'Вопросы к интервью
О.БЫЧКОВА – Добрый вечер, добрый день! Это программа «Сканер», у микрофона Ольга Бычкова и Владимир Герасимов – исполнительный директор «Интерфакса», добрый вечер!

В.ГЕРАСИМОВ – Добрый вечер!

О.БЫЧКОВА – Мы подводим итоги завершающейся недели с помощью информационной системы «СКАН». На самом деле с помощью рейтингов, которые она выстраивает, изучая публикации в СМИ. Вот, все, о чем писали на этой неделе, о ком писали; о каких людях и каких организациях. Персона недели у нас в первой части нашей сегодняшней программы. После перерыва будем говорить о компании. Итак, что у нас есть?

В.ГЕРАСИМОВ – Есть у нас неделя, которая с явно таким, экономическим уклоном. Давосский форум, другие экономические события явно отодвинули всякие криминальные и другие происшествия, которые были. Ну, как напоминание, у нас еще «Дед Хасан» остался на 35 месте, а так, в общем, темы в первую очередь действительно такие, экономические. И характерно, что премьер Медведев в Давосе побывал – он очень резко сократил свое обычное отставание по упоминаемости от президента Путина. Сейчас оно буквально процентов 15, хотя бывает обычно и в полтора и два раза. Так, что это тоже отражение давосской темы. Ну, и вице-премьер Аркадий Дворкович впервые у нас на 4 месте, сразу после нашего тандема и после президента США Барака Обамы, который как раз принял на днях присягу и вступил в свой второй президентский срок.

О.БЫЧКОВА – То есть три президента плюс Дворкович.

В.ГЕРАСИМОВ – Совершенно верно. Ну, и в рейтинге есть, кстати, другие участники Давосского форума. Это, конечно, бывший министр финансов Алексей Кудрин, который участвовал вместе с Дворковичем и с Медведевым в обсуждении сценариев развития экономики России. Первый заместитель Центрального банка Алексей Улюкаев – он в самой нижней части рейтинга нашего ««СКАНа» – он был в этой дискуссии. И, наконец, Герман Греф – глава «Сбербанка» на 20 месте – тоже очень активный участник этой дискуссии. На 5 месте – если идти по порядку – у нас мэр Москвы Сергей Собянин. Много было обсуждений темы снегопада на этой неделе. На 6 месте губернатор Санкт-Петербурга Георгий Полтавченко. У него другая тема – это перепрофилирование 31-й больницы, в которой лечатся, в том числе, и больные дети. Эту тему поддержала и глава Совета Федерации Валентина Матвиенко, которая и объявила, что реорганизации этого лечебного учреждения не будет.И министр здравоохранения, естественно, Вероника Скворцова тоже у нас в рейтинге на 20 месте.

На 9 месте худрук балета Большого театра Сергей Филин, на которого на прошлой неделе было совершено нападение. Министр обороны Сергей Шойгу немного опустился по упоминаемости – не было таких уж очень ярких событий, тем не менее, он постоянно в центре внимания на 11 месте. Совсем недалеко от него бывший министр обороны Анатолий Сердюков.

Интересная тема была связана на этой неделе с Дэвидом Камероном – премьером Великобритании, который наконец-то выступил с многократно откладывавшейся речью по европейской политике Великобритании, и, в общем, объявил о том, что возможно будет референдум о членстве Великобритании. Хотя, будет это, если он выиграет выборы 17 года, если будет новые условия соглашения с Европейским союзом в Великобритании – тогда он даст возможность гражданам одобрить эти условия. Посмотрим, что будет или не будет в 17 году.

Глава «Роспотребнадзора» Геннадий Онищенко на 30 месте. Он говорил об эпидемии гриппа, которая по счастью пока еще не началась, говорил о грузинских винах и, естественно, антитабачный закон, который в Госдуме он один из постоянных его комментаторов.

Известный музыкант Юрий Башмет – у нас не так часто бывают музыканты в нашем рейтинге, тем более, представитель классической музыки – на 37 месте. Он отмечает свой 60-летний юбилей. Михаил Прохоров – наш политик, миллиардер на 38 месте. Он заявил, что будет баллотироваться в Мосгордуму, и о том, что намерен продать свою долю в «Полюс Золото».

Биньямин Нетаньяху – глава правительства Израиля, победитель не без проблем на выборах, которые прошли в этой стране – на 39 месте.

У нас есть еще группа миллиардеров, миллионеров. Их представляет Олег Дерипаска в конце списка и Роман Абрамович – это связано с появлением рейтинга самых богатых людей по версии агентства «Блумберг», которое тоже много цитировалось в СМИ.

Вот, такой рейтинг. Ну, пожалуй, еще попал в конце Мартин Лютер Кинг, день памяти которого был в начале недели, а так, в общем, неделя получилась такой, с экономическим явным уклоном. И эту тему – тему Давоса у нас представляет Аркадий Дворкович, который впервые попал на 4-е место, поэтому он стал у нас героем.

О.БЫЧКОВА – Да, итак, Аркадий Дворкович – вице-премьер Российской Федерации, который действительно был очень заметен на всемирном экономическом форуме в Давосе. Вот, я ночью сама оттуда прилетела, и могу сказать точно, что, действительно, Дворковича там было видно – это правда. И, в общем, все хотели получить у него интервью, он везде выступал, он говорил по-русски, по-английски. Действительно, не случайно он занимает 4-ю позицию в рейтинге нынешней недели. И о том, кто такой Аркадий Дворкович – Алексей Голубев:

Аркадий Дворкович – вице-премьер российского правительства стал одним из самых заметных участников форума в Давосе. Он заверил инвесторов, что реформы в России замедлились из-за кризиса, а не в результате плохого управления, и что в течение года они увидят приватизацию в энергетике и улучшение бизнес-климата. Если инвест-климат в 2007 году в стране считали хорошим 7-8% компаний, который работали в России – то, сейчас 35-37%, напомнил он. По его словам Россия готова предложить инвесторам инфраструктурные проекты, в том числе, по развитию Дальнего Востока, московского транспортного узла, городов, в которых пройдет чемпионат мира по футболу 2018 года. А также проекты в электроэнергетике, авиастроении, судостроении и АПК. Дворкович курирует в правительстве весь реальный сектор экономики: транспорт, связь, сельское хозяйство, природные ресурсы, ТЭК, а также промышленность, исключая оборонку. Он известен своими либеральными взглядами. Ранее Дворкович возглавлял экономическую экспертную группу министерства финансов, работал над экономической стратегией России в Центре стратегических разработок, который возглавлял Герман Греф, курировал в Минэкономразвития макроэкономику, налоги и финансовые рынки. Затем до прошлого года занимал пост помощника президента России.

О.БЫЧКОВА – Это была информация от Алексея Голубева. Мы сейчас звоним ректору Российской экономической школы Сергею Гуриеву, который тоже принимал участие в Давосском форуму. Он выступал, в частности, в той его части, где был Дмитрий Медведев, и где обсуждались – о которых уже много говорилось — три сценария, каждый из которых не очень оптимистичный.

В.ГЕРАСИМОВ – Сравнивали СМИ, что это, как перед камнем на дороге: направо пойдешь, налево… — везде свои проблемы.

О.БЫЧКОВА – Да, и лучше ты ни туда…, ни туда не ходи. Там был, конечно, Аркадий Дворкович. И, есть у нас уже Сергей Гуриев? Сергей, добрый вечер!

С.ГУРИЕВ – Добрый вечер!

О.БЫЧКОВА – Скажите, вы уже здесь или вы еще там?

С.ГУРИЕВ – Я еще тут…

О.БЫЧКОВА – Вы еще в Давосе.

С.ГУРИЕВ – Я, вы знаете, как тот математик, который взлетел на воздушном шаре, на вопрос: «Где мы?» ответил: «Я на воздушном шаре».

О.БЫЧКОВА – Я уже начала говорить, что вы выступали на той дискуссии на Давосском форуме позавчера, где выступал также Дмитрий Медведев и Аркадий Дворкович. Наверное, первое, что мы должны вас спросить – там было много выступлений Дмитрия Медведева по разным поводам и в разных форматах. Еще больше выступлений было Аркадия Дворковича. Его там рвали на части, и наверное, продолжают это делать. Какой месседж привезли из России иностранным инвесторам, иностранным экономистам, и разным другим людям на этом Давосском форуме?

С.ГУРИЕВ – Вы знаете, НЕРАЗБ я был только на закрытых встречах, и только на одной открытой, где выступал Дмитрий Медведев, где обсуждал сценарии. Поэтому, наверное, мне есть что комментировать то, что он сказал в открытой дискуссии. Там он пытался убедить инвесторов в том, что правительство понимает проблемы, собирается бороться с коррупцией, собирается улучшать институты, собирается создавать хороший инвест-климат. И в НЕРАЗБ.заинтересованным в интеграции России в глобальную экономику. Более того, Дмитрий Медведев говорил о том, что НЕРАЗБ к тому, чтобы политическая конкуренция была выше, демократии было больше; и все время говорил, что – по крайней мере, он – старается сделать так, чтобы в России было больше политических партий, больше выбора.

В.ГЕРАСИМОВ – Скажите, учитывая, что такие же примерно месседжи были и год назад и два года назад, а, к сожалению, в нашей реальной экономической жизни этих изменений не всегда видно. Инвесторы, как относятся к этим заявлениям?

С.ГУРИЕВ – Мне кажется, опять-таки на многих закрытых встречах было высказано тех же опасений, о которых вы сейчас говорите, но на открытых здесь, наверное, лучше всего говорить вот, о чем. Что на той встрече, на которой выступал Дмитрий Медведев, был проведен опрос. Был задан вопрос аудитории, в которой было примерно 2 тысячи человек. Их спросили, какая самая главная проблема, на чем правительство должно сконцентрироваться немедленно. Было дано 5 вариантов ответов и 80% назвало один ответ, который, если перевести на русский язык: качество государства и коррупция.

О.БЫЧКОВА – А, вы знаете, какой ответ…

С.ГУРИЕВ – Это, наверное, показывает, что инвесторы пока думают, что главная проблема в России – это само государство.

О.БЫЧКОВА – А вы знаете, какой ответ дал на этот вопрос сам Дмитрий Медведев?

С.ГУРИЕВ – Он скрыл от нас…

О.БЫЧКОВА – Он скрыл, а потом сказал.

С.ГУРИЕВ – А, скажите мне, пожалуйста.

О.БЫЧКОВА – Я вас скажу, потому, что потом ему задавали этот вопрос в телевизионном интервью, и он сказал, что он бы ответил…, нажал бы не кнопку про коррупцию, как там сделали больше 70% участников этой дискуссии. А он бы нажал кнопку про отсутствие конкуренции, ее необходимость – за что голосовало, по-моему, 7 или 8 процентов всего в тот момент — вот, это ответ Медведева.

С.ГУРИЕВ – Вы знаете, на открытых и на закрытых обсуждениях всегда говорят о том, что проблемы НЕРАЗБ открытости и закрытости НЕРАЗБ конкуренции в самом правительстве, что главный нарушитель правил честной игры в России – это, конечно, само правительство, само государство.

В.ГЕРАСИМОВ – Скажите, еще одна есть тема, которая обсуждалась – это цены на нефть, и что будет, если с изменением мирового рынка энергоресурсов, цены на нефть, энергоносители значительно снизятся и сколько у России до этого момента осталось времени? Ваша позиция какая? Как вы считаете, сколько еще Россия может не торопиться с этими реформами, потому что есть эта нефтяная подушка.

С.ГУРИЕВ – Вы знаете, в принципе никто не говорит, что цены на нефть скоро упадут. Говорят о том, что цены немного снизятся, может быть до 90 долларов, но, вообще, думать об этом в терминах, что в мировой экономике не очень хорошо НЕРАЗБ. С другой стороны, один из сценариев, о котором говорили, заключается в том, что даже если цены на нефть будут высокими, реформы будут откладываться. НЕРАЗБ тот факт, что в России все больше, богаче средний класс НЕРАЗБ, и недовольных этим курсом будет все больше и больше. Эта ситуация, которая в России, в том числе в Москве, где много обеспеченных, образованных людей, которые требуют качества жизни, образования, здравоохранения, безопасности – все то, что нельзя обеспечить, если нет современных политических институтов – это НЕРАЗБ.

О.БЫЧКОВА – Скажите, пожалуйста, можно вам задать, как бы некорректный вопрос? Как вы считаете, та тактика, те аргументы, та линия поведения внешняя, которую представляет, например Аркадий Дворкович и представители правительства, кабинета Медведева – они эффективны с точки зрения, в хорошем смысле, пиаровской — не в плохом?

С.ГУРИЕВ – Вы знаете, здесь люди со всем уважением к тем людям, о которых вы сказали, в первую очередь, конечно, к Аркадию Дворковичу. С другой стороны, когда люди НЕРАЗБ российского правительства, все говорят, что пиар – плохой, имея в виду, что правительство нанесло себе огромный ущерб «антимагнитским законом», сегодняшний закон по пропаганде гомосексуализма, к счастью до них еще не дошел. Они слишком заняты, чтобы читать новости. Но, что будет на следующей неделе – трудно даже себе представить. Инвесторы привыкли судить по делам. С другой стороны восприятие России НЕРАЗБ, общественным мнением – конечно же, очень плохое. И, это начинает мешать иностранным инвесторам в России. С другой стороны, российские чиновники пытаются сделать все, чтобы нейтрализовать эффект НЕРАРЗБ.

В.ГЕРАСИМОВ – Скажите, а если говорить о последнем, годичном периоде со времени последнего Давоса, если сравнивать – что изменилось в плюс, в минус, с точки зрения отношения политиков, экономистов, инвесторов к России, с точки зрения тональности самих российских руководителей, выступающих в Давосе?

С.ГУРИЕВ – Ну, вы знаете, за год НЕРАЗБ гораздо больше представлена в Давосе. Здесь очень много российских предпринимателей, очень много чиновников. Везде висит реклама «Сбербанка», ВТБ, «Екатеринбург-2020», банк «Открытие», «Курорты Северного Кавказа» – всего этого стало гораздо больше. Россия, действительно, демонстрирует, что ей интересно быть представленной в Давосе, интересно разговаривать с иностранными инвесторами. В этом смысле, НЕРАЗБ. С другой стороны, все инвесторы говорят, что произошло в последний даже не год – а месяц-два. И инвесторы обычно не говорят про «Пусси Райт», инвесторы говорят о законе против «акта Магнитского». Это, конечно, всех серьезно НЕРАЗБ.

О.БЫЧКОВА – Спасибо большое. Это Сергей Гуреев – ректор Российской экономической школы. Сергей, удачи вам в продолжение Давоса. Счастливого возвращения, мы вас ждем в Москве, конечно, же. Мы говорили об Аркадии Дворковиче – вице-премьере Российской Федерации. Действительно, очень много, очень заметно, не только по людям, а как правильно сказал Сергей Гуреев, что кругом: «Сбербанк», ВТБ, «Курорты Северного Кавказа» и так далее. Там, действительно очень много людей, которые имеют отношение не к тому, что мы обычно привыкли видеть на такой российской витрине, то есть это не нефть, ни газ, не что-то еще такое, а прежде всего, это то, что так или иначе пытался представить Дмитрий Медведев и его команда. То есть привлечь инвесторов, представить людей, которые так или иначе, связаны с финансовыми и инвестиционными структурами, и с теми местами, куда можно вкладывать деньги, вплоть до курортов Северного Кавказа – вот, этого всего там было очень много. Это, мне кажется, это очень большое отличие от предыдущих лет.

В.ГЕРАСИМОВ – Да. Но, в принципе, самое мероприятие повторяется. Ты же много раз там бывала?

О.БЫЧКОВА – Нет, много раз не бывала.

В.ГЕРАСИМОВ – Так оно и было всегда. Россия всегда была активно представлена и всегда пыталась донести до инвесторов ощущение того, что мы предсказуемая страна, что у нас есть четкие правила игры, обещала приватизацию и другие меры. Но, к сожалению, не всегда это оправдывалось и слова со временем стираются – это я чувствую ощущение дежавю со всеми этими заявлениями.

О.БЫЧКОВА – Это правда, да. Я говорила, например, там с Алексеем Кудриным, который сказал буквально то, что говорил ты, что мы уже, в общем, все это уже проходили. Поэтому риск того, что это – это я интерпретирую сейчас, это не дословно – риск того, что можно не оправдать надежд и обещаний – он, конечно, большой. Кудрин сказал: «Вот, я сам здесь же в Давосе, когда-то давно вынужден был признавать, что прошло время, и обещания оказались невыполненными по отношению к западным инвесторам и всем, кто как-то пытался делать какие-то серьезные вещи России». Да, действительно, такая опасность существует – это правда.

В.ГЕРАСИМОВ – А другие страны там тоже были заметны? Или, именно Россия заметна.

О.БЫЧКОВА – Ну, конечно, там другие страны были заметны, естественно. Там все страны были заметны. Там такое количество людей, я тебе скажу – просто реально, что там трудно быть слишком заметным. Действительно, все равно, несмотря на то, что есть разные колебания интереса к этому Давосскому форуму — конечно, все-равно это, видимо, остается одной из центральный площадок в мире, куда, действительно, до сих пор, как это ни удивительно, приезжают все из самых разных стран. Даже когда была эта дискуссия, в которой принимал участие Дмитрий Медведев, например, одновременно там было 6 или 7 таких площадок, где были самые высокие люди, самые высокие руководители и представители разных стран.

В.ГЕРАСИМОВ – Та же Южная Африка и Бразилия — я читал, по крайней мере, об этих панелях – наверняка их было еще больше.

О.БЫЧКОВА – Конечно. Мы сейчас сделаем перерыв на краткие новости и затем продолжаем программу «Сканер».

НОВОСТИ.

О.БЫЧКОВА — Мы продолжаем программу «Сканер». Ольга Бычкова и Владимир Герасимов. В этой части нашего «Сканера» мы сканируем рейтинг самых упоминаемых компаний и организаций. И что о чем писали?

В.ГЕРАСИМОВ – Если рейтинг персон был таким, экономическим, то уж рейтинг компаний…

О.БЫЧКОВА – И так-то всегда…

В.ГЕРАСИМОВ – Ну вот, теперь он такой боевой, по-настоящему рабочий. Упоминаемость компаний вернулась на высокие уровни. И характерно, что «Сбербанк», чей глава Герман Греф находится в Давосе, он по упоминаемости на 50% опережает «Газпром», который постоянно у нас соревнуется за 1 место со «Сбербанком». Из-за Давоса в рейтинге на 15 месте появилась компания ФСК ЕЭС. На форуме должна состояться презентация этой компании, этого проекта «Российские сети», в которые как раз, войдет компания ФСК. Из завсегдатаев у нас на 4 месте «Роснефть». Глава «Роснефти» Игорь Сечин встречался с президентом Путиным, рассказывал о результатах работы компаний в прошлом году. Еще одна компания, глава которой ходил к президенту «Транснефть» и она на 23 месте.

Новичок в верхней части рейтинга у нас Московская биржа – она объявила в начале недели о проведении IPO, размещении акций. Размещение будет проходить в Москве. И, в общем-то, достаточно знаковое событие. На 8 месте компания «Эпл». На этой неделе вышла квартальная отчетность компании. Она не очень обрадовала инвесторов. Они ожидали большего, и акции компании падают второй день. Когда я уходил на передачу, уже было 445 долларов – это на треть ниже, чем было в сентябре, на пике цен, которые были у «Эпл». И все ждут, чем компания порадует в этом году. Будет ли телевизор, будет ли дешевый айфон или какие-то другие новинки. От этого будет зависеть, как она сможет дальше смотреться на рынке.

О.БЫЧКОВА – Телевизоры уже обещают года два, мне кажется.

В.ГЕРАСИМОВ – Да, мы про него много говорим, но посмотрим – может быть, дождемся. «Эпл» — есть у него заклятый враг – это «Самсунг» и он тоже в нашем рейтинге «СКАН», хотя по упоминаемости ему очень далеко от «Эпл». Это то преимущество, которое пока «Эпл» не теряет. «Гугл» у нас на 9 месте — получила компания рекордную выручку в прошлом году.

«Аэрофлот» на 13 высоком месте. Он планирует запустить Wi-Fiна всех дальний рейсах.

О.БЫЧКОВА – Когда планируют – через двадцать лет?

В.ГЕРАСИМОВ – Ну, в достаточно быстрой перспективе. Там 26 самолетов первых должны быть уже оснащены. Уже несколько самолетов уже оказываются, имеют Wi-Fi. Я правда, ни разу ни попадал на это…

О.БЫЧКОВА – Кто-то знает об этом? Пользовался, интересно?

В.ГЕРАСИМОВ – Кроме того, есть тема, связанная с Боингами— 787, с «Дримлайнерами». «Аэрофлот» подтверждал, что ждет эти самолеты. 22 из них были заказаны раньше и должны были поступить через некоторое время – через пару лет. А сама «Боинг» корпорация по-прежнему часто упоминается, потому что каждый день приходят новости – что же с этим расследованием, и так до сих пор непонятно, что же произошло с этими аккумуляторами, которые дымились в двух самолетах. Первая версия: это была какая-то перезарядка, слишком большее напряжение. Она не подтвердилась. Теперь ищут другие варианты.

«Почта России» у нас попала в рейтинг на своих планах выпуска кредитных карт – на 21 месте. Ну, и руководители крупных компаний: «Новотэка», «Альфа-банка», «Северстали», «Норильского никеля», «Русала» — они попали в рейтинг. Их руководители из этого рейтинга самых богатых людей, ну, и компании тоже поднялись в списке.

Я, все-таки, хотел бы вернуться к Московской бирже, потому что, действительно IPO проходит на нашем рынке не часто, а тут такое знаковое событие, когда сама биржа проводит IPO. Об том мы решили поговорить подробнее.

О.БЫЧКОВА – Это будет в начале февраля.

В.ГЕРАСИМОВ – Собственно говоря, окончательно, точно сроки не объявлены. Биржа начала уже какие-то первые пробные встречи с инвесторами, на которых будет определяться уровень интереса. И ожидается, что это IPO, если все будет идти по плану, может начаться буквально в начале февраля – какие-то близкие даты, насколько можно понять. Здесь компании обычно выжидают правильный момент. Сейчас момент правильный, потому что на рынке хорошее в целом настроение, акции растут или, по крайней мере — не падают. Надо успеть, пока на рынке в принципе, позитив. Поэтому, я думаю, что если ничего не изменится, биржа захочет сделать сейчас, тем более, есть ограничения по конечным срокам – когда это нужно провести.

О.БЫЧКОВА – Мы сейчас поговорим об этом более подробно с нашими экспертами, но вначале информационная небольшая справка от Алексея Голубева:

Московская биржа ММВБ РТС образована немногим более года назад в результате слияния двух российских торговых площадок ММВБ и РТС. Входит в двадцатку ведущих мировых бирж. К торгам на бирже допущены ценные бумаги почти семисот эмитентов. Биржа объявила о намерении провести первичное размещение своих акций на собственной торговой площадке. В рамках IPO свои акции смогут продать все акционеры биржи, среди которых: «Сбербанк», «Внешэкономбанк», «Европейский банк реконструкции и развития», «ЮниКредит Банк» и ВТБ. Крупнейший акционер ММВБ – «Банк России», которому принадлежит почти 25% акций биржи, продавать свои акции не будет.

По оценкам аналитиков объем IPO может составить от 300 до 500 миллионов долларов. О сроках проведения IPO ММВБ пока не сообщает. Возможно, книгу заявок биржа сможет открыть уже в феврале. По условиям объединения, если IPO не будет проведено до 30 июня текущего года, бывшие миноритарии РТС получат возможность реализовать свой аукцион. Тогда объединенная биржа должна будет выплатить им примерно 25 миллиардов рублей. В мире немало торговых площадок, разместивших свои акции на бирже. Например, Лондонская биржа является сама акционерным обществом, чью бумаги на ней же и обращаются. Публичными являются такие площадки, как DeutscheBoerse, Нью-йоркская и Гонконгская фондовые биржи. Превращение Московской биржи в полноценную публичную компанию должно повысить привлекательность российского финансового рынка в глазах инвесторов.

О.БЫЧКОВА – Ну, да – это кажется для несведущих людей, что, действительно, компания, которая занимается торговлей акциями, сама размещает свои акции у себя самой тоже.

В.ГЕРАСИМОВ – Это важно, потому что это большая публичная организация. И, в общем, отчасти, биржа – это символ. Часто даже страна, где нет особого рынка акций, тем не менее, биржа есть, потому что это, как бы, обязательный атрибут. Ну, как вот есть НЕРАРЗБ. Это такое место встреч инвесторов и компаний, которое имеет очень важное символическое значение, а ее открытость подчеркивает ее статус и этот шаг IPO тоже в этом направлении должен двигаться.

О.БЫЧКОВА – Мы же может поговорить по телефону? Олег Вьюгин у нас сейчас на прямой телефонной линии. Добрый вечер!

О.ВЬЮГИН — Да, добрый вечер!

О.БЫЧКОВА – Скажите, пожалуйста – вот, мы говорим сейчас об IPO Московской биржи – подходящий ли момент, на самом деле для его проведения, вот, именно сейчас, когда это объявлено.

О.ВЬЮГИН — Ну, все относительно. Если смотреть прошлый год, начало этого года, то момент неплохой – он лучше, чем, скажем, много моментов, которые были в прошлом году.

В.ГЕРАСИМОВ – Как вы думаете, по итогам этого IPO, оно будет шагом к повышению репутации и биржи и российского рынка, или все-таки это скорее технический шаг, вытекающий из того акционерного соглашения, которое было при создании биржи?

О.ВЬЮГИН — Ну, тут все вместе. Безусловно, это, конечно, попытка исполнить некое соглашение, но и само по себе IPO имеет достаточно больше значение, потому что у биржи появятся явно другие акционеры. Доля Центрального банка уменьшится. И, я надеюсь, это будет началом процесса ухода Центрального банка из Московской биржи. Это, в принципе, позитивное явление.

В.ГЕРАСИМОВ – Скажите, а вот, тот факт, что по итогам прошлого года, к сожалению, по оборотам акций на рынке не было роста. А, судя по всему, было и падение, хотя итогов финальных, показателей нет. И доля по торговле российскими бумагами продолжала снижаться и, если правильны те подсчеты, которые мы делали, она упала уже ниже 50% к концу года по российским бумагам. С этой точки зрения, правильный ли момент. Эта точка развития нашего рынка – она…, может быть, в будущем будут какие-то более позитивные тенденции?

О.ВЬЮГИН — Причина сокращения торговли обыкновенными акциями в общем объеме активами российских публичных компаний – она не в том, что ММВБ, в смысле Московская биржа нынче плохая. Это результат общей оценки инвесторов и российских компаний, которые стремятся кполучения капитала на наилучших условий – вот, результаты этой оценки. А для биржи, которая является сегодня монополистом, IPO в любом случае должно быть успешным, по моему мнению. Дело в том, что рано или поздно Московская биржа будет иметь очень хорошую прибыль. Она и сейчас имеет неплохую прибыль – а это один из важнейших показателей для инвесторов, которые покупают акции. Собственно говоря, на это они ориентируются. И, если у инвесторов, покупателей акций будет убежденность, что норма прибыли будет и в дальнейшем хорошей, то тогда IPO в любом случае будет успешным. Но, надежды на это есть, потому что биржа является монополистом по торговле российскими обыкновенными акциями и облигациями, в том числе. Я думаю, что все должно получиться, если не сделать больших ошибок.

В.ГЕРАСИМОВ – А, все-таки, если поговорить немножко шире на тему финансового центра в Москве международного. Как ваша оценка, как наше движение к этой цели? Ну, очевидно, что пока, к сожалению, мы движемся медленно, но все-таки, есть ли какие-нибудь обнадеживающие сигналы?

О.ВЬЮГИН — На самом деле мы движемся только по развитию инфраструктуры, по ее совершенствованию, там есть такие факторы, как центральный депозитарий и определенные сдвиги в технологической базе, которые происходят на национальном российском депозитарии, который теперь является центральным и на самой бирже. К сожалению, пока нет фактически продвижения по дерегулированию рынка размещений. Поправки к закону рынка ценных бумаг приняты, но они все-таки половинчатые – мы до конца не ушли. Это речь идет, чтобы сделать процесс IPO на российской бирже, для российского эмитента абсолютно аналогичным тому, который используется на Лондонской, скажем, бирже. И, третейские суды – то есть нужно, конечно, повышать доверие инвесторов к правоприменительной системе. Именно на этом участке – на участке портфельных инвестиций и рынка. Все это на бумаге есть в виде проектов рабочей группы, которая этим занимается под руководством Волошина, но все пока на бумаге. Хорошие мысли, хорошие идеи. И последнее – это развитие национальных инвесторов российских: пенсионных фондов, страховых компаний страхования жизни. Тоже идеи – реально пока ничего не сделано.

О.БЫЧКОВА – А почему, только на бумаге?

О.ВЬЮГИН — Ну вот, к сожалению, у нас вообще все решения – казалось бы они простые и понятные, а принимаются очень долго.

В.ГЕРАСИМОВ – И более того, я правильно понимаю, что те изменения, которые происходят сейчас на пенсионном рынке – они еще дальше нас отодвигают от той цели, которая связана с поиском длинных денег на рынке инвесторов?

О.ВЬЮГИН — Они, как бы, и отодвигают и придвигают. Отодвигается, возможно, сократится доля такой государственно-принудительной накопительной системы. Но, может быть, все-таки удастся прорваться по созданию механизма добровольных пенсионных накоплений. То есть создать инвестиционные счета, дать им налоговые льготы, простимулировать людей. Особенно молодых, среднего возраста, которые сейчас зарабатывают сейчас приличные деньги. Начать пользоваться этим механизмом для создания будущих пенсий.

О.БЫЧКОВА – Спасибо больше, это был Олег Вьюгин – председатель совета директоров «МДМ Банка» был у нас на прямой телефонной линии. Как-то не без помех обошлось…

В.ГЕРАСИМОВ – Строится ФЦ.

О.БЫЧКОВА – Ну, бывает. Там строится все буквально. Это лучше, чем наоборот, сыпалось и разрушалось. Мы сейчас сделаем еще один телефонный звонок.

Ну, как-то тревожно.

В.ГЕРАСИМОВ – Мне тоже тревожно.

О.БЫЧКОВА – Даже не то, что тревожно, а как-то уныло, я бы сказала. Все эти разговоры о том, что принимаются все правильные решения, но они остаются на бумаге и как-то воз и ныне там – извините – они уже ведутся достаточно давно.

В.ГЕРАСИМОВ – Финансовый рынок – это такое живое существо, это такое, очень…. Рынок – это и есть рынок. Нужно чтобы был такой и кураж отчасти, и деньги и люди, которым это нужно и потребность.

О.БЫЧКОВА – И потребность.

В.ГЕРАСИМОВ – Фондовый рынок – это место, где распределяются деньги от одних людей к другим людям и они вкладывают более эффективно – если очень грубо говорить. Но, к сожалению, в нашей экономике с ее превалирующей ролью государство, роль фондового рынка – она совершенно в этом отношении не востребована. У нас другие механизмы инвестиций и в этом отношении получается, что фондовый рынок оказался на обочине, притом, что это важнейший институт, от которого зависит развитие экономики в целом.

О.БЫЧКОВА – С Сергеем Алексашенко мы сейчас поговорим на эту тему. Добрый вечер!

С.АЛЕКСАШЕНКО – Добрый вечер!

О.БЫЧКОВА – Давайте продолжим сейчас разговор по поводу IPO Московской биржи, по поводу создания российского финансового центра. Какова сейчас ваша оценка, потому что до этого вы высказывали разного рода сомнения на этот счет, насколько эффективно это происходит, и, вообще, может удастся. Сегодня, каков ваш замер?

С.АЛЕКСАШЕНКО – Вы знаете, мне кажется, что никаких принципиальных изменений за последние пару-тройку лет, несмотря на все разговоры о международном финансовом центре, конечно, не произошло. Москва давно стала международным финансовым центром, потому что сюда приезжают инвесторы, российские активы покупаются при всех сложностях, при всех проблемах фондового рынка, финансового рынка, недостатках регулирования. Да, Москва – один из крупнейших европейских городов, российская экономика – одна из самых крупных при небольшой количестве привлекательных компаний. На этом можно успокоиться и сказать, что нам и так хорошо. Правительство поставило амбициозную цель: прорваться в первую десятку международных финансовых центров, и вот здесь, мне кажется, особого прогресса не наблюдается, потому что финансовый центр – это то, где есть деньги, куда едут продавать. В Россию приезжают продавать.

А международный финансовый центр – это то, куда приезжают продавать. Это: Нью-Йорк, Лондон, Сингапур, Франкфурт – это то, куда другие привозят свои компании, чтобы их продать. Конечно, никакого существенного прогресса в России не произошло. Засилье государственных компаний, засилье бюрократии, фактически пущенные под откос пенсионные фонды с пенсионными накоплениями после решения об отмене накопительного сегмента пенсионной системы. Я бы сказал так, что минимального даже прогресса не произошло, и, если идея разрушения накопительной системы будет реализовано до конца, то на идее реально международного финансового центра в Москве можно будет поставить крест.

В.ГЕРАСИМОВ – А приватизация? Если крупные компании будут продаваться на российских биржах – это поддержит ту идею ФЦ?

С.АЛЕКСАШЕНКО – Я боюсь, что продать на российских биржах такое количество активов, которое государство хочет – 30 миллиардов долларов в год просто невозможно, потому что многие инвесторы, которые покупают российские активы, они пока не готовы брать риски на российскую инфраструктуру, на объединенную российскую биржу. Они хотят, чтобы ценные бумаги хотя бы защищались английским, американским правом, поэтому для них биржи Лондона и Нью-Йорка гораздо комфортнее. Они готовы покупать депозитарные расписки, а не приходить в Москву и покупать акции. Поэтому приватизация – это где продают, то есть мы хотим продавать свои акции, у нас нет инвесторов, которые покупают, внутренних отечественных инвесторов.

В.ГЕРАСИМОВ – А, скажите, IPO ММВБ – оно поможет поднять международный статус биржи? Как вы в целом оцениваете это событие?

С.АЛЕКСАШЕНКО – Я, в принципе, оцениваю это событие со знаком плюс, потому что до недавнего времени – несколько лет назад – у нас было две биржи: такая, полугосударственная ММВБ и частная РТС. Сейчас они объединились и с точки зрения объединения усилий и с точки зрения рынков и современная тенденция в мире, что биржи должны становится акционерными обществами. Ими управляют инвесторы, они являются коммерческими компаниями — это повышает эффективность. И, в этом отношении, сочетание двух элементов – первое: объединение двух бирж, и второе: превращение в публичную компанию, то есть уход от такого сильно «загосударствленного» статуса, который был у ММВБ – это положительный момент, это, конечно, хорошо.

В.ГЕРАСИМОВ – В целом Центральный банк сохраняет свою долю – 24%, если не ошибаюсь в капитале – и сохранит после IPO. Как вы считаете, это правильно? Центральный банк должен участвовать в ММВБ.

С.АЛЕКСАШЕНКО – У Центрального банка есть свои задачи с точки зрения регулирования рынка ценных бумаг. Мне кажется, что Центральный банк не очень держится за долю в капитале ММВБ. Ему не хочется продавать его по дешевке, потому что, если Центральный банк выставит на продажу весь свой пакет, то, конечно, обрушит рынок. И, на мой взгляд, Центральный банк имеет в голове какую-то стратегию выхода. Когда я говорю, длинную –то это рассчитано, на мой взгляд, лет на десять.

В.ГЕРАСИМОВ – Помимо инвесторов на рынке важны еще эмитенты, то есть компании, акции которых продаются. До сих пор – в прошлом году, по крайней мере – крупнейшее IPO «МегаФона» в частности, прошло в Лондоне, когда размещалась СПО – дополнительное размещение акций «Сбербанка» — было 97% всех бумаг было продано тоже в Лондоне. Вот, с этой точке зрения — почему эмитенты проводят свои IPO в Лондоне и что сделать, чтобы они это делали в Москве, как вы считаете?

С.АЛЕКСАШЕНКО – Вы ровно повторили тот аргумент, который я изложил. Эмитенты продают свои акции там, где есть покупатели. Покупатели с деньгами длинными, большими: пенсионные фонды – они есть в Лондоне, они есть в Нью-Йорке, поэтому российские эмитенты едут туда продавать свои акции. Они бы с радостью, конечно, сэкономили хотя бы на транспортных издержках – не ездили бы в Лондон, тем более в Нью-Йорк. Но, просто в России нет инвесторов, нет покупателей на такое количество активов, поэтому приходится ехать туда, и это определяет статус реального международного финансового центра. Это куда едут компании со всего мира. Там же не только российские – «МегаФон» и «Сбербанк» продаются. Там продаются южноамериканские, восточно-европейские, южноафриканские, азиатские компании – они все приезжают либо в Лондон, либо в Нью-Йорк и продают свои акции там, где есть инвесторы, там, где есть покупатели.

О.БЫЧКОВА – А, почему инвесторам не приехать в Москву из других мест, так же, как они приезжают из разных мест в Лондон и в Нью-Йорк?

С.АЛЕКСАШЕНКО – Кто платит деньги – тот заказывает музыку!

О.БЫЧКОВА – Не знаю…

С.АЛЕКСАШЕНКО – Ну, правило такое. Понимаете, инвестор – у него есть выбор: купить «Сбербанк», или турецкий банк или венгерский банк, или южноафриканский банк, и в принципе, для него инвестиционная стратегия единая на всю нашу планету. И, если «Сбербанку» нужно сдать акции, то «Сбербанк» едет и ищет покупателей. Для того, чтобы найти, что купить, необязательно уезжать из Лондона. Можно все сделать, не выходя из своего рабочего кабинета. А вот, чтобы найти покупателя, это еще надо помучиться и поездить.

В.ГЕРАСИМОВ – То есть, какие у нас все-таки, есть возможности обнаружить покупателей и деньги, которые будут в Москве, что реально можно сделать?

С.АЛЕКСАШЕНКО – Первое: пересмотреть решение об отмене накопительной части. А, наоборот, принять некие решения, приложить усилия, чтобы денег было больше, чтобы обязательные платежи дополнялись добровольными со стороны работников. Это радикальное улучшение контроля и принуждения только не к миру, а к деятельности страховых компаний. Потому что основные инвесторы долгосрочные – это страховые деньги. Если этим государство бы занялось – тогда глядишь, в России и долгосрочные инвесторы бы появились.

В.ГЕРАСИМОВ – Ну вот, в Китае очень много частников, до кризиса их число росло, а сейчас, конечно, как-то, по крайней мере так быстро их число не растет, а вот, частные инвесторы могли бы стать этим источником денег, как в Китае?

С.АЛЕКСАШЕНКО – Частные инвесторы нигде не являются основным игроком долгосрочным на финансовых рынках. Даже в Америке, где подавляющая часть американцев имеют какие-то сбережения – они, как правило, сберегают через фонды взаимных инвестиций, либо через пенсионные накопления, то есть напрямую на фондовом рынке простым американцам, неквалифицированным инвесторам, вообще, запрещено играть. В Америке, вы не имеете право, как эмитент рекламировать свои акции простым американским гражданам. То, что у нас там народное IPO – в Америке это уголовное преступление. Обычные люди не могут принимать решение о всех тех рисках, которые они на себя берут. Поэтому надежды на то, что обычные граждане со своими сбережениями станут какой-то основой фондового рынка – это детская иллюзия.

С.АЛЕКСАШЕНКО – Скажите, теперь у нас будет мегарегулятор – это уже ясно, определено, когда это случится. Центральный банк станет регулировать и биржу, и инвесторов, и эмитентов, и профучастников. Как вы считаете, что это изменит для рынка. Это хорошо для рынка или плохо?

С.АЛЕКСАШЕНКО – Я считаю, что из всех, имеющихся сегодня в России регуляторов и контролеров различных сегментов финансового рынка, Центральный банк является наиболее квалифицированным, и там люди с наибольшей квалификацией, притом, что у них там огромное количество и проблем, и ошибок и провалов. Но, просто все остальные – еще хуже. И, я считаю, что повышение качества и финансового регулирования и финансового надзора для России объективно необходимо. Поэтому усиление финансового надзора даже под эгидой Центрального банка – это лучше, чем оставлять ситуацию там, где она есть сегодня.

В.ГЕРАСИМОВ – Если не загубит Центральный банк это дело. Одна биржа, один регулятор…

С.АЛЕКСАШЕНКО – Я думаю, конечно, у Центрального банка будут свои определенные конфликты интересов. Вы правильно говорите, что участие в бирже – это и участие в капитале «Сбербанка» — одного из важнейший российских эмитентов. Это и денежная политика, но вот, пока Центральному банку удавалось находить решение. Мне кажется, что Центральному банку этот переходный период до 15 года, когда финансовый надзор будет какой-то полусамостоятельной структурой, очень много времени и сил уйдет, чтобы создать адекватную внутреннюю структуру. Потому что количество проблем, которое свалится на этот мегарегулятор – оно сильно перекосит центр интересов руководства Центрального банка от денежной политики, от надзора за банками в какую-то другую плоскость. Такая очень сложная задача, очень тяжелая задача. Конечно, она будет очень сильно зависеть от председателя Центрального банка.

О.БЫЧКОВА – Спасибо большое. Это экономист Сергей Алексашенко был на прямой телефонной линии. У нас сегодня, конечно, не очень была, с точки зрения формы и связи, телефонная связь. Зато эксперты все нам объяснили. Спасибо большое, это была программа «Сканер», до встречи ровно через неделю.

В.ГЕРАСИМОВ – Спасибо, до встречи!







Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире