'Вопросы к интервью
С.СОРОКИНА: Здравствуйте, это программа «В круге света», Юрий Кобаладзе и Светлана Сорокина ведущие этой программы. Дело в том, что завтра, как вы  все знаете, будет прямая линия общения народа с президентом, в  12 часов начнется это действо, когда закончится, не вполне понятно, потому что по разному длятся такие встречи. И мы тоже решили обсудить.

Ю.КОБАЛАДЗЕ: По-моему, всегда на несколько минут больше.

Д.ОРЕШКИН: Ну, нельзя сокращать. Надо шире, глубже и дальше.

Ю.КОБАЛАДЗЕ: Это можно довести до абсурда.

Д.ОРЕШКИН: Но  есть впереди Фидель Кастро – у него по 8 часов было.

С.СОРОКИНА: Непрерывное действо на площади.

Ю.КОБАЛАДЗЕ: Да, планка это Кастро, конечно.

С.СОРОКИНА: Еще мы ждем появления Станислава Белковского, правда, мы ему придумали смешную и забавную роль. Но сначала напомним, что эти встречи народа с президентом традиционны, с  2001 г, 12 лет такие встречи проводятся. Первая встреча прошла в декабре 2001 г., длилась она 2 часа 25 минут, ответил президент на  47 вопросов, максимум был 4,5 часа, когда он ответил на  80 с чем-то вопросов. В прошлом году такая встреча не проводилась, правда, в декабре была пресс-конференция. И главным вопросом, который не однажды повторили все журналисты в зале на все лады, был вопрос о так называемом «антисиротском законе» — тогда все даже отмечали напористость в задавании одного и того же вопроса. Дмитрий, есть ощущение – будут главные вопросы в этот раз, есть ли какая-то больная тема?

Д.ОРЕШКИН: Думаю, что сам по себе жанр примелькался. Соответственно, Путину и тем, кто будет организовывать, надо добавить какую-то новинку, драматургический ход. Понятно, что острые вопросы не будут обойдены. Наверное, отберут какие-то острые вопросы, на которые надо будет остро ответить, как например: Что случилось с лодкой «Курск»? — «Она утонула» — четко, ясно и  остроумно. Многим нравится, а многим нет. Думаю, что что-то изменится в драматургии, думаю, что она будет несколько острее и агрессивнее.

Ю.КОБАЛАДЗЕ: Агрессивно со стороны задающих вопросы?

Д.ОРЕШКИН: Это взаимно. Мне кажется, Путин находится в такой ситуации, и это соответствует его настроению – подбросить некоторый… он и так человек острый, а тут еще надо и имидж немножко взбодрить. Потому что за  10 лет поднадоело. Соответственно, будем немножко острее, чем обычно.

С.СОРОКИНА: За  12 лет. Вопрос – почему сохраняется этот формат?

Д.ОРЕШКИН: По этому поводу у меня есть идея. На самом деле мне кажется, что это признак недоразвитости нашей политической и социальной системы. Потому что глава государства там, где есть реальная оппозиция, активное общество, не должен и не может выступать с  такими длительными, грубо говоря, нравоучениями  — типа встреча со  школьниками или в детском саду. Это все-таки для недоразвитых обществ. Уго Чавес мог напрямую с народом…

С.СОРОКИНА: Мог.

Д.ОРЕШКИН: Да. «Лицом к народу» у него программа называлась. Фидель Кастро может. С трудом себе представляю такую штуку относительно Тэтчер, Мейджера.

Ю.КОБАЛАДЗЕ: У них другая форма и есть парламент.

Д.ОРЕШКИН: Вот именно. Есть реальный парламент, где задают эти вопросы. Гораздо более профессионально и так, чтобы увильнуть было нельзя. Все-таки люди с улицы душой задают вопрос — от непрофессионально поставленного вопроса профессиональный политик всегда найдет способ убежать. А вот профессиональный политик профессиональному политику поставит вопрос так, что убежать трудно. Кстати, обратили внимание, как Познер четко формулировал вопросы? — «да» — «нет». А  ему сказали: обращайтесь в порядке живой очереди.

На самом деле, если развита государственная система, то  президент общается с народом через всю эту систему, и он отвечает за всю эту систему. А вот если есть такая концепция, как «царь – плохие бояре – народ», то царь вынужден над головой бояр популистски изображать…

С.СОРОКИНА: Почему «вынужден»?  — мне кажется, это сознательное действо. Обратили внимание на то, какие слоганы идут сейчас на  российском телевидении по поводу этой встречи? «Один на один с народом», «Путин и граждане».

Д.ОРЕШКИН: Чистый Чавес: «Лицом в стране», над головой откуда-то взявшегося неприятного боярского чиновного класса. Хотя на самом деле это его класс. Соответственно, разговор с народом должен строиться на профессиональном уровне. Самый прямой разговор – выборы. Если есть честные выбор. Если вдруг тебе что-то народ хочет сказать неприятное – он это скажет с помощью бюллетеней. В нашей стране между бюллетенями и  их адресатом есть переводчик, которого зовут Чуров. Народ говорит: у нас есть некоторые сомнения по поводу вашего статуса, не очень понятно, победили в первом туре, или не победили, а Чуров переводит так, что народ аплодирует и  в восторге, что победили. То есть, этого разговора не получается.

В Англии, Франции, США, германии он идет именно так, на профессиональном уровне. Люди голосуют, если власть им не нравится, не  сдала перед ними экзамен – на выход, пусть другая власть попробует. У нас эта форма диалога отрезана, по-существу, или, правильно сказать, искажена, — она действует, но с сильным искажением. Поэтому я  почему говорю: вынужден? – надо же  какую-то коммуникацию с народом иметь, вот через годы этого нехорошего промежуточного класса президент, — очень хороший, — обращается прямо  к добрым людям. А  люди говорят: у нас на хуторе газа нет. И добрый президент: будет у  вас на хуторе газ.

Ю.КОБАЛАДЗЕ: Но это же логично.

Д.ОРЕШКИН: Для нашей системы логично.

С.СОРОКИНА: Абсолютно логично. Но некоторые считают, что это, возможно, попытка президента, или способ, получить прямую информацию, для того, чтобы знать болевые точки, момент раздражения.

Д.ОРЕШКИН: Это опять – есть хороший, добрый царь, до  которого бояре не доносят.

Ю.КОБАЛАДЗЕ: Дима, а вы будете задавать вопросы?

Д.ОРЕШКИН: Нет. Мне, во-первых, неинтересно, а во-вторых я знаю, что если серьезный вопрос, то его замотают, а  несерьезный – зачем?

С.СОРОКИНА: Но все-таки есть шанс задать. Например, Познер сформулировал свои вопросы. Но если задуматься, получилось бы сформулировать какие-то вопросы для президента у вас?

Д.ОРЕШКИН: Мы с вами были в Совете по правам человека — вам часто там удавалось сформулировать? Мне для того, чтобы рассказать об электоральных нарушениях, Элла Памфилова специально выкраивала 3 минуты в рамках другого выступления – чтобы меня не отрубили.

С.СОРОКИНА: Все-таки была такая возможность – нас было не так много и  мы  могли хотя бы вклиниться, и  периодически вклинивались.

Д.ОРЕШКИН: В моем случае была построена специальная хитрая схема, когда одному человеку дали 7 минут, ему согласовали эти 7 минут в  администрации, а  потом в эти 7 минут втырился Орешкин со своими электоральными проблемами, и  уже неудобно было его оттаскивать. Но это же не совсем нормально.

С.СОРОКИНА: Все-таки пресс-конференция декабрьская, когда много раз повторялся вопрос об  антисиротском законе показывает, что вероятность такая есть, и  возможность получить хотя бы случайно микрофон и задать вопрос, есть.

Д.ОРЕШКИН: Я ни в коей мере не говорю, что это никуда не годящаяся стратегия. Она низко эффективна, но любую надо использовать для того, чтобы хотя бы озвучить вопрос перед телекамерами. Так что любую возможность надо использовать. Другой вопрос, что было бы лучше, если бы власть говорила с нами на языке честных выборов.

С.СОРОКИНА: И все-таки – есть у вас вопрос к президенту?

Д.ОРЕШКИН: О, Господи – насчет выборов. Но он же уйдет.

С.СОРОКИНА: Как бы вы сформулировали вопрос?

С.СОРОКИНА: Вы знаете, что ваш реальный результат на выборах в  марте 2012 г. был около 50% плюс-минус 2-3?

Ю.КОБАЛАДЗЕ: А откуда вам известно?

Д.ОРЕШКИН: А это уже контрвопрос. Это результаты независимых выборочных исследований, проведенных целым рядом, опять же независимых и не связанных друг с другом общественных организаций — «РосПил», «Гражданин наблюдатель», «Лига избирателей», СМС-портал того же «Голоса». Там получаются немножко разные цифры, но понятно, что нигде не было всерьез данных, подтверждающих 58,8%. Максимум, мне кажется, было 55% — как раз у «Голоса». У «Гражданина наблюдателя» получалось 52-53%.

Ю.КОБАЛАДЗЕ: В принципе, он  может сказать — да, выборы нестерильны, были проблемы, готов признать.

Д.ОРЕШКИН: Может, скажет, а  может, не скажет. Для меня было непонятно, дольше половины, или меньше. Потому что 53% касаются русской России, а  есть не совсем русская — 99,9% в Чечне. И  мы понимаем, что это не так на самом деле, но у нас не за что зацепиться, чтобы расценить реальный расклад голосов в Чечне, потому что там не было наблюдения – люди живые, никого не хочется подставлять. Может быть, там за него 40% проголосовали, а может быть, 80, но  не  99,9. Правда?

С.СОРОКИНА: А ты бы какой вопрос задал президенту?

Ю.КОБАЛАДЗЕ: Я считаю, что самый лучший вопрос когда-то придумал Шендерович: Как вам удается при такой нагрузке так хорошо выглядеть?  — квинтэссенция. Но  мне что интересно,  — встречи проводятся регулярно, а исключением одного года. Раз на эти встречи постоянно идут, значит, по мнению Кремля, Путина, они дают позитивный эффект, чего он достигает?

Д.ОРЕШКИН: Популярности.

С.СОРОКИНА: Ощущение общности с народом, не уходит от вопросов, ощущение спонтанности.

Ю.КОБАЛАДЗЕ: То есть, это дает ему очки?

С.СОРОКИНА: Конечно. Были периоды тотальной зарежиссированности, потом от этого ушли  — сейчас принимают на сайте вопросы, звонки принимают, сидят телефонистки. Но факт тот, что есть ощущение, что со своим вопросом ты можешь дойти до  президента.

Д.ОРЕШКИН: Это хорошо.

Ю.КОБАЛАДЗЕ: Значит, пресс-конференция себя не оправдала, если от нее отказались?

Д.ОРЕШКИН: Пресс-конференции должны создаваться по конкретному поводу – например, случилось что-то нехорошее в Белгороде. Если президент хочет высказаться по этому поводу – он собирает пресс-конференцию. А  пресс-конференция для общих разговоров о  смысле жизни очень специфический жанр.

Ю.КОБАЛАДЗЕ: тем не  менее, пресс-конференция вычленила острые вопросы,  — хотя бы по этому закону.

Д.ОРЕШКИН: Его 8 раз спрашивали, и достали, в общем. Я еще раз говорю – это лучше, чем ничего, но хуже, чем могло бы быть.

С.СОРОКИНА: Интересно, как будут сформулированы вопросы по поводу Белгородского стрелка и  Бостоснкой трагедии?

Д.ОРЕШКИН: Слушайте, там сидят люди.

С.СОРОКИНА: И Станислав Белковский к нам присоединился.

С.БЕЛКОВСКИЙ: Что случилось? Отправили правительство в отставку?

Ю.КОБАЛАДЗЕ: Попросили нас разыграть игру.

С.СОРОКИНА: У нас ролевая игра. Белковский будет играть роль Путина. Мы  предварим этой игрой завтрашнюю встречу президента со всем российским народом. Накоплен массив вопросов  — на ваш взгляд, какие самые частые вопросы?

С.БЕЛКОВСКИЙ: Я сегодня читал, что очень много вопросов о Березовском.

Ю.КОБАЛАДЗЕ: Да? Странно.

С.БЕЛКОВСКИЙ: У меня вопросов лично к Путину просто нет. Потому что я Путина знаю давно, — в основном, заочно, — скажу корректно. И, по-моему, на все мои вопросы уже ответил, и ответил не то, чтобы неправду, но он так всегда отвечает, что можно трактовать любым образом. Он же прямой правды никогда не говорит.

С.СОРОКИНА: Это большое искусство политика.

С.БЕЛКОВСКИЙ: Конечно. Когда спрашивали в свое время – заинтересовано ли  государство в банкротстве ЮКОСа? — он говорил: конечно, не заинтересовано. А  потом случилось, но это же не государство решило, это ершил суд. Поэтому Путин никогда не врет, он абсолютно, истово честен. Поэтому что спрашивать Путина? Это как анекдот про Рабиновича, который раздавал листовки у  Мавзолея в  1979 г., и когда к нему подошли сотрудники КГБ СССР и  спросили: тов.Рабинович, чего это вы  листовки раздаете? — А это не листовки, и протягивает абсолютно чистые листы бумаги. Сотрудники КГБ обалдевают, и говорят — а чего это вы раздаете пустые листы? — А чего писать, когда итак все ясно.

Но у меня несколько своих вопросов тоже есть. Я тоже про Березовского спрошу  — насколько он оплакал Бориса Абрамовича.

С.СОРОКИНА: Именно в такой формулировке?

С.БЕЛКОВСКИЙ: Как психолог психологу скажу, что все вопросы делятся на две категории. Вопросы-вопросы и  вопросы-ответы. Большинство вопросов предполагают, что вопрошающий не ждет ответа, он его знает. «Будет ли в России справедливый суд?» — никогда не будет, все ясно, что ждать ответа от  Путина? А есть вопросы, которые предполагают предметные ответы, у  меня два таких, которые я  на сегодняшний день ответы не знаю. Первый – оплакал ли  Путин Бориса Абрамовича – мне кажется, что да, но это только предположение. И  второй – понимает ли он на фоне всех событий, которые происходили в последнее время в  России и не только в ней, что вопрос об отделение мусульманских регионов Северного Кавказа от России это всего лишь дело времени.

С.СОРОКИНА: Есть предположение, как он может ответить на этот вопрос?

Д.ОРЕШКИН: Если вопрос, понимает или понимает, ответ какой? «Понимаю» — плохо, «не понимаю» — еще хуже.

С.БЕЛКОВСКИЙ: Путина, как сказал Бахтин, ответит амбивалентно. Скажет — ну, конечно, есть значительные проблемы с мусульманскими регионами.

С.СОРОКИНА: Есть заинтересованные силы.

С.БЕЛКОВСКИЙ: Проблемы экстремизма, религиозного, Этнического — но мы сегодня не готовы обсуждать этот вопрос. Вот «мы сегодня не готовы обсуждать вопрос», мне кажется, это лейтмотив всего завтрашнего предприятия. «Мы все знаем, но не готовы обсуждать этот вопрос».

Ю.КОБАЛАДЗЕ: Он так не скажет.

С.БЕЛКОВСКИЙ: Он  это скажет де-факто. Он будет сыпать цифрами, говорить, что в  Чечне растет ВВП, 102,7% населения Чечни выступают за нерушимую мир и дружбу с Россией, но де-факто он будет отвечать, что «не готов». Помните, тов. Генерал майор, — если вас еще не повысили за время, пока я  опаздывал в эфир, как по известному анекдоту: Рейган просыпается в поту с дикими воплями, к нему подбегают охранники, спрашивают, что случилось, и он сказал: мне приснился ужасный сон  — я сижу на  26 съезде КПСС в зале, и  Брежнев говорит: сейчас от  Мичиганского обкома партии выступит тов. Рейган. А я, господа, не готов.

Ю.КОБАЛАДЗЕ: Последняя фраза ключевая.

С.СОРОКИНА: Теперь объясню правила игры. Поскольку в большинстве случаев вы можете предположить, что ответит президента на поставленные вопросы, даже самые острые, то Орешкин предложил, что мы будем задавать вопросы Бялковскому как президенту, и будем слушать ответы. А завтра сравним. Идет?

С.БЕЛКОВСКИЙ: Конечно, к  2018 году это подведет меня к той ролевой функции, которую я и хотел выполнять, особенно в  условиях ареста Навального.

С.СОРОКИНА: Завтра мы услышим, насколько прав Белковский. Итак, первый вопрос президенту.

Д.ОРЕШКИН: Когда вы служили с  Чуровым, он в каком звании был – майор КГБ, или подполковник, как вы?

С.БЕЛКОВСКИЙ: В каком бы звании ни находился Чуров, мы всегда были лучшими друзьями. Амбивалентный ответ.

Ю.КОБАЛАДЗЕ: Вы следите за процессом Навального?

С.СОРОКИНА: И есть ли здесь интерес государства?

С.БЕЛКОВСКИЙ: Я слежу не за процессом Навального, а за его результатом. Интерес государства состоит в осуществлении справедливого правосудия по отношению ко всем. Украли ли они лес, металл, нефть, или что-либо другое.

Ю.КОБАЛАДЗЕ: Хорошо ответил.

С.СОРОКИНА: И самое ужасное, что завтра так и будет отвечено. Просто слышу металл в  голосе.

С.БЕЛКОВСКИЙ: А о результате меня проинформирует мой пресс-секретарь Дмитрий Песков. Поскольку значительная часть исправительно-трудовых учреждений это система Минюста РФ, которую мы, в соответствии со всеми европейскими конвенциями и нашими международными договорённостями и обязательствами, а также концепции гуманизации пенитенциарной системы РФ, передали из ведения МВД РФ в ведение Минюста РФ, находятся в местах повышенного скопления леса РФ, то совершенно естественно, что профессионал в области леса и должен находиться в лесу.

Ю.КОБАЛАДЗЕ: А информация о том, что Бостонских террористов вызывали в  Россию,  — вам докладывали, что они делали в России?

С.БЕЛКОВСКИЙ: Мне докладывали, что их вызывали в Грузию — они проходили.

Ю.КОБАЛАДЗЕ: Нет, это понятно, — что резидентами ЦРУ оказались грузины.

С.БЕЛКОВСКИЙ: Ну, это вам виднее. Если вы хотите использовать ваше превосходство звания передо мной. Я просто хотел напомнить, что я мог бы быть уже генерал-полковником – я просто не воспользовался этой возможностью.

Ю.КОБАЛАДЗЕ: Это с чего это?

С.БЕЛКОВСКИЙ: А  Медведев мне предлагал, когда был президентом.

С.СОРОКИНА: Остановитесь,  — прерываемся на новости и затем продолжим.

НОВОСТИ

С.СОРОКИНА: Продолжаем программу. Задаем вопросы Бялковскому как президенту, потому что Белковский может себе представить, как ответит на вопросы президенты.

С.БЕЛКОВСКИЙ: Или не ответит.

С.СОРОКИНА: Амбивалентно может ответить. Завтра посмотрим, насколько он прав. Итак, вопрос с сайта: «Почему такое дорогое жилье в  России и почему такие дорогие лекарства?»

С.БЕЛКОВСКИЙ: Это связано с экономическим ростом и оживлением экономики в целом, которых мы добились за последние 13 лет. Ясно, что любое оживление экономики ведет к повышению спроса и соответственно, к росту цен. Население должно быть к этому готово, оно не должно пассивно это воспринимать. Соответственно, от этого выигрывает экономически-активная часть населения, проигрывает экономически-пассивная, но мы должны стимулировать, в первую очередь, экономически активную часть населения, и с помощью точечных социальных мер защищать экономически-пассивную.

Ю.КОБАЛАДЗЕ: Мы тебя назначим президентом.

Д.ОРЕШКИН: Многовато цинизма.

С.БЕЛКОВСКИЙ: Побольше цинизма — народу это нравится,  — как сказал классик.

Д.ОРЕШКИН: Уважаемый г-н президент, в своем первом посланник парламенту вы сказали, что экономическому росту препятствуют три главных проблемы: административный пресс, высокие налоги и  беспредел преступности и надо укрепить государство для того, чтобы снизить налоги, снизить административный пресс и защитить бизнес от преступного крышевания. Прошли 13 лет, мы видим, что налоги выросли, количество чиновников увеличилось более чем вдвое и происходит сращивание власти с бандитизмом.

Ю.КОБАЛАДЗЕ: Это объясняется экономическим ростом.

Д.ОРЕШКИН: Почему это произошло? Кроме шуток?

С.БЕЛКОВСКИЙ: Уважаемый Дмитрий. Понимаете, за последние 13 лет значительно вырос объем экономики. И  выросло значительное количество предпринимателей. Кто знал 13 лет назад Геннадия Тимченко, который был малым предпринимателем, а сегодня стал крупным? И таких примеров еще сотни. А для администрирования такой экономики нужен и расширенный штат чиновников. Поэтому повышение спроса на услуги бюрократии объективное требование стремительно растущей российской экономики.

Что касается административного пресса, это связано с тем, что сама социальная среда, в которой мы существуем, востребует определенные формы регулирования, особенно на фоне кризиса 2008 г., который был нам навязан извне. Никакие ни фундаментальные, ни технические факторы, существующие в российской экономики, не диктовали необходимость и неизбежность этого кризиса. Однако он случился, и  мы были обязаны противопоставить ему жесткое регулирование.

Что же касается третьей части вопроса, то я хочу подчеркнуть, что бандитизм полностью ушел из нашей жизни, его функции переняли легитимные легальные правоохранительные органы – не есть ли это выполнение тех обещаний, которые я дал федеральному собранию еще в  своем первом послании в  2001 г.

С.СОРОКИНА: Как вы относитесь к  Сталину как человеку и  руководителю СССР?

С.БЕЛКОВСКИЙ: Д.ОРЕШКИН: Кстати, это вопрос Познера.

С.БЕЛКОВСКИЙ: Как сказал бы в таком случае руководитель Китайской народной республики Ден Сяопин, когда его спросили о томом, каковы объективные результаты Великой Французской революции 1879 г.,  — «Прошло еще недостаточно времени, чтобы дать объективный ответ на этот вопрос». Но особо хотел подчеркнуть, что Сталин, как руководитель России,  — к слову, как положительную, так и отрицательную роль грузин в  российской истории, и этот аспект я посвящаю генерал-майору Кобаладзе.

Ю.КОБАЛАДЗЕ: Давай его заменим?

С.СОРОКИНА: №Кому на Руси жить хорошо?» — спрашивают вас.

С.БЕЛКОВСКИЙ: Это вопрос скорее психологический. Если мы обратимся к социологическим исследованиям таких авторитетных центров, как ВЦИОМ, ФОМ, г-на Орешкина,  — не  помню, какой центр он представляет.

Д.ОРЕШКИН: Я никакого центра не представляю.

С.БЕЛКОВСКИЙ: Еще какой-то центр со статусом иностранного агента  — забыл его название,  — мы увидим, что уровень социального оптимизма, социологической устойчивости и стабильности в  российском обществе за последние 13 лет значительно вырос. Это значит, что количество и качество людей, которым на  Руси жить хорошо, растет неуклонно. Поэтому вопрос «кому»  — я предлагаю вам приехать на  «Уралвагонзавод», войти в  цех, задать вопрос, и вы будет оглушены положительным ответом.

С.СОРОКИНА: Вопрос президенту: «Неужели вы пойдете на следующий срок?»

Д.ОРЕШКИН: Если народ попросит – только.

С.БЕЛКОВСКИЙ: Я не знаю, что вы имеете в  виду под «сроком».

С.СОРОКИНА: Только президентский.

С.БЕЛКОВСКИЙ: Это зависит от многих факторов. В первую очередь зависит от того, насколько стабильными будут те факторы, которые сегодня определяют позитивное и поступательное развитие, как российской экономики, так и российской политической системы. Вы видите, что мы неуклонно идем в направлении либерализации политической системы, росту многопартийности. Мы переходим к  выборности губернаторов, это значит, что политическая конкуренция резко повышается, и к 2018 г. на  авансцене может быть гораздо больше политических фигур, чем есть сегодня. Поэтому ответить на этот вопрос я могу только так: если авансцена будет заполнена слишком плотно, то возможно, я  уйду в литературу. Если же политическая система еще не созреет и  в общественном российском мнении не созреет запрос на смену лидера, то я последую тому запросу, который будет существовать на этот момент, ибо главный движущий мотив любого президента РФ, как бы  его ни звали – Путин или Пупкин – это ответственность перед своей страной и народом.

С.СОРОКИНА: Так ответит?

Д.ОРЕШКИН: Похоже. Во всяком случае, думаю, что этого президента мы  ущучить не сможем, этот вывернется.

С.БЕЛКОВСКИЙ: Поэтому оставляйте лучше Путина.

С.СОРОКИНА: А есть ли такие вопросы, которые могут быть сюрпризом, неожиданностью для Путина?

Д.ОРЕШКИН: Практически нет.

С.БЕЛКОВСКИЙ: Пресс-служба работает.

Д.ОРЕШКИН: Думаю, что там сидят профессионалы, которые сортируют эти вопросы, и  абсолютно неожиданного вопроса просто не может быть. И Стас работал в этих структурах.

С.СОРОКИНА: Все-таки  сидящие в зале журналисты могут что-то неожиданное спросить.

Д.ОРЕШКИН: Вряд ли что-то радикально новое они смогут изобрести.

С.СОРОКИНА: А есть ли в принципе в природе такие вопросы, которые могли бы быть сюрпризом для президента?

Д.ОРЕШКИН: Нет. Думаю, он  сейчас настолько готов, что на автомате ответит амбивалентно в любой момент. Ну, можно спросить  — почему в России нет Первой Леди?

С.СОРОКИНА: Но это будет скорее неприятный вопрос, нежели тот, на который он не ответит.

Д.ОРЕШКИН: Смотря как его задать.

С.БЕЛКОВСКИЙ: Можно я отвечу на этот вопрос? Понимаете, Дмитрий, этот вопрос не вполне корректен. Во-первых, «Леди» — это слово не русское – вы можете открыть толковые словари Даля, Ушакова и Ожегова, чтобы в этом убедиться, и  я  советовал бы вам лучше готовиться к пресс-конференции. Во-вторых, безусловно, первое лицо вашей страны на сегодняшний день,  — повторю, на сегодняшний день, — женато. В-третьих: Россия не всегда имеет позитивный, или даже, скорее, всегда имеет негативный опыт выпячивания супруги главы государства. Давайте вспомним Николая Второго и Михаила Горбачёва – при всем моем к ним уважении. Мы не можем руководить государством, абстрагируясь от  этого опыта, который был чрезвычайно деструктивен для нашей государственности.

Ю.КОБАЛАДЗЕ: Почему это? Раиса Максимовна была очень даже…

С.БЕЛКОВСКИЙ: Эксклюзивная роль Первой леди всегда заканчивалась распадом страны.

С.СОРОКИНА: А почему объявлена тотальная облава на наши НКО?

С.БЕЛКОВСКИЙ: Никакой тотальной облавы не объявлено. Как вы знаете, российский парламент принял соответствующее законодательство, я его подписал, потому что уважаю парламент и не мог противостоять мнению подавляющего числа членов ГД  и СФ – это было бы абсолютно оскорбительно по отношению к  стремительно становящемуся с колен на ноги российскому парламентаризму. Идут плановые проверки. Эти плановые проверки выявят, какие НКО финансируются из-за рубежа, какие нет. Поэтому термин «облава» это какой-то чекистский термин, который мне, по моему генезису и менталитету,  — прошу прощения за использование иностранных слов, которые, может быть, не все в этой аудитории воспринимают адекватно, — глубоко чужд. Поэтому трактовку этого термина я хотел бы переадресовать генерал-майору Кобаладзе.

С.СОРОКИНА: Сейчас уберем генерал-майора отсюда. Но  мне кажется, он  ответит по-другому.

Д.ОРЕШКИН: Немножко увлекся стебом. Была бы более интересная игра, если бы действительно.

С.СОРОКИНА: А если посерьёзнее, если собраться.

С.БЕЛКОВСКИЙ: Всем вместе.

Ю.КОБАЛАДЗЕ: Не держать за лохов.

С.СОРОКИНА: Итак: «Осознает ли президент уровень негатива в обществе в  результате фальсификации выборов и политических преследований?»

С.БЕЛКОВСКИЙ: Тему раскола в обществе, безусловно, президент осознает. Вопрос, на какие части раскалывается общество. Например, мы видим стоящего рядом с  Кобаладзе, генерал-майором, чашку – если он повернет ее к себе, а не как всегда, к президенту, чтобы все списать на высшее должностное лицо страны, он увидит, что у  нее откололся маленький кусочек. Вот эта чашка – прекрасная метафора того, что происходит с нашим российским обществом. Те, кто протестуют против нынешнего курса стабильности, которой мы достигли, поступательных темпов экономического роста и  либерализации политической системы, составляют примерно ту часть российского народа, какую составляет отколовшийся кусочек.

С.СОРОКИНА: нет, все-таки он дурака валяет. Ну, что это такое?

Д.ОРЕШКИН: мы-то к вам…

С.СОРОКИНА: Всерьез. Вот еще вопрос: «Сможет ли Россия провести, а главное, пережить Олимпиаду?»

С.БЕЛКОВСКИЙ: Тут надо сразу определиться – вы спрашиваете меня, или Путина?

С.СОРОКИНА: Путина. Но просим собраться и быть серьёзным – как ответит завтра президент?

С.БЕЛКОВСКИЙ: Все международные инстанции, ив  первую очередь органы МОК, признали, что Сочи полностью готов к  олимпиаде. Почему Россия должна пережить Олимпиаду?  — неправильная постановка вопроса.

С.СОРОКИНА: Уровень воровства, огромные средства, которые ушли и еще уйдут на олимпиаду — мы сможем это выдержать?

С.БЕЛКОВСКИЙ: Мы – конечно. Потому что у  нас средств достаточно. Я не знаю, кого вы имеете в  виду под «нами».

С.СОРОКИНА: Константин из Уфы: «Вы сказали, что среди оппозиции нет достойного лидера – не результат ли это мер по дискредитации и  преследованию таких ярких личностей? Государство все делает для того, чтобы эти личности не появились».

Д.ОРЕШКИН: И тут идет амбивалентный ответ: о  каком преследовании вы говорите? Речь идет о совершенно конкретных уголовных делах по конкретным хищениям  — есть данные о попытке государственного переворота 6 числа, СК ведет работу, собирает обширную свидетельскую базу. То, что вам угодно называть это «преследованием» это не более чем искаженная, односторонняя интерпретация.

С.БЕЛКОВСКИЙ: Я, как президент, хотел бы добавить, что у многих так называемых лидеров оппозиции мания величия сочетается с манией преследования, честное слово. Когда некоторые лидеры оппозиции воровали лес в Кировской области, я ничего об этом не знал — о каких гонениях на оппозицию может идти речь? Неужели мы заставили их  воровать лес?

С.СОРОКИНА: Виталий из  Петербурга: «Когда же, наконец, будет закрыт «Дождь», «Эхо» и ограничен интернет?»

С.БЕЛКОВСКИЙ: Что касается слова «Дождь» — мне Гидрометцентр дал справку, что 250 дождливых дней в году, и  мы никак это не ограничивали, за последние 20 лет эти параметры никак не изменились. «Эхо» также, если вы поедете в Сочи и  прокричите что-нибудь в горах, работает безотказно, что касается ограничений интернета, то они связаны только с необходимостью борьбы с педофилией, то есть, излишней любовью к детям, которые проявляют некие наши сограждане, поэтому я не очень понимаю, против кого заострен вопрос.

Д.ОРЕШКИН: Я думаю, что если всерьез, он  ответил бы просто: у нас пресса свободна. Другой вопрос, что иногда она вступает в хозяйственные конфликты – например, «Эхо» зависит от  «Газпрома», а «Дождь» убыточное предприятие.

С.БЕЛКОВСКИЙ: нет, про «Дождь» он точно не знает — «Дождя» никакого не существует. «Эхо» он не может не знать. Как он сказал: меня с  утра до ночи поливают амброзией на  «Эхе».

С.СОРОКИНА: И это свидетельство свободы слова в стране.

С.БЕЛКОВСКИЙ: Если я не предпринял никаких мер по ограничению деятельности «Эха» за последние 13 лет, то этот вопрос звучит просто неприлично, как и  само слово «амброзия».

С.СОРОКИНА: Нина из Тюмени: «Если послушать ваши ответы  — страна движется поступательно, развивается, богатеет».

С.БЕЛКОВСКИЙ: А то нет.

С.СОРОКИНА: «Значит ли это, что в  2018 г. я переберусь в новое жилье из  ветхого».

С.БЕЛКОВСКИЙ: Во-первых, перебраться из  ветхого жилья в новое – это свободный экономический выбор экономического субъекта, которым вы. Нина из Тюмени, являетесь. Никто вам не может этого навязать. С.СОРОКИНА: А посерьезнее?

С.БЕЛКОВСКИЙ: Вы хотите, чтобы я отвечал за Путина, или за себя? Он так и ответит.

Д.ОРЕШКИН: Он ответит вот так: позвоните моим сотрудникам,

С.БЕЛКОВСКИЙ: В  государстве реализуется программа переселения из ветхого жилья. Если вы до сих пор вы не выбрались из ветхого жилья, возможно, есть некие технические проблемы.

С.СОРОКИНА: Нет. Думаю, в данном конкретном случае он бы сказал: вот сейчас мои помощники запишут ваши координаты, мы  разберемся с  вашим вопросом. Я думаю, такие чудеса, одно-два, обязательно должны быть по сценарию.

С.БЕЛКОВСКИЙ: Не буду возражать – давайте дадим Нине выбраться из ветхого жилья.

С.СОРОКИНА: Да, вдруг повезет.

Ю.КОБАЛАДЗЕ: По внешней политике – что будем с американцами делать? Как-то совсем завели ситуацию они и мы в  тупик.

Д.ОРЕШКИН: Мы-то здесь при чем?

Ю.КОБАЛАДЗЕ: Ну, они.

С.БЕЛКОВСКИЙ: Мне кажется, у нас с  американцами прекрасные отношения. Какие вы видите признаки ухудшения? Просто США хотят диктовать нам свою волю, а мы этого не очень хотим. Но так всегда бывает. Конечно, мы пострадали от распада империи, мы  пережили тяжелейший кризис и наша экономика, что греха таить, по-прежнему во многом зависит от внешних факторов, во многом определяемых США, но, тем не менее, у  нас есть все основания для абсолютной дружбы, построенной хотя бы на том, что в  США колоссальный внешний долг, а  у  нас его нет. И  в тот момент, когда американская экономика начнет окончательно крениться к закату, спасти ее смогут только капиталы наших бизнесменов, размещенные в западных банках – не случайно сегодня в ЕС дебатируется вопрос о том, чтобы распространить кипрский сценарий на страны Европы и  изъять наши капиталы, чтобы не спасать США. Поэтому я бы больше привлек внимание к этому стратегическому конфликту между Европой и  США – Европа хочет погубить США, а мы хотим их спасти.

С.СОРОКИНА: Из Волгограда: «Губернатор Волгоградской области увез свою дочь рожать в США. Хочу через президента поздравить нашего губернатора с рождением внучки. Кстати, хочу спросить президента – как он относится к тому, что в Волгограде ветераны ВОВ ко дню Победы получают по  500 рублей».

С.БЕЛКОВСКИЙ: Я застал еще те времена, когда ветераны ВОВ ко дню Победы не получали ничего. А  500 рублей это значительно больше, чем ничего, что же касается губернатора, это не так важно. Важно, что дочка вернется в  Россию и станет полноценным гражданином Росси.

С.СОРОКИНА: НО  его внучка будет гражданкой США по факту рождения.

С.БЕЛКОВСКИЙ: И это, безусловно, укрепит наши отношения с  США, и чем больше наших новорожденных станет гражданами США, Тем больше влияния мы сможем оказывать на  формирование власти в США и тем больше будет наш вес на мировой арене в обозримом будущем.

Д.ОРЕШКИН: Но мы делаем все, чтобы в ближайшем будущем наши женщины могли рождать в нашей стране так же хорошо, как в  США.

С.БЕЛКОВСКИЙ: Даже если они не  являются дочерями губернаторов. И новые роддома в стране открываются, и  все как мухи выздоравливают.

Д.ОРЕШКИН: Вас же просили нас не держать за лохов.

С.СОРОКИНА: «Какие формы протеста вы считаете наиболее приемлемыми и действенными?»

С.БЕЛКОВСКИЙ: Я  очень скучно отвечу на этот вопрос – я считаю абсолютно эффективными и действенными все формы протеста, которые соответствуют конституции и действующему законодательству РФ. Неэффективными же формами считаю все остальные и абсолютно убежден, что государство, исходя из своей непреходящей ответственности перед подавляющим большинством граждан должно принимать все меры к пресечению таких экстремистских форм протеста.

Д.ОРЕШКИН: Молодец. Вот сейчас правильно ответил.

С.СОРОКИНА: «Много ли хорошего вам удастся сделать на своем посту за  отведенный срок?»

С.БЕЛКОВСКИЙ: Хочу вернуться к опыту Ден Сяопина. Думаю, что лишь через определенное количество лет после моего ухода от власти в литературу, что неизбежно, удастся оценить мой вклад в  российскую историю, и не мне об этом судить, но  все показатели, которые дает нам Росстат, ВЦИОМ, ФОМ, и еще какая-то организация, которую проверяют на наличие иностранного капитала, показывают, что за  123 лет достигнуты огромные прорывы во всех отраслях. Могли бы мы себе представить 15 лет назад, что в России пройдет зимняя олимпиада — пусть и с колоссальными хищениями, чемпионат мира.

Ю.КОБАЛАДЗЕ: Почему, у нас в  СССР была летняя олимпиада.

С.БЕЛКОВСКИЙ: Это было при колоссальном ограблении народа и вы, генерал-майор, занимали более высокую должность в то время, чем я,  — Брежнев даже  хотел отказаться от Олимпиады в  1986 г., потому что боялся, что экономика СССР не выдержит такого напряжения. Наша экономика это выдерживает легко  — посмотрим соцопросы, которые показывают уровень поддержки зимней олимпиады в Сочи и чемпионата мира по футболу 2018 г., которые дадут огромный импульс развития не только  спорта, но и регионов РФ. Поэтому мне кажется, что исходя из этих данных, уже можно оценивать мой вклад, хотя было бы нескромно переводить эти количественные характеристики в качественные – это ваше дело, а не мое.

Д.ОРЕШКИН: Говорливый слишком.

Ю.КОБАЛАДЗЕ: Завтра буду сравнивать.

С.СОРОКИНА: Наталья: «Почему происходит бесстыдная рокировка вас и  Медведева, на основании какого закона, почему не соблюдается конституция в полном объеме?»

С.БЕЛКОВСКИЙ: Уважаемая Наталья, термин « бесстыдная рокировка», видимо, навеян вам деятельностью некоторых шахматистов, которые активно рвутся в политику, хотя не имеют для этого никаких данных.

Д.ОРЕШКИН: Это красиво.

С.БЕЛКОВСКИЙ: Я же отвечу, что чередование президентов предусмотрено конституцией РФ. И  честно, я даже не  вполне помню, кто был президентом для меня.

С.СОРОКИНА: ДО меня.

С.БЕЛКОВСКИЙ: Я оговорился. Когда я принимал решение идти, по просьбе Общероссийского народного фронта в президенты в  2012 г., я не придавал этому большого значения.

С.СОРОКИНА: Узнаем ли результаты расследования по «Оборонсервису»? Что с Сердюковым и его помощницей Васильевой?

С.БЕЛКОВСКИЙ: СК является подразделением судебной власти, в соответствии с  конституцией и действующим законодательством, президент РФ  не имеет никакого права вмешиваться и давить на органы судебной власти, тем более, определять сроки следствия, не говоря уже о том, что президент РФ не имеет морального права вмешиваться в личную жизнь своих подчиненных, особенно бывших, но хочу заверить, что когда я уйду в литературу, вы эти результаты обязательно увидите.

С.СОРОКИНА: Ну, так не ответит. Как ответит?

Д.ОРЕШКИН: Про литературу не скажет, но скажет, что действительно это дело СК, суд примет решение, а президент, как положено добропорядочному гражданину, это решение примет.

С.СОРОКИНА: «Вы в курсе, что кассетою водки «Путинка» сильно упало? Пить невозможно».

Д.ОРЕШКИН: Очень интересная тема.

С.БЕЛКОВСКИЙ: Это связано с ростом социального оптимизма в нашем обществе и социального запроса на употребление алкоголя. Поэтому падет не качество водки «Путинка», падает качество ее восприятия подавляющим большинством населения.

Д.ОРЕШКИН: И растут качественные запросы населения.

С.БЕЛКОВСКИЙ: Да. Растут в направлении более лояльных и толерантных спиртных напитков, типа легких вин. Хочу обратить внимание на это оппозиции, которая с помощью крепких алкогольных напитков нередко толкает своих активистов на экстремистские акции типа 6 мая 2012 г.

С.СОРОКИНА: Михаил: «В Ижевске голодают врачи – ваше отношение?»

С.БЕЛКОВСКИЙ: Если отвечать серьёзно я бы отметил преимущества голодания. Но если совсем серьезно  — ну конечно, есть проблемы. Потому что мы  еще далеко не везде отследили механизм формирования региональных и  муниципальных властей, и мы сегодня видим, как расследуются дела о хищениях в  регионах, муниципальных образованиях. Думаю, что эта проблема будет решена в ближайшее время и врачи достойно выйдут из голодовки.

С.СОРОКИНА: И это все, что мы успели спросить у  президента. Наше время ограничено, завтра у  реального президента Путина будет гораздо больше времени, он ответит на многие вопросы. Будем следить, насколько вопросы совпадут с теми ответами. Которые дал сегодня Белковский.

С.СОРОКИНА: Вопросы в принципе не могут совпадать с  ответами. Разные категория знания.

С.СОРОКИНА: С нами сегодня был и  Дмитрий Орешкин  — до встречи на следующей неделе, до свидания.

Комментарии

190

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.
>
Не заполнено
Не заполнено

Не заполнено
Не заполнено минимум 6 символов
Не заполнено

На вашу почту придет письмо со ссылкой на страницу восстановления пароля

Войти через соцсети:

X Q / 0
Зарегистрируйтесь

Если нет своего аккаунта

Авторизируйтесь

Если у вас уже есть аккаунт


s_a_n_d_r_a 27 апреля 2013 | 17:15

Ответы лже-Путина гораздо умнее и остроумнее. Оригинал примитивен, на такие ответы неспособен. Головы-то не поменяешь:/


aliha 28 апреля 2013 | 13:44

Вы были абсолютно правы, отвечая на вопросы. Сценарий совпал полностью с действительностью.


(комментарий скрыт)

24 апреля 2013 | 20:35

...а вот что не предсказуемо, у нашей загадочной, казалось, души?
и то, какго типа политика опять ищем (не поменяв критерии Силы и Интриг) - и даже что за ролевая игра предстояла в передаче, тоже не было "интригой"... странно ли?


24 апреля 2013 | 20:45

"в.в., если госбанк держит деньги за рубежом - он агент? Если дочка президента и ее собственность обнаруживают там же - они (все) агенты? и агенты только ли фсб?" )


24 апреля 2013 | 22:25

И опять на эхе обиженные!


24 апреля 2013 | 22:34

Поражаюсь-у кого-нибудь на эхе есть российский паспорт?


24 апреля 2013 | 22:57

У Кадырова есть российский паспорт. И что?


24 апреля 2013 | 22:36

Прослушал 2 передачи,так это же мой Израиль!


25 апреля 2013 | 03:55

Белковский умница, путин не знает кого выбирать себе другом!


uvk 25 апреля 2013 | 04:41

НЕ другом, а преемником ))


gad123 25 апреля 2013 | 11:44

Когда уже будет очередной благотворительный концерт с звёздами типа Жерер, на котором они будут петь любимую песню-"некому берёзу заламати.."


25 апреля 2013 | 11:55

gad123 :

Стыдно не знать любимую песню нашего перзидента: "С чего начинается Родина".

А подтекст тот, что родина для каждого должна начинаться с кремля, сначала на обложке букваря, потом в зомбоящике и в башке, ведь наш вождь:

мажет маслом бутерброд -
сразу мысль: а как народ?


syd_barrett 25 апреля 2013 | 12:09

Если же серьезно, то Белковский замечательно показал, что все это шоу только выиграет от "острых" вопросов. Путин действительно больше мастер болтовни, чем дела. И мастер неплохой. Актер по сути, все эти амфоры, стерхи и истребители ведь тоже ему никогда не были в тягость, это его натура. Как и шуточки-прибауточки. Увести в сторону, заболтать суть - это он тоже умеет.
Конечно, у Белковского изящнее получается, может ему поработать суфлером? Ведь Путин все же начал сдавать.
В последний раз после вопроса Венедиктова о геях он поплыл, провалился. Было даже немного стыдно за него как за актера. Несмешная шутка, после которой наступает неловкое молчание - кошмар для заслуженного комика.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире