'Вопросы к интервью


О.ЖУРАВЛЕВА – Добрый вечер, это действительно программа «Сканер». Сегодня ее временно ведет Ольга Журавлева, а все остальное, как положено. Добрый вечер, у нас в студии Владимир Герасимов – исполнительный директор «Интерфакса», наш обычный собеседник в этой программе. Ну, один из постоянных авторов, скажем так. Как обычно выбраны две темы для двух частей нашей программы. И первое – персона недели для меня, например, очевидная.

В.ГЕРАСИМОВ – Наша система анализирует разные источники — много тысяч – и, естественно, система «СКАН» отражает разные колебания общественного интереса; и как это отражается на страницах массовой информации, и картина так быстро меняется по дням. В начале недели у нас был такой «армянский рейтинг», потому что пошли выборы в Армении, и в нашем рейтинге самый упоминаемых персон где-то человек 6 или 7 были как раз, или участники выборов или соучастники выборов. Сейчас к концу недели остались только три персоны, которые связаны с этим событием – выборами в Армении. Это переизбранный президент Серж Саркисян – он на 9-м месте. И двое его соперников: Аванесян и Авакян – они уже ближе к концу списка находятся, хотя в начале этой недели это была главная тем.

Тогда же в начале недели сразу после этого нахлынула тема, связанная с трагической гибелью Максима Кузьмина в США. Ну, и сам Максим Кузьмин у нас на 12-м месте в числе самых упоминаемых персон. Губернатор Псковской области Андрей Турчак — именно там был расположен детский дом, откуда был усыновлен Максим и его брат – так вот, губернатор 24-й. Еще у нас есть вице-спикер Сергей Неверов Государственной думы. Ближе к концу списка. Он одним из первых сказал, что нужно вернуть младшего брата Кирилла на родину. 39 место у главы думского комитета по безопасности Ирины Яровой, которая также выступала по этому поводу. Есть посол США в России Майкл Макфол

А сам главный ньюсмейкер по этой теме Павел Астахов, который был главным спикером и эту тему начал, занимает у нас в рейтинге самых упоминаемых персон – это рекорд для Астахова – и уступает он только тандему Путин – Медведев. При этом, на этой неделе, в отличие от предыдущих, президент Путин опережает премьера Медведева по числу упоминаний почти в два раза.

Вторая по популярности тема на этой неделе – это, пожалуй, отставки депутатов. Владимир Пехтин, отставка которого добровольная, однако наиболее громкая была.

О.ЖУРАВЛЕВА – Появилось слово «пехтинг».

В.ГЕРАСИМОВ – Да, оно, собственно, появилось в прошлую пятницу, мы об этом говорили и продолжаем эту тему. Так вот, Владимир Пехтин 4-й. Ну, а оппозиционер Алексей Навальный, который приложил к этому руку, к этому самому «пехтингу», он 11-й.

Владимир Жириновский, Сергей Железняк, которые давали оценку по действиям Пехтина, тоже в рейтинге самых упоминаемых персон. Так что, тоже эта тема представлена большим количеством ньюсмейкеров.

Традиционная тема, связанная с разного рода громкими делами: глава Следственного комитета Александр Бастрыкин на 5-м месте. И – это довольно традиционно тоже — Владимир Маркин – спикер главный Следственного комитета на 6-м месте. Помимо традиционных комментариев, связанных с делами, на этой неделе было еще интервью Бастрыкина. Он говорил о том, что в частности отказался от услуг Юдашкина при изготовлении формы для Следственного комитета. Встречался он с Путиным. Так что, были темы, которые связаны с самими ведомством.

Экономический блок у нас представлен Аркадием Дворковичем. На этой неделе обсуждались слухи о его возможной отставке. Эти слухи были опровергнуты, тем не менее, почти все СМИ по ́той теме отметились, поэтому Аркадий Дворкович на 12-м месте. Кроме того, традиционная была у него тема, связанная с темой энергетической. В частности, он дал прогноз, что в этом году добыча нефти будет как в прошлом, а может, даже выше при позитивном развитии дел в отрасли.

Его коллега по экономическому блоку вице-премьер Игорь Шувалов на 19-м месте.В частности, он говорил о потерях от фирм однодневок – это целый триллион рублей в год.

О.ЖУРАВЛЕВА – Да, это был такой всплеск. У нас же все время находится какая-нибудь вещь, о которой мы знаем, что она существует в жизни, но пока кто-то не придет и не скажет, что вот эта проблема…. Да, фирмы однодневки вдруг стали такой проблемой.

В.ГЕРАСИМОВ – И 26-е место у главы Центрального Банка Сергея Игнатьева. Он не так часто появляется в числе главных ньюсмейкеров, поэтому это довольно высокое место, тем более, что оно связано не только с его выступлениями, но и с тем, что обсуждается вопрос о преемнике его на посту Центрального Банка.

О.ЖУРАВЛЕВА – Он просто по возрасту должен выбыть.

В.ГЕРАСИМОВ – Да, 11 лет прошло. Международные темы на этой неделе необычно низко находится все эти персоны международные. Как-то ничего такого, громкого не было. В частности. Президент США Барак Обама, который обычно высоко у нас в рейтинге – сейчас он только 20-й.

О.ЖУРАВЛЕВА – Писториус, наверное, лидирует?

В.ГЕРАСИМОВ – Писториус, в рейтинге есть, но он достаточно низко все-таки, во второй части рейтинга, на 30-х местах. Что еще? По бизнесу. Михаил Прохоров продал свою долю в «Полюс Голд»— 30-е место. Ахмед Билалов – герой одной из наших недавних программ тоже ушел в отставку с поста вице-президента Олимпийского комитета, и он опустился ниже.

Ну, а мы поговорим, все-таки о главной теме…

О.ЖУРАВЛЕВА – О главной персоне, которая тему принесла, разнесла и всячески муссировала. А вам, Владимир, как самому кажется – это тема сделала Астахова лидером или все-таки Астахов сделал тему?

В.ГЕРАСИМОВ – Ну, я думаю, что здесь то и другое. Тема-то в любом случае, так или иначе, имеет место быть. Она так и присутствовала все эти недели, потому что принятие этого закона, оно создало некое информационное постоянное поле, достаточно напряженное, и в этом поле все…

О.ЖУРАВЛЕВА – То есть несложно было ее раздуть, по большому счету.

В.ГЕРАСИМОВ – Ну, а то, что этот информационный эффект – он такой цепной реакцией… То есть, если вокруг все активные элементы, стоит вбросить очередной новый элемент – сразу происходит информационный взрыв. В данном случае, вольно или невольно – это другой вопрос, но тут произошло именно так.

О.ЖУРАВЛЕВА – Мы готовы послушать досье, которое нам расскажет немного о Павле Астахове. Действительно, немного – буквально пару минут:

«Павел Астахов родился в 1966 году в Москве. Отслужил срочную службу в погранвойсках. В 91-м окончил факультет правоведения высшей школы КГБ СССР. В 2002-м – школу права Питсбургского университета. Доктор юридических наук. С 1994-го года член московской городской коллегии адвокатов. В 2004-м создал коллегию адвокатов Павла Астахова. За время адвокатской деятельности Астахов представлял интересы холдинга «Медиа-Мост» и его главы Владимира Гусинского, американского гражданина Эдмонда Поупа, обвиненного в шпионаже, журналистов: Евгения Киселева, Сергея Доренко, Михаила Леонтьева, полковника Юрия Буданова и других.

В 2000-х вел программу «Час суда» на канале РЕН-TV. Правовые рубрики в журнале «Итоги», «Медведь», в «Российской газете». Автор романа «Рейдер». В 2009 году Павел Астахов назначен уполномоченным при президенте России по правам ребенка. В 2012-м его полномочия были продлены главой государства еще на три года. За время деятельности на посту детского омбудсмена проинспектировал свыше 1000 детских домов и интернатов. Активно защищал российских граждан, проживающих за рубежом, права которых были нарушены властями. Является яростным противником международного усыновления и предлагает полностью от него отказаться. Разработал программу «Россия без сирот», которая за счет поддержки россиян в деле усыновления детей и упрощения процедур позволит по его словам за 5-7 лет полностью ликвидировать детски дома, оставив только профильные и специализированные.

В конце 2012 года Астахов поддержал «закон Димы Яковлева», запретивший гражданам США усыновление российских сирот. 18-го февраля Астахов обнародовал факт смерти в США еще одного усыновленного ребенка – трехлетнего Максима Кузьмина, и обвинил в его гибели его приемных родителей. Госдеп США заявил, что обвинения Астахова безответственны. Выводы о причинах смерти преждевременны, так как следствие по этому делу не завершено».

О.ЖУРАВЛЕВА – Это было досье Алексея Соломина, о сегодняшней персоне недели Павле Астахове. Возникает несколько вопросов, в связи с этой личностью. До того, как мы попробуем посмотреть, как это повлияло, еще что-то…, все-таки то, что Астахов хотел быть значимым, важным, знаменитым – это заметно по всей истории. Человек пробовал себя так, человек пробовал себя так…. Я до сих пор не понимаю, как это получилось, что именно этот человек занял такой пост. Но, видимо, он очень этого хотел. И, казалось бы, до того, как он стал омбудсменом, мы не знали, как мучают наших детей, как страшно над ними глумиться вся окружающая действительность. Начиная от Финляндии и заканчивая проклятыми Соединенными Штатами. Это удивительный персонаж для меня. Меня поражает тот факт, что, кажется – во всяком случае, когда ты смотришь эти новости подряд – такого просто не может быть. Человек не может просто утром сказать одно, вечером, никак практически, не оправдаться за то, что это не подтвердилось, и на следующий день опять быть, как свежий, новый «грошик» быть счастливым и довольным. Это такая особенность личности — как вам кажется?

В.ГЕРАСИМОВ – Мне сложно судить об этом вопросе.

О.ЖУРАВЛЕВА – Потому что, я не могу себе представить — были разные истории.было совершена чудовищная история с Бастрыкиным. Но, в какой-то момент человек просто вышел и сказал, что вот, я был не прав, извините. Но, это похоже на человека. Все остальное мы отринем, но это похоже на настоящую эту историю. Здесь – это бесконечно длиться. Сначала – явная ложь, судя по всему. Потом – пресс-конференция, на которой он совершенно серьезно говорит, что 3 миллиона детей пострадали в Соединенных Штатах, а у нас несколько тысяч. Совершенно очевидно для всех, что это разные данные, по разным системам этих оценок и так далее. Приводятся другие какие-то данные – он продолжает действовать. Это потрясающий человек.

В.ГЕРАСИМОВ – Да, с точки зрения информации…

О.ЖУРАВЛЕВА – С Мамой это прекрасной тоже… Госдума продолжает действовать по тому пути, который проложил Астахов. Астахов считает, что ребенка нужно вернуть, потому что у него есть мать. Поэтому давайте его вернем в Россию. Все уже видели эту мать.

В.ГЕРАСИМОВ – Но жизнь сопротивляется.

О.ЖУРАВЛЕВА – Но, это не мешает. Прокуратура возбуждает дело против американки, обвиняя ее в убийстве. МИД там тоже что-то делает.

В.ГЕРАСИМОВ – Мне кажется, в этом отношении важен такой фактор, как общественное мнение. Вот, как раз наш собеседник Александр Ослон — он измеряет некие объективные вещи, связанные с тем, что думают об этом люди. Люди думают по-разному, но мне, во-первых, всегда полезно понять некие объективные вещи. Потому что все мы, так или иначе, пристрастны, а мне хотелось понять, есть что-то на что можно опереться, с точки зрения итога. То есть, как движется общественное мнение.

О.ЖУРАВЛЕВА – У нас на связи Александр Ослон – генеральный директор фонда «Общественное мнение». Александр, вы нас слышите?

А.ОСЛОН – Да, добрый вечер!

О.ЖУРАВЛЕВА – Добрый вечер! Первое, что хотелось бы узнать, насколько изменилось за последнее время отношение россиян к иностранному усыновлению? Уже после этого вопроса, который был о «законе Димы Яковлева», когда мы узнали, что достаточно большое количество протестует против этих усыновлений, сейчас какая-то тенденция есть в общественным настроениях?

А.ОСЛОН – Я не могу сейчас сказать по поводу тенденций по сравнению с тем опросом, который проходил в конце декабря, 27-го декабря. С тех пор были еще опросы наших коллег «Левада-центр» и ВЦИОМ проводили опросы, и они показывают, что тенденция в целом одна и та же, то есть, устойчивая конфигурация мнений. И, вообще, в таком вопросе, такого рода тенденции или изменения – они происходят в течение длительного периода. Первый наш вопрос по поводу ужесточения или наоборот, облегчения процедуры усыновления иностранцами российских детей мы задавали в мае 98-го года. Тогда 37% респондентов выбрали ответы «ужесточить» и «нужно запретить». В следующий раз этот вопрос поднимался в 2005-м году. Тогда суммарно было 62%. А в декабре 12-го года эта сумма дала 75% — «ужесточить или запретить усыновление иностранцами». Как видите, тема эта была актуальной не только в последнее время – и тогда это обсуждалось. И этот тренд, который мы видим, это как раз, относится к тому, что меняется. Но за полтора месяца — что либо изменилось? Только в медийном пространстве, а не в ментальном, поэтому думаю, что сегодня на эти вопросы мы получили бы, примерно, те же самые ответы.

В.ГЕРАСИМОВ – А, если посмотреть на ту же проблему с другой стороны? Как меняется количество людей, которые сами готовы здесь, в России усыновлять детей, как здесь меняется общественное мнение, общественное действие.

А.ОСЛОН – Я сейчас не готов сказать по этому поводу, хотя такие вопросы задавались и в те годы и сейчас. Наверное, в этом аспекте происходит сдвиг в большей степени, как бы вербальной готовности. По сути дела, это же не означает, что человек готов сегодня встать и пойти. Но, с другой стороны на такой вопрос социально-одобряемый ответ сегодня в большей степени «Да, я к этому готов».

В.ГЕРАСИМОВ – Как вы думаете, как отразится эта ситуация, которая развивалась последние дни на отношения к Америке – это было как раз, одним из предметов вашего анализа буквально в начале этой неделе. Исходя из этого, то, что сейчас происходило в медийном пространстве и то, что происходит вокруг темы усыновления в США – как это может повлиять на отношения к Штатам.

А.ОСЛОН -Отношение к Америке – это комплексный, интегральный параметр, который, конечно, определяется многими факторами. Так же точно, как показатель ВВП, это не какая-то отрасль, это не банковская система — а это интеграл всей экономики. Также и отношение к Америке – это интеграл множества факторов. Я полагаю, что главнейшими, такими мегафакторами первое: является то, как складывается поведение Америки, как оно интерпретируется в мире, прежде всего военно-политические аспекты. Во-вторых, сюда примыкают, разумеется, дружественные или не дружественные с Российской Федерацией.

И второй фактор, как это ни странно, абсолютно внутренний: то, как мы относимся к себе. Грубо говоря, большой комплекс неполноценности и мирное поведение Америки в мире – это резкое повышение позитивного отношения в России к Америке. Снижение комплекса неполноценности, усиление собственной значимости, осознание собственной значимости, и наоборот, военные действия Америке – будь то Югославия, Иран и то, что приписывается и так далее – происходит снижение. Вот, эти два момента: один внешний, объективный – другой внутренний, субъективный влияют. Что касается фактора всего этого феномена публичной острой дискуссии, связанной с усыновлением, здесь, как это ни странно, прежде всего, проявляется внутреннее ощущение самостоятельности. И, поэтому итог всех вопросов, связанный с усыновлением, по сути, выражается формулой: «пусть наши дети живут дома».

О.ЖУРАВЛЕВА – Потому что, мы должны сами с этим справиться.

А.ОСЛОН – В том то все и дело, что мы-то должны справиться. И, при этом объективно, нужно сначала справиться, а потом уже говорить об этом. На самом деле жизнь устроена совершенно иначе. Вначале было слово, как известно.

О.ЖУРАВЛЕВА – Понятно, спасибо большое! Александр Ослон – генеральный директор фонда «Общественное мнение» был у нас на связи в программе «Сканер». По поводу этих настроений – конечно, трудно судить так быстро за неделю, как они меняются, но мне было бы очень интересно узнать, спустя какое-то время, менялось в течение лета отношение к Павлу Астахову, как таковому, как к личности. Ну, как существуют рейтинги доверия политикам, например. Он же политик, он уже давно политик. Мне бы было интересно на это посмотреть, потому что иногда закрадывается такое ощущение, что мы сидим, мы – журналисты, читаем, есть еще какие-то активные пользователи интернета. А люди увидели программу по первому каналу, передачу, рвущую на части, про то, как мать хочет вернуть своего ребенка, а историю про то, как она потом была снята с поезда – они не увидели.

В.ГЕРАСИМОВ – И, вообще, тема мгновенно политизировалась и, как раз, такие же похожие общие заявления публичные, которые были и со стороны Псковского губернатора, они тоже характеризуют, что это такая мобилизация по теме, которая на самом деле не политическая, а человеческая. О ней могут быть разные мнения. Они могут зависеть совсем не от того, каких политических взглядов человек придерживается, а из каких-то других обстоятельств. Потому что тема – она другая, совершенно. Но, почему-то в этом случае, в силу той цепочки событий, которая имела место в последние месяцы, все теперь происходит по-другому. Это, конечно, странная ситуация.

О.ЖУРАВЛЕВА – Ну, наверное, когда-нибудь будут написаны социологами диссертации о влиянии Павла Астахова на отношение россиян к усыновлению – вот, так я скажу – и к Америке тоже. Это программа «Сканер», меня зовут Ольга Журавлева, мой соведущий Владимир Герасимов – исполнительный директор «Интерфакса». В следующей части у нас компания недели, и это будет Банк России.

НОВОСТИ.

О.ЖУРАВЛЕВА – И снова с вами программа «Сканер». Здесь в студии Ольга Журавлева, временно заменяющая Ольгу Бычкову. Мой соведущий Владимир Герасимов – исполнительный директор «Интерфакса». И наш следующий персонаж, следующий гость генеральный директор Центра экономического анализа «Интерфакса» Михаил Матовников. Здравствуйте, Михаил!

М.МАТОВНИКОВ – Здравствуйте!

О.ЖУРАВЛЕВА – Наша вторая половина, наша вторая рубрика, это компания недели. Сегодня это не совсем компания…

В.ГЕРАСИМОВ – И даже совсем не компания.

О.ЖУРАВЛЕВА – Не то, что мы понимаем под компанией. Компания единомышленников в данной ситуации.

В.ГЕРАСИМОВ – Вообще, эта неделя была более политическая, и есть более политическая…

О.ЖУРАВЛЕВА – Не компанейская.

В.ГЕРАСИМОВ – И, корпоративных, таких бизнесовых новостей, громких, по крайней мере, не случилось.

О.ЖУРАВЛЕВА – Ну, кроме «прохоровских» покупок-продаж.

В.ГЕРАСИМОВ – Ну, все-таки, это не настолько громкие события. О них был известно и чуть раньше. А вот, в тех местах, где политика смешалась с экономикой, происходили интересные информационные темы, информационные сдвиги. Как раз Банк России – это именно тот случай. Это, конечно, главный такой экономический, макроэкономический орган и число его упоминаний растет всю последнюю неделю по двум причинам. Во-первых, это связано с тем, что ищут преемника на пост его главы. До сих пор непонятно, кто именно будет этим человеком.

О.ЖУРАВЛЕВА – Может, кто-то уже нашел, просто нам не сказал.

В.ГЕРАСИМОВ – Возможно, по крайней мере, мы еще точно об этом не знаем. И, наверное, узнаем достаточно быстро. И, во-вторых, обсуждается тема создания мегарегулятора финансового. Это когда Центральный Банк присоединит к себе ФСФР России, которая регулирует финансовый рынок.

О.ЖУРАВЛЕВА – Вы уж скажите, что такое ФСФР.

В.ГЕРАСИМОВ – Это служба по финансовым рынкам, которая занимается регулированием страховых компаний, профучастников и так далее, тех организаций, которые до сих пор не подпадали в сферу регулирования Центрального Банка. Ну, вот эти две истории – они, собственно, и создают эту ситуацию.

Про другие темы. У нас все-таки еще и был на это неделе «Газпром», который отмечал 20-летие. Кстати, он на 2 месте по числу упоминаний, если сравнивать с Банком России.

О.ЖУРАВЛЕВА – Я прошу прощения, к какой компании относится отказ Украины возвращать долг за невыбранный газ? Какая компания в этом участвует?

В.ГЕРАСИМОВ – Тот же «Газпром», безусловно.

О.ЖУРАВЛЕВА – По-моему, прекрасная была тема: компания, которая того гляди, лишится крупной суммы.

В.ГЕРАСИМОВ – Я так понимаю, что никто не ожидал, что они сразу заплатят 7 миллиардов долларов. В любом случае это будет некий процесс. Что у нас еще интересного? Ну вот, «Сбербанк» у нас, как обычно тоже в тройке лидеров. Много всяких было новостей.

О.ЖУРАВЛЕВА – Про «Почту России» тоже были новости. Стала ли она героем в рейтинге.

В.ГЕРАСИМОВ – «Почта России» у нас в десятке. Она тоже достаточно много упоминалась. ВТБ в связи с планами продажи еще 10% акций – тоже у нас в числе лидеров. Вот, такой еще есть у нас сюжет, персона, ньюсмейкер в лице Уральского федерального университета имени Бориса Ельцина. Это его сотрудники обнаружили те самые осколки метеорита, которые оказались под Челябинском. Так что, он тоже попал в наш рейтинг.

«Эпл»— традиционно самая упоминаемая зарубежная компания на этой неделе 12-я. На этот раз была новость, что хакеры взломали внутреннюю сеть компании. «Шереметьево». Ну, последние все недели «Шереметьево» упоминается в связи с всякими случаями авиационных происшествий, дебошей.

О.ЖУРАВЛЕВА – Традиционного вандализма случаи…

В.ГЕРАСИМОВ – Да. Кстати, «Домодедово» тоже отметился по этой теме, но попал только на 44-е место, значительно уступив «Шереметьево». Там тоже на борту самолета хулиганили пассажиры.

«РусГидро» — это тоже была компания, активно упоминавшаяся на этой неделе.

О.ЖУРАВЛЕВА –Про компанию «Оборонсервис» интересуется наш слушатель Дмитрий.

В.ГЕРАСИМОВ – «Оборонсервис» у нас фигурирует, на 41-м месте.

О.ЖУРАВЛЕВА – И мы знаем, почему.

В.ГЕРАСИМОВ – Конечно, новые были дела, теперь 25 уже дел связано с «Оборонсервисом» и его «дочками». Ущерб государству уже увеличился до 5 миллиардов рублей. По крайней мере в оценке следователей. Так вот, про «РусГидро». Там дело в связи с хищением миллиарда рублей при строительстве Загорской ГЭС. Об этом деле упоминал Путин, и компания под воздействием этих слов подала на иск, соответственно эта история развивалась.

Московская биржа провела IPO. Начала торговаться, IPO продолжает обсуждаться, поэтому она 26-я у нас – тоже достаточно высоко. Появилась у нас в рейтинге Военно-медицинская академия Петербурга. Там скончался режиссер Алексей Герман, поэтому о ней много писали.

Ну, еще попал «Уралвагонзавод». Там новый танк разработан – «Терминатор».

О.ЖУРАВЛЕВА – «Уралвагонзавод» — это компания на века уже…

В.ГЕРАСИМОВ – Я предлагаю напомнить про Банк России.

О.ЖУРАВЛЕВА – Да, у нас тоже есть досье на эту тему. Алексей Соломин представит Банк России:

«Банк России в этом году может стать единственным мегарегулятором финансового рынка страны. К его нынешним полномочиям по надзору за банками добавится функция регулирования на фондовом, страховом рынках и надзор за пенсионными фондами. Таким образом, реализуется идея о мегарегуляторе финансового рынка, обсуждение которой то возобновлялось, то затихала на протяжении почти десяти лет. Все это время Банк России, Минфин и Федеральная служба по финансовым рынкам вели спор о том, кто должен стать финансовой организацией страны, и надо ли отказываться от идеи раздельного регулирования рынков? Дискуссия завершилась в конце 2012 года. Решением правительства об интеграции в Банк России Федеральной службы по финансовым рынкам, которая два года назад получила еще и полномочия по надзору за страховыми компаниями.

Таким образом, после того, как ФСФР вольется в Центробанк, разделение регулирования финансового рынка по различным ведомствам завершится. По словам первого вице-премьера Игоря Шувалова может заработать уже в этом году. Председатель Банка России Сергей Игнатьев заявил, что ЦБ готов заниматься всем финансовым сектором и справиться с поставленными задачами. Однако мегарегулятор будет запущен уже без Игнатьева. Нынешний глава Банка России уходит в отставку в июне 2013 года, проработав 11 лет на этом посту. Правительство и Кремль не обсуждают возможность изменения законодательства для продления полномочия Игнатьева и ищут для мегарегулятора нового руководителя. По сообщениям СМИ, на этот пост рассматриваются кандидатуры первого зампреда ЦБ Алексея Улюкаева, бывшего министра финансов Алексея Кудрина, главы банка ВТБ-24 Михаила Задорнова. В четверг еще одним кандидатом на пост главы ЦБ был назван бывший министр внешнеэкономических связей Сергей Глазьев, который сейчас является помощником президента России по экономическим вопросам. Но, в Кремле сегодня опровергли эту информацию.

О.ЖУРАВЛЕВА – Ну, и самый первый, самый такой, бессмысленный вопрос: Есть ли какие-то идеи, кто будет все-таки главой Центробанка? Понятно, что люди были перечислены, но к Михаилу Матовникову вопрос: у вас есть какой-то любимый кандидат на этот пост? Который вам кажется таким самым-самым подходящим? Нет?

М.МАТОВНИКОВ – Нет.

В.ГЕРАСИМОВ – Я думаю, надо задать такой более правильный вопрос, какие обычно задаются аналитиками. Потому что глава Центрального Банка – это же не просто человек, это же политика. В Японии меняют главу ЦБ, так вот там столько вокруг этого драмы, потому что меняется монетарная политика всей страны, потому что меняется глава Центрального Банка. В нашем случае, мне кажется, наиболее вероятный вариант, что политика принципиально не изменится, потому что те кандидаты, которые назывались – они все, более или менее, — не считая Глазьева, конечно – все, более-менее, находятся в переделах одной макроэкономической школы.

О.ЖУРАВЛЕВА – За жесткую линию выступают.

В.ГЕРАСИМОВ – Ну, и вот, обычно тех, кто выступает за жесткую политику, как нынешний глава ЦБ – называют ястребами, а тех, кто выступает за смягчение, чтобы денег накачать в экономику, раздать – их называют голубями. И, соответственно, Михаил, кто будет – ястреб или голубь? Твой прогноз?

М.МАТОВНИКОВ – На самом деле время решать еще есть. И, я думаю, что главным фактором будет развитие экономики. Мы видим, что экономика может тормозиться, а это означает, что тема о мерах стимулирования экономики будет в этом году гораздо более острой, чем в предыдущих.

О.ЖУРАВЛЕВА – А, это значит, что нужен человек более гибкий, правильно?

М.МАТОВНИКОВ – Ну, по крайней мере, возможно, растет лагерь людей, считающих, что денежная политика должна быть более экспансионистской, и денег в экономику нужно давать как можно больше. С другой стороны, надо понимать, что денежная стабильность, и прежде всего, плавающий курс рубля являются главным достижением последних нескольких лет, и отказываться от этого было бы очень и очень…

О.ЖУРАВЛЕВА – Неразумно. Тогда получается, что в зависимости от тенденции будет, соответственно и выбор? А, что касается всех прошедших лет – у Игнатьева же была совершенно…. Он столько времени находился, что можно говорить о том, что он то и был Центробанк. Так ли это?

Что вся политика, которую вел Банк России, она была в русле его представлений о том, как это должно быть на самом деле. Или на него влияли какие-то люди?

М.МАТОВНИКОВ – Ну, я бы не стал персонализировать весь Центробанк в одном Сергее Михайловиче. Все-таки там достаточно большая команда и зампреды Центрального Банка все, действительно, профи в своих вопросах, и я бы не стал…. В том числе, среди возможных кандидатов называют действующих зампредов – все они очень достойные кандидаты.

В.ГЕРАСИМОВ – В частности, Алексей Улюкаев активно ассоциируется с текущей политикой.

М.МАТОВНИКОВ – Ну вот, Улюкаев – человек, которого финансовые рынки привыкли слушать. Он приходит и говорит: «Будет так!» — все, значит, так оно и будет.

В.ГЕРАСИМОВ – Здесь важно сказать, что один из пунктов, по которому сейчас идет атака на ЦБ – это то, что ставка рефинансирования слишком высокая. И, соответственно, ЦБ отвечает на то, что на самом деле реальная ставка, по которой банки получают деньги, она чуть ниже на полтора-два пункта, примерно, нежели так, которая заявлена в качестве официальной ставки рефинансирования, но, тем не менее, хочется меньше. Ну, например, такие голоса звучат и от предпринимателей и в Думе и так далее и тому подобное. Вот, твой прогноз: может ли это сказаться на том, что ставка станет другой, будем меняться?

О.ЖУРАВЛЕВА – Кто кого поборет…

М.МАТОВНИКОВ – Правильный ответ состоит в том, что НЕРАЗБ. Центрального Банка есть целое семейство ставок. Их, наверное, две дюжины. И, ставка рефинансирования, это ставка по которой никакие деньги никто никогда не получает. Ставка используется при расчетах с налогоплательщиками Минфином и тому подобное. Это референтная ставка. Кроме того, некоторые кредитные ставки в экономике привязаны к ней, например в ВТБ часть ипотечного портфеля привязано к ставке рефинансирования. И, если бы Центральный Банк, например, снизил процентную ставку рефинансирования на 2 процентных пункта, то текущие ставки по ипотеке ВТБ могли бы на уровне 9%.

О.ЖУРАВЛЕВА – Это ближе как-то к гражданским чувствам…

М.МАТОВНИКОВ – Это ближе, но это очень серьезный мог бы быть удар по финансам ВТБ.

В.ГЕРАСИМОВ – Я напомню, что, между прочим, из-за этого кризис-то и был в Америке. Ставка должна быть такой, которая должна быть.

М.МАТОВНИКОВ – Да. Поэтому речь идет о том, что сама ставка рефинансирования, как ставка референтная, то есть на которую смотрит рынок, к которой привязываются, она на самом деле должна быть относительно стабильной, предсказуемой и именно эту функцию выполнять. А вот, те ставки, по которым Центральный Банк реально дает деньги коммерческим банкам – они на самом деле намного ниже, и именно, на эти ставки нужно смотреть, когда анализируешь денежные предложения.

В.ГЕРАСИМОВ – Второй вопрос тоже принципиальный к ЦБ –это, какой у нас курс рубля.

Например, тот же Дерипаска – руководитель крупнейшей нашей компании – он сказал, что Банк России выпил всю кровь у российской экономики, потому что курсрубля у нас слишком высокий и экспортеры, соответственно из-за этого недополучают денег, потому что затраты растут, а соответственно экономическая выгода снижается. А, по рублю, какие у нас перспективы, твое мнение?

М.МАТОВНИКОВ – Вообще-то говоря, рубль находится абсолютно в плавающем движении, и определяется в значительной степени, что России продолжает быть большой текущей НЕРАЗБ. текущего счета, потому что экспорт намного больше нашего импорта. И этот приток в экономику новых денежных средств, безусловно, оказывает очень серьезное поддерживающее влияние на курс рубля. Поэтому все панические выступления серии того, что «сейчас рубль девальвируется» как правило оказываются посрамлены ровно потому, что очень сложно ждать, чтобы руль не с того не сего девальвировался в условиях того, что мы видим с внешней торговлей.

В.ГЕРАСИМОВ – Получается то, что коридор для изменения политики – он на самом деле довольно узок. Пожалуй, одно есть место, где гибкость может быть чуть выше. В частности, одним из кандидатов на пост главы ЦБ называют Задорнова, который руководит коммерческим банком, в частности он критиковал Банк России за то, что он прессует банки мерами регулирования. В частности, в отношении потребительского кредитования. Есть определенные проблемы со страхованием вкладов, и справедливость этих ставок в отношении всех банков. Тут, какие могут быть возможности? Может банк России при новом руководителе изменить свою политику в отношении коммерческих банков.

М.МАТОВНИКОВ – Вообще говоря, было бы странно, если бы политика по отношению к коммерческим банкам в контексте создания мегарегуляторов не претерпела никаких изменений. Все-таки, если Центральный Банк будет отвечать за весь финансовый сектор, он не может создать, например, привилегированные условия коммерческим банкам и загнать за Можай всю остальную финансовую систему, особенно перспективу создания международного финансового центра. А, именно такая перспектива является главным обоснованием того, что нам нужен мегарегулятор.

О.ЖУРАВЛЕВА – Я прошу прощения, это вообще реальная перспектива, или это идея?

М.МАТОВНИКОВ – Ну, на данной стадии это, наверное, больше выглядит, как идея. Но это идея, за которой следуют, вообще говоря, вполне конкретные действия. И, если эти действия будут совершены, по любому финансовому сектору – это будет фактором его прогресса. Если возвращаться к вопросу о праве банка, то я, например, проповедую теорию о том, что нашей банковской системе нужна очередная банковская реформа, которая связана с выводом нашего надзора с выводом на следующий уровень. Последний такой серьезный прогресс был связан с введение системы страхования вкладов, которые претерпели большие…

О.ЖУРАВЛЕВА – Начало кризиса в мозгах обывателей связано с тем, что сейчас начнется: очереди в банках, убийства и все такое. Ведь, шутки шутками, но я вас сейчас слушаю, и понимаю, что мы вот, все время предъявляем претензии к законодателям, к тому сему, пятому-десятому, но в сфере регулирования этих вещей, касательно граждан, хотя бы… Граждане имели, действительно, относительно тихую гавань и достаточно долгое время. Несмотря на многие кризисы, которые происходили вокруг. Это заслуга банка?

М.МАТОВНИКОВ – Центральный Банк, безусловно, достиг большого прогресса. Он был достигнут в очень короткий период. Я бы сказал, что с года 2005-2006-го прогресса, практически нет. Это, несомненно, связано с тем, что реформаторский пыл после смерти Андрея Козлова несколько уменьшился.

О.ЖУРАВЛЕВА – Да. Вот, агентство по страхованию вкладов, все новинки, которые появлялись…

М.МАТОВНИКОВ – Но, те изменения, которые проведены, конечно, для российской банковской системы это была, безусловно, революция. И, в общем, мы до сих пор являемся бенефициарами всех изменений.

В.ГЕРАСИМОВ – Банкам вряд ли будет лучше, с учетом того, что «Базель -3» все равно грядет. Это более жестки формы регулирования банков.

М.МАТОВНИКОВ – Это не более жесткие нормы, это более высокие требования к капиталу. Это не то, что более жесткие нормы. Более жесткие нормы – это выявить всех связанных заемщиков, начислить по ним стопроцентные резервы, обнаружить, что у банков нет капитала и закрыть эти банки – вот, это жесткие нормы. А сказать, что у вас теперь процент остаточности капитала будет не 10, а 12% — это не жесткие нормы.

О.ЖУРАВЛЕВА – Я напомню, что у нас в студии Михаил Матовников – генеральный директор центра экономического анализа «Интерфакса». Говорим о компании недели – Банк России. Здесь уже, мужчины, вы сказали несколько раз одно роковое слово «мегарегулятор», к которому идет вроде бы тенденция, и вроде бы кое-что для этого сделано. Для чего он нужен-то?

В.ГЕРАСИМОВ – Центральный Банк будет регулировать финансовый рынок, а это означает, что он будет курировать создание в Москве того самого финансового центра, о котором столько времени говорится. Пока у нас движение в обратную сторону происходит. У нас рынок все меньше, соответственно, IPO все меньше. И, как-то прогресс не наблюдается. У меня такое опасение, что по мере движения к мегарегулятору, наш финансовый рынок, который…

О.ЖУРАВЛЕВА – Регулировать становится уже нечего…

В.ГЕРАСИМОВ – Ну, да. Он может как-то не дожить, учитывая, что Центральный банк будет еще сильнее регулировать, а там как-то все больше проблем…

О.ЖУРАВЛЕВА – А, будет ли он сильнее…?

М.МАТОВНИКОВ – Против этого были главные возражения, по поводу передачи функции мегарегулятора Банку России, в том, что наш рынок за пределами банка – это не то, где нужно ограничивать риски, а что нужно развивать. И, вообще, фондовый рынок, в отличие от банков, которые должны риски минимизировать, это место, где люди приходят, принимают риски: кто-то несет убытки, кто-то получает прибыль. Собственно говоря, на то он и живет. Это не то место, где положил средства не депозит и должен получить их…

В.ГЕРАСИМОВ – Это то место, где происходит торжество рыночной экономики. Когда IPO…

О.ЖУРАВЛЕВА – Тогда, что здесь регулировать, возникает вопрос?

В.ГЕРАСИМОВ – Регулировать, конечно, надо. Нельзя давать возможности, чтобы создавались компании МММ, и IPO проводили – это мы делать не должны. В то же время уровень конкуренции должен быть достаточно высоким. И, в последние годы регулирование на этом рынке, оно привело к тому, что число участников физически сократилось. Скажем тех же НЕРАЗБ. участников.

М.МАТОВНИКОВ – Ну, это на самом деле не так уж плохо. Например, тот же страховой рынок очень много потерял, когда закрыли страховые схемы выплаты заработной платы. С другой стороны, был ли это страховой рынок, если это была просто налоговая оптимизация. Да, безусловно, страхование стратегически, как и отрасль пенсионная для российской банковской системы, очень интересна, но, как идея развития общего финансового конгломерата, который будет предоставлять услуги. Но, и самостоятельно для нашей экономики, если выходящие сейчас пенсионеры про это не думать – у них нет накоплений, но те, кто сейчас вступает в трудовой возраст, являются молодыми людьми, они должны будут понимать, что их пенсия будет полностью зависеть от того, что они накопят за пределами государственной пенсионной системы.

О.ЖУРАВЛЕВА – И только такой способ будет давать возможность как-то, более-менее, существовать.

М.МАТОВНИКОВ – Ну, конечно. То, что сейчас обсуждается в ходе пенсионной систему, что у нас будет высокий коэффициент замещения – но, не надо забывать, что высокий коэффициент замещения считается от средней зарплаты по стране 17 тысяч рублей.

О.ЖУРАВЛЕВА – Да. Радость, конечно, большая…

М.МАТОВНИКОВ – Для тех, кто планирует получить коэффициент замещения 100% не факт, что они своей нынешней зарплатой будут довольны.

О.ЖУРАВЛЕВА – Вот, вопрос, который, собственно, я и хотела задать. Чего ждать рядовому обывателю от этих движений? Не банкиру, не игроку на бирже, не участвующему никак на рынке. Во-первых, что грядет, если Москва становится финансовым центром. Здесь что – будет очень много денег и все станет еще хуже?

М.МАТОВНИКОВ – Будет больше «Феррари» — это факт. Я не думаю, что это прямо так коснется рядового человека. По идее должен увеличиться доступ к капиталу у российских компаний. Это означает, что в принципе, это должно сказаться в более высоких темпах роста экономики.

О.ЖУРАВЛЕВА – Новые места, новые предприятия, бизнес.

М.МАТОВНИКОВ – С другой стороны, эти цели достижимы и без создания международного финансового центра в Москве, если эти деньги будут приниматься за рубежом.

В.ГЕРАСИМОВ – Я бы посмотрел на проблему шире. Ведь, в сущности, что такое финансовый фондовый рынок? Это место, где происходит перераспределение денег. В экономике либеральной, рыночной это происходит естественно, рыночным путем. То есть, рынок выбирает, где более эффективное место. Мы видим, как это происходит в той же Америке. И мы видим, как это происходит с успешными IPO, когда люди вкладываются в некое предприятие, перспективы которого туманны — иногда розовые, иногда более розовые — и некоторые выигрывают. Как те люди, которые вложились в компанию «Эпл» десять лет назад и заработали в десятки раз больше, чем они вложили. В некоторых случаях происходит наоборот: некоторые компании оказываются совсем другого типа. В нашей экономике сейчас перераспределение капитала происходит не таким рыночным путем. У нас крупные компании, у нас структуры, где капитал движется внутри этих структур. Некоторые из них чисто государственные, некоторые полугосударственные и все это некая, такая то ли «южнокорейская» то ли еще какая модель…

О.ЖУРАВЛЕВА – Если конкретней сказать…

В.ГЕРАСИМОВ – В интересах нашей экономики, развитие конкуренции. А развитие конкуренции – это, в том числе, и конкуренция на рынке капиталов. Поэтому фондовый рынок –это, вообще, самое главное, что может обеспечить рыночное эффективное будущее нашей экономики. Не знаю, согласен ли со мной Михаил.

М.МАТОВНИКОВ – Под фондовым рынком часто подразумевают еще рынок акций, а на самом деле фондовый рынок во всех странах мира это по большей части, рынок долговой. И вот, наша проблема состоит в том, что наш долговой рынок очень невелик. Он в значительной степени контролируется банками. То есть, вообще говоря, нет…

В.ГЕРАСИМОВ – И все–таки он развивается последние годы, в отличие от рынка акций более активными темпами.

М.МАТОВНИКОВ – Да, он развивается, но он, собственно говоря, развивается под одну идею: «купим облигации, сдадим их РЕПО Банка России, поэтому это не совсем тоже самое, когда на рынок пришли инвесторы и хотят купить облигации надежных компаний, чтобы на этом заработать. Поэтому вот, это будет главный эффект – собственно, доступ компаний к капиталу. Не обязательно акционерному – хотя бы к долговому.

О.ЖУРАВЛЕВА – Джентльмены, я хочу понять такую вещь. Вы сейчас говорите о серьезных людях, которые знают, как работает вся эта штука. Сидят в банке и, действительно, понимают. Они принимают какие-то решения, и мы видим результат. У нас там прогорают или не прогорают банки; у нас девальвируется или не девальвируется рубль. Вроде, простите, чуть ли не единственные профессионалы в такого рода структурах, где мы точно понимаем, что люди вроде как дело знают. Может быть, это оттого, что большинство из нас это дело не знают. Единственный только вопрос. Банк России все-таки зависит от политической власти? Он не может действовать по законам рынка, по законам экономики до бесконечности. В какой-то момент к ним обратится самый главный мегарегулятор и потребует или попросит сделать что-то или нет?

М.МАТОВНИКОВ – Надо понимать, что в условиях кризиса подобного рода решения все равно принимаются коллегиально в любой стране мира. В Америке тоже министр финансов собирает у себя всех банкиров – а у них министр финансов – это самая главная денежная власть – и Совместно с ФРС принимают решения, как они будут накачивать экономику.

В.ГЕРАСИМОВ – В Японии просто банк наклонили на наших глазах и заставили его смягчить…

О.ЖУРАВЛЕВА – О чем и речь…

М.МАТОВНИКОВ – Поэтому не надо… это все-таки вопрос макроэкономической политики, просто она должна быть в достаточной степени сбалансирована. Люди должны понимать, что просто напечатать деньги – это инфляция. Особенно в стране, где финансовый рынок мелкий, и деньги сразу же выплескиваются на рынок потребительский из него.

В.ГЕРАСИМОВ – И все-таки, даже в ходе кризиса, приоритет Банка России связан с тем, что поддержание связан с тем, что поддержание нормально уровня инфляции и курса рубля – это все-таки фундаментальные вещи в экономике.

О.ЖУРАВЛЕВА – В политике, кстати, поддержание курса и это все – это тоже одна из фундаментальных вещей. Поэтому, если очень умные люди, понимающие в макроэкономике, скажут каким угодно властителям: вы знаете товарищи, вы на следующих выборах получите вот это вот…

В.ГЕРАСИМОВ – В нашей истории это уже было и ничем хорошим это не кончилось.

О.ЖУРАВЛЕВА – В любом случае мегарегулятор звучит пугающе, но я так понимаю, что это естественная перспектива.

М.МАТОВНИКОВ – Многие страны прошли этот этап: создавали мегарегуляторы. Некоторые эти мегарегуляторы теперь разбирают. Такие вопросы, вообще, с моей точки зрения, надо строить вокруг людей. Потому что нет ничего такого в Центральном Банке, как органе, что бы делало его лучшим мегарегулятором, чем любая другая организация. Это вопрос о том, где находятся самые профессиональные кадры, которым больше верит фондовый рынок и тому подобное. В этом смысле, конечно, сейчас репутация Банка России абсолютно несопоставима с ФСФР.

О.ЖУРАВЛЕВА – Ну, что же. На этом мы заканчиваем программу «Сканер». Компания недели сегодня – так уж вышло – была Банк России. Центробанк, соответственно, сейчас мы обсуждали это с генеральным директором Центра экономического анализа «Интерфакса» Михаилом Матовниковым. Владимир Герасимов – исполнительный директор «Интерфакса», обычный соведущий этой передачи. Напомню, что в первой части мы говорили о персоне недели – это был Павел Астахов, а меня зовут Ольга Журавлева. Это программа «Сканер». Спасибо!

Комментарии

14

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.

mihail276 22 февраля 2013 | 22:26

Взгляд в экран является чистотой, или похрену.


22 февраля 2013 | 22:27

................................Павел Астахов.........................................
В течении суток уже дважды поменял свои умственные заключения о гибели ребёнка.
Может ему мешают сосредоточится на работе постоянные перелёты между Россией(работа) и Францией(семьёй).
Надо взять участок работы попроще и не будоражить население страны своими умозаключениями!


22 февраля 2013 | 22:35

если астахов и персона недели, то с обязательной прибавкой - нон грата


22 февраля 2013 | 23:42

"На сайте адвоката П.Астахова значится, что у него два высших образования, причем в 2002 году он получил ученую степень магистра права с представлением диссертации в Университете Питтсбурга (штат Пеннсильвания).
звучит солидно: ученая степень, магистр права, тема диссертации...все эти слова подводят читателя к мысли, что писалась и защищалась диссертация в Университете Питтсбурга, после чего присваивалась научная степень. Я попросил знакомого американского адвоката пояснить мне, что делал Астахов в Питтсбурге. Получил такой ответ:..." - http://avmalgin.livejournal.com/3600713.html


s_serge 23 февраля 2013 | 00:29

Ох, чует моя печень: поедет Астахов скоро в след за Пехтиным. Только не в США (америкосы народ памятливый), а куда-нибудь к Чавесу или на Кубу...


(комментарий скрыт)

22 февраля 2013 | 22:48

засланец через ре..


22 февраля 2013 | 23:14

Павлик Морозов хотел настучать на своего родителя ,но был им убит.Павлик Астахов настучал на приемных родителей 3-х летнего Кирилла. Его судьбу решат результаты расследования, когда оно будет закончено.
Вне зависимости от результатов, он будет жить припеваючи.:))))


(комментарий скрыт)

(комментарий скрыт)

mihail276 22 февраля 2013 | 23:01

"А как любуется собой!- Вы подорвёте энэргетику карликов.


mihail276 22 февраля 2013 | 22:42

ГБ- не интерересует, что народ говорит-для этого есть Астахов с ТВ передачей.


22 февраля 2013 | 22:58

Олицетворение путинизма.


22 февраля 2013 | 23:14

Фото с Борей Моисеевым- супер!;))


vale_a 23 февраля 2013 | 01:07

Вся беда в том ,что 70% населения страны,торчавшего у ящика в пятницу,отдали свой голос жирику и астахову. Политическая агитация работает как и в прошлом веке.Стадное чувство развито у нас как не у одного народа.К сожалению.


eldar 23 февраля 2013 | 01:24

70% населения следуя из вашего рассуждения стадо, только ваше непризнанное меньшинство является совестью России.


jura391 23 февраля 2013 | 04:22

Нашли кого обсуждать. Стоит ли этот лжец и приспособленец Астахов такого внимания к его персоне? Плюнуть и растереть... .

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире