'Вопросы к интервью
О.БЫЧКОВА: Добрый день, это программа «Сканер», в студии телекомпании, радиостанции Ольга Бычкова и мой коллега Владимир Герасимов, исполнительный директор информационной группы «Интерфакс». Добрый вечер.

В.ГЕРАСИМОВ: Добрый вечер.



О.БЫЧКОВА: И как всегда в пятницу вечером мы подводим итоги минувшей недели. Ну, повторяю, недели, а не сегодняшнего дня. Потому что сегодня, конечно, все интересовались тем, что происходит в Египте, следили за перемещениями в последние сутки президента Хосни Мубарака. Мы, конечно, будем сейчас в течение этой программы, в течение этого часа в эфире «Эха Москвы» и телекомпании RTVi, конечно, будем держать руку на пульсе Хосни Мубарака, если что, и следить за сообщениями с информационных лент. Но тем не менее, вначале подведем итоги вместе с Интерфаксом, который для этого имеет свою специальную информационную возможность. Володь, давай.

В.ГЕРАСИМОВ: Да, ну, вот, Хосни Мубарак, кстати, по-прежнему в числе лидеров и держится уже 3-ю неделю на 3-м месте, а на прошлой неделе даже впервые расколол традиционный тандем и выходил на 2-е место.

О.БЫЧКОВА: То есть, надо объяснить, потому что традиционный тандем у нас, действительно, это то, о чем вы подумали. Потому что всегда в первых строчках, разумеется, первые 2 строки в рейтинге «Интерфакса», а по итогам недели, в частности, занимают понятно кто – президент и премьер-министр или премьер-министр и президент, да?

В.ГЕРАСИМОВ: Абсолютно. Всегда на первом месте обычно президент.

О.БЫЧКОВА: На прошлой неделе случилось чудо – Хосни Мубарак как-то вот так затесался в эту дружную компанию.

В.ГЕРАСИМОВ: Абсолютно. Это был уникальный случай.

О.БЫЧКОВА: Но теперь тоже, наверное.

В.ГЕРАСИМОВ: Я думаю, что это уже не случится, потому что как-то тема, наверняка, будет сходить на нет. Будут новые имена. И вообще, как бы, вот эта неделя, которая прошла, если посмотреть по Скану, она была в значительной степени неделей новых имен. И связаны были эти имена с разными событиями. Ну, например, с раскрытием теракта в Домодедово – это были имена Умара Аушева, Адама Ганижева, Фатимы и Ислама Евлоевых, которые упоминались в связи с этим терактом. Или лидера чеченских сепаратистов Доку Умарова, который пригрозил…

О.БЫЧКОВА: А перечисленные – это подозреваемое участие.

В.ГЕРАСИМОВ: Абсолютно. Который пригрозил России новыми терактами. И в данном случае дурная слава тоже может стать поводом для высших мест в рейтинге упоминаемости. И общий вот такой уклон, который в последние недели был, он, конечно, отражает и эти трагические события, и некий такой уклон в сторону силовиков. Поэтому, наверное, не удивительно, что в течение нескольких дней ФСБ находилась на этой неделе на 1-м месте как самая упоминаемая организация в прессе, опередив правительство России, что тоже большая редкость.

Но, вот, среди других новых имен – это журналист «The Guardian» Люк Хардинг, с которого, собственно, началась эта неделя, с того, что его не впустили в Россию и он по-прежнему на 18-м месте. Новым именем в рейтинге стал Иван Беседин, новый руководитель московского метрополитена, и сразу на 16-м месте.

Упомяну еще несколько новых имен. Это Артем Чарухин, милиционер, который признался в фальсификации рапорта о задержании Яшина. Или, например, на пару дней появился в рейтинге не очень популярный, известный в России глава киевской горадминистрации Александр Попов. Он заявил, что во имя Чемпионата мира по футболу на балконы в центре Киева, все же, не будут запрещать выходить в трусах. И эта новость получила широкий отклик, в частности, в интернете и обеспечила популярность.

О.БЫЧКОВА: Видимо, мы не знаем, но, возможно, эта тема широко обсуждается среди общественности города Киева. Мы не все знаем о политической повестке.

В.ГЕРАСИМОВ: Да. И вот еще один такой тоже интересный момент. На этой неделе Роман Абрамович, как стало известно, вышел из тройки самых богатых людей России. Но это позволило ему войти в число наиболее популярных персон в нашем рейтинге и занять место в первой тридцатке.

Глава ФАС Игорь Артемьев одержал на этой неделе важную победу над ценами на бензин и над нефтяниками, и это обеспечило ему 47-е место в рейтинге. Алексей Навальный, который борется за права акционеров и против коррупции, оказался на 49-м месте и тоже впервые за последние недели. И тоже одна интересная вещь. В нашем рейтинге, к сожалению наверное, очень редко возникают деятели культуры. На этой неделе на 34-м месте Александр Сергеевич Пушкин. 10 февраля отмечался день его памяти, и это обеспечило его присутствие в списке.

Ну а вот возвращаясь к главным темам, по-прежнему на очень высоком месте глава МВД Рашид Нургалиев – это место в десятке. Глава МИДа Сергей Лавров, который активно комментировал и события в Египте, и отношения с Японией, и проблему Курильских островов, и британского журналиста, которого не пустили в Россию. Он оказался на этой неделе на 5-м месте, поднявшись сразу на 5 позиций.

А, вот, Александр Лукашенко, который был одной из прошлых…

О.БЫЧКОВА: Позапрошлой программы.

В.ГЕРАСИМОВ: Совершенно верно, позапрошлой передачи, на этот раз вообще не попал в Топ-50.

О.БЫЧКОВА: Даже в 50 не попал?

В.ГЕРАСИМОВ: Даже в 50. Я не могу вспомнить событий никаких, которые заслужили бы внимание прессы. И, вот, столь изменчива муза.

О.БЫЧКОВА: Зиг транзит.

В.ГЕРАСИМОВ: Да, Глория мунди. Ну, вот, кто герой недели – мы решили сделать героем недели президента Дмитрия Медведева. И уже было упомянуто, что он традиционно лидер нашего рейтинга, но на этот раз…

О.БЫЧКОВА: Мы решили поступиться принципами практически.

В.ГЕРАСИМОВ: Ну, дело в том, что есть совершенно четкое оправдание. Это связано с тем, что показатель этой недели, действительно, у него очень высокий, если не рекордный. Это почти 6 тысяч упоминаний. И это связано и с событиями вокруг безопасности транспортной. Помните, Медведев посетил Киевский вокзал. И, кстати, Киевский вокзал в этот день вчера и сегодня вошел в тройку самых популярных организаций России. Также аэропорт Внуково – это уже сегодняшние события – попал на 7-е место в списке самых популярных компаний. Столь большое значение имеет даже, может быть, одна новость, если эта новость сделана руками президента. Ну и думаю, вот такое, самое свежее событие – это сегодняшние события в Уфе, заседание президиума Госсовета, посвященное борьбе с ксенофобией. И, в общем, много комментариев, они продолжаются и думаю, это оправдывает вот этот выбор, который мы сделали.

О.БЫЧКОВА: Да. Я только очень коротко отвлекусь и скажу, что просто сейчас идут сообщения подряд о том, что все приветствуют решение Хосни Мубарака покинуть президентский пост. И уже все высказались – и Организация арабских государств, и Франция, и Саркози, Европейский Союз и НАТО. Генсек НАТО приветствует отставку Мубарака. Михаил Маргелов, глава международного комитета Совета Федерации России сказал, что это своевременный шаг, но должен быть диалог армии, к которой перешла власть, с оппозицией, это не будет легко и так далее. В общем, короче говоря, ООН также говорит, что это правильное было решение. В общем, сейчас у нас идет международная реакция на отставку Хосни Мубарака и все ее поддерживают, как будто бы все только этого и ждали, такое впечатление.

Вот, все. Продолжаем, возвращаемся из Египта в Уфу теперь. Действительно, там сегодня президент Медведев встречался с президиумом Госсовета. Кроме того, у него еще была встреча с руководителями национальных и культурных объединений, учеными-этнографами Башкирии. Надо сказать, что тема эта поднялась после событий на Манежной площади, прежде всего. Ну и вот в эти же самые часы и минуты, что Медведев встречался с представителями национальных образований в Уфе, в Москве, на той же Манежной площади, стягивали войска, ОМОН, милицию и чего-то…

В.ГЕРАСИМОВ: Да, и задерживали.

О.БЫЧКОВА: Да, и чуть ли не военную технику и пытались принять какие-то меры с тем, чтобы там не повторились эти события, которые были в декабре.

Ну вот. Мы созвонились с участниками этого сегодняшнего совещания, позвонили сегодня вечером сразу после того, как заседание президиума Госсовета было закончено, в Уфу, позвонили мы Арсену Канокову, президенту Кабардино-Балкарской республики и попросили его поделиться впечатлениями, и в том числе спросили его, какие, на его взгляд, были приняты важные решения, именно важные, которые можно считать такими, которые могут что-то изменить в существующем положении дел. Вот небольшое интервью, которое по телефону взяла у Арсена Канокова моя коллега Наталья Самойлова.

А.КАНОКОВ: Дмитрий Анатольевич, в принципе, поручение дал, чтобы был создан межведомственный координационный совет. И, в принципе, для координации вопроса межнациональных отношений – не только Минрегион чтобы занимался этой проблемой, но еще на уровне зам председателя правительства был создан такой межведомственный комитет в виде координационного совета.

Ну вот это первое. Я думаю, что этот вопрос и то, что вопросам, связанным с межнациональными отношениями, будет уделяться пристальное внимание, особенно в развитии культуры, языков разных народов. Поэтому, мне кажется, это будет такой толчок.

Н.САМОЙЛОВА: Скажите, а от региональных руководителей какие-то предложения были по улучшению межнациональных отношений?

А.КАНОКОВ: Да, были. И выступал президент Башкирии Хамитов, выступал президент Дагестана, я выступал. В частности, хорошие предложения были от и президента Башкирии, и президента Дагестана провести на Каспии типа Селигера мероприятие, объединяющее межнациональные отношения на юге. Такие предложения были, и мне кажется, что такой диалог – он такой очень активный был в этой части, в отношении, там, особенно не только основного, конечно, русского языка, но и тех языков, тех народов и традиций, обычаев, которые есть не только на Кавказе, а в целом в РФ.

Н.САМОЙЛОВА: А вот еще скажите, кроме поручений Дмитрия Анатольевича, как вы считаете, на каком уровне должен решаться вопрос межнациональных отношений? То есть это, может быть, создание программы специальной или административного органа отдельного? Или общественности?

А.КАНОКОВ: Ну, он возложил, что механизмы работы Общественной палаты, решение многих, связанных с межнациональными отношениями, как институты гражданского общества, основной упор сделан был на то, чтобы этой проблемой Федеральная Общественная палата должна, на мой взгляд, заниматься по его мнению, и Региональные Общественные палаты, в которых представлены общественные организации, что они должны участвовать. А, вот, координационный совет, который будет заниматься на федеральном уровне – межведомственный. Вот такое решение принято в этой части. Наверное, так.

Н.САМОЙЛОВА: Скажите, пожалуйста, еще. Вы сейчас вернетесь к себе в регион, в Кабардино-Балкарию. Какие будут действия ваши первые, направленные на улучшение межнациональных отношений?

А.КАНОКОВ: Я думаю, что задача поставлена Дмитрием Анатольевичем. Мы должны этому направлению уделять пристальное внимание. Он поручение дал всем главам, губернаторам. Поэтому, используя те механизмы, которые у нас есть (у нас есть республиканская программа по национальной политике, и Общественная палата функционирует в республике), надо все механизмы использовать, возможно, для того, чтобы снижать и национальный срез. Естественно, у нас в Кабардино-Балкарии есть такого рода обострения, поэтому мне кажется через институты гражданского общества, Общественную палату… И то, что комиссия, которая работает при президенте республики, в парламенте. Мне кажется, нужно просто системно этим заниматься – не тогда, когда возникают проблемы, а постоянно надо в поле зрения держать и уметь договариваться. Я думаю, что это самый главный посыл, что мы должны этим заниматься не от времени к времени, а постоянно должны, наша политика внутренняя должна быть в этом направлении.

О.БЫЧКОВА: Итак, это было интервью с Арсеном Каноковым небольшое, которое мы сегодня вечером записали по телефону. Арсен Каноков находился в этот момент в Уфе, где закончилось заседание президиума Госсовета с участием Дмитрия Медведева. Арсен Каноков, президент Кабардино-Балкарской республики. И сейчас мы можем еще задать несколько вопросов… Нет, не можем, да? Связь у нас прервалась. Давайте попробуем еще раз набрать. Да, мы хотим дозвониться до Владимира Зорина, замдиректора Института этнологии и антропологии, бывшему министру по делам национальностей, который готов поделиться с нами своими соображениями. Я же пока скажу, что как сообщает ИТАР-ТАСС, после отставки Хосни Мубарака цены на нефть в США упали до самого низкого за последние 10 недель уровня – 85 долларов за баррель. Это мало очень, да?

В.ГЕРАСИМОВ: Ну, смотря с чем сравнивать. С другой стороны, нефть реагировала на такую ситуацию нестабильности. Сейчас ситуация становится более стабильной, соответственно, этот фактор снимается. С другой стороны…

О.БЫЧКОВА: С другой стороны, сейчас упала, а завтра отыграется, скорее всего, как обычно это бывает.

В.ГЕРАСИМОВ: Да. Найдутся и другие события.

О.БЫЧКОВА: Ну и на площади Тахрир в Каире, где все эти 2,5 недели стояли постоянно митингующие и требовали отставки Хосни Мубарака, там сейчас люди расходятся, а военные, сообщают «РИА Новости», снимают оцепление. Начинают разбирать баррикады, снимают заграждения из колючей проволоки, установленные на площади аж… Что ты увидел еще важного? Да, сразу после заявления вице-президента Египта Омара Сулеймана по телевидению, часть демонстрантов стали уходить с площади. Они говорили, что ждали на Тахрире только отставки президента, а теперь их ждут дома. «С другой стороны, — пишут «РИА Новости», — в это же время навстречу им двигались тысячи других горожан, которые, узнав об отставке президента, поспешили в «Центральный штаб революции», чтобы разделить радость победы с единомышленниками». Вот это то, что происходит сейчас в Египте.

Ну а мы дозвонились до Владимира Зорина, замдиректора Института этнологии и антропологии РАН, бывшего министра по делам национальностей. Владимир Юрьевич, добрый вечер.

В.ЗОРИН: Добрый вечер.

О.БЫЧКОВА: Добрый вечер. Ну, поделитесь с нами своими соображениями. Потому что разного рода каких-то программ, проектов и решений, касающихся межнациональных отношений, уж на вашей-то памяти было огромное количество, я в этом совершенно не сомневаюсь. У вас есть ощущение, что что-то меняется, прежде всего, в восприятии российского руководства?

В.ЗОРИН: А вы знаете, я вообще возвращаюсь с этого заседания с большим чувством удовлетворения. Вы понимаете, когда глава государства говорит главам субъектов Федерации, что «вопрос межнационального самочувствия наших народов – это наш с вами вопрос», это очень много значит для организации будущей работы и для внимания к этой сфере, это первое. Второе. Я думаю, что здесь дело даже не в том, что кто-то принял какую-то программу, разработал мероприятия, составил графики. А дело в том, что были сформированы приоритеты государственной, национальной, культурной политики.

Ну, например, было четко сказано, что главная цель государственной национальной или этнокультурной политики состоит в том, чтобы поддержать формирование общегражданской российской нации, и обеспечить этнокультурное развитие всех народов, населяющих нашу страну, и поддержка всех тех языков, которые в ней есть, начиная с русского и кончая…

О.БЫЧКОВА: Владимир Ильич, буквально пара секунд у нас остается. Вам не кажется, что президент Медведев был слишком оптимистичен, когда говорил, что, вот, европейцы разочаровались в мультикультурности и толерантности, а мы, типа, можем показать им пример. Ну, я цитирую неправильно, конечно.

В.ЗОРИН: Да. Но там разная мультикультурность. У них мультикультурность обеспечивали мигранты, а у нас мультикультурность обеспечивают 182 народа, которые живут на территории России. Притом… Вот, я недавно посмотрел «Повесть временных лет», это 862-й год, и в тот момент в России было 15 языков, 21 народ. То есть мы всегда были многонациональные и многоконфессиональные, и все наши народы, которые живут у нас, они – коренные.

О.БЫЧКОВА: Понятно. То есть деваться некуда.

В.ЗОРИН: Да, поэтому нам европейская модель не подходит. Хотя, есть в ней много полезного для нас.

О.БЫЧКОВА: Понятно. Спасибо вам большое. Это был Владимир Зорин, замдиректора Института этнологии и антропологии, бывший министр по делам национальностей. Мы сейчас прерываемся на несколько минут на краткий выпуск новостей, потом продолжим программу «Сканер».

НОВОСТИ

О.БЫЧКОВА: И мы продолжаем программу «Сканер». У микрофона Ольга Бычкова и мой коллега, исполнительный директор информационной группы «Интерфакс» Владимир Герасимов. Мы переходим к следующей части нашей программы, нашего меню. Потому что если сейчас мы говорили о персонах, то теперь мы будем говорить о компаниях, которые вышли на первый план по итогам минувшей недели. Итак, Владимир Герасимов с рейтингами Интерфакса недели, которая заканчивается.

В.ГЕРАСИМОВ: Да, как показала наша база данных Скан, эта неделя была богата новичками не только среди людей, персон, но и среди компаний. Появилось несколько новых фигурантов. Например, Лондонская фондовая биржа, на ней произошло громкое событие – Лондон покупает Торонто. И это, наверное, еще одна будет волна консолидации мировых бирж.

Несколько новых банков появились в списке, которых не было все последние месяцы. Например, Транскредитбанк. И его прославило заявление банка ВТБ о намерении вскоре купить его акции. Благодаря большому количеству новостей, и Промсвязьбанк, еще один крупный российский банк поднялся в рейтинге до 43-го места. Банк «Россия» часто упоминался в связи с тем, что его крупнейший акционер Юрий Ковальчук купил 20% акций Первого канала, и это 42-е место.

Или Метрогипротранс, организация, которая строит московское метро. На этой неделе мы узнали о новостях, связанных с тем, какие новые станции будут открыты, и 26-е место обеспечило интерес прессы к этому событию.

И как обычно такие, вот, чрезвычайные путешествия обеспечивали место самым неожиданным компаниям. Например, авиакомпания «Северный ветер», о существовании которой я, например, не знал, оказалась на 44-м месте, потому что это именно ее самолет аварийно садился в аэропорту Толмачево, и Толмачево тоже попало на 23-е место в рейтинге. Такие события всегда привлекают внимание СМИ.

Ну а в первой пятерке рейтинга расстановка сил менялась каждый день. Бесспорный лидер – по-прежнему, Домодедово, это продолжается с начала месяца. Но если в первую неделю, когда произошел теракт, это было 11 тысяч упоминаний, сейчас в эту неделю 1800. Ну, по-прежнему это полуторный отрыв от следующих компаний, которые идут в списке самых упоминаемых.

Так вот следом за Домодедово идут традиционные лидеры – Сбербанк, Газпром. И на этой неделе за место в этой тройке очень активно боролся банк ВТБ, и выходил на 2-ю позицию, что связано с целым рядом новостей – и размещением предстоящим акций этого банка, и с предполагаемыми покупками Банка Москвы, и уже упоминавшегося Транскредитбанка.

Так вот, Банк Москвы, который не был никогда в числе лидеров, на этой неделе тоже попал в десятку. И это тоже связано с упоминавшимися событиями. Кстати, глава Банка Москвы Андрей Бородин на 10-м месте среди самых популярных у СМИ банкиров – это тоже новость.

Ну и поэтому, на наш взгляд, компаниями-героями недели стали именно группа ВТБ и банки, которые, судя по всему, в нее войдут – это и Банк Москвы, и Транскредитбанк, и этому мы решили посвятить наш разговор.

О.БЫЧКОВА: Да, мы решили взять, действительно, в качестве главных компаний сразу 2, потому что это один из ключевых сюжетов этой недели. К нам присоединяется сейчас генеральный директор Центра экономического анализа агентства «Интерфакс» Михаил Матовников. Михаил, добрый вечер.

М.МАТОВНИКОВ: Добрый вечер.

О.БЫЧКОВА: Наши слушатели могут увидеть его и зрители, те, кто сейчас в интернете, могут увидеть его на сайте «Эха Москвы» в интернете на нашем видео через нашу вебкамеру. Ну так вот. Прежде чем мы попытаемся попросить вас прокомментировать эту историю и разъяснить, какие там вообще есть сюжеты внутри этого сюжета, небольшое напоминание с помощью моего коллеги Тихона Дзядко о том, во-первых, что такое банк ВТБ, тот, кто пытается сейчас что-то купить.

Т.ДЗЯДКО: Банк ВТБ – второй крупнейший в России после Сбербанка, главный банк банковской группы ВТБ, в которую входит 12 кредитных и 9 финансовых компаний, занимающихся корпоративным, инвестиционным и розничным бизнесом. Доля государства в капитале банка – 85,5%. Государство в 2011 году намерено продать посредством публичного предложения пакет акций ВТБ размером до 10%. Ожидается, что это произойдет в феврале.

На этой неделе ВТБ проводило роуд-шоу своих акций в Америке и Европе. Впервые акции ВТБ продавались частным инвесторам в 2007-м. Тогда в ходе первичного размещения были проданы 22,5% акций банка, и это IPO получило название самого народного – акционерами банка стали 120 тысяч граждан. Объем привлеченных по IPO средств составил 8 миллиардов долларов, цена акций при размещении равнялась 13,6 копейки за штуку. В разгар финансового кризиса в начале 2009 года акции ВТБ падали до 2,33 копейки, а сейчас их курс на бирже чуть ниже 10 копеек.

В.ГЕРАСИМОВ: Просто в связи с этим, Михаил, вопрос. Наверняка вот эти события, связанные с ВТБ, они отразятся на цене акций. По крайней мере, сегодня акции достаточно активно росли, выросли на 1,3%. Наверное, эта консолидация и укрупнение группы отразится и дальше на котировках?

М.МАТОВНИКОВ: Безусловно. Такое резкое усиление позиций ВТБ на рынке нашей страны, безусловно, окажет очень сильное влияние на его капитализацию. Несмотря на то, что будет период интеграции, в течение которого часто идет все не совсем так. Но мы понимаем, что в результате этих сделок ВТБ с учетом своих загранбанков может сравняться по размерам активов реально со Сбербанком.

В.ГЕРАСИМОВ: Вот, по-фрейдистски оговорка насчет Сбербанка. Так вот как раз это был мой следующий вопрос. Потому что фактически получается, что разрыв между Сбербанком и ВТБ, и конкуренция между двумя крупнейшими банками (оба из них де-факто являются государственными) нарастает. Более того, я так понимаю, что в Москве, где у Банка Москвы были сильные позиции, после приобретения Банка Москвы, которое, скорее всего, произойдет, вот эти конкурентные позиции Сбербанка и ВТБ станут особенно близкими. Что изменится на московском рынке банковских услуг?

М.МАТОВНИКОВ: Ну, вообще говоря, если говорить про розницу, то на московском рынке уже очень заметна конкуренция со стороны ВТБ-24. Но другое дело то, что Сбербанк и ВТБ – они таргетируют разные категории. Если Сбербанк преимущественно работает с наименее обеспеченной частью публики, то ВТБ традиционно ориентируется на средний класс. И, в общем, подключение Банка Москвы, аудитория которого в большей степени похожа на аудиторию Сбербанка, столкнет эти 2 банка впервые вот так уж в конкуренции лоб в лоб. До сих пор они были достаточно хорошо разведены с точки зрения целевых аудиторий, с которыми они работали. Сейчас понимаю, что Банк Москвы – это банк в значительной степени для московских пенсионеров, бюджетников и так далее, то есть традиционная аудитория Сбербанка. Конкуренция в этом сегменте рынка, безусловно, очень усилится. А если говорить про корпоративный бизнес, то, конечно, конкуренция будет острая, но она и сейчас уже очень хороша.

В.ГЕРАСИМОВ: Вот, второй фигурант в этой истории – это правительство Москвы. На протяжении 15 лет у них был свой банк. Это казалось неким таким фактом жизни. Вот, как теперь правительство Москвы будет без своего банка? То есть что изменится для города? Вообще, насколько в нынешних условиях городу нужен свой банк?

М.МАТОВНИКОВ: Ну, слава богу, сейчас не 90-е годы и, действительно, вполне можно работать с банками, которые не являются дочерними банками. Это не опасно с точки зрения сохранности денег. И в условиях того, что Москва, в общем-то, перестала быть некоей такой вотчиной сама в себе, где там фактически мэр и его широкая команда ведут свой самостоятельный бизнес. В общем, я думаю, что новое московское правительство может спокойно работать с банками, в том числе, безусловно, с государственными банками по всем своим программам.

О.БЫЧКОВА: То есть можно сказать, что в некотором смысле это возвращение или переход к нормальным схемам жизни.

М.МАТОВНИКОВ: Абсолютно. Большинство российских регионов функционирует в этой схеме, и никаких проблем в связи с этим не возникает.

О.БЫЧКОВА: Давайте мы сейчас, опять-таки, в исполнении Тихона Дзядко напомним о том, что представляет из себя (кратко, разумеется) Банк Москвы.

Т.ДЗЯДКО: Банк Москвы входит в пятерку крупнейших банков России, его главным акционером является правительство Москвы, которое владеет более чем 46% акций банка напрямую и еще 17% через столичную страховую группу. Банк до сих пор был монополистом в обслуживании московского бюджета и муниципальных предприятий. В конце прошлого года новый мэр Сергей Собянин распорядился продать принадлежащие городу акции банка, а полученные от продажи средства направить на покрытие бюджетного дефицита города. До последнего времени единственным претендентом на акции Банка Москвы считался ВТБ. Но в конце января о желание приобрести актив заявил также Альфа-банк. На днях стало известно, что за долю московского правительства в банке может побороться и британская компания Marimba Trading – эта компания уже контролирует 20,3% акций банка, и по мнению СМИ имеет отношение к президенту Банка Москвы Андрею Бородину. Правительство Москвы оценило Банк Москвы в 178 миллиардов рублей.

В.ГЕРАСИМОВ: Михаил, а, вот, в связи с названными ценами, насколько реально, что, все-таки, какая-то борьба разгорится за банк? Или это уже вопрос решенный?

М.МАТОВНИКОВ: Ну, здесь, во-первых, в некотором смысле надо быть, скорее, не экономическим, а политическим экспертом.

О.БЫЧКОВА: А еще лучше предсказателем.

М.МАТОВНИКОВ: Да. С другой стороны, нужно понимать, что за исключением потенциальной покупки Банка Москвы каким-либо иностранным банком, любой другой сценарий кроме покупки ВТБ неизбежно приведет к резкому снижению кредитного рейтинга Банка Москвы.

О.БЫЧКОВА: Почему?

М.МАТОВНИКОВ: Потому что разрыв в рейтингах между, там, ВТБ и любым другим частным приобретателем составляет около 5 пунктов. И это чревато, в том числе рейтинг Банка Москвы в настоящий момент находится на инвестиционном уровне. Любая попытка купить этот банк, например, любым крупнейшим российским частным банком приведет к резкому снижению его кредитного рейтинга. То есть в этом смысле это может, кстати, привести… Не знаю, какова ситуация с наличием возможных условий во внешних заимствованиях Банка Москвы – там могут быть условия, что как только он теряет рейтинг, соответственно, долги придется гасить немедленно. В такой ситуации, конечно, это достаточно негативный сценарий для самого банка.

О.БЫЧКОВА: То есть это такой неравный брак с понижением статуса фактически.

М.МАТОВНИКОВ: Совершенно верно. То есть если правительство РФ как акционер ВТБ, безусловно, способствует высокому кредитному рейтингу ВТБ и его дочерних банков, то в случае приобретения Банка Москвы частной структурой, это, безусловно, будет резкий удар по его кредитоспособности, по его способности привлекать деньги на мировых рынках и так далее.

О.БЫЧКОВА: А что это за история с тем, чтобы продавать Банк Москвы на открытом конкурсе или не на открытом конкурсе? И, вот, в результате, вроде как, нет, как мы понимаем. Почему этот вопрос ставился и почему он был снят?

М.МАТОВНИКОВ: Ну, я боюсь, что лучше разбираться во властных коридорах, чем в банковской системе.

О.БЫЧКОВА: Не, ну тем не менее, должно же быть рациональное основание для того и для другого?

М.МАТОВНИКОВ: Я думаю, что, во-первых, то, кому будет принадлежать банк, который так или иначе контролирует финансы крупнейшего российского региона, и мы понимаем, что бюджет Москвы – это невероятные деньги, совокупные с бюджетом среднеевропейской страны. Безусловно, там сейчас правительству РФ абсолютно не все равно, кто будет контролировать эти бюджетные потоки. Поэтому передача, в частности, этих потоков частному банку… То есть продажа возможна, но это однозначно последует изменение правил игры. Поэтому мы понимаем, что продать новому акционеру Банк Москвы без изменения правил игры абсолютно невозможно. А с изменением правил игры Банк Москвы стоит совершенно других денег. Поэтому я думаю, что изначально таких изменений не планировалось. Но когда появились другие конкуренты, которые желают поучаствовать, я думаю, что так или иначе необходимые конкурсные, тендерные или иные процедуры будут соблюдены.

Другое дело то, что, повторюсь, что с точки зрения интересов самого Банка Москвы, безусловно, ему гораздо выгоднее было бы оказаться в руках другого государственного банка.

О.БЫЧКОВА: Так, а Банка Москвы теперь не будет? Или это еще не решенный вопрос?

М.МАТОВНИКОВ: Какое решение будет принято – ну, я думаю, что просто с точки зрения финансового управления, консолидации финансовых потоков и так далее было бы логично, чтобы Банк Москвы впоследствии был присоединен.

В.ГЕРАСИМОВ: А что изменится для потребителей банковских услуг? Ну, вот, если посмотреть на горизонт этого года с точки зрения процентных ставок, и из-за конкуренции, которая, как мы видим, возрастает среди банков, и из-за экономических факторов. Что ждать нам?

М.МАТОВНИКОВ: Ну, на самом деле, если говорить про банковскую систему в самом широком ее понимании, то происходит достаточно интересное событие. В частности, мы видим, что вкладчик очень радует российские банки. В прошлом году вкладчики принесли примерно 1,5 триллиона рублей. Чтобы понимать, это чудовищная сумма.

В.ГЕРАСИМОВ: Причем, на 30% больше, чем годом раньше. То есть такое впечатление, что у людей много лишних денег.

М.МАТОВНИКОВ: Здесь есть некий нюанс. На самом деле, у людей есть деньги, они эти деньги сберегают. Но в условиях, когда банки прекратили потребительское кредитование, эти деньги в итоге попадают на банковские вклады. В условиях, когда несколько лет назад банки активно кредиты раздавали, те же самые деньги люди несли в виде процентов, в виде погашения за кредит и так далее. Мы не видели такого быстрого притока вкладов. То есть это перетекающие сосуды. Если банки занимаются потребительским кредитованием, приток вкладов уменьшается, но зато растут кредитные доходы банков.

А сейчас парадоксальный случай, что вкладчик несет деньги, кладет их на депозиты, а банкам эти депозиты некуда девать. Поэтому мы сейчас видим с другой стороны, что банки всячески придумывают варианты, каким бы образом начать кредитовать, все-таки, экономику и при этом соблюдая какое-то понятие о кредитных рисках. И сейчас большинство банков, понимая, что в корпоративном кредитовании очень сложно найти адекватных заемщиков, они идут в розницу. И я думаю, что этот год будет годом резкого восстановления розничных кредитных программ. И речь идет не только об ипотеке, но и традиционных программах на неотложные нужды, безусловно, автокредитование, все тех видов, про которые многие уже начали забывать в посткризисный период.

В.ГЕРАСИМОВ: Но и при этом будет снижаться ставка по депозитам, по крайней мере, с точки зрения инфляции, да?

М.МАТОВНИКОВ: Да, ставка по депозитам, безусловно, снижается. И она уже оказалась, на самом деле, в отрицательной зоне с точки зрения инфляции. То есть средняя ставка снижалась гораздо быстрее, чем снижались темпы инфляции. И вы знаете, закончился короткий период, когда в ходе нашего кризиса, несмотря, опять-таки, на всплеск инфляции, впервые в постсоветской истории России ставки по вкладам были положительные. Сейчас они снова вернулись в отрицательную зону. Но с другой стороны, сокращаются в реальном выражении ставки кредитные, и снова появляется смысл брать деньги в долг, а не копить их в банках.

В.ГЕРАСИМОВ: Еще одна тенденция – уход из валюты, который очень заметный стал после кризиса. Сокращаются валютные вклады.

М.МАТОВНИКОВ: Абсолютно. Ну, это нормально. Люди видят высокую волотильность, многие из них уже устали ловить волны курса, поскольку всегда ловишь не в том месте. И, безусловно, самое главное, в связи с отсутствием какого-либо спроса на валютные кредиты, вклады, которые притекают в валюте, их категорически некуда девать. И если долларовые вклады еще можно подумать, куда деть, то с вкладами евро категорически не понятно.

О.БЫЧКОВА: Почему?

М.МАТОВНИКОВ: Потому что спроса на кредиты в евро не существует.

О.БЫЧКОВА: Как это?

М.МАТОВНИКОВ: Очень ограниченный спрос. У нас экспортно-импортные операции происходят преимущественно в долларах, у нас, как бы, если есть ипотека, то она преимущественно в долларах. И как такового спроса на именно кредиты в евро – он очень ограничен. Вкладчик оценил европейскую валюту и предпочитает, в том числе, какую-то часть сбережений держать в евро. Но банкам эта валюта не нужна.

О.БЫЧКОВА: Пропорционально летнему отдыху, условно.

М.МАТОВНИКОВ: Абсолютно. Вклады в результате в иностранных валютах с точки зрения ставок резко подешевели. Но вклады в рублях, действительно, нужны, но сейчас банки, по видимости, будут ребалансировать портфели своих вкладов в пользу, во-первых, более рублевых, во-вторых, более долгосрочных, поскольку короткие вклады уже не очень нужны.

В.ГЕРАСИМОВ: Другая тема, связана, опять же, с ВТБ – это размещение до 10% акций банка в том числе и для зарубежных инвесторов. Сейчас такой момент, очень сложный. Сегодня очередная российская компания отменила IPO, несколько других компаний тоже были вынуждены из-за рыночной конъюнктуры отказаться. Сейчас подходящий момент, чтобы продавать акции? Не продешевит ли ВТБ, если сейчас это размещение состоится?

М.МАТОВНИКОВ: Я думаю, что сейчас не намного хуже, чем в какой-либо другой период. Внешняя конъюнктура вполне нормальна, то есть нет никаких таких очередных проблем с дефолтами, там, европейских стран, которые, действительно, очень сильно портили рынок. И судя по той информации, которая протекает со сделки, видно, что спрос на акции есть, хотя еще не объявлен ценовой диапазон. Но то, что ВТБ сумеет разместить ценные бумаги, это совершенно однозначно.

К тому же в данном случае надо понимать, что средства привлекаются не в капитал банка, а они привлекаются в бюджет РФ – речь идет, де-факто, о приватизации пакета.

О.БЫЧКОВА: А можно мне вернуться к истории ВТБ и Банка Москвы? Вот, Андрей, все-таки, спрашивает: «Надо ли рассуждать об этом как о свершившейся сделке? Или надо еще заниматься гаданием?» Вот, действительно, насколько можно говорить о том, что уже да.

М.МАТОВНИКОВ: Я думаю, что мы можем столкнуться с неожиданностями, в том числе с точки зрения проведения реально конкурсных процедур. Я думаю, что когда появились новые претенденты, будет достаточно сложно всех их отмести без проведения процедуры, которая предписана российским законодательством, и сделать эту сделку сугубо кулуарно. Но это не означает, что другие конкуренты могут, в частности, подойти по условиям конкурса. Например, если условием конкурса станет необходимость поддержания кредитного рейтинга Банка Москвы на необходимом уровне.

О.БЫЧКОВА: А вот Претендер нас спрашивает: «А не принижаются ли возможности Альфы в данном случае?»

М.МАТОВНИКОВ: Чисто технически Альфа-банк, и даже в большей степени (не столько Альфа-банк, сколько Альфа-груп), безусловно может приобрести Банк Москвы. Но просто…

В.ГЕРАСИМОВ: Для этого должен быть открытый аукцион. Пока об этом я еще не слышал.

М.МАТОВНИКОВ: Даже если это произойдет, это все равно будет чревато падением рейтинга Банка Москвы и того, что я говорил.

О.БЫЧКОВА: Альфа ниже находится?

М.МАТОВНИКОВ: На 3 ступеньки.

О.БЫЧКОВА: То есть это связано с тем, насколько связана финансовая какая-то структура с государством или не связана?

В.ГЕРАСИМОВ: Да.

М.МАТОВНИКОВ: Поддержка правительства РФ.

О.БЫЧКОВА: И только этот фактор?

М.МАТОВНИКОВ: Абсолютно. Это единственный фактор.

О.БЫЧКОВА: Ну другие, там, ни цифры, ни объемы, ни то, ни се?

М.МАТОВНИКОВ: Нет-нет-нет. Речь не идет о качестве бизнеса, о высоком качестве управления, ничего подобного. Я думаю, что это в Альфа-банке лучше, чем в Банке Москвы. Однако, на кредитный рейтинг в данном случае решающее влияние оказывает именно поддержка суверена.

О.БЫЧКОВА: Это парадоксальная история, вообще, в некотором смысле.

М.МАТОВНИКОВ: Ну, это очень логичная история.

О.БЫЧКОВА: То есть работай, можешь ошибиться в лепешку, но еще лучше иметь хорошие отношения с кем-нибудь.

М.МАТОВНИКОВ: Более того, это не только российская практика. Во всем мире рейтинговая методология анализа банков предполагает, что фактор поддержки учитывается прямиком, и это прямо зашито в методологии. Причем, не обязательно речь идет о поддержке суверена. Очень часто ЦБ не дает обанкротиться банкам, обеспечивая их ликвидностью и тому подобным. Поэтому такая поддержка на разном уровне закладывается всем. Но в России, конечно, в связи с таким резким различием кредитоспособности правительства РФ как заемщика и всех остальных, этот разрыв очень существенен.

В.ГЕРАСИМОВ: Вот, инвесторы, когда покупают другой банк, будь то Банк Москвы или сам ВТБ, когда покупают зарубежные инвесторы, думают о росте рынка, об экспансии. Долгие годы говорилось, что в России есть куда развиваться банкам, есть сектора услуг, которые еще недостаточно развиты, есть регионы, где мало банков. Сколько еще лет вот этой экспансии для российского банковского сектора обеспечивает наша экономика?

О.БЫЧКОВА: И география.

В.ГЕРАСИМОВ: И география, да.

М.МАТОВНИКОВ: Ну, строго говоря, экспансия, в принципе, никогда не закончится, как она не заканчивается в том числе в развитых странах. Вопрос идет, какими темпами она будет продолжаться. Например, с 2000-го по 2010-й год кредиты российских банков в процентах ВВП выросли с 15% ВВП до 45%. То есть они выросли в процентах ВВП, а ВВП рос бешеными темпами втрое. Этого, конечно же, больше никогда не повторится. Как я уже сказал, кредиты к ВВП в России – это 45%, в Польше – 50%, в Чехии – 55%, в Венгрии – 60%. То есть мы достаточно близки к нашим соседям. Они тоже показывают рост, но, конечно же, это речь идет о том, что мы будем расти, но гораздо меньшими темпами. Однако, как бы, темпы-то будут меньше, но в абсолютных величинах вот эти вот приросты – это достаточно существенная возможность просто конкурировать. Придется не валом, а качеством, оказывая новые услуги. И сама система должна будет измениться. И я бы даже так сравнил, что она должна будет пройти примерно тот же путь, который банки Польши, Венгрии, Чехии прошли с начала 2000-х годов. То есть то, что у нас происходит, имеет достаточно четкие аналогии в мировой практике.

В.ГЕРАСИМОВ: То есть продолжится концентрация банков, и в нашей ситуации это банки, в основном, связанные с государством?

М.МАТОВНИКОВ: Концентрация не является необходимым следствием этого процесса.

О.БЫЧКОВА: Но мы наблюдаем ее, тем не менее?

М.МАТОВНИКОВ: Концентрацию наблюдаем, мы ее видим, прежде всего, вследствие кризиса. До кризиса концентрация, скорее, снижалась, чем росла. Концентрация выросла именно в период кризиса. Причиной роста концентрации была, безусловно, массированная поддержка, оказанная правительством РФ своим государственным банкам, и это, кстати, обеспечивает более высокую кредитоспособность этих банков с точки зрения, в частности, рейтинговых агентств.

О.БЫЧКОВА: То есть теперь они пожинают эти плоды очень радостно.

М.МАТОВНИКОВ: Абсолютно. Но с другой стороны, в принципе, сейчас, когда начинается новая стадия роста, большую роль будет играть то, какие шаги будут принимать, в частности, частные банки, какие они будут запускать программы. Мы видели многочисленные примеры, как частные банки очень эффективно развивали свои портфели, отвоевывали долю рынка у крупнейших банков. Но в новых условиях это будет, конечно, гораздо сложнее, поскольку масштаб имеет значение.

В.ГЕРАСИМОВ: Наверное, будут и банкротства банков, если концентрация с одной стороны, ужесточение условий с другой?

М.МАТОВНИКОВ: Банкротства будут. Они будут, скорее всего, у не очень больших банков, и отряд не заметит потери бойца. Многие, может быть, даже не замечают, что ЦБ почти каждую неделю отзывает лицензии у банков.

В.ГЕРАСИМОВ: Ну, потому что вкладчикам аккуратно возвращаются все деньги, и система СВ работает очень надежно.

М.МАТОВНИКОВ: Абсолютно. И в то же время это очень маленькие банки, у них очень маленькая клиентская база, и никакого влияния на, вообще, систему примерно 300 российских банков, занимающих нижние строчки в списке крупнейших российских банков не оказывают, их там совокупная доля составляет менее 1%.

В.ГЕРАСИМОВ: Кстати, система Скан показывает даже не с точки зрения активов, там, пассивов или других показателей, но даже с точки зрения упоминаемости. Вот, мы посчитали за год, 4 первых государственных банка, которые находятся в верхней части – Внешэкономбанк, Сбербанк, ВТБ и Россельхозбанк – количество ссылок на них в СМИ превышает количество ссылок на все остальные тысяча там почти российских банков. То есть концентрация – она существует не только в российской банковской системе финансово, но и с точки зрения внимания в СМИ, как показывает наша система Скан, в которой 3,5 тысячи разных источников и это очень уже так, заметно.

О.БЫЧКОВА: Но это будет тренд 2011 года, можно сказать?

М.МАТОВНИКОВ: Ну, безусловно, государственные банки сейчас очень быстро развиваются. В частности, мы видим, опять-таки, только что Сбербанк объявил о покупке Тройки-диалог – это будет, конечно, тоже мощнейший фактор, который будет оказывать влияние.

В.ГЕРАСИМОВ: Как они сейчас соотносятся, ВТБ и Сбербанк? Сколько разрыв между ними, насколько велик по активам, скажем?

М.МАТОВНИКОВ: По активам в настоящий момент, если говорить про российские активы, они отличаются примерно в 1,5 раза. С учетом совзагранбанков, я думаю, разрыв может быть процентов 30.

В.ГЕРАСИМОВ: А с учетом покупки Банка Москвы этот разрыв может сократиться, да?

М.МАТОВНИКОВ: Они могут вплотную приблизиться друг к другу.

О.БЫЧКОВА: Ну, посмотрим. Спасибо большое. Это был Михаил Матовников, генеральный директор Центра экономического анализа «Интерфакса». Спасибо Владимиру Герасимову, исполнительному директору информационной группы «Интерфакс». С вами была программа «Сканер», встретимся ровно через неделю, будем подводить опять итоги.

В.ГЕРАСИМОВ: Всего доброго.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире