'Вопросы к интервью

Время выхода в эфир: 06 мая 2021, 13:00

Э. Баярунас Добрый день! Хотя мое имя уже объявлено, но хочу представится как подобает. Посол Литовской Республики в Российской Федерации Эйтвидас Баярунас.

Уже вижу на экране вопросы. Но начну, во-первых, конечно, со слов благодарности «Эху Москвы». Я уже не первый раз выступаю здесь. Конечно, для посла всегда вызов — говорить на разные темы. Но, с другой стороны, это и хорошая возможность для меня как официального представителя Литвы здесь, в Москве, в России, представить и нашу позицию, и свои мысли. Так что я постараюсь быть максимально открытым.

Второе, что хотел бы сказать в плане вступления. Только что произошли большие события. Хотел бы всех россиян, всех верующих православных поздравить с только что закончившейся Пасхой. Был великолепный праздник. Для меня это первая Пасха в Москве. Я жил и работал в Петербурге, но первый раз видел, как это празднуется в Москве. Впечатлительно!

Но мы также и в преддверии другого большого праздника. Не знаю, как назвать — праздника или даты. Это День Победы. И здесь, наверное, было бы уместно с моей стороны просто по-человечески выразить соболезнования всем семьям тех россиян (но не только россиян — литовцев, украинцев, белорусов, американцев), которые положили свои головы. Это и мирное население, и военные, которые положили свои головы, защищая нас от фашизма. Это большое событие. Это праздник всех нас — победа над фашизмом.

И, наверное, заканчивая мое короткое вступление. В прошлом году мы отмечали несколько больших дат, связанных с историей Литвы. Но не только Литвы, но и России. 300 лет Виленском гаону — средневековому мыслителю еврейской мысли, жившему в Вильнюсе. Он так и назывался — Виленский гаон. Мы здесь сделали несколько мероприятий совместно с Российским еврейским конгрессом. И конечно, для нас это очень важно. Найти связи, как раз связи евреев, Литвы и России, для меня лично было очень важно.

В прошлом году мы также отмечали столетие подписания мирного договора между Литовской Республикой и Советской Россией. В 1920 году в Москве была подписан мирный договор, который, кстати, стал основой образования в Москве посольства Литовской Республики, в здании недалеко от редакции «Эха Москвы». Сейчас это здание находится на улице Поварской.

Но в этом году мы тоже отмечаем очень хорошую и солидную дату — 30-летие восстановление дипломатических отношений между Литовской Республикой и Россией. И конечно, до сих пор я читаю этот документ, подписанный Ельциным и Ландсбергисом, нашими тогдашними лидерами, который говорит о том, что наши отношения, между Литвой и Россией, должны базироваться на взаимопонимании и дружбе. Я думаю, эти слова до сих пор имеют большой смысл.

Всё в плане вступления. Формат вам, наверное, известен: я получаю вопросы и постараюсь максимально в течение часа (уже меньше) на них ответить.

Первый вопрос — это, конечно, чудесно. Вижу имя, которое даже знаю виртуально — Елена Скулене. Это литовка, живущая в Красноярске. Она спрашивает… Извиняюсь, она живет в Алтае. «Литовцы Алтая, с нетерпением ждем информацию о дате приезда миссии посольства в Красноярск».

В случае Литвы, множество литовских общин существует во всей России. Вот я упомянул Красноярск, Алтай, конечно, Москва, Петербург, Калининград, Псков. Мне самому, будучи генеральным консулом Литвы в Санкт-Петербурге, удалось посетить Мурманск, Петрозаводск.

Да, некоторые из них приехали по своему желанию — учились в Москве, женились, остались. Ну и хорошо. Некоторые из них приехали и были привезены не по своей воле. Но важно то, что это жители России, жители вашей страны. Они активно участвуют в культурной, экономической и политической жизни вашей страны России. И для меня, как посла, очень важно поддерживать связи.

В этом году мы планируем две консульские миссии — помочь местным литовцам с документами — в Красноярск и в Алтай. Так что с нетерпением жду моих поездок в Красноярск и в Алтай, встречи не только с литовцами, но, наверное, если смогу, и с руководством этих регионов.

«Добрый день, господин посол! Приветствуем из Курска! В каких отраслях экономики у Литвы сохраняются экономические связи с Россией? Какие преимущества и недостатки принесло Литве вступление в Евросоюз?».

Экономические связи — да, безусловно, в свое время, даже некоторое время назад, если спрашивали про наши отношения, я бы начал называть сыр, литовские молочные продукты, мясные продукты, которые в изобилии экспортировались до плачевно известных событий в Украине 2014 года, когда Россия ввела так называемые контрсанкции, и сейчас эти продукты не могут поступить на рынок. Но, конечно, из таких экспортных отраслей видим литовский шоколад, литовское пиво и другие продукты.

Вообще Россия, несмотря на политическую шероховатость наших отношений, остается партнером № 1 во внешней торговле Литвы. Если взять весь объем нашего товарооборота, это не только продукты, произведенные в Литве и в России — это весь вал продуктов, которые проходят через наши страны. Это 9 млрд. евро. Это очень солидная сумма. Это было бы солидно даже для больших стран, не говоря уже про Литву.

Так что да, претерпели изменения наши экономические связи. Да, мы, наверное, желали бы, чтобы не было ограничений торговли. Но политика есть политика. Есть решения, которые были приняты, и мы не будем их оспаривать.

Преимущества и недостатки вступления Литвы в Евросоюз? Здесь я должен быть, наверное, открытым. Да, есть много плюсов. Есть, наверное — я бы, может, не назвал их недостатками — просто те ограничения, которые страна должна понять.

Преимущества. Литовские граждане, жители Литвы могут свободно передвигаться по всему периметру Евросоюза. Это не только Шенгенская зона — это весь Евросоюз. Учиться, работать. Литовец, желающий начать работу и бизнес в Берлине, делает это автоматически. Нет никаких ограничений. Для маленькой страны это сразу принесло большой стимул для развития. То есть люди чувствуют себя свободно по всему периметру.

Э.Баярунас: Россия, несмотря на шероховатость отношений, остается партнером № 1 во внешней торговле Литвы

Свободное передвижение капитала, свободное передвижение услуг. Скажем, литовская строительная фирма, зарегистрированная в Вильнюсе, может официально оказывать услуги в том же Берлине и в других странах. То есть даже для маленьких компаний это большое преимущество.

Конечно, свобода передвижения товаров. Наши товары внутри Евросоюза двигаются без каких-то ограничений и пошлин. Для маленькой страны, опять же, это сразу открывает большие горизонты.

Введение евро. Раньше ты находишься за границей, идешь и видишь пункт обмена валюты. Конечно, литовские литы не везде можно было увидеть. А сейчас гордо смотрю — евро везде котируется. И опять же, тут я очень горд.

Понятно, что, конечно, для экономики Литвы это был большой стимул. Мы не только, как я уже назвал, являемся частью европейского рынка, частью Европейского Союза, но также у Европейского Союза есть так называемый Фонд солидарности. Если экономика какой-то страны — скажем, Литвы — ниже среднего Европейского Союза, мы вправе получить гранты. Гранты — это выплаты на строительство дорог, утепление наших домов, квартир, учеба и так далее.

Европейский Союз живет такими семилетиями. Вот сейчас новая семилетка — 2020-2027. В течение этой семилетки Литва получает транш в экономику — почти 1 годовой бюджет. Грубо говоря, каждые 7 лет мы получаем довольно солидную сумму из бюджета Евросоюза. Конечно, мы платим в Евросоюз. То есть, пользуюсь всеми благами, ты должен и платить.

Недостатки. Я уже говорил: я бы не называл это недостатками. Ну понятно. Европейский Союз имеет общую торговую политику. Значит, Литва в плане, скажем, торговли с Россией, торговли с США не может договариваться в двустороннем порядке. Мы здесь зависим от нашего общего решения, от решения всего Евросоюза. И здесь от нашего имени переговоры ведет Европейский Союз.

Является ли это недостатком? Да, но это один пример того, что страна, вступая, отдает часть своего суверенитета. Да, в некоторых кругах Литвы люди ведут дискуссию: «Надо ли было это делать, зачем? Мы только что восстановили свою независимость, и уже отдаем ее часть». Но я думаю, что живя в глобальном мире, ты уже, наверное, не можешь думать о полной независимости.

Я имею в виду, территориально мы независимы. Наша территория — это территория Литвы. Никто ее не ущемляет. Но в плане торговли и других их частей суверенитета, наверное, целесообразно делиться с Союзом, так как Европейский Союз побольше, имея от этого большую выгоду. Я понял, что я как-то очень детально на все вопросы, постараюсь уже….

«Процветания волшебному городу Вильнюс!». Спасибо!

«Добрый день, господин посол! Имеет ли Литва какие-нибудь территориальные претензии к Российской Федерации? Нет, не имеет. Литва одна из первых стран (я уже так называю) бывшего Советского Союза, стран-соседей подписала договор о границе.

Мы уже прошли вторую стадию: договор о границе не только был ратифицирован, но мы уже провели демаркацию. Что такое демаркация? Это уже не только на карте, но и в реальной жизни колышками отмечена наши территория. И сейчас наши два государства, Литва и Россия, перешли в третью стадию: ведутся переговоры о так называемом договоре о режиме границ. Еще раз: претензий со стороны Литвы к России нет.

«Почему, на ваш взгляд, в начале 90-х элиты Прибалтики выбирали курс на демократизацию и европеизацию, а элиты других постсоветских стран — нет? Чем Прибалтика отличается от других стран?». Ну, во-первых, мне, как послу Литвы, наверное, полагается говорить про Литву. Я не имею мандата говорить про 3 балтийские страны. Я тут уже чуть-чуть отхожу от догматической позиции Литвы. Я могу поразмышлять уже как гражданин Литвы — как посол, имеющий свой опыт, но и гражданин страны.

Во-первых, конечно, 3 балтийские страны были включены не по своей воле (аннексия) в 1940 году в состав Советского Союза. И здесь, конечно, у нас были преимущества по сравнению с другими советскими республиками — то, что когда мы начали борьбу за независимость, у нас еще было поколение, которое помнило независимость. Были литовские фермеры — ну, они тогда уже были пожилые. Они говорили: «Это наша земля. Мы на ней работали». И кстати, у нас прошел процесс восстановления собственности. То есть бывшие собственники земли и другого имущества могли это восстановить. Я бы, наверное, начал с этого. То есть мы меньше были в составе Советского Союза.

Э.Баярунас: Европейский Союз живет такими семилетиями. Вот сейчас новая семилетка — 2020-2027

Другое, конечно (тут, наверное, тоже нет такого догматического литовского видения, только мои личные размышления) — наше соседство. Я большой сторонник сближения балтийских стран с северными странами. Северные страны — это Швеция, Финляндия, Норвегия, Дания, Исландия. Конечно, они тоже сыграли свою роль. Мы выбирали свой путь. Мы сами решали, идти нам или не идти в НАТО и в Европейский Союз. Но всё равно соседство со странами, у которых столетний опыт (и не самый худший в мире опыт) демократии — это, наверное, тоже сыграло свою роль.

Ну и, конечно, третье — это уже такой опыт Литвы. Понимая ситуацию, в которую попала Литва в период Второй мировой войны, мы, конечно, поняли, что да, демократия — это основа, но вступление в большую интеграционную зону тоже гарантировало бы Литве благосостояние и открывало бы больше перспектив. Так что интуитивно, наверное, литовцы поняли (это я уже отвечаю на предыдущий вопрос о суверенитете), что можно даже отдать часть суверенитета, но ты становишься частью большой интеграционной зоны, чем и является Европейский Союз.

«Добрый день! Когда будет возможно для жителей Калининградской области на автомобиле, имея упрощенный транзитный документ, воспользоваться транзитом через Литовскую Республику?». Вот здесь интересный вопрос. В 2003 году, за год до вступления Литвы в Европейский Союз, Литва была в такой деликатной ситуации. Ну, деликатной — это я уже так называю. До вступления в Европейский Союз Литва, будучи суверенным государством, могла подписывать любые договоры с соседями (скажем, о визовом режиме), какие мы только хотели.

Скажем, Литва до 2004 года, то есть до даты вступления, имела с Россией такую очень интересную систему. То есть для всех жителей России и жителей Литвы для въезда в другую страну надо было иметь визу. Но для жителей Калининграда и тех, кто из основной части России ехали в Калининград, для переезда транзитом через Литву не надо было иметь виз.

Здесь тоже был такой, я бы назвал, геополитический взгляд Литвы. Да, основная часть России — и Калининградская область, оторванная географически от России. И конечно, если ты из Калининграда едешь в Москву, ты едешь из одной части страны в другую. И конечно, какие тут могут быть визы? Так что мы, понимая чувствительность этого вопроса, имели возможность безвизово пускать граждан России через Литву.

Но, как я уже говорил, вступая в Европейский Союз в 2004 году, мы не смогли этого делать. Потому что Европейский Союз — это тоже общая юридическая зона. И здесь опять было такое, я думаю, очень мудрое решение тогдашних лидеров Литвы, России и Европейского Союза. Была изобретена такая схема — так называемый упрощенный транзитный документ.

То есть Литва, как суверенное государство, контролирует проезд через свою территорию, будь то автомобилем или поездом. Но жителю Российской Федерации выдавался упрощенный документ — такой прототип Шенгенской визы. Он выдавался бесплатно и в упрощенном порядке.

Я понимаю этот вопрос: какая сейчас ситуация? Сейчас ситуация, что, к сожалению, из-за ковида мы не можем продолжать эту схему. Так что в поезде мы придумали такую схему, когда только с одной технической остановкой в Вильнюсе поезд из Белоруссии едет через Литву. И там гражданам России выдаются упрощенные транзитные железнодорожные документы. Но для автомобилистов, наверное, мой совет был бы просто подождать, когда это будет возможно, когда все ковидные ограничения будут сняты. Так что спасибо за интерес! Ждите, когда все ограничения будут сняты.

«Господин посол! Как сейчас в Литве обстоят дела польского национального меньшинства? У меня польские корни, мне интересно. Спасибо!». Вообще начну с того, что мы не делим граждан на какие-то сорты, меньшинства. Россияне, поляки, литовцы и другие национальности, живущие в Литве, все имеют одинаковые юридические условия стать гражданами Литовской Республики.

В 1989 году, еще до полного юридического восстановления независимости Литвы, Литва приняла закон о гражданстве, который не ограничивал ни по какому признаку — национальному, религиозному — условия становления гражданами. Все жители, жившие в то время, могли стать гражданами. Так что, отвечая про ситуацию с польским меньшинством, безусловно, могу только добавить, что да, все желающие являются гражданами Литвы.

Другое — это, как мы называем, основные потребности. Это эдукация на национальном языке, просвещение на национальном языке, это культура. Да, жители польской национальности имеют возможность посещать не только польскую среднюю школу и гимназию на польском языке, но и детский садик. Даже есть отделения нескольких польских университетов в Вильнюсе.

Да, Литва — это национальное государство литовцев. Литовский язык является государственным языком. Но поляк, как и русский, живущий в Вильнюсе, в Литве, может пустить своего ребенка в детский садик на национальном языке, в школу на национальном языке, и есть даже некоторые возможности университетского просвещения на национальном языке.

«Политолог Григорий Голосов* в научной публикации указывает, что большинство пропутинских партий и политиков в Европе относятся к правым и левым популистам. Относится ли это, на ваш взгляд, к Литве?». Здесь я уже, наверное, был бы, как говорится, не в своих штанах, если бы начал комментировать политологические размышления. Здесь я, наверное, оставлю уже этот вопрос для политологов.

«Господин посол! Хочу, чтобы вы знали, что в России любят замечательную школу литовского фотоискусства — Антанас Суткус, Ромуальдас Ракаускас, Ромуальдас Пожерскис. Искусство объединяет народы». Я думаю, что тут нечего даже комментировать. Я просто с радостью читаю этот вопрос. Но всё равно маленький комментарий.

Спасибо за вопрос. Вы упомянули литовскую школу фотоискусства. Да, она была феноменом в период Советского Союза. Она и остается. Вами упомянуты имена Суткуса, Ракаускаса, Пожерскиса — это только одни. Есть еще Луцкус и другие известные имена.

Здесь такой феномен, в который, опять же, как посол, я не могу углубляться в детали. Может, это тоже свойственно литовскому характеру, потому что мы большие знатоки театра. Может, это идет через такое театральное восприятие мира, но фотоискусство — это большой феномен Литвы.

Второе. Конечно, Антанас Суткус — это такое самое известное имя литовского фотохудожника, кстати, еще живущего. Антанас Суткус феноменально в 70-е годы основал Союз фотохудожников Литвы. И долгое время, насколько я помню, это был единственный союз фотохудожников на территории бывшего Советского Союза. Так что спасибо за ваши знания!

А кстати, ваш вопрос наводит меня на мысль, что нам надо как-то в плане нашей будущей работы подумать о хорошей выставке этих мастеров литовской фотошколы здесь, в Москве и, наверное, не только. Так что подумаем. Хорошие намек.

Э.Баярунас: Литва, как суверенное государство, контролирует проезд через свою территорию

«Добрый день! Какие условия открытия границ Российской Федерации и стран Европейского Союза?». Здесь, не скрою, такой самый болезненный для меня вопрос и, наверное, самый вопрос, на который я не могу сразу дать ответ. Наверное, все мы в том же ощущении.

Когда я начал работать… Кстати, уже год — 4 мая как раз был год даты моего приезда в Москву и начала работы. Тогда, в мае прошлого года, мы, наверное, все думали: вот еще лето, осень, и будем жить как прежде. Осенью думали: вот весна, и будем жить.

Да, ситуация с коронавирусом, думаю, еще долго останется с нами. Повязки, маски, вакцинация и так далее. Так что здесь я, наверное, ничего хорошего вам не скажу. Единственное, что можно сказать: да, мы следим за ситуацией в России, где тоже видно, что есть некоторое улучшение ситуации. И мы следим за ситуацией в Европе, где, конечно, тоже можно оптимистично видеть какую-то грань, когда ситуация как-то полностью пойдет вверх.

Конечно, вакцинация делает свое. Конечно, некоторые категории людей, которые проболели. Но будет ли это летом? Я бы, наверное, на лето еще не ставил свои деньги. Осенью — да, можно уже как-то думать про осень. Скажем, в Литве (и я думаю, во многих странах Евросоюза) все говорят, что осенью уже критическая масса населения пройдет вакцинацию. И тогда уже мы, конечно, сможем думать про открытие границ. Так что, господин Владимир Соболев, задающий вопрос, мы, как и вы, заинтересованы, чтобы границы были открыты как можно быстрее. И будем работать в этом направлении.

«Попытка выведать хоть что-то дельное от дипломата заранее обречена на неудачу. Хотя после беседы с ним может быть впечатление…». Да, наверное, вы понимаете, что будучи дипломатом… Не буду читать весь вопрос — намек понял, безусловно.

Я здесь, наверное, не зря упомянул, что каждый раз приход на «Эхо Москвы» и другие мои интервью связаны с каким-то вызовом. Потому что, с одной стороны, ты уже не можешь на все вопросы говорить максимально откровенно, Но с другой стороны, ты, конечно, имеешь ограничения. Но я как-то всё равно (поправьте меня) всегда стараюсь максимально открыто отвечать на вопросы. Так что с удовольствием, если это интервью вам понравится.

«Как сокращение российского транзита через порты Литвы повлияло на экономику страны?». Вообще вы, наверное, удивитесь, что феномен, что порты балтийских стран кормятся из России, наверное, менее присущ ситуации в Литве. Вообще в Литве ситуация была и является чуть-чуть другой.

Скажем, порт Клайпеда имеет товары не только из России. Я думаю, процентов 5 составляют российские товары. Это и белорусские товары, и казахские товары. Сейчас мы работаем с Узбекистаном. Китайские товары. Так что да, безусловно, было бы больше российских товаров через наши порты — это было бы, наверное, целесообразно. Это был бы интерес и Литвы, и России. Будет меньше — будем искать другие страны. Но говорю: сейчас в процентном соотношении это почти 5%.

«Господин посол! Как вы сейчас оцениваете в истории роль и вклад Речи Посполитой в дальнейшую судьбу Литвы?». У меня есть час? Шучу. Я просто говорю, что вообще тема отношений с Речью Посполитой, с Польшей — это такая громоздкая тема, что нельзя ответить несколькими словами.

Давайте я скажу то, что в конце XIV века Великое княжество Литовское выбирает путь, что крещение в Литву приходит через польское королевство, а Литва дает польскому королевству Ягеллонскую династию. Это было в 1300... Я уже забыл точно год. Подписана Кревская уния, которая и образовала первый союз между нашими странами, между Литвой и Польшей, между польской короной и Великим княжеством Литовским. И так мы жили до 1576 года, когда между Литвой и Польшей была подписана так называемая Люблинская уния. Уже на более высоком уровне была интеграция двух стран.

Конечно, мы, с одной стороны, рады, что одно время Речь Посполитая, союз Литвы и Польши, была почти самым большим государством Европы. Могучее государство, которое оборонялось от крестоносцев, вела войны (и дружила, и вела войны) с Московским государством, потом с Российским государством. И так далее. Но с другой стороны, конечно, развал страны, раздел нашего государства, наверное, тоже все приписывают слабости этого государства. Да, государство по территории, может быть, было большое, но, наверное, не самое хорошо сцементированное внутри, почему оно так быстро рассыпалось.

Хотя, опять, если говорить про даты, как раз в этот понедельник, 3 мая, в Вильнюсе и в Варшаве, но не только, в Литве и в Польше мы праздновали так называемую Конституцию 3 мая — конституцию 1791 года, 230-я годовщина. Это была вторая в мире конституция после конституции США и первая конституция в Европе.

Да, это государство, которое приняло конституцию, Речь Посполитая, потом просуществовало только 4 года. Это было очень непродолжительное действие этой конституции. Но мы, литовцы и поляки, с гордостью говорим, что мы тоже внесли довольно существенный вклад в политическое и конституционное устройство мира.

«Уважаемый посол! Что хорошего скажете о Литве во время, когда она была одной из 15 республик?». Я, наверное, из-за того, что и сам жил в период советской власти, конечно, никогда не говорю… Да, мы говорим, что было плохое. Мы были заперты, мы не двигались. Были репрессии, были подавления инакомыслия, не было свобод. Это все понимают.

Наверное, хорошим было то, что… Начну с того, что я тогда была моложе, и для меня, конечно, было радостно. Учился в университете. Вильнюсский университет был довольно хорошего уровня. Моя первая специальность была прикладная математика. Школа высшей математики была довольно известной внутри Советского Союза, но не только. Литовский театр процветал. Мы говорим про литовскую школу фотоискусства. Конечно, мы жили своей жизнью. Да, литовская культура была в ограниченных размерах, но развивалась. Была возможность развивать даже нашу народную культуру.

Так что, безусловно, какие-то воспоминания есть. Но говорю, всё-таки в Литве доминирующий взгляд, что только становясь свободной, Литва смогла себя реализовать. Иногда спрашивают: «Вот вы вышли из состава Советского Союза и вступили в Европейский Союз». Но это большая разница. Мы стали частью Европейского Союза по своей воле. Мы сами решаем. Это, я думаю, самое большое чувство — когда ты свободно решаешь судьбу своей страны. Я думаю, это самая большая отличительная черта: мы свободны в своем выборе.

«Что будет с литовским дипломатом, сбившим россиянку на пешеходном переходе в Санкт-Петербурге? Какая позиция МИДа?». Да, была такая история. Она, наверное, меньше прозвучала в федеральных СМИ, но, конечно, мы, как посольство, и наше генконсульство в Санкт-Петербурге следили.

Дипломат отозван. Сейчас в двухстороннем судебном порядке разбираются с этим случаем. Так что тут нечего комментировать. Только сожалею о судьбе не только нашего сотрудника, но и той пешеходки, которая была сбита и потом лежала в госпитале. У них обоих, конечно, жизнь поменялась. Так что только так могу сказать.

«Добрый день, господин посол! Есть ли какая-то статистика по программе возвращения ссыльных и их детей назад в Литву?». Во-первых, эта программа существует. Но я думаю, самое главное — что это выбор самих людей. Есть литовцы, которые… Я, к сожалению, не имею при себе таких данных, но мы не говорим здесь о десятках тысяч — я думаю, это более скромные цифры. Но вообще начну с того, что это выбирают сами люди. Ты живешь в Краснодаре, в Алтае, в Иркутске, и ты сам свободен выбрать.

Есть минимальная помощь литовского государства, но она очень минимальная. Мы не можем так щедро раздавать деньги налогоплательщиков. До, есть какие-то средства для переезда, даже для покупки первой скромной квартиры в Литве.

Да, наш моральный взгляд (я думаю, это очень важно) — люди, ссыльные очутились в России (но и не только — и в Центральной Азии, и в других местах) не по своей воле. И безусловно, наша задача — помогать им. Помогать тем, которые остаются и живут, и помогать тем, которые хотят возвращаться. Так что тут такой очень комплексный ответ.

Э.Баярунас: Да, ситуация с коронавирусом, думаю, еще долго останется с нами. Повязки, маски, вакцинация

«Здравствуйте! Скажите, сколько Литва получает дотаций из Европейского Союза?». Не знаю, я уже говорил, но еще упомяну. Европейский Союз живет по семилеткам. Мы планируем свои средства, бюджет Евросоюза на 7 лет. Мы живем сейчас в семилетке 2020-2027 года.

Грубо говоря, это не является тем, что Европейский Союз берет из своего кармана деньги и выплачивает Литве. Через разные программы — Фонд солидарности, Фонд отопления квартир, Фонд образования, развитие науки, туризма. Разные программы. В некоторых случаях эти деньги ты получаешь 100% взаймы, в других случаях это дотации. В других случаях (как строительство дорог), скажем, Европейский Союз платит половину, а Литва из своего федерального или местного бюджета доплачивает. Но в разных суммах Литва получает за семилетие почти один годовой бюджет. То есть посчитайте: 1 годовой бюджет вкачивается в систему экономики Литвы. Это большое подспорье.

Но не только эти деньги. Есть отдельные другие фонды. Скажем, сейчас 3 балтийские страны и Польша осуществляем 2 таких мегапроекта. Один мегапроект — это скоростной поезд Таллин-Рига-Каунас с ответвлением в Литву и в Варшаву. Это будет европейская колея. И кстати, около 90% (это миллиарды евро) этих денег даются из казны Европейского Союза. Конечно, этот проект, наверное, будет на 20 лет, когда мы уже полностью закончим. Но это большой проект.

Другой проект — синхронизация систем электроснабжения 3-х балтийских стран с европейскими сетями. Тоже большой мегапроект, выделяются большие суммы. Потому что нам из своего бюджета было бы трудно выделить такие деньги. То есть к 2025 году мы хотим, чтобы 3 балтийские страны были полностью включены в систему электроснабжения Европейского Союза. Большие деньги. Так что мы рады быть частью Европейского Союза — но не только из-за денег, не хочу сузить.

Вот такой вопрос. Я уже буду откровенен — читаю всё. «Йонас Норейка — преступник!». Тут, наверное, не буду углубляться. Говорится насчет такой личности, о которой и в Литве разные мнения. Для некоторых это преступник, принимавший участие в истреблении евреев. Для других он человек, который боролся за независимость в Литве и был, кстати, убит над нацистами. Так что это, наверное, один из вопросов.

Их еще много в истории Литвы, связанных и с холокостом, и с участием литовцев, и так далее. Много вопросов. Мы не идеальная страна — наверное, в мире нет идеальных стран. Но мы должны все эти вопросы сами обсуждать. Мы сами должны найти, возможно, правильный подход.

Так что я никогда не избегаю трудных вопросов, но не всегда имею ответ. Я не историк. Да, историки, правоведы, эксперты должны заниматься. Так что я говорю: да, есть много вопросов, на которые мы, как государство, должны ответить. Как народ, как Литва.

«Что хорошего получила Литва во время СССР?». Ну, я уже почти ответил.

«Возможно ли получить гражданство, если нет литовских корней?». Есть процесс натурализации. Вы женитесь на литовце и так далее, какое-то время проживаете в Литве. Но здесь я бы, наверное, всё-таки посоветовал вам обратиться в нашу консульскую службу. Да, есть возможность, но это не всё так просто, чтобы я мог так прямолинейно ответить.

«Господин посол, какой средний доход литовцев?». Ну, скажу, намного больше, чем россиян. Средний заработок литовцев больше 1000 евро на душу. Так что если интересно, чуть-чуть такой статистики. Валовый продукт на душу населения — есть такая универсальная цифра. Если взять Европейский Союз за 100, единица, 100%, то, скажем, в Германии валовый продукт на душу населения 120% для граждан Германии. Люксембург — это вообще банковский рай — наверное, 150% от среднего валового продукта Европейского Союза.

Когда Литва вступала в Европейский Союз в 2004 году, мы, наверное, еле доходили до 40%. То есть мы были в большом отставании. Сейчас валовый продукт на душу населения — в прошлом году Литва обогнала Португалию и Грецию. И если динамика продолжится, уже видим возможность догнать и перегнать Испанию. Опять же, это цифры. Это не говорит, что 100% все граждане Литвы живут хорошо. Но в плане валового продукта, развития у нас очень большие успехи.

Кстати, если интересно — не знаю, будут ли вопросы, но по статистике Европейского Союза, если считать вообще, какой эффект закрытия во время пандемии коронавируса, Литва, можно сказать, чемпион. То есть страна, которая меньше всего пострадала. Экономика Литвы меньше всего пострадала. По некоторым отраслям — скажем, экспорт Литвы во время пандемии даже увеличился. Тоже интересный феномен. Да, в некоторых областях есть, какие-то пострадали — скажем, услуги, рестораны, туризм безусловно пострадали. Но промышленность Литвы идет хорошими шагами.

«Я был во всех прибалтийских республиках. Литва мне показалась самой красивой и благополучной, если смотреть по всей территории». Спасибо! Вот, опять же, вопрос, который я очень часто получаю: 3 балтийские страны — мы очень разные.

Католическая Литва, Вильнюс — столица архитектуры барокко. Рига, которая была основана немецкими купцами и долгое время жила в составе шведской короны — другая архитектура. Даже, я бы сказал, характер очень отличается. Так что спасибо за вопрос. Тут, наверное, не буду говорить, кто из нас лучше, но то, что мы 3 разные страны с очень ярким характером, которые отличаются — это, наверное, все замечают.

«Кто стоял за делом Паксоса?». О, тут опять такой вопрос! Это президент, который вошел в историю. Который был, наверное, первым президентом в Европе, который через процесс импичмента… Это такой очень тяжкий и громоздкий юридический процесс.

Комиссия Сейма, парламента Литвы, установила вину тогдашнего президента Роландаса Паксаса. Тогда дело было отдано в Конституционный суд, который тоже 3-4 месяца разбирал. Это был судебный процесс. И наконец после того, как Конституционный суд признал, что президент Паксас нарушил конституцию Литвы, через голосование он был отстранен. Так что, наверное, могу сказать то, что Паксас вошел в историю тем, что он был первым президентом, который через честный процесс импичмента был лишен своей должности.

«Господин посол! Как вы думаете, Литва будет готова принимать мигрантов из России и Белоруссии по политическим причинам?». Ну, тут такой политический вопрос — я бы тоже, наверное, его оставил. Но мы открыты для всех. Для бизнеса, который приезжает в нашу страну.

«Господин посол! В чем, по вашему мнению, причина провальной вакцинации в Европейском Союзе?». Вау, здесь такой вопрос — сразу с ответом: то, что вакцинация провалилась. Я бы отметил два момента. Во-первых, конечно, всё идет чуть-чуть медленнее, чем мы думали. Да, планы были уже, наверное, к марту и апрелю иметь довольно внушительный процент вакцинированных людей.

Здесь, наверное и те, которые принимали решения, были чересчур оптимистами. Наверное, подвели и те компании, которые производили. Но, опять, тут их винить нельзя. Процесс выпуска нового лекарства — это ведь так деликатно: процесс тестирования и так далее.

Так что да, мы не идеальны в этом случае. Но будем откровенны: если вы сравните процент вакцинированных в России и в странах Европейского Союза, то увидите, что мы довольно хорошо идем. Литва где-то посередине, даже в лучшую сторону. Так что я всё-таки посоветовал бы вам посмотреть реально, какие проценты у нас и в России.

«Передайте привет литовскому путешественнику Вайдасу…». О, я его не знаю.

«Какие перспективы у Белоруссии, на ваш взгляд?». Тут тоже такой очень политический вопрос, но также и человеческий вопрос. Вообще Литва и Беларусь, те территории, которые сейчас входят в состав Литвы и Беларуси — мы столетиями жили в одном государстве, великом княжестве, которое в некоторые моменты было даже побольше.

Конечно же, говоря про нашу близость… Наверное, если говорить про близость литовцев, то, конечно, сейчас, когда мы являемся частью Европейского Союза и НАТО, белорусы выбирают другое направление своего развития. Но вообще географически, исторически, в плане культурно-гуманитарного пространства это очень близкий к нам народ. С другой стороны, и географически, если смотреть, Минск и Вильнюс — 170 км. Возьмите любой город от Москвы и вообще поймете, что это очень близко.

И конечно, когда в прошлом году после выборов, про которые мы думаем, что это не были честные выборы, люди вышли с протестами, тогда реакцией официальной власти Беларуси было избиение своих людей. Конечно, для литовцев это тоже было близко.

Я всем говорю: представьте, вы живете — ваш дом, и по соседству ваши соседи. Да, они что-то там делают не так, как вам хочется, но это нормально — мы оба разные дома. Но вы слышите крик. Вот вы с семьей сидите за столом, и кто-то кричит в соседском доме — и такой продолжительный крик. Конечно, вы не сможете: «Давайте не замечать, это суверенное дело этого дома». Всё равно вы как-то подойдете, постучите в дверь, скажете: «Слушай, сосед, так не делается».

Это была реакция Литвы. Мы тоже обратили внимание на то же самое. Люди Белоруссии будут выбирать судьбу своей страны. Они ее выберут. Для них не надо подсказок ни с Запада, ни с Востока. Но то, что мы, как соседи, не можем на это смотреть нейтрально — это тоже, наверное, правильно.

Ой, вопросы так быстро идут! «Уже был вопрос про русский язык в Литве. Говорят ли на нем?». Да, есть некоторые изменения. Если, скажем, вы о Литве в 90-е годы, сейчас, безусловно, есть изменения. Даже в том плане, что молодое поколение меньше говорит на русском языке. Но всё-таки я обращу внимание на некоторые вещи.

Во-первых, я уже говорил, отвечая про ситуацию с польским меньшинством. В Литве реально работают детские садики, школы, гимназии с русским языком. То есть если вы семья русских, живущих в Литве, у вас есть возможность свободно для своего ребенка выбрать образование на русском языке.

Э.Баярунас: Люди Белоруссии будут выбирать судьбу своей страны. Для них не надо подсказок ни с Запада

С другой стороны, я бы назвал ситуацию в Литве более такой relaxed. То есть они раскрепощенные. Я иду по Вильнюсу и слышу и польский язык, и, конечно, литовский язык, я слышу и белорусский язык. И здесь, в Литве, нет какой-то нервозности. Если ко мне подходят люди и спрашивают, куда пройти, на русском, я пытаюсь отвечать на русском. И думаю, это свойственно всем литовцем. Вы приезжаете в гостиницу. Да, наверное, молодая девушка, которая стоит в ресепшене, не так уж изящно вам ответит, но она ответит на русском языке.

Так что я всё-таки отличил бы какие-то пропагандистские «в Литве ущемляют и так далее» от реальной жизни. Скажем, мы говорим про туризм. Российский туризм был всегда на 2-3 месте. Конечно, сейчас приезжает очень много немцев — это тоже наши большие соседи с Запада. Но русские туристы тоже приезжали в Литву.

Это уже доковидная ситуация — мы мечтаем, что это восстановится. Но всё-таки когда мне говорят: «Русским плохо в Литве» — ну не ехали бы в Литву русские туристы! Они не выбирали бы Литву как одно из направлений туризма, если бы там было плохо, там никто бы не говорил по-русски. Это тоже надо понимать, что всё-таки если люди едут — это тоже говорит, что ситуация довольно хорошая.

Кстати, недавно увидел в российской прессе — был такой опрос российских турагенств после ковида: по каким направлениям российские туристы больше всего соскучились. Конечно, Испания, Италия — это на 1-м месте. Но 3 балтийских страны — опять интересно! Несмотря на какие-то политические шероховатости, даже трения между нашими странами, люди с удовольствием приезжают в Литву.

Э.Баярунас: Если ко мне подходят люди и спрашивают, куда пройти, на русском, я пытаюсь отвечать на русском

Ой, сколько много вопросов. Уже не успеваем. Тут опять про Вильнюс и русский язык. «Какие преимущества России вы бы назвали по сравнению с другими странами?». Вообще, конечно, уже приближается конец эфира. Я бы сказал, опять же, такой стереотип: Литва не любит русских, не любит Россию. Вообще, я думаю, по всем объективным нашим показателем, страна, которая самая заинтересованная в том, чтобы в России была демократия, чтобы Россия развивалась экономически благополучно — это Литва. Потому что вы наши соседи.

И конечно, если бы ситуация была нормальная (а я думаю, мы возвратимся), торговля, туризм, гуманитарные связи, просвещение между нашими странами должно было бы идти. Мы ведь никуда не уйдем из этого региона. Так что мечтаем о той ситуации, когда между нашими странами всё будет хорошо. Что еще можно сказать? Может, у вас какой-то вопрос? Что не успел ответить?

Вопрос У меня вопрос: вы сделали прививку от коронавируса?

Э. Баярунас Я нет, но я проболел. Был вопрос про коронавирус. Я проболел. Но вообще дипломаты нашего посольства имеют возможность по возвращению сделать в Литве прививку или Pfizer, или другими западными вакцинами. Еще раз спасибо большое «Эху Москвы», главному редактору Венедиктову за приглашение! Если будет возможность, еще возвращусь. Спасибо!

* Движение в защиту прав избирателей «Голос» - незарегистрированное общественное объединение, признанное иноагентом.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире