Мне всегда это внушает опасения. С. СОРОКИНА – Саша.

А. МЕЛЬМАН — Я еще раз добавлю, что такое получается пока провинциальное телевидение. В хорошем смысле. И когда мы бываем в провинции, я люблю отдыхать в Тверской области. Там физически чувствуешь, как жизнь останавливается, замедляется. И может быть общественное телевидение идет на поводу у такого темпа, ритма. Нормально может быть и да, с другой стороны я когда был недавно в Южно-Сахалинске, я посмотрел местную газету, местный канал. Это дикая цензура, там журналисты местные находятся просто под огромным прессом. И вот таких людей, вернее с такой психологией уже устоявшейся общественное телевидение должно задействовать. Потому что раз нет своей корсети. Но они же тоже там работают.

А. ЛЫСЕНКО — Нужно посылать своих. Стрингеры под диким давлением.

А. МЕЛЬМАН — Да, находятся под этим прессом. И мы это тоже видим. То есть вот эти проблемы мне они понятны.

С. СОРОКИНА – Саша, правильно Анатолий Григорьевич сказал, это ваши проблемы, зрителю до этого какое дело. Они нам всем понятны. Но зритель хочет что-то другое получить. И потом еще, Саша, возражу. Ты упомянул канал «Культура», согласна. И канал «Культура» несколько лет был вполне себе даже не 45, а 50-плюс и только для этой аудитории. А потом началось некое движение и появились передачи типа «Полиглот», или лекции мои любимые и стало интересно мне кажется смотреть даже людям гораздо более молодым. Я не договорила свою мысль…

А. ЛЫСЕНКО — Он дозреет тоже канал.

С. СОРОКИНА – Я все понимаю. Я к тому, что даже на канале «Культура» с какой-то устоявшейся стилистикой осознали, что все-таки другое время требует каких-то других подходов и вещей. И более динамичных, коротких и современных форматов. Я про то, что даже сейчас, начиная работу, общественное телевидение России, может кто-то хвалит неспешность и прочее, но хвалят только люди опять же 50-плюс. А для всех остальных нужны другие подходы. Поэтому мне кажется, эта благостность и протяжность она должна срочно меняться. Мое зрительское впечатление. Не современно.

А. ЛЫСЕНКО — Сегодня на коллегии я объявил приказ, по которому все хронометражи сокращаются, меняется сетка именно с точки зрения скорее не ритма, тут тоже очень важно поймать, чтобы не потерять одних и не приобрести других, тот баланс, который… Время нужно.

А. МЕЛЬМАН — Я говорил о центральном телевидении, оно было тотально. Сейчас в этот сегмент, который да, замедлен, выглядит неким постмодернизмом, я так смотрю. Может быть, я таким образом завожу себе этот интерес. Но в то же время может быть, вот Анатолий Григорьевич чувствует, что общество так или иначе может быть хочет этого позитива. Это такое сегодня время.

С. СОРОКИНА – Как Пономарев сказал ваш зам. что на ТВ сегодня не хватает оптимистичной интонации. Я правда немножко вздрогнула. Мне кажется оптимистичной у нас до фига просто на всех каналах.

А. МЕЛЬМАН — Это другой оптимизм, это оптимизм гламура, оптимизм, когда тебя заставляют, песни и пляски, то, что проходит на Первом канале, на России и на федеральных каналах. И на НТВ тем более. Там гламур криминального плана. Это понятно. Вот массовая аудитория на это подсела. Я говорю, что повестка дня может быть совсем другая у людей. У нас у всех. Мы же не живем тем, что нам диктуют федеральные каналы и даже тем, что диктует канал «Дождь». Мы живем какой-то нормальной обычной жизнью. Вернее провинция уже точно живет так. И это телевидение может быть, прежде всего, наверное, не столько для Москвы, сколько для других городов.

С. СОРОКИНА – Ха-ха-ха, как раз именно провинция основная аудитория этих самых гламурных каналов. Очень даже смотрят, очень даже этим уже испорчена. Так скажем. Сможет ли общественное телевидение перешибить. Хочу еще одну тему успеть очень важную. Это то, о чем вычитала у Паши Шеремета. Он говорит о том, что присутствовал на кастингах ведущих. Которые на общественном телевидении выбирались из большого количества людей. И в общем, в ужасе. Уровень образовательный кошмарный, даже если не кто-то там откуда-то без образования, а именно московские…

А. ЛЫСЕНКО — Профессиональные журналисты москвичи еще.

С. СОРОКИНА – Пишет об ужасе, ужасе. У вас тоже такое впечатление. Кто тогда работать будет?

Ю. КОБАЛАДЗЕ — Мои студенты.

С. СОРОКИНА – Ну да. И мои тоже.

А. ЛЫСЕНКО — Все модераторы, которые у нас работают, это ведущие каналов, они все не москвичи. Ведущие новостей практически процентов 70 не москвичи. Это очень грустно.

С. СОРОКИНА – Ну почему грустно. Это нормально. Но по уровню образовательному по развитию человеческому…

А. ЛЫСЕНКО — Инженеры, педагоги.

С. СОРОКИНА – Это действительно интересные люди?

А. ЛЫСЕНКО — Хорошие интересные люди.

С. СОРОКИНА – Потому что то, что Паша написал, я изумилась.

А. ЛЫСЕНКО — Но Паша и смотрел из 320, по-моему, человек было отобрано 7 или 8. Это очень грустно. Найти людей сегодня, которые знают, что Волга не впадает в Ярославль, это сложнейшая проблема…

С. СОРОКИНА – Что Магнитский это не мальчик, которого замучили в Америке.

А. ЛЫСЕНКО — И премьер-министр Польши тоже.

С. СОРОКИНА – Это был заход на более важную тему. Дело в том, что когда еще только затевалось общественное телевидение и когда говорили вокруг этого, мы все так или иначе фантазировали на тему, а какие бы люди могли придти туда, на какие-то ключевые позиции для того, чтобы этого действительно зазвучало. Было какое-то своеобразное движение. Потому что согласитесь, все равно от персоналий много чего зависит. И мы тогда обсуждали и придумали, что вот было бы здорово, если бы, например, документалистикой занялся Виталий Манский, если бы креативным директором стала Вера Кричевская. Новостями занялся бы Аркадий Майофис. Такие у нас были фантазии. Я вдруг подумала, как действительно было бы здорово и креативно. Но никого из этих людей вы не позвали, как я поняла.

А. ЛЫСЕНКО — Не совсем так. Когда мы обсуждали все документальные вещи, как раз мы обсуждали с Виталиком. И я не очень уверен, что это обсуждение закончилось.

С. СОРОКИНА – То есть с Виталием вы говорите.

А. ЛЫСЕНКО — Веру Кричевскую я хотел позвать, она не пошла.

С. СОРОКИНА – А вот с Верой Кричевской я разговаривала. И она сказала, что как раз передать привет, что называется и сказать, что ей позвонили один раз, она сказала, чего она с удовольствием бы делала и после этого ей не позвонил никто.

А. ЛЫСЕНКО — Видимо, не совпало у них.

С. СОРОКИНА – Поэтому она говорит мне очень не нравится это недопонимание, когда Лысенко говорит, что он меня вроде как звал, я отказалась. Это неправда.

А. ЛЫСЕНКО — Я хотел, чтобы, мы с ней встречались по интервью, и я хотел еще потому что она человек творческий и интересный. Я набирал ту команду, которую мне удавалось набрать. Набирал людей, я не буду скрывать тех, которых я знаю.

С. СОРОКИНА – Такие старые испытанные кадры. Старый конь борозды не портит.

А. ЛЫСЕНКО — Те, с кем я работал. Но на этом этот слой кончается. Все остальное дальше это пусть они на меня не обидятся, я их называю сявки. Они, правда, выяснилось, что не знают, даже, что это такое. Потому что они решили, что это название маленьких собачек. Они шавки перепутали с сявками. Я хочу чтобы собрались те, кто имеет опыт, ребята, которые делают уже Второй, Третий канал. То есть, есть опыт становления. А дальше совсем молодые.

С. СОРОКИНА – Саш, а нет претензии именно к тому, кто возглавил, кто вошел в топ-лист что называется. Этих проверенных.

А. МЕЛЬМАН — Лысенко и Пономареву?

С. СОРОКИНА – Присутствующих не будем обсуждать. Пономарев, Герасимов. Такие привычные люди, меня эта привычность смущает.

А. МЕЛЬМАН — Вообще, если вспомним футбольную аналогию, главный тренер набирает игроков под себя. И руководящий состав.

С. СОРОКИНА – Верхушка не вызывает ощущение дежавю.

А. МЕЛЬМАН — У каждого из нас действительно свои кандидатуры. Но если Анатолий Григорьевич решил, что с ним должен…

С. СОРОКИНА – Все, закрыли тему. Я поняла.

А. МЕЛЬМАН — …господин Пономарев со своей кредитной историей. Когда он приходил на «Культуру», то все думали, сейчас принесет попсу от ТВ6, ничего этого не было. Он отлично модернизировал «Культуру» и сделал той самой современной, которая вам сейчас нравится.

А. ЛЫСЕНКО — Пример более близкий нам с тобой. Когда мы пришли в ВГТРК, то пришла весьма проверенная компания. Владик Муштаев, Олег Попцов, Стасик Буневич. Олег Добродеев. Гурнов, Сорокина некая из Питера.

Ю. КОБАЛАДЗЕ — Тогда еще Питер не был Питером.

А. ЛЫСЕНКО — Да, пришли тоже все с опытом. А следом под их тенью вырастали новые молодые, наглые, уверенные в себе. Собственно так и в природе происходит.

А. МЕЛЬМАН — Кстати, ток-шоу «Прав? Да!», которое ведет Андрей Норкин и которое все так смеялись…

А. ЛЫСЕНКО — Очень хороший там редактор.

А. МЕЛЬМАН — …мне кажется его личный потенциал, человека, который работал на ТВ6, ТВС, «Эхо Москвы», Коммерсант-ФМ и так далее, надо просто последить за тем, какие темы у него, я просто уверен, что он наверное, на пионерском галстуке не остановится. Как и вся команда. Потому что я неслучайно вспомнил «Взгляд». Другое дело, я думаю, что люди сами себя будут немножко тормозить, но время сейчас такое, не надо гнать коней, которые были в программе «Вести», так они просто очень быстро гнали. Сейчас мне кажется понимание руководства того, кого вы назвали, то, что телевидение в стране, где нет законов, очень сильно влияет на то восприятие людей, как им жить дальше. Они получают эту установку. Вот здесь установка такая, наверное, она лучше для многих из нас, чем то, что дают федеральные основные каналы. Почему бы и нет.

С. СОРОКИНА – Хорошо. «Прошлый век, для кого это? У вас цензура?» – спрашивает Надя. Кстати как с цензурой.

А. ЛЫСЕНКО — А никак.

А. МЕЛЬМАН — Я думаю, что самоцензура.

С. СОРОКИНА – Но видимо все-таки…

А. ЛЫСЕНКО — Мне все говорят, что он же ходит в Кремль. Не зовут. Не хожу.

С. СОРОКИНА – Позовут еще, если развернетесь, Анатолий Григорьевич. Вам ли не знать.

А. ЛЫСЕНКО — Я себе представляю с удовольствием, меня зовут, я прихожу, мне деньги вручают на канал. Хорошо было бы.

С. СОРОКИНА – Денег не хватает, конечно.

А. ЛЫСЕНКО — Нет. Их просто нет. Пока никакой цензуры я не вижу.

А. МЕЛЬМАН — Мне кажется, общественное телевидение выступает таким коллективным Кашпировским, но позитивным.

С. СОРОКИНА – Александр пишет: «Хочется, чтобы появилась передача, рассказывающая о городах России. Пригласите Павла Любимцева на канал. Не хватает его передач».

А. ЛЫСЕНКО — У меня ощущение, что все одно и то же пишут.

С. СОРОКИНА – В общем да.

А. ЛЫСЕНКО — Передачи такие будут, но только делать все-таки будет не Любимцев, а совсем молодые ребята. Для которых это тоже открытие России.

С. СОРОКИНА – «Как ни стыдно кагэбэшнику Кобаладзе хвалить телевидение Лысенко. Позорище». Это про тебя, Юра.

Ю. КОБАЛАДЗЕ — Я молчу, как мышка сижу. Боюсь пикнуть.

С. СОРОКИНА – «Запустил автонастройку, получил общественное телевидение аж на трех каналах. Остроты не хватает, жмите дальше и больше. Спасибо».

А. ЛЫСЕНКО — Будем стараться …

С. СОРОКИНА – «Для гражданского общества важнее не наша выморочная политика, а создание ощущения, что человек не один со своей проблемой. Людям нужна надежда и пример», — Татьяна.

А. ЛЫСЕНКО — Правильно.

А. МЕЛЬМАН — Кстати, во всем мире общественное телевидение тот контент, который они предлагают, там тоже политики достаточно мало. Есть именно общественно-социальная тематика. На Би-Би-Си еще предлагают художественное документальное кино. И тоже рейтинги небольшие, то есть получается, что на сегодня общественное телевидение наше находится в этом контексте.

А. ЛЫСЕНКО — Нигде в мире общественное телевидение не имеет высоких рейтингов.

С. СОРОКИНА – Это я все понимаю. Что общественное телевидение равно как и специфический, хотя и замечательный уже канал «Культура», они не будут иметь больше определенной цифры, наверное, но тем не менее, стремиться надо, правда же.

А. ЛЫСЕНКО — Но это очень активная социальная группа.

С. СОРОКИНА – Будем надеяться. Это мы так надеемся. Анатолий Григорьевич, скажите, пожалуйста, о том, что вы в течение лета собираетесь, помимо уменьшения хронометража и динамизации, так скажем, что собираетесь еще из передач. Что будет к осени?

А. ЛЫСЕНКО — Будут новые разработки, есть какие-то очень подробные разработки. Есть разработки менее подробные и как они…

С. СОРОКИНА – Ну например, что еще, кто еще, какие люди, какие передачи.

А. ЛЫСЕНКО — Свет, так я знаешь, как…

С. СОРОКИНА – Ну время-то бежит.

А. ЛЫСЕНКО — У нас за месяц до начала эфира троих увели.

С. СОРОКИНА – Кого?

А. ЛЫСЕНКО — Журналистов.

А. МЕЛЬМАН — Анатолий Григорьевич говорил, что денег не хватает, что на три месяца только хватит.

С. СОРОКИНА – То есть вы даже не знаете, что к осени будет с деньгами.

А. ЛЫСЕНКО — Нет, я сказал, есть три выхода. Первый выход — меня выгнать, чему моя семья будет страшно рада. Второе – это закрыть канал, что думаю, навряд ли произойдет, потому что все-таки это политика. И третье – найти деньги. Думаю, что найдется. В условиях нашей страны та сумма, которая нам нужна, на фоне трат происходящих выглядит очень анекдотично. Во-первых, сейчас разрабатывается новая сетка. Раз. Сейчас мы пропахиваем второй слой документального кино.

С. СОРОКИНА – То есть все-таки документальное кино хорошее вы хотите.

А. ЛЫСЕНКО — Будем искать и выторговывать.

С. СОРОКИНА – Вот этого не хватает нигде.

А. ЛЫСЕНКО — Дело в том, что хорошее кино стоит дорого. Будем это искать, есть целый набор передач, которые сейчас разрабатываются. Мне кажется, что из этого чего-то может получиться. Ну и затем самое главное молодые вот эти бандюги, им больше свободы дается. И они начинают…

С. СОРОКИНА – Да, Саша.

А. МЕЛЬМАН — Я перед тем как пойти к вам на передачу, включил общественное телевидение, там был документальный фильм про Игоря Моисеева. Снят лет 10, а может и больше назад. Но там очень ключевые мне кажется слова…

А. ЛЫСЕНКО — Это фильм Майи Меркель.

А. МЕЛЬМАН — Он говорит, что когда было событие августа 1991 года, все ребята, никаких баррикад, репетируем, играем. То есть я помню, когда смотрел новости 19 августа программу «Время», там выставка. Как это люди пошли на выставку, когда такое время, надо просто идти на баррикады. К Белому дому. А теперь я думаю по-другому.

С. СОРОКИНА – Повзрослел, Саша.

А. МЕЛЬМАН — Может быть. Общественное телевидение может быть этим самым и занимается.

С. СОРОКИНА – Спрашивают, телесериалы какие-то будут?

А. ЛЫСЕНКО — Нет.

Ю. КОБАЛАДЗЕ — Вообще?

А. ЛЫСЕНКО — Пока нет.

С. СОРОКИНА – «В Питере ОТР выходит на частоте канала «Ностальгия», — Павел. Не поняла, он этим расстроен или…

А. МЕЛЬМАН — Я тоже расстроен, у меня прекратилась «Ностальгия» в Акадо и я просто тоже…

А. ЛЫСЕНКО — Это дело операторов.

С. СОРОКИНА – «Важно, наконец, — пишет Алексей, — рассказать людям, как действительно обстоят дела в стране. В том числе в политической сфере». То есть вас против какой-то отрешенности от этих проблем все-таки предостерегают. Потому что регионы, конечно хорошо, но острые темы есть и в тех регионах, и политика тоже там существует. Я еще что хотела буквально в последнюю минуту, хотела сказать смешное. 6 июня, по-моему, будет финал замечательного конкурса, в котором я в том числе как член жюри принимаю участие. Это конкурс чтецов прозы «Живая классика» среди детей примерно 12 лет.

А. ЛЫСЕНКО — Мы очень хотим это показать.

С. СОРОКИНА – Вы знаете, я была в прошлом году на первом конкурсе. Я в восторге таком была. Это из того, что мы соответственно видим, но не показываем. Обратите на это внимание.

А. ЛЫСЕНКО — Света, а почему никто не отметил…

С. СОРОКИНА – Обратите внимание.

А. ЛЫСЕНКО — …что на канале такое количество рассказа о новых книгах.

С. СОРОКИНА – Да.

А. МЕЛЬМАН – Господин Александров рассказывает о книгах. Я видел.

С. СОРОКИНА – Мы заканчиваем. Мне уже вовсю сигнализируют из режиссерской аппаратной. Еще раз напоминаю, что говорили мы с Анатолием Лысенко, генеральным директором общественного телевидения и Александром Мельманом, телекритиком. 10 дней почти как общественное телевидение России…

Ю. КОБАЛАДЗЕ — Которые изменили мир.

А. МЕЛЬМАН — Не потрясли мир пока еще.

С. СОРОКИНА – Которые пока не потрясли…

А. ЛЫСЕНКО — К счастью.

С. СОРОКИНА – Но разговор мы только начали, будем следить, наблюдать и будем размышлять дальше. Потому что в конечном итоге общественное телевидение России это и то, в чем мы можем как-то поучаствовать и  свое мнение в том числе донести. Спасибо, до свидания, всего доброго.

Комментарии

90

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.
>
Не заполнено
Не заполнено

Не заполнено
Не заполнено минимум 6 символов
Не заполнено

На вашу почту придет письмо со ссылкой на страницу восстановления пароля

Войти через соцсети:

X Q / 0
Зарегистрируйтесь

Если нет своего аккаунта

Авторизируйтесь

Если у вас уже есть аккаунт


29 мая 2013 | 10:23

Вроде бы либеральный тогдашний президент наверное и сам не понял, зачем он придумал это телевидение из разряда ни нашим, ни вашим - не иначе как с подачи умников из ИНСОРа. Сразу скажу - не смотрел. А вот если бы этот канал в отличие от якобы государственного "Россия-1" не пускал бы в эфир исторического фальсификатора из пятой колонны Сванидзе с подпевалами - то выразил бы каналу полный респект. Пришла пора всерьез бороться за страну - растащат ведь млечины с минкиными и пивоваровыми нашу историю, останутся одни черные лоскуты. Телевидение - слишком мощный инструмент, нельзя допустить, штобы на государственные деньги велась борьба с государством - примерно как в Сколково с чьего-то благославления наглому оранжевому депутату отваливают чуть не миллион долларов для организации беспорядков. Так што... Нового "Взбляда" оранжевого цвета не надо!


vaztitov 29 мая 2013 | 12:09

Я видел! Не то!


amvolga amvolga 29 мая 2013 | 12:24

Гляжу ОТР - вижу фигу...


serguei68 29 мая 2013 | 13:13

У нас как в той присказке : как ни стараются сверху создать ОТР, а все равно ОРТ получается))


olga_fra_oeen 29 мая 2013 | 13:32

Какая потрясающая незамутненность сознания у телевизионного ветерана!
Мы, говорит, будем тихо передачу делать про тех, кто действительно в коррупцией борется, а Навального не позовем, а то у него больно пиар широк, в наш формат не влезет. А у оппозиции позиция не та, чтобы мы ее позвали. Фантазер!


29 мая 2013 | 13:48

Посмотрел передачи и новости на ОТР - херня. Такой же канал, как Россия и НТВ, только ещё более тоскливый.


29 мая 2013 | 17:08

ОТР решило поиграть в аполитичность.Но всё равно придётся обозначать свою позицию.Если позиция будет проПутинская то его никто смотреть не будет.Почему не возрождают"Взгляд'?????


monadr 29 мая 2013 | 18:14

(((А. МЕЛЬМАН: надо понять, что такое общество. Во-первых, есть ли оно у нас. Мы должны это понять.)))
Вот дела! Вот страна. Даже правительство есть. Более того президент есть. Люди есть. А общества нет.
До 1991 года вроде как было Советское общество, даже Социалистическое общество. Докатились. В 2013 годе общество потеряли.
Потерю общества подтверждает и
(((А. ЛЫСЕНКО: надо создавать сначала создать гражданское общество, а потом создавать общественное телевидение.
Но так как мы живем в стране, где национальный вид спорта это наступать на грабли, то поставить телегу впереди лошади обычная история.)))
Но здесь мысль идет дальше. Более того создаются логические построения.
Граждане есть, а гражданского общества нет. Ну откуда взяться гражданскому обществу, если общества вообще нет.
Ну разве могут создать общество люди, у которых новый вид спорта - наступать на грабли?
Поэтому следует железная логика -зачем любителям такого вида спорта телевизор?
Пусть вначале научатся запрягать лошадь в телевизор, а затем им поставят общественную телегу.
Интересно откуда такой просвещенный ум.
(((А. ЛЫСЕНКО - ... я был тимуровцем и Толя был тимуровцем
и разговор-то шел не о пионерах.)))
Вот такие Времена.


29 мая 2013 | 19:12

ОТР продолжает политику ЦТ Путинского ТВ направленную на успокоения телезрителя.Никакой политики,только спокойствие...Нормальные люди политикой не интересуются...


victorjuljevich 29 мая 2013 | 22:50

Я вот это всё понял. Я не понял, к чему это всё?
Свободно принимаемый канал с провинциально-неспешным контентом без острых политических тем.
Где тут "общество"?.. Спят курганы тёмные.

Я не хочу издеваться.
Но кто из присутствующих заплатил бы за такой канал?!..


nerpa 30 мая 2013 | 12:38

Как это не могут с аудиторией не могут определиться?!!!
С гос. финансированием определились, а с аудиторией не могут? ОБЩЕСТВЕННОЕ! Значит, всё общество. Вот и аудитория. Большая его часть!
Если эти господа не знают чем живет страна, какие проблемы у людей в провинции кроме альмцгеймера и пожарников, то какого хрена они там сиднем сидят и тратят бюджетные средства, налоги простых людей ,которых интересуют пенсии, зарплаты, ЖКХ, социальные гарантии и политические свободы, Навальный за решеткой, в конце концов!
Дождь, новые телевизоры? Где в малых городах и поселках у людей с зарплатами 3500р. плазма и интернет?!!!
C такими отээрами гражданского общества старый номенклатурщик никогда не дождется. Позор!


rovel 30 мая 2013 | 22:44

Эту мутотень мы видели в Советском Союзе.


ludafo 28 мая 2013 | 20:48

Светлана Иннокентьевна – просто прелесть. Обращается к Лысенко – "я бы насторожилась, что Вам подпевает генерала КГБ (это про Кобаладзе), сидит тут, кивает башкой". По-моему, это была самая классная, ироничная и острая фраза этого благостного в целом эфира. А вообще стоило людей с разным отношением к уже увиденным передачам ОТР пригласить, а то и Лысенко и Мельман самозабвенно и не самокритично дули в одну дуду. А смысл всего этого :)


mx60 28 мая 2013 | 21:55

ludafo - совершенно такое же ощущение


grete_kleist 29 мая 2013 | 11:28

А зачем нужен "Эху" этот генерал КГБ? Его что, в нагрузку из "Газпрома" прислали? Типичный свадебный генерал.


ludafo 29 мая 2013 | 12:15

У меня тоже такие мысли периодически возникали. Однако потом я поняла, что он в целом-то картину не портит :) А порой в том или ином разговоре вообще бывает остроумным, ироничным и весьма симпатичным. А главное - лысина у него шикарная. Почти как у Брюса Уиллиса. Мне нравится ))


knowing2012 28 мая 2013 | 21:01

Похоже, кредо канала - умеренно и аккуратно угадать и угодить))


29 мая 2013 | 06:44

И почему здесь ошибки нельзя исправлять? СУПРУГА , конечно.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире