'Вопросы к интервью

О. Бычкова Добрый вечер. Это программа «Сканер». У микрофона Ольга Бычкова и Владимир Герасимов, исполнительный директор «Интерфакса». Володя, добрый вечер.

В. Герасимов Оля, добрый вечер.

О. Бычкова Я должна сказать, что нас с Владимиром Герасимовым разделяют 7 тысяч километров. Да? Или сколько там? Не 7 тысяч, а 700. Извините, я запуталась.

В. Герасимов Ты перепутала с космодромом «Восточный», который у нас во второй части будет, наверное. Вот он примерно так.

О. Бычкова Да. Ну ладно. Слушай, тысяч, сотен, миллионов, миллиардов – какое это имеет значение?

В. Герасимов Меня тревожит, потому что ты всё отдаляешься и отдаляешься. В этом есть какая-то тревожная тенденция.

О. Бычкова Я отдаляюсь, заметь, при этом оставаясь всё равно где-то рядом с тобой. Хотя и транслируется эта передача на экранах Сетевизора, но меня там нет. А вот тут я есть. Вот. Замечательная совершенно история. Мы будем надеяться, что нас сегодня техника не подведёт. Я-то нахожусь в городе Санкт-Петербурге, в Бюро «Эха Москвы» в Санкт-Петербурге, в отеле «Гельвеция». Но это не помешает нам сегодня, как обычно по пятницам вечером, подводить итоги завершающейся недели и обсуждать, какие события, люди, компании, организации, информационные поводы больше всего на этой неделе обсуждались многочисленными средствами массовой информации, которые очень внимательно изучает, исследует для нас и расставляет в рейтинги информационная система СКАН «Интерфакса». А Владимир Герасимов эти рейтинги очень внимательно читает и делает очень далеко идущие выводы. Правильно?

В. Герасимов Да. Разных тем на этой неделе было, в общем, достаточно много: это и визит греческого премьера в Москву, и затонувший траулер, и укрепление рубля, и российский «Макдоналдс», и Пасха.

Как раз, если начинать с премьера Греции Алексиса Ципраса, он впервые у нас попал в пятёрку самых упоминаемых персон. Его визит широко обсуждали и у нас, и в мире. Вот что интересно: канцлер Германии Ангела Меркель – традиционно главный европейский лидер – она только на 32-м месте, то есть Ципрас её очень сильно, конечно, обогнал.

Традиционно у нас на 1-м месте президент Владимир Путин. Более того, он увеличил число упоминаний, если сравнивать с прошлой неделей. У него уже почти 30 тысяч упоминаний, а к концу выходных, наверное, будет значительно больше. И отрыв от премьера Медведева, который на 2-м месте, составляет 3 к 1.

На 3-м месте у нас уже вторую неделю подряд пресс-секретарь президента Дмитрий Песков. Он вообще очень стал активен в публичном пространстве с начала марта: был на 6-м месте, на 4-м, на 5-м. И вот добрался даже до первой тройки на этой неделе – и оттеснил на 4-е место президента Украины Петра Порошенко. Президент США Барак Обама на 6-м месте. И как раз между ними Ципрас находится.

А на 7-м месте в рейтинге СКАНа Борис Немцов. Много писали и про мемориал на месте его убийства, и о расследовании убийства.

На 10-м месте военно-промышленный вице-премьер Дмитрий Рогозин. Ему пришлось разруливать забастовку рабочих на космодроме «Восточный», которая произошла из-за долгов по зарплате.

Следом – министр экономики Алексей Улюкаев. Он обрадовал нас, что рецессия в России продлится три квартала, а в IV квартале этого года нас ожидает выход из рецессии, рост и снижение инфляции.

Укрепление рубля добавило популярности главе Банка России Эльвире Набиуллиной. Она много говорила о кредитно-денежной политике, о банках – и вот на 12-м месте оказалась у нас в рейтинге СКАНа.

Режиссёры Никита Михалков и Андрей Кончаловский попросили у президента Путина миллиард рублей на открытие русского конкурента «Макдоналдсу». Денег не дали, но новость очень активно обсуждается уже вторые сутки подряд, и поэтому братья-режиссёры оказались у нас во второй десятке самых упоминаемых персон. И ещё на 40-м месте жена Кончаловского Юлия Высоцкая, как раз кулинарные идеи которой и должны лечь в основу меню у этих новых ресторанов.

О. Бычкова Или не должны. Одно из двух.

В. Герасимов Или не должны. На 22-м месте патриарх Кирилл. Страстная неделя, подготовка к празднованию Пасхи, поэтому, естественно, он так заметно поднялся в нашем рейтинге.

Следом идёт чешский президент Милош Земан, который прославился на этой неделе своей полемикой с Бараком Обамой и послом США в Чехии Эндрю Шапиро.

На 27-м месте депутат Илья Пономарёв – Дума лишила его депутатской неприкосновенности, и он проходит по делу о хищениях в «Сколково».

Продолжается обсуждение смены руководства Новосибирского оперного театра, где была скандальная постановка «Тангейзер». И вот как раз новый директор Владимир Кехман на 41-м месте, а уволенный Борис Мездрич – на 48-м, то есть как раз два места его отделяют от последнего места в нашем ТОП-50.

И между ними вратарь сборной по футболу Игорь Акинфеев. Он обычно упоминался в бэкграундах на этой неделе, когда вспоминали о сорванном матче России и Черногории, в котором техническую победу получила сборная России.

Нас привлекло 5-е место Алексиса Ципраса, который совершил свой визит в Москву. И publicity у этого визита было много.

О. Бычкова Да уж, очень много было публикаций в самых разных СМИ – и в российских, и в иностранных. И в какой-то момент это было вообще одно из центральных событий, от которого много ожидали. Дождались ли – это другой вопрос, мы его обсудим с нашими экспертами. А пока напомнит о том, кто такой Алексис Ципрас и почему он приезжал в Москву, мой коллега Алексей Нарышкин.

А. Нарышкин Левое правительство Греции, пришедшее к власти в результате январских выборов, несмотря на всё более реальный риск дефолта страны, всячески демонстрирует свою независимость. Премьер Алексис Ципрас совершил на этой неделе визит в Москву, в ходе которого критиковал санкции Евросоюза против России, сравнив их с экономической войной, а также говорил о готовности его страны развивать диалог с Россией в самых разных сферах. Ципрас даже заявил, что сам содействовал тому, чтобы Европейский союз не расширял так называемые секторальные санкции в отношении России в связи с событиями на Украине. «Мы с нашей небольшой силой содействовали тому, чтобы избежать дальнейших секторальных санкций», – сказал он.

Конкретных результатов визит не принёс. Кредитов напрямую от России Греция не получит. Эмбарго на сельхозпродукцию Москва не отменила. Конкретных договорённостей об участии Греции в проекте «Турецкий поток» в ходе встречи Ципраса с президентом России Владимиром Путиным также достигнуто не было. «Подключение Греции к этому проекту потребует конкретной профессиональной подготовки на уровне хозяйствующих субъектов», – сказал российский президент Владимир Путин по итогам переговоров.

Между тем, «час икс» для Греции, чей долг превышает 175% ВВП, неумолимо приближается. 24 апреля должно состояться заседание министров финансов стран еврозоны. Если на нём не будет принято решение о дальнейшем финансировании Греции, то деньги у правительства закончатся уже в ближайшие недели.

О. Бычкова Это был Алексей Нарышкин. А мы сейчас поговорим более подробно с экспертами по этой теме. Я хочу спросить у Володи Герасимова. Скажи, пожалуйста, у нас там уже есть телефонный звонок?

В. Герасимов Да, на связи.

О. Бычкова Андрей Погорелец на связи, вице-президент Греко-российской торговой палаты. Андрей, добрый вечер.

А. Погорелец Добрый вечер.

О. Бычкова Прежде всего, наверное… Сейчас, Володя. Можно я спрошу для начала?

В. Герасимов Конечно.

О. Бычкова Потому что я, честно говоря, всё-таки хотела бы понять, с каким действительно пакетом предложений, просьб или с отсутствием таковых Ципрас приезжал в Москву. Алло. Андрей?

А. Погорелец Это ко мне вопрос?

О. Бычкова Да, это вопрос именно к вам, конечно.

А. Погорелец На мой взгляд, это был для начала визит, который, может быть… точнее, не «может быть», а конкретно не нравится Евросоюзу. И это как раз та самая демонстрация независимости. На самом деле конкретных предложений у данного визита не было. По крайней мере, я не знаю конкретных каких-то вопросов, которые задавались напрямую. В основном это были вопросы, связанные не то чтобы со снятием эмбарго, но с более плотной работой с российским Россельхознадзором в части тех направлений, которые Греция рассчитывала допустить сразу же после снятия этого эмбарго.

За денежными кредитами тоже вроде бы как не приезжал Ципрас. По крайней мере, этот вопрос затрагивался как просьба. В основном было предложение об участии Греции в «Турецком потоке». Я так понимаю, что это больше как инструмент инвестиционной помощи Греции, причём той, которая будет не от России, а именно от тех заинтересованных инвесторов, которые, разумеется, будут заинтересованы в инвестициях в такой проект, что поможет Греции как-то выйти из создавшейся, сложившейся ситуации.

В. Герасимов Андрей, скажите насчёт «Турецкого потока». Насколько вообще вам кажется эта идея реалистичной с учётом ограничений, которые действуют в Европейском союзе, с учётом того, насколько эта идея, в общем, является достаточно сырой с точки зрения проработки? Насколько это вообще перспектива ближайших лет?

А. Погорелец На мой взгляд, всё-таки реалистичный, хоть и теоретический на сегодняшний день проект. И тот факт, что он запущен в эту сторону и что даже оговорены какие-то пограничные точки, которые будут, возможно, построены между Турцией и Грецией, даёт возможность обсуждать перспективы развития этого проекта дальше. Ибо в данном случае Греция будет являться неким мостиком между Турцией и Европой, в частности, Южной, которая больше всего нуждается, как об этом говорят, в российском газе.

В. Герасимов Андрей, о приватизации тоже шла речь – насчёт того, что российские компании могут быть заинтересованы купить активы в Греции. У нас сейчас не самая благоприятная экономическая ситуация. Насколько реально, что кто-то из наших компаний, бизнесменов действительно будет заинтересован купить активы в другой стране, которая тоже сейчас находится не в самой благоприятной экономической ситуации?

А. Погорелец На самом деле, как раз реально, ибо ситуация, когда в стране начинается тот или иной кризис, приводит очень часто к тому, что те или иные активы становятся дешевле, чем, возможно, они есть на самом деле. Естественно, это привлекает различных инвесторов – не только из России, но я уверен абсолютно, что и из других стран. Поэтому почему же из России не может быть инвесторов, которые будут заинтересованы в тех или иных проектах?

В. Герасимов Что-то конкретное приходит вам в голову из активов, которые могут нас заинтересовать?

А. Погорелец Есть вполне конкретные проекты, который на сегодняшний день хоть и теоретически опять-таки, но, тем не менее, обсуждаются, и приватизационные процессы по ним ещё не закончены, находятся в стадии реализации. Это такие проекты, как, например, приватизация акций греческого железнодорожного оператора со стороны российской компании ОАО «РЖД». По крайней мере, тот факт, что греческое правительство на сегодняшний день не закрыло этот проект и не сказало, что он завершённый, даёт право «РЖД» участвовать в этом проекте. Кроме того, «РЖД» рассматривает приобретение ещё каких-то акций в ремонтной компании Rosco, а также организации порта Салоники. Это такие достаточно крупные и знаковые проекты на сегодняшний день.

Если говорить о небольших проектах на уровне бизнес-сообщества, то за 2014 год мне известен один проект, который был со стороны российского бизнеса куплен на территории Греции – это несколько сырных заводов один бизнесмен из России купил. Правда, продаёт данную продукцию на сегодняшний день в Европу в основном из-за эмбарго.

В. Герасимов Андрей, а что касается разного рода СП, которые предлагал создать Владимир Путин, как механизма обхода санкций – как этот механизм может работать? Вы поняли, какая может быть схема?

А. Погорелец Вы знаете, я не могу сказать точно, какая может быть схема на сегодняшний день. Единственное, что это может быть, возможно, разрешение, потому что это уже юридические аспекты. Скажем так, этот теоретический подход может решать уже юридический департамент. Если, например, российские компании покупают доли и целиком греческие компании в рамках тех направлений, которые на сегодняшний день находятся под санкциями (например, сельское хозяйство – выращивание персиков, а также клубники, ибо это самые значительный импорт в Россию, который был закрыт из-за санкций), то здесь возможно сделать ещё и государственный ход вперёд. Именно этим компаниям, которые будут иметь такой статус, будет разрешено импортировать данную продукцию в Россию. Но на сегодняшний день такого механизма я не знаю.

О. Бычкова Спасибо вам большое. Андрей Погорелец, вице-президент Греко-российской торговой палаты. Мы сейчас сделаем ещё один звонок. Володя, мы готовы уже его сделать?

В. Герасимов Да, мы набираем.

О. Бычкова Мы набираем сейчас Александра Баунова, журналиста, публициста и главного редактора сайта Московского Фонда Карнеги, для того, чтобы продолжить, собственно, историю с визитом Ципраса. Очень много было разных шуток на эту тему в Интернете, вроде «Бессонница. Донбасс. Тугие паруса», и что «приехал премьер-министр Греции, а уехал глава Греческой народной республики». Как я понимаю, вот этого-то как раз и не произошло. То есть шутка хорошая, но действительности не соответствует, судя по всему.

В. Герасимов Да. Наверное, об этом мы сможем Александра Баунова спросить. Он у нас на связи. Александр, добрый вечер.

О. Бычкова Александр, добрый вечер.

А. Баунов Добрый вечер.

О. Бычкова Действительно ли ничего не пообещал конкретного Ципрас?

А. Баунов Ципрас или Путин?

О. Бычкова Путин. Ну, хорошо, давайте – и тот, и другой. Давайте обсудим обоих. Хорошо. Алло. Давайте, говорите.

А. Баунов Путин пообещал то, что он пообещал Папандреу пять лет назад, когда тот ринулся ровно с той же проблемой. В 2010 году, когда выяснилось, что Греция не может платить по долгам, он через десять дней после своего заявления к нации по этому поводу поехал именно в Москву. И, естественно, тут же начали писать о том, что «не поехал ли он за деньгами?». Естественно, начали писать, что, наверное, продаст, ну, обменяет свой долг на какую-то помощь со стороны Греции российским делам в Евросоюзе. Хотя обстановка была не такой острой, тогда не было украинского конфликта, ничего такого не было, но, тем не менее, писали уже примерно в таком же духе и тогда.

Но тогда, собственно, Путин никаких ему денег просто так не дал, а предложил реализовывать совместный проект и продать какие-то интересные вещи для нас. А эти интересные вещи всегда более-менее одни и те же: проекты, когда какая-нибудь труба в обход Украины идёт через Балканы в Европу. Тогда это был «Южный поток». Сейчас это «Турецкий поток», который Ципрас переименовал в «Греческий поток», как в своё время греки переименовали турецкий кофе в греческий. Они же не пустят «Турецкий поток» на свою греческую землю? Собственно, это то, что нам интересно. Или, например, греческая газораспределительная система нам интересна. А с другой стороны, Ципрасу интересно сейчас получить амнистию, прощение своей клубнике, прощение своим персикам и отчасти киви.

О. Бычкова Что зависит не только от Путина. Этого он не получил, потому что теперь уже там много участников и много интересантов этими персиками и этой клубникой.

А. Баунов Конечно. Но главное – даже если бы эту клубнику и эти персики амнистировали вот конкретно для Греции, и даже если бы Греция продала нам всё, что нам интересно в этой стране – ту же самую газораспределительную систему или железные дороги, или какие-то порты – всё равно этого не хватит не то чтобы погасить греческий долг целиком, а даже платить по нему проценты, потому что разные порядки. Все наши инвестиции в Греции совокупно могут дойти до сотен миллионов, многих сотен миллионов, а греческий долг – много десятков миллиардов. И выплаты процентов по нему в некоторые месяцы этого года – от 1 до 2 миллиардов. Так что просто нет таких объектов и таких инвестиций, которые могут это дело покрыть. Соответственно, есть ли смысл?

В. Герасимов Александр, с точки зрения этого визита, у меня сложилось ощущение, что всё-таки он больше был рассчитан для внутренней аудитории – для греческой и отчасти для нашей. Но уж Ципрас точно, поскольку было ясно, что денег от нас получить действительно невозможно, то, по крайней мере, получить рычаг влияния на свою аудиторию и на несговорчивых кредиторов, лишний раз им нервы пощекотать. То есть всё-таки это больше такое действо театральное, нежели какое-то иное. Согласны вы в таких оценках?

А. Баунов Разумеется. Практически да. Нам нужно было показать, что Россия не изолирована, что не только развивающиеся какие-нибудь гиганты (Индия и Бразилия) продолжают с нами общаться, но и демократически избранное руководство европейской страны – что премьер-министр приезжает в Москву, что он приезжает с государственным визитом. А грекам нужно было показать, что им… Как у Достоевского: «Надо, чтобы человеку было куда пойти». Вот это и есть «куда пойти». Так сказать: «Имейте в виду, у нас есть друзья за пределами Евросоюза, сильные друзья». Вот так примерно.

В. Герасимов А если говорить вообще о «СИРИЗЕ» и о том, как она вписывается в политическую цивилизованную европейскую жизнь. Получается это у лидеров левого движения, удаётся им как-то от импровизации перейти к практической политике? Какая ваша оценка?

А. Баунов Вы знаете, «СИРИЗА», конечно, по меркам европейских левых – партия довольно крайняя, довольно радикальная. Но её приход к власти не надо объяснять только любовью греков к утопиям и к халяве. Всё-таки, во-первых, тот самый долг, о котором мы говорим (почти 10 миллиардов евро) накопился при двух респектабельных – соответственно, левоцентристской и правоцентристской – партиях, которые друг друга чудненько сменяли на честных выборах в течение 35 лет. А во-вторых, пять лет – с 2010 года, когда выяснилось, что по долгам Греция платить не может – эти же две партии, по очереди меняясь у власти, страну пытались от этого долга спасти.

Но демократия – это же когда население имеет право выгнать то правительство, которое не справляется со своими обязанностями. Поскольку они сначала накопили долг, а потом не смогли с ним ничего сделать (он только увеличился за эти пять лет – и в оценках к ВВП, и в абсолютных цифрах; в процентах к ВВП он был 125%, а сейчас он 175%), соответственно, они проголосовали за кого-то ещё. На тот момент, когда это голосование состоялось, этим «кто-то ещё» была вот эта леворадикальная коалиция всех на свете. Там действительно есть и радикальные экологи, и какие-то марксисты. Вот Лафазанис, который министр энергетики – ну, это прямо совсем такой коммунист-марксист, «серп и молот, Маркс, Ленин, Сталин».

О. Бычкова Ну и теперь они вынуждены выполнять как-то свои обещания. Александр, спасибо большое. Извините ради бога, у нас уже закончился время в эфире. Александр Баунов, журналист, главный редактор сайта Московского Центра Карнеги. Мы сейчас прервёмся на небольшие новости и рекламу – и продолжим программу «Сканер».

НОВОСТИ

О. Бычкова И мы продолжаем программу «Сканер». Ольга Бычкова, Владимир Герасимов, исполнительный директор «Интерфакса». И мы, как обычно в этой части нашей программы, говорим о компаниях и организациях, которые были на этой неделе в центре общественного внимания.

В. Герасимов И среди них довольно много новых, которые на прошлой неделе в рейтинге нашем отсутствовали, и попали они в него благодаря всяким новостям плохим или даже трагическим.

Судоремонтный центр «Звёздочка» оказался на 13-м месте после того, как в ремонтируемой на этом заводе подводной лодке произошёл пожар.

Космодром «Восточный» – там бастовали из-за задержки зарплаты рабочие, и поэтому он тоже оказался высоко. Как раз рядом со «Звёздочкой» находится и «Восточный».

Компания «Магеллан» – владелец затонувшего у берегов Камчатки судна «Дальний Восток» – около 30-го места в нашем рейтинге самых упоминаемых компаний.

Следом идёт Морской торговый порт на Сахалине, куда привезли спасённых моряков с «Дальнего Востока».

А в первой пятёрке всё довольно традиционно, без сенсаций: «Сбербанк», «ВТБ», «Газпром», «РЖД», «Роснефть». Пожалуй, единственное отличие от прошлой недели – это то, что «ВТБ» оттеснил «Газпром» со 2-го места на 3-е. Можно вспомнить, была такая новость: арбитражный суд удовлетворил иск о взыскании с «Мечела» 50 миллиардов рублей в пользу банка. А «Мечел» сам поднялся на 15-ю позицию в рейтинге.

Google на 8-м месте – он переносит серверы в российские дата-центры. А вот Apple на этой неделе как-то не очень был заметен, отстаёт – только 14-е место. Хотя близится начало продажи часов Apple. И была сегодня новость, что уже все выставленные на продажу самые дорогие часы Apple раскуплены, и все заказы на них уже сделаны.

На 10-м месте «АвтоВАЗ». Его продажи в I квартале сократились на 25%. И ещё завод объявил о дополнительных каникулах в промежутке между майскими праздниками.

На 11-м месте «Почта России» – она отчиталась о росте чистой прибыли за прошлый год в 50 раз.

Ажиотаж с курсом рубля поднял на 22-е место Московскую биржу.

На 39-м месте General Motors. Компании предъявляют иск 300 российских дилеров, которые требуют компенсации затрат на создание своих дилерских центров и за упущенную выгоду.

«Банк Москвы» на 43-м месте. Он будет присоединён к банку «ВТБ» в ходе реорганизации, которая должна завершиться к 2016 году.

В рейтинг, кажется, впервые попала компания Shell, которая покупает за 70 миллиардов долларов британского производителя газа BG. Сделка знаковая, сумма огромная. В условиях снижения цен на нефть стало необходимо экономить, и многие компании могут действительно предпочесть слияние, как говорят эксперты, поэтому про эту сделку довольно много писали.

А наш выбор мы сделали в пользу космодрома «Восточный». Оттуда было довольно много новостей на этой неделе.

О. Бычкова Да, удивительная история о том, как протестовали сотрудники космодрома, вплоть до объявления голодовки, против невыплаты зарплат. И напомнит её Алексей Нарышкин.

А. Нарышкин Космодром «Восточный» строится вблизи посёлка Углегорск в Приамурье. Первый старт с космодрома должен состояться в декабре этого года, первый пилотируемый пуск – в 2018 году. С 2020-го с космодрома будут осуществляться пуски сверхтяжёлых ракет. Строительство «Восточного» обойдётся бюджету в 300 миллиардов рублей. По замыслу правительства, новый современный космодром должен снизить зависимость России от «Байконура», арендуемого у Казахстана, а также будет способствовать привлечению инвестиций в Амурскую область.

Однако пока строительство космодрома, несмотря на все усилия правительства, идёт с отставанием, при этом проблемы возникают самые неожиданные. 4 апреля работники компании «Стройиндустрия-С», одного из субподрядчиков на строительстве космодрома, начали акцию протеста против долгов по зарплате. 26 человек объявили голодовку и ещё около сотни отказывались выходить на работу, пока им не погасят долги. Уговорить рабочих прекратить голодовку смог вице-премьер Дмитрий Рогозин. После совещаний и переговоров зарплату рабочим пообещали выплатить. Голодовка была прекращена.

Следственный комитет возбудил уголовное дело за невыплату заработной платы против гендиректора «Стройиндустрии-С» Сергея Терентьева, и он был арестован. 8 апреля в прокуратуре Амурской области заявили, что все долги по зарплате полностью погашены. Тем не менее, сегодня вновь появились неофициальные сообщения, что голодовка на «Восточном» возобновлена. Правда, эти сообщения немедленно были опровергнуты «Дальспецстроем».

Разбираясь с задержками выплат, следователи, как быдл объявлено, обнаружили на стройке ещё и растрату: два подрядчика всё той же «Стройиндустрии-С» не выполнили в срок работы на одном из объектов космодрома, но деньги за работы в сумме 48 миллионов рублей были им переведены своевременно. Это не первое подобное обвинение в отношении участников строительства. До этого Счётная палата насчитала перерасхода по оплате работ на космодроме на 13 миллиардов рублей.

О. Бычкова Это был Алексей Нарышкин. Сейчас готовы ли мы, Володя, поговорить с нашим экспертом по телефону?

В. Герасимов Да, на связи.

О. Бычкова Это Игорь Буренков, член правления Объединённой ракетно-космической корпорации. Игорь, добрый вечер.

И. Буренков Добрый вечер.

В. Герасимов Добрый вечер. Первый вопрос про такое общее ощущение. Если читать новости (как-то их много было) такого негативного плана со стройки в последние недели и дни, напряжение возрастает, и как-то много этой информации может быть связано с тем, что уже виноватых ищут в том, почему будет задержка. Или всё-таки это какие-то такие сложности, которые не надо так уж драматизировать?

И. Буренков Понимаете, в чём дело? Во-первых, стройка идёт не первый день. Она имеет свою историю – историю давнюю и сложную. Поэтому, конечно, как и в любом строительстве, возникают проблемы, связанные и с организацией строительства. Что я имею в виду? Конечно же, это в первую очередь те сообщения, которые связаны со строителями, которые на космодроме работают и которые сейчас испытывают сложности, связанные с получением денег за свой труд.

Проблема заключена в следующем. Как вы знаете, у нас есть один генеральный подрядчик – это «Спецстрой». Но, как всегда это бывает, возникают ещё и исполнители работ, которые нанимаются по соответствующим договорам тем же самым «Спецстроем». И вот с рядом этих исполнителей возникли проблемы, которые, к сожалению, сейчас выливаются в то, что одномоментно они не могут справиться со своими обязательствами с теми работниками, которых наняли. Отсюда и возникают эти проблемы, которые, конечно, мы с вами видим.

И когда мы живём в век информационных технологий, это очень просто сделать. Новость создать просто – достаточно просто выйти в Сеть, сообщить о том, что проблема, а дальше уже так или иначе… Почему-то так уж устроен сегодняшний информационный поток, что негативная информация быстрее находит отклик, чем положительная. И даже те меры, которые предпринимаются на сегодняшний момент «Спецстроем», я просто это хорошо знаю – они не всегда успевают решить те проблемы, которые у них возникают. На то есть и объективные причины, и субъективные.

Я просто был там свидетелем, когда буквально 5-го числа на космодроме был вице-премьер Правительства России Рогозин, который встречался с работниками и сказал: «Решим». Так оно и получилось на сегодняшний момент, на сегодняшний день. И там тогда уже началась выплата заработной платы по одной из дочек. А следующая компания – это случилось буквально совсем недавно. И она не смогла тоже справиться с обязательствами. И, естественно, возникли проблемы и голодовка.

О. Бычкова Простите, пожалуйста. Игорь, получилось, что побывал там Дмитрий Рогозин, навёл порядок, уволил кого-то, сказал, что всё в порядке – а дальше люди опять продолжали голодать. То есть выглядит это так: пытаются принимать меры…

И. Буренков Это не совсем правильно. Я вам сейчас объясню, в чём дело. Вы обратите внимание. Значит, люди, с которыми рассчитались и которые выполнили свой объём работ, получили деньги. После этого, когда они с ними рассчитались, они уехали в Благовещенск, а оттуда, из Благовещенска… Ну, так устроена система работы на космодроме. Дело в том, что космодром находится от Благовещенска ещё в трёх часах езды на автомобиле. И для того, чтобы, допустим, уехать из региона, они должны оказаться в Благовещенске – там находится аэропорт. Оттуда они убывают к своим местам жительства.

К сожалению, та информация, которая есть у меня: люди, получив деньги, уехали в Благовещенск и там провели весело некоторое время. Прямо скажем, в нашей стране, в России, весело проводить время – это значит, в общем, серьёзно выпивать. И получается ситуация, когда деньги закончились, а дальше надо как-то куда-то ехать. А на что ехать-то, когда ничего нет? Самый простой пример, особенно когда средства массовой информации рассказали, что решается вопрос очень быстро – можно заняться вот такими действиями. И привлекают люди внимание к своей проблеме, которую сами себе создали, такими не очень хорошими действиями.

О. Бычкова Ничего себе!

И. Буренков Насколько я знаю, представитель «Спецстроя» Волкодав об этом рассказал уже даже. Но, тем не менее, плохая информация бежит впереди, а хороша отстаёт. Я полагаю, что проблема всё равно существует. Я никого не пытаюсь оправдать. Но, с другой стороны, надо очень досконально разбираться в каждом случае для того, чтобы сделать окончательные выводы. То, что на стройке есть проблемы, связанные с организацией труда рабочих, с их жильём, с их бытом – это, безусловно, так. Но сейчас наконец руководство «Спецстроя» решило эти проблемы серьёзно взять под контроль.

И мы очень надеемся, со стороны именно Роскосмоса, что у нас получится вместе совместными усилиями эту ситуацию разрешить и сделать так, чтобы работа выполнялась вовремя и в срок, и у людей организовалась нормальная жизнь. Во всяком случае этим занимается и Роскосмос, и сам «Спецстрой», и Правительство Амурской области. Во всяком случае сейчас есть шанс, что всё будет дальше развиваться более правильно – так, как должно быть на самом деле.

В. Герасимов А с точки зрения других проблем, которые могут возникнуть? До первого запуска осталось не так много времени – декабрь или, может быть, чуть позже, если не получится в декабре. Но, тем не менее, помимо стройки есть ещё огромное количество техники, которую нужно поставить на космодром. Есть возникшие и финансовые ограничения, насколько я понимаю, и бюджетные сокращения коснулись тоже стройки. Есть санкции западные. Что наиболее критично с этой точки зрения для завершения проекта?

И. Буренков Что касается западных санкций – здесь они имеют самое отдалённое отношение, потому что, по крайней мере, на сегодняшний момент Россия сама в состоянии строить космодромы, и для этой цели западная помощь не требуется. Это так сложилось исторически, что здесь мы лидеры. И первый космодром, который вообще был на Земле построен – это был космодром «Байконур», и строил его Советский Союз, а эксплуатирует до сегодняшнего дня Россия, как вы знаете. Тут вопрос разрешён.

Что касается отставания – безусловно, оно существует, именно по сдаче объектов. Вы совершенно правы, сдать объект – этого мало. Должна пройти определённая временная составляющая, которая позволит смонтировать оборудование. И это тоже факт. И монтировать оборудование в незаконченном помещении, которое не прошло чистовую обработку и экспертизу, невозможно, потому что оборудование очень точное, от этого зависит вывод аппаратов на орбиту и жизнь космонавтов. Предполагается, что в конечном итоге «Восточный» также будет выводить на орбиту и экипажи. Поэтому здесь нет возможности торопиться, должна быть технологическая процедура соблюдена.

И из-за этого мы понимаем, что на сегодняшний момент отставание есть серьёзное по некоторым конкретным объектам, которые необходимы для запуска. Но в то же время на сегодняшний момент делается всё возможное для того, чтобы выполнить тот указ, который существует на сегодняшний день. Он существует, и мы знаем о том, что в конце декабря должен произойти запуск ракеты «Союз», которая должна вывести на орбиту спутник «Михайло Ломоносов». Мы всё делаем для того, чтобы это случилось. И все возможности, которые для этого необходимы, сейчас будут задействованы.

Что касается следующего вашего вопроса – по поводу денег. Да, сейчас очень серьёзно включился Минстрой. И, естественно, введена система казначейских проплат, то есть все платежи проходят через казначейство, все эти платежи видны. Это серьёзный контроль, который позволяет упорядочить расходование средств.

Но тут надо понимать… Знаете, есть такая поговорка: «Фарш невозможно провернуть назад». Это значит, что время, которое необходимо по технологическим процедурам для определённого, совершенно чёткого регламента выполнения работ, конечно, упущено. Это тоже надо чётко понимать. Собственно говоря, когда было совещание в ситуационном центре Правительства Российской Федерации, которое проводил как раз Дмитрий Рогозин, это было очень чётко объяснено. Об этом сказал руководитель Роскосмоса Игорь Комаров: «Отставание существенное». Удастся ли наверстать упущенное? Это пока остаётся сложным моментом.

Но ещё раз повторюсь: все необходимые процедуры, чтобы это произошло, делаются. Роскосмос все свои обязательства по оплате стройки выполняет. И с точки зрения именно организации необходимого фонда работ, с точки зрения Роскосмоса – всё это дано. У нас оборудование туда уже завозится, необходимое для старта. А дальше будем смотреть, как будет ситуация развиваться.

Ещё раз подчеркну: не надо однозначно всегда вставать на сторону тех людей, которые объявляют себя пострадавшей стороной. Всё-таки я предлагаю более внимательно смотреть, что же там на самом деле произошло, как получилось так, что у людей отсутствовали деньги. Может быть, причина не только в том, что их вовремя не выплатили. Может быть, потому, что они их просто истратили. Надо на это обращать внимание.

В. Герасимов А если говорить об общих сроках строительства космодрома. Активная фаза строительства, если я правильно посчитал, продолжается три года. В принципе, по меркам мировым это хорошие сроки или это медленно? Или, может быть, надо прибавить ещё то, что всё-таки там и до этого существовала инфраструктура? Тем более что параллельно, насколько я знаю, и «Куру» тоже строился. Насколько быстро им удалось построить космодром? Если сравнивать нас с тем же «Куру», кто тут как выглядит на этом фоне?

И. Буренков Конечно, сейчас я буду говорить очень банально, но я скажу, тем не менее, о ситуации, связанной с климатом. Разница между «Восточным», Амурской областью и «Куру», безусловно, присутствует. И не замечать это может только тот, кто просто плохо знаком с географией. Достаточно просто посмотреть на карту полушарий, чтобы понять вообще эту разницу. Когда у вас зимой средняя температура минус 35, а летом плюс 35, конечно, некоторые сложности возникают, и разница здесь присутствует. Плюс к этому… Ну, мне очень сложно. Я бы не хотел в этом смысле комментировать работу наших коллег из «Спецстроя», потому что я считаю, что было бы правильно им задать вопрос, каким образом это получилось и почему так сложилось, что за три года получилось то, что вышло на сегодняшний момент.

Но ещё раз скажу, что, конечно, заметно отставание от тех графиков, которые были заранее обсуждены. Когда мы слышим разговоры о том, что документация не была вовремя представлена, мы также должны понимать, что это была особая ситуация. К этой ситуации, в принципе, наши строители должны были быть готовы, потому что именно так изначально и предполагалось, что документация будет поступать позже.

Хорошо, что вы вспомнили о «Куру», потому что с точки зрения проектного обеспечения, действительно, эти космодромы очень похожи. А поскольку строительство велось, в общем, не секретно, а довольно открыто, можно было некоторые вещи по технологии ведения работ, наверное, скажем так мягко, подсмотреть и там.

Конечно, никто не отменяет ситуации, что есть свои проблемы и свои сложности, но ещё раз скажу, что сейчас наметалось очень хорошее сотрудничество между Роскосмосом и «Спецстроем» при участии вице-премьера Рогозина, которое позволяет нам в этом смысле находить точки соприкосновения для решения тех проблем, которые, может быть, копились не один год. И я полагаю, что все шансы для того, чтобы стройка вошла в нормальное русло и в конце концов привела к необходимому результату, есть.

В. Герасимов Вы говорили по поводу того, что это Дальний Восток, климат. Действительно, довольно далеко от Центральной России, и ракеты придётся возить из Москвы, из Самары, из Омска и других городов, и другие какие-то компоненты, необходимые для запусков. Не усложнит ли вообще это работу космодрома? Как это вся логистика будет работать?

И. Буренков Первая задача, которую решает «Восточный» – это возможность вывода Россией независимо на космическую орбиту своих аппаратов. Как вы знаете, космодром «Байконур» на сегодняшний день находится на территории Казахстана. Вероятно, он там навсегда уже и останется, как бы к этому не относились – кто-то в положительном смысле, а кто-то в отрицательном. Сейчас очень много по этому поводу всяких вещей. Но очевидно, территория Казахстана неотторжима, там всё и будет оставаться. Хоты мы и имеем договор до 2050 года, но мы понимаем, что в конечном итоге эта ситуация конечная. Тавтология, да? Ну, неважно. Смысл-то понятен. Поэтому, конечно, нужно делать свой космодром, который будет позволять выводить ракеты-носители и полезную нагрузку самостоятельно, то есть на своей территории. И в этом первый смысл «Восточного».

Второй смысл «Восточного» (может быть, даже он более главный, чем первый) – это развитие Дальнего Востока. Так и строилась эта программа, которая предполагает развитие вокруг космодрома инфраструктуры – инновационной, технологической, производственной, – которая позволит в конечном итоге… Вы правильно заметили: ситуация по доставке ракет, космических аппаратов. Предполагается, что в конечном итоге всё это будет делаться именно там, около самого космодрома. И вот этот момент создания космодрома также выполняет функцию развития региона. Это тоже нужно понимать. Ну что говорить? Мы же понимаем, что территория огромная – Дальний Восток. Но сколько там сделано технологических производств, которые позволяли бы эту территорию действительно сделать цивилизованной и обжитой? Пока, конечно, явно недостаточно. Вот этот проект призван эту задачу тоже решить. Поэтому здесь мы понимаем, что мы в этом смысле тоже выполняем такую задачу все вместе.

О. Бычкова Спасибо вам большое. Игорь Буренков, член правления Объединённой ракетно-космической корпорации. Это была программа «Сканер». Ольга Бычкова, Владимир Герасимов. До встречи ровно через неделю! До свидания!

В. Герасимов Всего доброго!



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире