'Вопросы к интервью


В. ГЕРАСИМОВ — Добрый вечер. В эфире «Эха Москвы» начинаем, как всегда, в это время, в пятницу, программу «Сканер». Я, ее ведущий — исполнительный директор группы «Интерфакс» Владимир Герасимов. И, как обычно, мы подводим итоги недели с помощью системы «Интерфакса» «СКАН», которая анализирует источники, выделяет самые упоминаемые персоны, самые упоминаемые компании и говорит о том, как эти персоны, как эти компании отражались в СМИ.

И обычно лучше всего иллюстрируют события недели главные ньюсмейкеры. И в этой части в последний месяц рейтинги «СКАНа» были похожи на сейсмограмму мощного землетрясения. И эта неделя, пожалуй, первая, когда можно сказать, что тектоническая активность стала снижаться.

У президента Путина, который традиционно всегда возглавляет наш рейтинг самых упоминаемых персон, упоминаемость снизилась в два раза по сравнению с прошлой неделей, когда у него был очередной рекорд, кстати.

Вся верхняя часть рейтинга возвращается к привычному виду. Премьер Медведев вернулся на 2-е место, которое он потерял месяц назад. И напомню, однажды даже в течение этого прошедшего месяца опускался ниже первой пятерки. Все на фоне событий на Украине.

На 3-м месте в рейтинге «СКАНа» на этой неделе уже вторую неделю подряд президент США Барак Обама. Как раз он сейчас совершает зарубежное турне.

На 4-м месте отстраненный от власти президент Украины Виктор Янукович. Кстати, сейчас у него всего 5 тысяч упоминаний, а на пике украинских событий было 25 тысяч.

5-е место — премьер Украины Арсений Яценюк так же, как неделю назад. Правительство Украины начинает проводить реформы, согласованные с МВФ, для получения кредита, поэтому тоже много пишут о Правительстве Украины.

6-е место у убитого на Украине Сашка Билого (Музычко). Это событие стало причиной возмущения «Правого сектора». И на 7-м месте в рейтинге «СКАНа» и. о. министра внутренних дел Украины Арсен Аваков.

Кроме них в верхней части рейтинга есть еще только один ньюсмейкер, который не потерял, а набрал очки за неделю — это вице-премьер Дмитрий Козак, назначенный куратором работы правительственных органов в Крыму. У него рекордное количество упоминаний, как минимум, за год.

Премьер Крыма Сергей Аксенов на 17-м месте. В середине рейтинга по-прежнему много иностранных политических деятелей, которые активно участвуют в обсуждении украинской темы. Но сенсаций уже, правда, нет. Здесь и канцлер ФРГ Ангела Меркель, госсекретарь США Джон Керри, глава Совета Евросоюза Ван Ромпей, премьер Великобритании Кэмерон. В целом, украинская тема переместилась в широкую плоскость международной политики и стала более рутинной.

Много было на этой неделе сообщений про финансы, экономику. Министр экономического развития Алексей Улюкаев на 16-м месте сейчас у нас в рейтинге «СКАНа». Говорил, что из-за украинского кризиса отток капитала может составить 150 миллиардов долларов, а рост экономики еще больше замедлится.

По вопросам национальной платежной системы высказывалась глава Центрального банка Эльвира Набиуллина, она на 30-м месте. Рядом с ней глава «Сбербанка» Герман Греф.

Юрий Ковальчук, главный акционер банка «Россия», который оказался под санкциями, тоже по-прежнему уже вторую неделю подряд в нашем рейтинге самых упоминаемых персон. И еще два фигуранты этого санкционного списка тоже в рейтинге — Геннадий Тимченко и Владимир Якунин. Но их позиции значительно ниже, чем были неделю назад.

Продолжаются поиски пропавшего над Индийским океаном малазийского «Боинга». И премьер Малайзии Наджиб Разак у нас попал тоже в рейтинг, хотя и в самый конец.

Все никак не возвращается в рейтинг ТОП-50 самых упоминаемых персон Башар Асад, президент Сирии, который постоянно на протяжении последних уже трех лет в нем присутствовал. Его уже два месяца нет в нашем рейтинге. Событий в Сирии относительно мало происходит.

В общем, рейтинг за неделю сильно изменился. И таким знаковым кажется появление в нем вице-премьера Дмитрия Козака, отвечающего за экономику Крыма. Про экономику мы как раз сегодня и поговорим в первой части «Сканера». И поможет мне в этом мой коллега, специальный корреспондент «Интерфакса» Дмитрий Веклич. Добрый вечер, Дмитрий.

Д. ВЕКЛИЧ — Добрый вечер.

В. ГЕРАСИМОВ — Дмитрий только что вернулся из Симферополя. Но сначала, перед тем, как мы поговорим на эти темы, вводное от Алексея Голубева:

«Вице-премьер Дмитрий Козак, который ранее отвечал за подготовку олимпиады в Сочи, теперь будет координировать работу правительственных органов в Крыму. В самое ближайшее время федеральные ведомства примут решение о порядке выплат пенсий, социальных пособий и зарплат крымским бюджетникам.

В 2014 году дефицит бюджета Крыма ожидается на уровне 55 миллиардов рублей, и федеральный центр планирует полностью его покрыть. Первые деньги на эти цели уже выделены. Всем федеральным органам исполнительной власти на этой неделе было поручено принять отраслевые планы действий по социально-экономическому развитию Крыма.

Одним из предложений по развитию Крыма является создание на полуострове особой экономической зоны. Она может быть организована по принципу калининградской. Там инвесторы в первые шесть лет освобождались от уплаты налогов на прибыль и имущество и от продажи части валютной выручки. Российские инвесторы по оценкам Минэкономразвития готовы начать в Крыму реализацию проектов общей стоимостью в 5 миллиардов долларов, и налоговые льготы сделают инвестиции еще более привлекательными.

Правительство также рассматривает возможность создания в Крыму игорной зоны. Это также привлечет деньги в регион и ослабит его зависимость от госдотаций. Для привлечения частного капитала в Крыму планируется учредить специальную корпорацию по развитию региона. Такие корпорации действуют во многих российских областях. Они консультируют инвесторов, помогают получать необходимые разрешения, сами участвуют в финансировании.

Помимо частных проектов будут и государственные — прежде всего, социальные и инфраструктурные. Их планируется объединить в Федеральную целевую программу развития Крыма. Главным среди них сейчас называют строительство моста через Керченский пролив».

В. ГЕРАСИМОВ — Продолжаем программу «Сканер» на «Эхе Москвы». Итак, мы беседуем со специальным корреспондентом «Интерфакса» Дмитрием Векличем о том, какие же главные проблемы предстоит решать новому куратору Крыма Дмитрию Козаку.

И, конечно, главное экономическое событие недели — это введение в официальный оборот в Крыму рубля. Но в то же время две валюты в обороте — это, естественно, дополнительные проблемы, наверняка, для тех же магазинов. И для бухгалтеров компаний, наверняка, тоже дело усложняется для отчетности. Как в Крыму к этой ситуации относятся? И как долго будет длиться все-таки период? Неужели так долго, почти полтора года или даже больше?

Д. ВЕКЛИЧ — Действительно, в Крыму началось хождение двух валют, сейчас помимо гривны начал хождение рубль. Даже первые зарплаты и пенсии уже выплачены в рублях, и жители Крыма действительно смогли подержать российскую валюту в руках.

Что касается сложностей — действительно они есть. Связаны они в первую очередь с проблемами торговых сетей, с инкассацией, с двойным бухучетом, от которого пока не удается уйти. По оценкам крымских властей урегулировать эту ситуацию и как-то сбалансировать хождение двух валют окончательно удастся к концу следующей недели. Что касается хождения двух валют в целом по республике, то опять же по оценкам крымских властей этот период может быть несколько короче, чем планировалось ранее — то есть не до января 2016 года, а уже к концу этого года, скорее всего, рубль окончательно вытеснит гривну на полуострове.

В. ГЕРАСИМОВ — На этой неделе произошло отключение электроэнергии на небольшой срок. Электроэнергия, напомню, поставляется в Крым из Украины. Это напомнило о ситуации, когда 80% всей электроэнергии Крым получает из Украины материковой, и, в общем, своих источников у него достаточно мало. Есть ли уже понимание, как эта проблема будет решаться в будущем?

Д. ВЕКЛИЧ — Да, дело в том, что пока Крыму предстоит переходный период. В этот переходный период возможны, безусловно, определенные проблемы с энергоснабжением. Этого не отрицают крымские власти. И люди, сами крымчане, к этому готовы. Они с пониманием относятся к этим проблемам. Крымские власти уже заявили о готовности доставить в Крым несколько, порядка девяти переносных электростанций, которые могли бы на случай аварий как-то решить проблему с энергоснабжением социально значимых объектов.

Что же касается перспективы, то крымские власти планируют в ближайшее время реконструкцию трех электростанций — это Камыш-Бурунская, а также Симферопольская и Севастопольская электростанции. Объем инвестиций в эти проекты оценивается крымскими властями свыше 120 миллионов евро. В дальнейшем также планируется строительство в Крыму двух парогазовых электростанций. По мнению первого вице-премьера Крыма Рустама Темиргалиева это должно полностью решить проблему с энергоснабжением полуострова.

В. ГЕРАСИМОВ — Судя по всему, помимо таких общих проблем есть много мелких, житейских проблем. Люди просто нервничают, потому что часто не знают, как себя вести. Я как раз перед эфиром посмотрел портал, он называется «Ваш контроль» — это портал обратной связи с потребителями государственных услуг в России. И там довольно много комментариев, которые приходят от людей, которые не знают, как, собственно, теперь российские услуги им получить. Я смотрю, тут пишет один студент. Он московский, сам имеет украинский паспорт, из Крыма. Как ему в Москве поменять паспорт? Пишут люди по другим аналогичным проблемам.

Действительно у людей такая какая-то нервозность есть по поводу такого рода вопросам? Или, в общем, ситуация более-менее спокойная, люди ждут, понимают, что рано или поздно эти проблемы решатся? Как общее ощущение?

Д. ВЕКЛИЧ — Общая обстановка в Крыму достаточно спокойная. Надо сказать, что люди с пониманием относятся к тем временным трудностям, которые могут быть. Что касается тревог, переживаний — безусловно, без этого не обходится. Людей волнуют социальные вопросы, вопросы обеспечения жильем, вопросы работы. Потому что значительная часть жителей Крыма не в сезон работает в центральной России, и их, безусловно, волнует проблема получения паспортов и легальной формы работы в центральной России.

В. ГЕРАСИМОВ — Вот размышляя о будущих событиях, которые неизбежно произойдут, а именно: будут повышены до российского уровня пенсии, социальные выплаты, параллельно неизбежно будет переход на российские тарифы, на то же электроснабжение, на другие вещи. При всем при том, что будут сложности, могут быть сложности с доставкой товаров (в силу того, что большинство из них до сих пор шло из Украины), есть, наверняка, риск инфляции. Об этом как-то говорят в Крыму? Что для этого можно сделать, чтобы это предотвратить?

Д. ВЕКЛИЧ — Да, безусловно, крымские власти очень озабочены этой проблемой. Особенно проблема тарифов, которая волнует, в общем, все население. И здесь крымские власти приняли решение о временной заморозке тарифов на услуги ЖКХ для физических лиц, для потребителей, для обычных людей, чтобы такой переход не стал для них слишком тяжелым бременем.

Что касается цен на товары, на продуктовые товары, то они пока не выросли — видимо, за счет того, что на складах остаются какие-то запасы. И, в принципе, крымские власти готовы субсидировать цены на социально значимые товары. То есть резкого роста цен произойти не должно. И более того, руководство Крыма обещает, что переход на российские тарифы будет плавным, постепенным. И он не должен ударить по людям в первую очередь.

Что касается самих людей, еще раз повторюсь, они с пониманием относятся к этим проблемам. Большинство из них действительно рады вхождению в состав России, они праздновали это на площади — решение, принятое по итогам референдума. Поэтому отношение к этим проблемам, как к временным. И люди действительно готовы немножко потерпеть, чтобы в будущем стало лучше и легче.

В. ГЕРАСИМОВ — Вот одна такая, в принципе, хорошая новость, что компаниям, бизнесу не придется платить, по крайней мере, часть налогов — то, что в России называется «федеральными налогами». С другой стороны, потом придется и их платить, и налоговая система у нас в чем-то более жесткая. Я знаю, что на Украине более льготная система для малых компаний, в чем-то ниже многие ставки. Как себя малый бизнес чувствует в Крыму?

Д. ВЕКЛИЧ — Действительно, в Крыму велика доля малого бизнеса. Это чувствуется сразу, это видно любому гостю Крыма. И здесь ситуация следующая. Дело в том, что вполне возможно принятие решение о налоговых каникулах для предприятий Крыма, для малого бизнеса. Это может продлиться до начала следующего года.

Такой своего рода переходный период, в ходе которого крымские предприниматели, крымские бухгалтера и другие люди, связанные с налогообложением, должны пройти переподготовку, должны как-то обучиться российским стандартам налоговым. Потому что все-таки законодательства России и Украины рознятся, и в сфере налоговой тоже. И, соответственно, людям нужно время для того, чтобы к этому привыкнуть и чтобы перестроиться на новые стандарты.

Что же касается будущего экономики Крыма, то звучат предложения о создании там особой экономической зоны. Соответственно, такие условия позволят ввести определенные налоговые льготы для крупных инвесторов, которые будут вкладывать деньги в экономику полуострова.

В. ГЕРАСИМОВ — Вот про банки хотел спросить, потому что писали, что многие отделения банков не работают. Да и есть опасность, что крупные украинские банки, у которых филиальная сеть в Крыму, просто не захотят продолжать работать в Крыму. Были разговоры, что они могут продать свою филиальную сеть в Крыму российским банкам. Ну, это долгая история в любом варианте. Как выглядит ситуация на месте? Вообще вот можно в банкомате деньги получить в Крыму сейчас?

Д. ВЕКЛИЧ — Дело в том, что еще неделю назад ситуация была достаточно непростой, и действительно у банкоматов выстраивались очереди, люди пытались обналичить средства с карточек, со своих счетов. Постепенно ситуация начала стабилизироваться. По словам первого вице-премьера Крыма Рустама Темиргалиева в настоящее время в обороте в Крыму находится порядка 4 миллиардов рублей наличных.

Остается проблема с наличными долларами и евро. В мелких, небольших обменных пунктах, небольших банках бывает действительно сложно обменять валюту на доллары и евро. Что же касается крупных банков, в том числе российского «Сбербанка», «Альфа-Банка», которые там представлены, таких проблем, в общем, я лично не замечал.

В. ГЕРАСИМОВ — Вот курортный сезон. Крым — это курортное место, и есть наверняка опасения, что могут не приехать отдыхающие, сезон может быть сорван. Что говорят? Есть основания для таких опасений? Приедут туда вообще люди отдыхать?

Д. ВЕКЛИЧ — Что касается курортного сезона, то действительно большинство крымчан очень воодушевлено вхождением в состав России, они связывают с этим большие надежды на усиление туристического потока из других регионов России. Что касается малого бизнеса — это мини-гостиницы, очень много кафе и ресторанов — они также ждут того, что российский турист приедет и проведет свой отпуск летом именно в Крыму.

Существуют определенные опасения, связанные с проблемами, которые могут создать украинские пограничники тем туристам, которые будут ехать на поезде. Но в целом люди достаточно воодушевлены и действительно надеются, что курортный сезон удастся.

В. ГЕРАСИМОВ — А вот с точки зрения организации работы по федеральной целевой программе, которая может быть создана, по ведомственным программам. Глядя из Крыма, что самое главное? Самое главное — электроэнергия или строительство моста? Вот на чем нужно сконцентрироваться? Потому что все невозможно, наверняка, сразу сделать.

Д. ВЕКЛИЧ — Дело в том, что для развития любой экономики жизненно важно энергетическое обеспечение. И проблема, связанная с энергоресурсами, с водоснабжением, она на сегодняшний день остается одной из главных. Поэтому действительно крымские власти сейчас сосредоточены на решении проблемы созданы автономных ресурсов энергоснабжения Крыма, создания такой своего рода энергетической независимости от Украины во избежание провокаций и возможных проблем, которые могут возникнуть в этой связи. Поэтому, как я уже сказал, крымские власти тут готовят ряд проектов по реконструкции, модернизации действующих электростанций, по запуску новых мощностей.

Что касается водных ресурсов, то премьер-министр Крыма Сергей Аксенов неоднократно заявлял о готовности крымских властей даже по завышенной (в том числе завышенной вдвое) цене покупать пресную воду у Украины. Но опять же, крымские власти думают над тем, как можно решить проблемы в первую очередь.

Что касается строительства моста, то действительно он также важен и нужен. Он нужен для того, чтобы можно было проще и дешевле доставлять грузы и товары на полуостров.

В. ГЕРАСИМОВ — Спасибо, Дмитрий. На этом мы первую часть программы «Сканер» завершаем и делаем паузу на новости. А во второй части продолжим наш анализ и уже посмотрим на компании недели, что происходило с бизнесом на этой неделе.



НОВОСТИ



В. ГЕРАСИМОВ — Итак, продолжаем программу «Сканер» на «Эхе Москвы». И сейчас будем итоги подводить недели, уже глядя на рейтинги самых упоминаемых в СМИ компаний. В этой части программы со мной в студии вице-президент Национального платежного совета Тимур Аитов. Добрый вечер, Тимур.

Т. АИТОВ — Добрый вечер.

В. ГЕРАСИМОВ — И, наверное, понятно, почему это произошло — потому что будем мы говорить о планах создания национальной платежной системы в России. Ну, это чуть позже, а сейчас немножко об общей картине.

Все эти вещи, которые сейчас происходят, в том числе и с платежными системами — это следствие санкций, о которых мы говорили неделю назад в нашей программе. И тогда все пострадавшие компании, банки оказались в верхней части рейтинга «СКАНа». И по-прежнему о них, естественно, много пишут.

На 7-м месте среди самых упоминаемых в СМИ банк «Россия», который попал в санкционный список, на 16-м месте «СМП Банк», «Собинбанк» недалеко — они пострадали из-за санкций. Транзакции по их картам «Visa» и «Master Card» были приостановлены, что вызвало обсуждение как раз темы о создании в России национальной платежной системы. И сама «Visa» тоже попала в десятку самых упоминаемых компаний.

Ну, помимо постоянных участников нашего рейтинга — «Сбербанка», «Газпрома», «ВТБ» — в верхнюю часть еще попала малазийская компания «Malaysia Airlines». И, конечно, это связано с поисками самолета, который пропал в Индийском океане.

«Роснефть» на 8-м месте. Появилась информация о том, что компания может переехать на Дальний Восток.

«Google», традиционный участник нашего списка — на этот раз 12-е место. Видеохостинг «You Tube», который принадлежит «Google», был заблокирован в Турции.

«Apple», еще один традиционный участник — на этот раз она чуть ниже, хотя на этой неделе стала известна дата выхода нового «iPhone 6». Это будет 6 сентября.

«Аэрофлот» на 21-м месте. Было много новостей, но в том числе такая, что в «Instagram» мошенники сделали фальшивый аккаунт «Аэрофлота» и обещали, что первые 50 тысяч подписчиков получат бесплатные билеты.

«АвтоВАЗ» тоже традиционно у нас в списке, сейчас он немножко поднялся. Была отчетность за прошлый год — компания получила убытки.

Как обычно, в последние месяцы много банков, у которых были отозваны лицензии. В частности «Мой Банк» был признан банкротом — на 35-м месте. Лицензия у него несколько раньше была отозвана.

«Нафтогаз Украины» — 38-е место. Естественно, здесь тема долгов за газ, обсуждения с «Газпромом». И это еще, наверняка, тема, которая будет продолжаться много недель подряд.

Наконец в рейтинг попал МГИМО. Оттуда за критику политики России на Украине был уволен профессор Андрей Зубов.

По нашему рейтингу «СКАНа» видно, что тема Украины, Крыма сильно затронула бизнес, много так или иначе связанных с этим тем. Но, мне кажется, наиболее полно эта тема была представлена как раз обсуждением темы вокруг «Visa» и «Master Card». Подробнее о том, что произошло, информация от Алексея Голубева:

«Visa» — крупнейшая международная платежная система, на долю которой приходится около половины оборота по пластиковым картам в России. История «Visa» началась в конце 50-х годов прошлого столетия, когда «Bank of America» выпустил первую карту «BankAmericard». В 70-х годах система получила нынешнее название. В России «Visa» работает больше 25 лет, число карт этой системы в стране в 2013 году достигло 100 миллионов. Главный международный и российский конкурент «Visa» в России и в мире — платежная система «Master Card».

Уже неделю в России активно обсуждается необходимость создания национальной платежной системы, которая должна потеснить на внутреннем рынке «Visa» и «Master Card». Эта тема получила широкое развитие после 21 марта, когда две ведущие платежные системы без каких-либо уведомлений перестали проводить операции по картам банка «Россия», в отношении которого были введены американские санкции, а также по картам еще нескольких банков, владельцы которых попали в санкционные листы США.

«Ограничения расчетов по картам «Visa» и «Master Card», случившиеся 21 марта, заставили власть задуматься над тем, как обезопасить граждан от подобных случаев», — сказал министр финансов Антон Силуанов. Президент Владимир Путин объявил, что у России будет создана собственная платежная система по примеру Японии, где национальная платежная система развилась до уровня международной и действует более чем в 200 странах мира.

По оптимистическим оценкам чиновников российская платежная система может заработать уже нынешним летом или осенью. Попытка создания национальной платежной системы в России предпринималась и раньше, но безуспешно. На сегодняшний день 85% выпущенных в России пластиковых карт относятся к системам «Master Card» и «Visa». Параллельно этим двум главным игрокам рынка в стране работает еще целый ряд платежных систем, но ни одна из них и близко не может конкурировать с международными гигантами по оборотам и числу клиентов".

В. ГЕРАСИМОВ — Так, продолжаем программу «Сканер». И со мной в студии вице-президент Национального платежного совета Тимур Аитов, у которого я как раз хочу спросить, все-таки насколько реально, что российская платежная система — именно российская, национальная — в ближайшее время как-то сможет конкурировать с привычными нам «Visa» и «Master Card»?

Т. АИТОВ — Ну, если такая задача стоит — будет конкурировать. Надо, конечно, сначала создать эту систему. И как раз идут сейчас сегодня дискуссии, обсуждения.

В. ГЕРАСИМОВ — Какой план действий? По порядку.

Т. АИТОВ — План действий, собственно, вырабатывается. Потому что ведь все хотят сделать быстрее. И можно взять что-то готовое, имеющееся на рынке и потом, так сказать, на базе этого достраивать. Либо начинать все с нуля. И оба варианты имеют свои плюсы и минусы. И вот буквально две-три недели сейчас — вот это обсуждение будет завершено и будет принято окончательное решение.

В. ГЕРАСИМОВ — На самом деле у нас таких платежных систем национальных довольно много, и было много, создавалось. И все они так или иначе…

Т. АИТОВ — Все они ушли с рынка. И благодаря…

В. ГЕРАСИМОВ — Да. Вот напомните об этом.

Т. АИТОВ — Ну, я напомню, что у нас были и «Union Card», и «STB Card».

В. ГЕРАСИМОВ — Да, «STB Card» и «Union».

Т. АИТОВ — Они на самом деле не выдержали конкуренции с международными платежными системами, и поддержки у них никакой особенно не было, тем более государственной. Конечно, они не заинтересованы были иметь конкурентов (я имею в виду международные платежные системы). А сегодня обстановка другая. Пришел этот четкий месседж с самого, что называется, верха: «Нужно создавать национальную платежную систему по образцу или взять идею того, что существует в некоторых других странах».

В. ГЕРАСИМОВ — Есть два успешных, в принципе, примера — японский и отчасти китайский, да? Вот японцам как раз удалось создать платежную систему, которая, будучи национальной, стала теперь и международной, поскольку используется фактически по всему миру.

Т. АИТОВ — В 190 странах.

В. ГЕРАСИМОВ — Как им это удалось? Почему японская система? Просто потому, что страна большая? Или какие-то были специальные меры?

Т. АИТОВ — Ну, страна, кстати, маленькая.

В. ГЕРАСИМОВ — Экономически большая.

Т. АИТОВ — Работа идет. Потому что создать собственную платежную систему не так и трудно. Ведь все идеи, что называется, на поверхности. И японцы, и те же китайцы (я имею в виду «UnionPay»), они, по существу, идеи брали со стороны международных платежных систем. Другое дело, что нужно создать внутри одной страны, сделать эту систему. Обеспечить клиентскую массу не так уж и сложно, особенно если идет разговор о Китае. Потому что на сегодняшний день, например, у того же «UnionPay» основными клиентами являются сами китайцы.

А выдвинуть ее на международный рынок, заинтересовать всех потребителей, локализовать эту систему в разных странах мира, чтобы можно было пользоваться вне зависимости от региона, страны, найти партнеров — это не так просто. И китайцы, например, начали работать со своей системой десять лет назад, более десяти лет назад. И сегодня они в тройку, кстати, лидеров входят.

В. ГЕРАСИМОВ — То есть они обогнали японцев, да?

Т. АИТОВ — Да, по числу эмитированных карт у них где-то 3,6 миллиарда. Некоторые наши аналитические компании говорят, что они даже «Visa» обогнали (китайцы, «China UnionPay»).

В. ГЕРАСИМОВ — И китайцы внутри страны просто не пускают «Visa» и «Master Card»?

Т. АИТОВ — Ну, это есть да. Вот, кстати, в этом и есть государственная поддержка, может быть, этой системы.

В. ГЕРАСИМОВ — А в Японии тоже есть какие-то внутренние ограничения? Или это просто национальная как бы система, поэтому она там в любом случае?

Т. АИТОВ — В Японии нет. Но преференции — наверное. Что-то они им помогают как-то эту систему поддерживать. На самом деле японских карт по всему миру не так много. Вот в России практически очень редко я встречал сам лично. Я например, работал IT-директором ГУМ в свое время, и практически этих карт не было. «Visa» и «Master Card». «Visa» больше, чем «Master», а «JCB» почти не было.

В. ГЕРАСИМОВ — Ну, еще «American Express», который очень популярен в Америке, но у нас практически тоже отсутствует.

Т. АИТОВ — Да, тоже отсутствует, совершенно верно.

В. ГЕРАСИМОВ — Вот если говорить о национальной системе, есть еще один претендент, пожалуй, самый сильный — это УЭК, универсальная электронная карта, которая, в общем, замышлялась сначала как некий такой электронный паспорт, как карточка для пользования госуслугами и платежный инструмент. И, в общем, долго достаточно этот проект развивался, не получил достаточно широкого распространения. Карточек, насколько я знаю, немного, около 200 тысяч.

Т. АИТОВ — Около 300 тысяч.

В. ГЕРАСИМОВ — Около 300 тысяч. Ну, немного на фоне десятков миллионов карт, даже сотен миллионов карт, которые в России выпущены. Вот насколько есть шансы у УЭК стать такой системой?

Т. АИТОВ — Вот она как раз и рассматривается. Коммерческое название сегодня УЭК — «ПРО100».

В. ГЕРАСИМОВ — «ПРО100».

Т. АИТОВ — Да. Система «Сбербанка», расчетным центром которой он является. И вот один из вариантов — использовать инфраструктуру и ресурсы этой системы «ПРО100» для того, чтобы на ее основе уже запустить национальную платежную систему.

В. ГЕРАСИМОВ — Вот здесь, наверное, главное препятствие — это то, что у этой системы один банк, который ее хозяин фактически, «Сбербанк». И многие банки другие, наверняка, не захотят, чтобы их конкурент был оператором (если это правильное слово в данном случае) такой платежной системы. Систему лучше создавать нейтральную. Ну, это препятствие.

Т. АИТОВ — Есть такие возражения. И в ответ на них предлагается, например, вычленить, собственно, платежную систему из ОАО «УЭК» — с тем, чтобы, допустим, учредителями ее стали крупнейшие банки, заинтересованные в развитии этой системы, чтобы она стала более-менее, так сказать, равноудаленной от всех банков.

В. ГЕРАСИМОВ — То есть этот вопрос решается, и может быть создан…

Т. АИТОВ — Решается, обсуждается, потому что банки сами понимают — они никогда не войдут в проект, который гарантировано не будет приносить какую-то прибыль. Ведь нам пока государство-то дало такое задание создать, но не дало никаких денег на это. И поэтому проект будет осуществляться именно за счет, что называется, пайщиков, за счет акционеров. И банк всегда заранее просчитывает, к чему приведет вот этот проект, пишет бизнес-план. Ну, не сам пишет, он нанимает специальную компанию.

В. ГЕРАСИМОВ — Вот, предположим, будет создана такая система. В любом случае потребуются годы и годы, чтобы она стала признанной и в России, и уж тем более за рубежом. Это значит, что я, например, как держатель банковской карты, перейдя на ту же «ПРО100», которую мы обсуждали, не смогу использовать ее за границей, не смогу поехать с ней в другую страну, не смогу использовать в Интернете?

Т. АИТОВ — Ну, не надо отказываться от международных платежных систем. По-моему, даже никто не собирается отказываться.

В. ГЕРАСИМОВ — Точно?

Т. АИТОВ — Да, точно.

В. ГЕРАСИМОВ — Потому что такие комментарии тоже были. Даже газетные заголовки так звучат: типа Россия откажется от «Master Card"и «Visa». В принципе, это невозможно?

Т. АИТОВ — Ну, в принципе, можно отказаться, но ни к чему хорошему это не приведет. И сами международные платежные системы не захотят, они же прибыль потеряют. А нашим гражданам, конечно, будет неудобно производить расчеты за рубежом, потому что эта новая система — еще надо договариваться, чтобы принимали в этих странах. Мы тут упомянули «STB Card». Помните, одна из первых систем?

В. ГЕРАСИМОВ — Да.

Т. АИТОВ — Она у нас принималась только в Украине, Таджикистане, в Израиле и в Арабских Эмиратах — все, вот такой небольшой список.

В. ГЕРАСИМОВ — Насколько я знаю, в НПС, где вы являетесь одним из руководителей, создана рабочая группа, которая будет заниматься этим вопросом в частности. И какой план работы? То есть как будет вестись вся эта деятельность?

Т. АИТОВ — Ну, вот буквально позавчера было совещание, и решили эту группу создать. Она будет ставить задачи аудиторам, потому что аудитором будет нанятая компания внешняя, которая будет оценивать эти два варианта: что делать? С нуля, с чистого листа… Сами знаете, иногда вот вы дом строите, один говорит…

В. ГЕРАСИМОВ – «Лучше не морочиться».

Т. АИТОВ — Да. «У меня есть какая-то изба, я дострою — и вперед». А другой говорит: «Знаешь, что? Вот лучше уж буду с самого начала». Оба варианта имеют свои плюсы и минусы. И как раз в результате этого аудита будет такое консенсусное мнение получено о том, что же нам лучше делать сегодня.

В. ГЕРАСИМОВ — Есть еще один, как мне кажется, вариант развития событий (поправьте, если это невозможный сценарий). Когда-то уже обсуждался вопрос о том, чтобы «Master Card"и «Visa» просто перенесли процессинг по российским внутренним платежам из зарубежной юрисдикции внутрь России. Даже закон такой обсуждался, но потом не был принят в такой редакции. Может быть, найдем компромисс с той же «Visa» и"Master Card», чтобы их как бы локализовать? Такой вариант возможен?

Т. АИТОВ — Ну, такой вариант и был, и обсуждался. Я помню, даже в первых версиях вот этого закона 161-ФЗ (который называется закон «О национальной платежной системе») предполагалось, что все операционные центры будут находиться на территории Российской Федерации. Но потом как-то этот пункт исчез из этого закона.

Да, конечно, может быть, если бы вот этот центр находился на территории, то было бы и проще контролировать обработку этих транзакций. Но я вам другое хочу сказать. Даже если у вас сервер в студии будет под столом стоять, он сам по себе без логина и пароля, без сисадмина — он все равно такая железка, понимаете. Важно даже это.

В. ГЕРАСИМОВ — Софт.

Т. АИТОВ — Да. Иметь доступ и управлять, собственно, этим технологическим узлом. И даже, в принципе, при желании, даже если у вас центр здесь, на территории Российской Федерации стоит, все равно можно вмешаться в его работу и остановить процесс.

В. ГЕРАСИМОВ — Вот если говорить об этапах создания такой национальной платежной системы. Здесь есть некий такой первый этап, связанный с тем, что банки между собой должны быть связаны, чтобы могли проводить платежи — то, о чем говорила Эльвира Набиуллина на этой неделе на конференции: создать некую систему платежей. Это уже позволило бы перекрыть большое количество, большую даже часть, возможно, платежей.

Есть какие-то следующие этапы. Вот как эта этапность выглядит с точки зрения структуры платежной системы? Что, собственно, надо сделать с точки зрения организации процесса?

Т. АИТОВ — Собственно, надо договориться работать совместно. Вот это самое, может быть, непростое — чтобы банки начали работать вместе, друг с другом.

В. ГЕРАСИМОВ — Ну, банки сейчас готовы? Какое ощущение?

Т. АИТОВ — Готовы, готовы. И серьезно рассматривают этот проект, потому что именно этот посыл сверху и стимулировал их для того.

В. ГЕРАСИМОВ — То есть государство ясно дает понять, что никакого другого варианта нет?

Т. АИТОВ — Да. По крайней мере, я предполагаю, что если будут какие-то трудности, проблемы, государство уж если не деньгами, то на законодательном уровне как-то поможет и будет стимулировать создание этой системы.

Я хочу сказать, что у нас много таких проблем, связанных с тем, что и данные, и процессы обработки этих данных у многих крупных компаниях находятся за пределами Российской Федерации. Вот мы сейчас вспомнили про международные платежные системы. А вы знаете, что у нас инверторные системы, системы резервирования и бронирования билетов основные мировые «Sabre», «Amadeus», «Gabriel» — все их штаб-квартиры и центры обработки находятся за рубежом. А с ними работают все наши крупные аэроперевозчики — «Аэрофлот», «S7» и так далее.

А что это значит? Это значит — все сведения не только о том, какой вы билет купили и куда вы летите, а о том, с кем вы даже летите. Так называемый PNR (passenger name record), запись вашего индивидуального трека билета, она хранится за рубежом. И всю вашу историю, все ваши путешествия можно легко проследить, начиная… Уж не знаю, когда она была создана. И все это находится там. Эти системы тоже могут сработать в ненужном, скажем, для нас направлении.

В. ГЕРАСИМОВ — Ну, то же самое, наверное, касается, вообще инфраструктуры Интернета, которая в значительной степени…

Т. АИТОВ — Совершенно верно. Инфраструктура Интернета, вот эта система маршрутизации запросов пользователей, так называемые DNS-сервера — они тоже за океаном, они тоже находятся в Америке. И, кстати, уже были такие случаи, прецеденты. Тогда внезапно исчезали из сети Интернет целые кусочки и не были доступны очень важные сервера.

В. ГЕРАСИМОВ — Ну, вот эта история, которая случилась с «Visa» и «Master Card», когда «Visa» и «Master Card» перестали обслуживать карточки ряда банков, она как бы делится на две половины. Есть банк «Россия», который попал напрямую в санкционный лист, и, соответственно, его обслуживать две компания, которые являются не российскими, и даже подчиняться этим санкционным спискам они не могут. То есть понятна их логика поведения.

Есть банки, которые не попали в санкционный список, но владельцы которых (причем владельцы меньше, чем на 50%) связаны с этим санкционным листом, скажем, ряд банков — «СМП Банк», еще несколько банков косвенно связаны с этой историей. И как выяснилось, их отключение не было оправданным, исходя из даже требований американского законодательства. И теперь эти банки намерены предъявить иски «Master Card» и «Visa» за то, что была остановлена работа для держателей их карт.

Вот насколько у них есть шансы что-то отсудить? У них есть основания юридические, как вы считаете?

Т. АИТОВ — Ну, во-первых, «Master Card» и «Visa» имеют российские представительства, которые зарегистрированы на территории Российской Федерации, операторы этих платежных систем. И иски будут подаваться, я думаю, к ним. Хотя, может быть, и в международном масштабе будут они поданы.

Я думаю, реальные, потому что, собственно, произошло вот такое необоснованное прекращение обработки транзакций, в результате которого конкретный потребитель понес убытки. Там был большой отток вкладов, паника какая-то возникла, люди стали забирать деньги. То есть понесли убытки банки.

В. ГЕРАСИМОВ — Я правильно понимаю, что если даже в России будет, предположим, через какое-то время создана и разовьется национальная платежная система, все равно все эти платежные системы связаны так или иначе между собой? То есть и японская, и китайская системы они взаимодействуют с той же «Visa» и «Master Card», потому что это некая такая сложная сеть.

Т. АИТОВ — Ну, конечно. И даже наша национальная платежная система не будет существовать изолировано. Обязательно она будет поддерживать те же самые транзакции по картам международных платежных систем, потому что к нам приезжают много туристов, которые приходят, хотят расплатиться. Никто же не будет игнорировать эти транзакции.

Просто они будут немножко по-разному обрабатываться. Если приехал какой-то Джон Смит из Америки — она будет обрабатываться и все транзакции будут маршрутизироваться стандартным образом, как принято, допустим, через Америку, если мы говорим о «Visa». А наши транзакции по картам российских банков-эмитентов будут обрабатываться здесь и приземляться на территории Российской Федерации.

В. ГЕРАСИМОВ — Ну, то есть из того, что мы обсуждали, я для себя однозначно понял, что создание национальной платежной системы — это вопрос, собственно, не совсем национальный, потому что без договоренностей с зарубежными партнерами не получится. То есть придется договариваться, придется обсуждать, придется торговаться, очевидно.

Т. АИТОВ — Ну, это естественный процесс, потому что мир-то у нас глобальный, никто не может существовать изолировано, тем более эти платежи.

В. ГЕРАСИМОВ — А вот мне как потребителю… И, скажем, даже другой пример — магазин. Для того чтобы использовать карты «Visa» при оплате, когда мы покупаем покупки в этом магазине, я должен оплатить какую-то комиссию — 2%, наверное, или что-то из этой области, да? А вот, соответственно, какой смысл магазину, чтобы была еще одна платежная система? Ему нужно тогда скидки предлагать? Как происходит процесс приобретения клиентов? Как убеждать магазины, торговые точки, чтобы они использовали карты не только «Visa» и «Master Card»?

Т. АИТОВ — Ну, магазинам (может быть, так по-простому скажу) будет выгоднее пользоваться национальной платежной системой по той простой причине, что комиссия, которую действительно торговая точка, торговое сервисное предприятие отчисляет международной платежной системе, просто исчезнет. Тут надо аккуратно, правда, следить за тарифами, чтобы у нас, как всегда, не было…

В. ГЕРАСИМОВ — Дороже.

Т. АИТОВ — Да. Заменили на национальную — тарифы остались теми же. Конечно, они будут получать, эту комиссию не будут терять. А что касается других плюсов… Если это будет такая широко распространенная система, которая, может быть, в каком-то смысле директивно будет, типа как УЭК, выдаваться гражданам для получения пенсий, госбюджетных каких-то платежей, они будут проводиться, то будет большая клиентская масса. Помните, когда говорили об УЭК, думали, что это будет гигантский…

В. ГЕРАСИМОВ — Да-да, все граждане.

Т. АИТОВ — Да, все граждане получат, просто такая тьма будет пользователей, клиентов. Если этот процесс пойдет по такому пути, просто будет больше покупателей, которые будут пользоваться. С этой точки зрения магазинам будет…

В. ГЕРАСИМОВ — И банки тоже будут также рассуждать. То есть им тоже будет выгодно, чтобы эта карта у них…

Т. АИТОВ — Ну, понимаете, в любом рассуждении есть плюсы и минусы. Да, клиентов, допустим, много. Но, с другой стороны, банки что могут сказать? «А эта клиентская база не совсем подготовленная», — к примеру, она будет высокого риска, будут большие просрочки по платежам, они будут ну не терять карты, а показывать друг другу PIN-коды. Ну, вот что-то в этом духе. Риски будут большие, и поэтому не всегда можно будет с этой большой клиентской массой, которая в первый раз получила эту карту, много заработать. Все-таки есть и плюсы, и минусы. Но со временем как тренд большая клиентская масса, конечно, отобьется.

В. ГЕРАСИМОВ — А в целом от того, что появится своя собственная система, повысится ли уровень использования карт внутри страны? То есть если всех заставить иметь карты, если бюджетников всех перевести, если запретить какие-то наличные платежи, то, значит, у нас будет та самая…

Т. АИТОВ — Да, да, да! Ну, вот эти меры запретительные, может быть, не совсем хороши. Но, тем не менее, такое направляющее воздействие, стимулирующее по эмиссии этой карты, конечно, будет положительно влиять на рынок.

Кроме того я другое хочу сказать. Ведь создавая свой собственный проект, не копируя то, что там нам привезли из-за рубежа, здесь что-то, мы же найдем те же самые высокотехнологичные рабочие места для наших граждан, которые будут поставлять софт, которые будут поставлять оборудование, которые будут этим заниматься. Понимаете, завертится жизнь, и это будет такой живой инновационный проект, который, вполне возможно, может быть, при соответствующей постановке переплюнет и китайский проект. И чего стесняться? Может быть, и «Visa» мы когда-то переплюнем.

В. ГЕРАСИМОВ — Ну, вот здесь вопрос, мне кажется, тоже важный момент, связанный с тем, что эти платежные системы идеологически относятся к давним временам, которые уже давно прошли. А сейчас появляются новые технологии: может быть, будем платить телефонами, а может быть, не знаю, проводя взглядом по кассовому аппарату. Я уж не знаю, что могут еще придумать в будущем люди. Может быть, сделать технологический рывок, проскочить этот этап и перейти к чему-то следующему?

Т. АИТОВ — Ну, есть такие предложения — действительно сделать такой шаг через ступеньку, обойти всех и без карт. Потому что, допустим, и эти средства мобильного доступа позволяют управлять своим счетом. Есть, допустим, системы платежей на QR-кодах: вы показываете — он считывает ваш персональный код с экрана телефона и так далее. Появляется масса этих новых платежных систем.

Другое дело, что опять-таки всегда те же самые банки аккуратно смотрят на риски, сопровождающие внедрение инноваций, и не всякие инновации, знаете, отбиваются. Конечно, выбросить вот тот 50-летний опыт, о котором говорил в подводке ваш корреспондент, не так-то просто. Здесь, занимаясь картами, получаете гарантированно результат. Ну, примерно, прогнозируемо.

Все инновации, все новое — к ним относиться надо тоже немножко аккуратно. Хотя если жизнь вот так нас заставит, может быть, и будем сразу пользоваться мобильными платежами и наплюем на карточки. Тем более почти у каждого есть этот аппарат. Другое дело, что не так просто воспользоваться. Я имею в виду — управлять своим счетом. Надо все-таки в голове что-то иметь.

В. ГЕРАСИМОВ — Вот я хотел спросить: вам приходилось использовать такие новые технологии на мобильном телефоне, какие-то другие? Насколько это меняет психологию пользователя?

Т. АИТОВ — Ну, использовать… Конечно, больше пока это все из области вот таких продвинутых пользователей, которые не боятся, собственно, и самих мобильных платежей. Ведь все-таки до сих пор есть в клиентской среде некое такое предубеждение — то, что в мобильном телефоне вы там платите, особенно крупные суммы, никто не будем им пользоваться.

В. ГЕРАСИМОВ — Ну а в целом психология нашего населения изменилась, люди готовы платить карточками, переходить на них? Все-таки прошло много лет, когда люди уже научились этим пользоваться.

Т. АИТОВ — Готовы. Вы знаете, почему готовы? Потому что просто экономически выгоднее стало. Вы посмотрите — ЖКХ. Раньше стояли и все платили в живом офисе живому сотруднику. А когда комиссия за платеж резко поменялась, и там раз в пять разница по платежам, все стали пользоваться безликими терминальными платежами и системой ДБО с тем, чтобы сэкономить. Здесь просто сыграл экономический факт. И даже те люди, которые не умеют пользоваться, они стали просить своих вот этих продвинутых граждан. Постепенно процесс идет, потому что за безналичными платежами будущее.

В. ГЕРАСИМОВ — Спасибо. Это был Тимур Аитов, вице-президент Национального платежного совета. Я — Владимир Герасимов.

Комментарии

3

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.

(комментарий скрыт)

(комментарий скрыт)

(комментарий скрыт)

sakranit 29 марта 2014 | 01:26

думаю Бычкова отказалась вести передачу с таким придурком

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире