'Вопросы к интервью
06 августа 2006
Z Школа молодого отца Все выпуски

Режиссура воспитания


Время выхода в эфир: 06 августа 2006, 12:08

А.НАСИБОВ – Работает радиостанция «Эхо Москвы». В столице нашу радиостанцию можно принимать на частоте 91,2 FM. Ашот Насибов у микрофона, и мы начинаем «Школу молодого отца». Я приветствую всех почтенных слушателей, приветствую режиссера, актера и просто хорошего человека Дмитрия Астрахана, сидящего в студии напротив меня. Здравствуйте, Дмитрий Хананович.

Д.АСТРАХАН – Здравствуйте, здравствуйте.

А.НАСИБОВ – Я пригласил Вас, чтобы сообщить пренеприятное известие.

Д.АСТРАХАН – То есть? Еще один родился ребенок? Что Вы, не пугайте.

А.НАСИБОВ – Так. Еще один – это что значит? Сколько их у Вас?

Д.АСТРАХАН – Четверо, четверо.

А.НАСИБОВ – Четверо.

Д.АСТРАХАН – Да.

А.НАСИБОВ – Четверо. Сколько лет детишкам?

Д.АСТРАХАН – Вы знаете, старшему 13 – Паше, Маше – 10, Наташе – 7 и вот Ане по паспорту, а в народе называемой Глаше, ей 1,5.

А.НАСИБОВ – Глаша, как?

Д.АСТРАХАН – Глаша – Аня.

А.НАСИБОВ – Она же Глаша.

Д.АСТРАХАН – Она же Глаша. Споры продолжаются.

А.НАСИБОВ – 1,5.

Д.АСТРАХАН – 1,5, да.

А.НАСИБОВ – Так.

Д.АСТРАХАН – По поводу имени, я имею в виду споры.

А.НАСИБОВ – Споры продолжаются.

Д.АСТРАХАН – Да, конечно.

А.НАСИБОВ – И сразу вопрос: а как, по какому принципу-то Вы имя-то выбираете?

Д.АСТРАХАН – Вы знаете, я выбираю по принципу некоего звучания: Анна Дмитриевна Астрахан. Мне казалось так нормально как-то, ну, так звучит. Мои дети выбирали по принципу: Паша, Маша, Наташа, Глаша. Вот им нужно было, чтоб рифма была. Почему-то хотелось так.

А.НАСИБОВ – Даша.

Д.АСТРАХАН – Даша. Ну, вот как-то Даша кому-то не нравилось. Это вечный спор.

А.НАСИБОВ – Паша.

Д.АСТРАХАН – С Паши начинал все-таки, с Паши начиналось все.

А.НАСИБОВ – Да. Ну, еще одна Паша.

Д.АСТРАХАН – Еще одна Паша. Ну, уже многовато как-то, да. Так что это целая история. Ну, не важно. Думаю, как-то в итоге имя определится, будем надеяться.

А.НАСИБОВ – Подождите. Но Вы метрику получили? Я имею в виду, там, в ЗАГСе, где там зарегистрировали?

Д.АСТРАХАН – Зарегистрировали, конечно. Зарегистрировали Аней, но зовут Глашей все. Вот тут проблема.

А.НАСИБОВ – Зарегистрирована Аней, зовут Глашей.

Д.АСТРАХАН – Да.

А.НАСИБОВ – А когда девочка чуть-чуть еще подрастет, то у нее не возникнет такого некоего раздвоения?

Д.АСТРАХАН – Вы знаете, я не знаю. Пока я не хочу об этом так особо думать, то надеюсь, что не возникнет. Как-то, думаю, определимся в ближайшее время еще потом.

А.НАСИБОВ – Но и Вы, и супруга, вы все зовете ее Аней? Или Глашей зовете.

Д.АСТРАХАН – Нет, мы ее зовем Глашей, Глашей, Глашей. Уже даже я стал ее звать. Хотя я боролся долго, но даже я стал звать ее, да, Глашей. Ну, не будем уделять этому столько внимания, не самый главный вопрос сегодняшнего дня.

А.НАСИБОВ – Все. Первый заряд мы выпустили. Я традиционно предупреждаю Вас, как и всех гостей в этой студии в «Школе молодого отца»: Вы имеете полное право не отвечать на любые вопросы мои либо вопросы слушателей. Я все читаю, далеко не все повторяю в эфире, естественно. А во второй половине часа мы примем несколько телефонных звонков. Дмитрий Хананович, сколько Вам лет?

Д.АСТРАХАН – Мне 49.

А.НАСИБОВ – 49?

Д.АСТРАХАН – Да.

А.НАСИБОВ – Т.е. первый малыш у Вас появился в 13 лет Паша, это сколько Вам было? 36?

Д.АСТРАХАН – 36 лет, да.

А.НАСИБОВ – 36 лет. Не поздновато или…?

Д.АСТРАХАН – Ну, у нас там были разные события, до этого там были у нас… была беда с одним ребенком еще в моей бывшей семье. Ну, нет, ну, как? Ну, как появился, так появился, слушайте. Я в этом смысле… Мои родители, я пятый сын вообще в семье, поэтому… последний сын, нас 5 детей. И мои родители тоже, в общем, не рано начали как-то, 27 им было. Ну, конечно, раньше, чем мне, я получилось, припозднился как-то да, с детьми. Я надеюсь, что это еще не предел. Я надеюсь, что это еще не финал вообще.

А.НАСИБОВ – Тогда вопрос: а все дети от одной жены?

Д.АСТРАХАН – Нет, нет, у меня старший сын от моего прошлого брака, Паша, но т.к. мамы нет, то Паша живет с нами, а все трое детей, девочки все вот от нашего брака второго.

А.НАСИБОВ – Т.е. старший парень, а все остальные…

Д.АСТРАХАН – Все остальные девочки, да.

А.НАСИБОВ – Девочки. И как отношение между?

Д.АСТРАХАН – Ну, отношения, ну, они всякие, они такие нормальные, они все лучше и лучше в том плане. Дети становятся старше, они нормальнее начинают реагировать. Ну, бывает, что они ругаются, они дерутся, они играют при этом. Ну, как и должно быть. Я помню, что в нашем детстве мы все время тоже как-то с братьями, у нас были разного рода отношения, но только этот путь сближает ведь детей, совместного, как говорится, там, обид, переживаний, помощи, всего вместе.

А.НАСИБОВ – А у Вас в семье? Вот Вы были пятым ребенком…

Д.АСТРАХАН – Да.

А.НАСИБОВ – …в семье в своей. А у Вас какой разрыв в возрасте был между самым старшим?

Д.АСТРАХАН – 11 лет между старшим Борей и мной, 11 лет.

А.НАСИБОВ – 11 лет.

Д.АСТРАХАН – Да.

А.НАСИБОВ – И в промежутке еще.

Д.АСТРАХАН – В промежутке 11, потом 7 лет было двое…

А.НАСИБОВ – Ну да еще трое. Понятно.

Д.АСТРАХАН – …два брата-близнеца и 5 лет Витя. Так что вот так. Я был оторван от них немножко, на самом деле. Вот как Глаша сейчас оторвана от старших, так я был оторван на 5 лет вот от… Глаша примерно так же сейчас оторвана от ребят, и поэтому…

А.НАСИБОВ – Примерно пятилетний разрыв.

Д.АСТРАХАН – Да.

А.НАСИБОВ – Но это очень большой. В детском возрасте 5 лет — это очень большой.

Д.АСТРАХАН – Да. Это большой, потому что они компанией в этом смысле существуют в большей степени, конечно. Глаша чуть отстает, конечно, от них. Но я думаю… Хотя удивительно то, что к ней они особенно все хорошо относятся. Они могут между собой все ругаться могут, но вот к ней отношение ровно хорошее у всех троих. Она как-то их всех примиряет, на самом деле. Мы думали, что внесет некую еще ревность какую-нибудь, может быть, так нет, как-то вот даже больше примиряет их между собой как-то вот. Это отношение к ней.

А.НАСИБОВ – А старшие братья и сестры, они могут погулять со своей маленькой сестричкой, там, поменять ей памперс, условно?

Д.АСТРАХАН – Ну, еще рано. Они все-таки маленькие. Поменять могут. Паша может уже погулять, может поменять памперс. Они в принципе могут погулять с ней, да, только мы не особо… не даем, потому что моя дочь Маша очень любит проводить разные эксперименты такие жизненные, и я не знаю, куда ее заведут ее эксперименты и желание воспитывать. Жажда воспитания может и вообще какие-то идеи, и что там станет с Глашей, я не знаю. Поэтому лучше все-таки контролировать этот вопрос, хотя я, на самом деле, вот рос, в принципе мной занимались по сути уже братья с какого-то возраста полностью, можно сказать. В школу ко мне ходил кто-то из братьев, потому что маме уже, отцу было некогда ходить там, да и лень им было ходить ко мне, слушать там, учителя что про меня говорят, а братья ходили и слушали и там пересказывали. Они меня брали с собой на всякие гулянки, шли в кино, они меня, заходили в детский сад, забирали с собой в кино. Нет, я был, в общем, на самом деле… Я рос вообще в более старшей среде, ну, так общался активно, чем, наверное, мои сверстники, в силу того, что было, ну, 3 или 4 старших брата, они были просто старше.

А.НАСИБОВ – И у них были свои собственные компании, естественно, свои собственные друзья-приятели.

Д.АСТРАХАН – Да.

А.НАСИБОВ – Вы варились в этой каше.

Д.АСТРАХАН – Я не то, что, ну, я как бы все-таки был к ним приближен больше, к этой вот среде. У меня была своя компания, но ту среду я тоже знал. И это, естественно, накладывало отпечаток, я считаю, полезный, на самом деле, потому что, ну, как-то ты чего-то читаешь другое, что-то смотришь по-другому, как-то раньше начинаешь понимать, что-то тебе объясняют что-то. Конечно, зависит от того, какая компания там старше, в общем, т.к. она была хорошая компания, то, в общем, это было полезно.

А.НАСИБОВ – Скажите, пожалуйста, вот Вы – режиссер, Вы – актер. Какие еще профессии Ваши?

Д.АСТРАХАН – Да нет, я режиссер, прежде всего. Секундочку. Актер – так, ради развлечения. Хотя могу играть, конечно, да, естественно.

А.НАСИБОВ – Ради развлечения. Но я тоже радиоведущий, тоже ради развлечения.

Д.АСТРАХАН – Нет, на самом деле я режиссер, и театральный, кинорежиссер, да.

А.НАСИБОВ – Режиссер. Соответственно, Вы оканчивали серьезные театральные вузы по курсу режиссуры.

Д.АСТРАХАН – Да.

А.НАСИБОВ – Умные люди Вам закладывали основы профессии.

Д.АСТРАХАН – Да, это бесспорно.

А.НАСИБОВ – Скажите, пожалуйста, эта профессия как-то наложила отпечаток на Ваши отцовские манеры поведения? Вы в общении со своими детишками как-то используете навыки и наработки режиссерской профессии?

Д.АСТРАХАН – Но Вы знаете, я, конечно, не самый лучший отец, это ясно. Потому что я начинаю, как только что-то, я тут же начинаю орать. Вот это у меня ужасная черта.

А.НАСИБОВ – Приведите пример. Ну, вот крикните, представьте, что я…

Д.АСТРАХАН – Ну, что ты там делаешь, я что-то… что-то если не так, меня бесит, когда ребенок как-то вот он не любознателен, меня бесит, когда он не мыслит, меня бесит, когда он не читает, когда он не мечтает, когда он начинает жить какими-то там примитивными там сиюминутными там довольно материальными желаниями. Вот это меня всегда раздражает жутко. Потому что я считаю, что вообще ребенок должен мечтать, парить, стремиться, и чем больше этого происходит, чем он больше оторван от какой-то материальной вот такой вот сиюминутной выгоды, внутренней какой-то житейской. Оттого, как что поесть, оттого, как бы к комфорту… Ребенок должен быть порыв, это должны быть какие-то вот… Ну, все-таки это детство. Оно должно быть каким-то… Детьми должны двигать какие-то высокие идеи там. Знаете, там: спасти соседнюю кошку, не позволить обидеть какую-нибудь собаку. Хотя я не очень люблю животных, но я могу понять там, придти на защиту друга, прочесть какой-то… отправиться в кругосветное путешествие по собственному участку. Т.е. детьми должны там… Я помню, Маша: мы пойдем слушать ночь. Был дождь и она…

А.НАСИБОВ – Маша сказала? Интересно.

Д.АСТРАХАН – Да. Она потащила свою сестру Наташу, и они в дождь поперлись куда-то там метров за 300 от дома, я помню, ливень. И бабушка их искала, Машу бедную там ругали, но я был рад этому. Вот она хотела послушать ночь. Чего-то вдруг ее там в голову ударило, недавно прочла какую-то книжку, я даже не знаю, что, вот она потащила свою сестру слушать эту ночь. Т.е. это вот для… Я считаю, что это правильные порывы. Детство чем лучше, чем когда ребенок тащит свою сестру слушать ночь, чем тащит ее в магазин купить какую-нибудь себе там куклу или игрушку. Я считаю, это намного правильнее вообще на самом деле.

А.НАСИБОВ – Дмитрий Астрахан, режиссер в студии «Школы молодого отца» на волнах радиостанции «Эхо Москвы». Беседу ведет Ашот Насибов, Елена меня спрашивает на эфирный пейджер: «Ашот, о каком пренеприятном известии Вы хотели сообщить в начале передачи?» Я хотел Дмитрию Ханановичу сказать пренеприятное известие, что Вы попали в «Школу молодого отца». А еще в воскресный день, да в первой половине дня, надо отрываться от семьи, бросить ее на даче и приехать сюда. Ну, кто может еще это выдержать, ну, подумайте сами, да?

Д.АСТРАХАН – Да. Нет, понимаете, знаете, как, на самом деле в этом смысле напоминает одна история. Помните фильм по пьесе Шварца «Золушка»?

А.НАСИБОВ – Да.

Д.АСТРАХАН – И там есть гениальный момент, когда лесничий бежит, его встречает король и он говорит: «Куда Вы так бежите?» А он говорит: «Я бегу в лес». «А зачем у Вас рогатина?» «Я хочу сразиться с бешеным медведем». «А зачем?» «Хочу отдохнуть от домашних дел». Это гениальная фраза Шварца, поэтому иногда хочется уехать даже на «Школу молодого отца».

А.НАСИБОВ – Чтобы отдохнуть?

Д.АСТРАХАН – Чтобы отдохнуть от домашних дел.

А.НАСИБОВ – Вы сегодня уже кричали на детей?

Д.АСТРАХАН – Нет, к счастью мои дети сейчас все, они в разных, там, у бабушек, и мы только с младшей и с женой здесь, так что нет. Хотя она сегодня орала у нас, младшая. Она последняя время почему-то просыпается в 7 утра и начинает буянить, скандалить. Но она начала ходить, и ей хочется двигаться, двигаться, и она, не знаю, куда-то двигаться, и она тащит жену, и я прячусь в какой-нибудь комнате, чтобы поспать еще немножко. Но, в общем, весь набор.

А.НАСИБОВ – А ночью кто встает, если она..?

Д.АСТРАХАН – Нет, на самом деле, конечно же, все основные вопросы с детьми, всю жизнь с детьми, конечно, взяла на себя Лена, и она ее ведет.

А.НАСИБОВ – Супруга.

Д.АСТРАХАН – Супруга, да, моя жена Лена, она ведет ее всю. И в этом смысле это большое счастье, что она мне дает возможность сейчас жить спокойно. Правда, иногда она приходит, говорит: «Я его сейчас, там, или ее прибью. Иди».

А.НАСИБОВ – И она Вас посылает…

Д.АСТРАХАН – И она говорит: «Иди, потому что ведь я ее прибью, уже больше видеть ее не могу». Т.е. иди, возьми там на руки, успокой, походи, дай мне час побыть там, поспать, посидеть. Это надо понимать. В этот момент, конечно, муж должен включиться в вопросы там как-то, прикрыть эту амбразуру, так сказать. Но это, к счастью, бывает не часто, поэтому те срывы, но они происходят, естественно, потому что, ну, как? Четверо детей, все-таки это тяжелая нагрузка, и они все, в общем, такие дети, активные, и все со своими амбициями и со своими какими-то стремлениями, что, в общем, создает такую обстановочку.

А.НАСИБОВ – Я правильно понимаю, Дмитрий Хананович, что я сейчас выступаю в роли того самого бешеного медведя, на которого Вы решили побежать с рогатиной вот воскресным днем, в первой половине.

Д.АСТРАХАН – Нет. Ничего, ничего, можно выехать, отдохнуть.

А.НАСИБОВ – Хорошо. Рычать не буду. Хорошо. В одном из Ваших интервью Вы сказали, что, кстати, насчет женщин там речь была, поскольку Вы режиссер «Воскресный вечер в бане»…

Д.АСТРАХАН – «Воскресенье в женской бане», я там продюсером выступаю.

А.НАСИБОВ – «Воскресенье в женской бане», да. Был такой сериал. По-моему, такой американский фильм «Субботний вечер в бане» давным-давно, поэтому у меня иногда в голове немножко так одно на другое накладывается. Так вот, «Воскресенье в женской бане», Вы в интервью разным газетам говорили, что женщина не должна быть умнее мужчины. Умная жена вызывает у мужа комплексы.

Д.АСТРАХАН – Нет, я такого не…

А.НАСИБОВ – Было, я в Интернете прочитал.

Д.АСТРАХАН – Слушайте, ну, может быть, я такое где-то и сказал, что…

А.НАСИБОВ – Говорили.

Д.АСТРАХАН – …женщина не должна быть… Ну, понимаете, женщина, конечно, должна быть… в этом есть ее ум, что она должна казаться глупее мужчины. Нет, это была одна из историй, там это я, видно, говорил про одну из историй.

А.НАСИБОВ – Но я так понял, что это и Ваша жизненная позиция.

Д.АСТРАХАН – Нет, нет, нет. Я… Глупые женщины, они… на самом деле это вопрос о глупой… На самом деле, мне везло с женщинами, все женщины, с кем я общался, всегда были очень умны, талантливы, красивы и все…

А.НАСИБОВ – Довлатов сказал: «Я был женат дважды, и оба раза счастливо».

Д.АСТРАХАН – Да. Вот это голая правда, так что уж грешить: я был женат трижды и все было в порядке. Дело не в этом. Они, женщины, они в этом смысле должны просто… ну, у них такая, как говорится, это их судьба, что, конечно, если женщина становится умнее мужчины, и мужчина это замечает, это может развить у него, конечно, комплексы. И в этом смысле умные женщины никогда не продемонстрируют своему любимому, что она в чем-то его умнее. Она ему подскажет. Я теперь вспомнил, о чем там была речь. Это была новелла, которую играл Бероев и Маша, Маша, Маша… С Машей они играют, вылетела из головы фамилия. Маша Куликова. Они вместе играли эту новеллу, где она по всем ситуациям была его умнее. И вот ей приходилось крутиться. И она сначала не понимала, она всячески пыталась ему помочь, и это бесило его, приводило его к комплексам, пока она не сделала правильный выбор: она стала глупее его. Внутренне.

А.НАСИБОВ – Насколько это отражает Вашу жизненную позицию?

Д.АСТРАХАН – Ну, я думаю, у меня жена умная, я думаю, конечно, она ко мне как-то так подстраивается, и, в общем, не дает мне почувствовать, что я в чем-то там … несовершенен. Это вообще задача любой умной женщины: муж должен стать там как бы самым умным во всех делах, самым прекрасным любовником. Он должен быть… Он все время должен думать, что он лучший, что он самый избранный, что он вообще непостижимо какой выдающийся во всех вопросах. Только тогда они будут счастливы, люди вообще, на самом деле. Если только женщина даст мужчине понять, что он в чем-то плох, особенно это касается постельных вопросов, хоть мы говорим в «Школе молодого отца», извиняюсь, может быть, дети не все… Но как бы вопрос такой все-таки семейный. То знаете, это приведет обязательно к какому-то… к какой-то драме. Обязательно. Бесспорно. Он начнет искать, где он будет лучше. Ему всегда захочется…

А.НАСИБОВ – Доказывать себя.

Д.АСТРАХАН – Да. Доказывать. И как там в «Бане» этой, «Воскресенье в женской бане», там есть гениальная… ну, в общем, хорошо написанная авторами фраза, где… Вот и бросают там умных, красивых ради каких-то некрасивых, дур, примитивных, но которые дают им вот эту иллюзию, что они вот потрясающие. Уходит мужчина, и ты думаешь: чего он от этой ушел к этой? Думаем мы, глядя иногда на какую-то ситуацию. Но так же не может быть! Она красивая, а эта-то что? Значит, она что-то ему дает ощущение вот это, что он там вообще герой, мегазвезда, вот он там, с ней. А тут ему давали ощущение, что он, ну, вот он тут, как говорится…

А.НАСИБОВ – Людоедка Эллочка, на фоне которой самые плюгавые мужчины выглядели большими и красивыми мужами такими, да? Главное, чтобы она…

Д.АСТРАХАН – Нет, это вопрос не…

А.НАСИБОВ – Чтобы они выглядели в своих глазах.

Д.АСТРАХАН – Дело не выглядели. Они должны… Это работа, это тяжелый труд женщины. Вообще, быть женой мужчины, вообще, сохранить семью – это, прежде всего работа жены, я считаю, вообще, на самом деле. Вообще, чтобы сохранилась семья, это жена должна трудиться. Как там: душа, не отходя… как-то …не позволять душе лениться, гони ее… Вообще, нужно трудиться. Жене надо трудиться, заботиться, понимать, что это ее будет заслуга. И когда там говорят: люди прожили, там, 30 лет вместе, 50 лет, 20 в браке, я считаю, что это всегда, значит, что-то очень правильно делала жена, очень правильно делала. Именно вот как-то вообще в жизни.

А.НАСИБОВ – Дмитрий Астрахан, режиссер в «Школе молодого отца». Мы как-то перешли к «Школе молодого мужа». Да.

Д.АСТРАХАН – Да мы собственно, молодого мужа, да, перешли…

А.НАСИБОВ – Не молодого, а опытного мужа, да, опытного мужа.

Д.АСТРАХАН – Может быть, тоже полезно.

А.НАСИБОВ – Вопрос от Яна Ильича из Красноярска: «Как Вы чувствуете себя в таком женском коллективе? Интересуетесь ли Вы жизнью дочерей, их любовью?»

Д.АСТРАХАН – Вы знаете, я чувствую себя прекрасно в женском коллективе. Вообще, девочки… У меня никогда не было проблем: будет мальчик, будет девочка. Для меня была всегда одна проблема: лишь бы все были здоровы, все благополучно прошло, и все было бы нормально. Когда там момент рождения ребенка, он такой все-таки ответственный момент. Вот. Девочки – это, конечно, приятно, потому что они, в общем, у меня такие нежные, какие-то такие они все трогательные. Следить… Я не знаю, какой я буду… как я посмотрю на жениха, которого приведет, там, моя дочка в дом. Я не знаю, как я посмотрю. Наверное, это у меня будет вызывать чувство раздражения, наверное, он будет глуп, неумен, не столь талантлив…

А.НАСИБОВ – А что значит: к Вам в дом? Они не отдельно будут жить?

Д.АСТРАХАН – Не, в наш дом. Ну, придет человек знакомиться, и он в дом придет знакомиться, дочка приведет молодого человека. Я боюсь этого момента, скажу честно. Вот когда сын приведет девушку, мне, в общем, как-то спокойней. Ну, привел и привел. Лишь бы ему хорошо было. Это момент такой, знаете. А вот дочка, вот тут как бы момент, ну, всегда момент, ну, как же, у тебя же был перед глазами пример, да? Ты же могла сравнивать, что ж ты вообще? Как же ты? Это невольно, наверно, где-то будет во мне сидеть, я думаю. Но сейчас я наблюдаю, что к счастью пока этой проблемы нет, никто никого не привел пока еще.

А.НАСИБОВ – Но извините, 10 лет самой старшей дочке.

Д.АСТРАХАН – Хотя Вы знаете, вот семилетняя Наташа, вот мне сейчас сказали, что она сидит у бабушки на даче, она уже кого-то у кого-то отбила, какого-то мальчика, там уже идет какое-то мероприятие. Мне уже докладывают обстановку. Другая дочь, которую бабушка там замучила в Ленинграде советами, как ей жить, старшая дочь моя Маша, которая читает целыми днями.

А.НАСИБОВ – 10 лет.

Д.АСТРАХАН – 10 лет. У нее свой взгляд на все. И Маша звонит, говорит: «Все, забирайте меня отсюда, больше не могу». Бабушка в шоке, расстроена, она ждала так внучек. Через день мы ей звоним, говорим: «Слушай, Маш, ну, как там, едешь?» Она говорит: «Ну да, вот». Я говорю: «Ну, а что у тебя там? Как дела?» Она говорит: «Вот была сегодня на рыбалке, поймала, там, впервые была на рыбалке, поймала окуня». И Лена говорит: «Ну, так что, ты поедешь домой?» Она говорит: «Не, ну, как я могу теперь уехать? У меня только рыбацкая карьера налаживается. У меня только как-то складывается, только пошло вот у меня что-то в жизни». Так что вот такие сложные вопросы. Слежу ли я за их жизнью, был вопрос. Ну, вы знаете, я слежу только за одним. Я очень хотел бы, чтобы они читали много. А моя жена следит за другим. Она выкинула телевизор и все. Вот и вся ее работа. И телевизор смотреть не дает.

А.НАСИБОВ – Вы работаете на телевидении, для телевидения. И Ваша супруга выкинула телевизор?

Д.АСТРАХАН – Она, понимаете, она же не мои фильмы выкидывала, она выкидывала телевидение. Не смешивайте одно с другим. Она не дает им смотреть телевизор, потому что она считает, что они мало… они не читают. И вот вообще, на самом деле, метод оказался действенный. Они стали читать. Ну, правда, мне пришлось поехать и купить… У нас вся библиотека осталась в Ленинграде, так получилось, потому что мы ленинградцы. И мне пришлось купить всю библиотеку, там, Кассиль, Гайдай, Гайдар…

А.НАСИБОВ – Гайдар.

Д.АСТРАХАН – Гайдар и т.д. Жюль Верн, Джек Лондон.

А.НАСИБОВ – Ну, так вспомните, помните…

Д.АСТРАХАН – И Вы знаете, самое интересное, что, простите, они стали, вот я думал, будут ли читать там Гайдара, но вроде бы как… Она, вот Маша с удовольствием прочла просто все книги подряд. Вот тут задача родителей, знаете как, подкладывать книгу. Вот Лена вывела простой метод: она книжки подкладывает. Вот Маша там сидит, она кладет книгу рядом. И эта от безделья в итоге начинала читать и в итоге читает уже беспрерывно, нон-стопом просто уже.

А.НАСИБОВ – У Гайдара же это: пусть светит. По-моему, это про телевизор, нет?

Д.АСТРАХАН – Может быть, что-то было, да.

А.НАСИБОВ – Может быть что-то в этом роде. Наташа прислала по SMS сообщение: «Мечты хорошо, но и мороженое – это тоже хорошо». Это по поводу слушать ночь.

Д.АСТРАХАН – Но с этим… Ну, в этом нет недостатка. Ну, мороженое, это все есть, это-то, слава Богу, мы все им даем. Вот заставить их мечтать трудно. Это-то, ну, сунул мороженое, они его съели. Вот заставить их… Как, не то что заставить, чтобы они захотели это, вот это, вот это, как это заставить, чтобы ребенок хотел чего-то стремиться, а не какую-то помаду, понимаете, у мамы спереть, накраситься. Ну, это тоже, наверное, все понятно у девочек, но хотелось бы, чтобы ими двигали какие-то высокие материи. Потому что иногда видишь, там, ну, некоторых детей, там, знакомых, и иногда видишь, что человек там… ну, вообще, наблюдаешь и видишь, что человек там в 16 лет уже голова забита только одним материальным, это, в общем, расстраивает меня. Мне кажется… Потому что нас воспитывали все-таки в каких-то таких очень идейных, каких-то вот таких высоких идеалах. Я вот про себя говорю, я помню там свое детство. Какие-то порывы двигали, подвиги, подвиги все маячили впереди.

А.НАСИБОВ – Дмитрий Астрахан, режиссер в «Школе молодого отца» на волнах радиостанции «Эхо Москвы». Номер эфирного пейджера 725-66-33, SMS 7-495-970-45-45. Присылайте. А после краткого выпуска новостей мы примем несколько телефонных звонков, но не сразу.



НОВОСТИ



А.НАСИБОВ – Работает радиостанция «Эхо Москвы». «Школа молодого отца» с Ашотом Насибовым в эфире. Дмитрий Астрахан, режиссер в студии «Школы молодого отца». В Москве, кстати, нашу радиостанцию можно принимать на частоте 91,2 FM. Номер эфирного пейджера 725-66-33, и SMS присылайте 7-495-970-45-45. А мы продолжаем нашу беседу. Несколько вопросов с эфирного пейджера. Ирина Ивановна из Москвы интересуется, а также из Казани Рашидова, слушательница по фамилии Рашидова. Они интересуются условиями Вашего быта. Сколько комнат, есть ли у Вас квартира, там, в Москве и дача, сколько на даче комнат для детей? Есть ли прислуга? Есть ли няня, например?

Д.АСТРАХАН – Вы знаете, условия… Вообще, вот тут, если исторически брать, конечно, вот я родился, вот я, когда сам я родился, я был потом в этой… это была одна комната, мои родители жили в одной комнате проходной, где было нас вот четверо детей. В общем, они же жили там все время. Значит, 11 лет они там же жили со всеми моими братьями. И я был в корзине и рос там, лежал на подоконнике в корзине. И была одна комната. И в этот момент, когда я рождался, я знаю, что вот мама не хотела уходить из роддома, пока папа не купит холодильник. Вот папа тогда купил холодильник впервые. Это был 57 год. После этого мы получили через год квартиру, и я рос в трехкомнатной квартире. Мы жили в трехкомнатной квартире сталинских… по тем временам это была хорошая квартира, где вот мы там все помещались как-то. Но мы спали в два яруса. Мы с нашими детьми, в общем, жили как-то… Одно время мы жили в такой квартире, где у нас, в общем, было три комнаты, и там мы помещались. Сейчас мы живем за городом, в доме. Там, конечно, условия в этом смысле хорошие. В том плане, что у каждого ребенка есть своя комната, вот, у каждого есть своя комната. Это есть.

А.НАСИБОВ – В том числе у малышки 1,5-годовалой?

Д.АСТРАХАН – У малышки ее сейчас нету, но будет. Она, малышка с нами, но вот у всех есть своя комната, и в принципе у малышки есть, но малышка живет с нами и как бы тут вот… Ну, на самом деле, вот сейчас Лена как бы хочет сделать такую перепланировку, как-то вот там сделать, чтобы была одна библиотека общая, где дети могут читать, заниматься и делать уроки, их библиотека, их там кабинет большой. При этом должны быть комнаты у них. При этом все-таки они все должны быть отдельно, иметь возможность как-то удалиться и как-то вот…

А.НАСИБОВ – Скажите, а что насчет школы? Вы их в Москву возите или там рядом школа?

Д.АСТРАХАН – Но там получилось как, что Паша, он учится в Москве.

А.НАСИБОВ – 13-летний, да.

Д.АСТРАХАН – Т.к. тут школа была хорошая, он в Филипповской школе учится и его возим. Но там он часть недели, но там еще снимается квартира такая маленькая прямо около школы, где они… где Паша там, 3 дня в неделю он ночует там с тетей просто с нашей, родственницей, они там просто проводят, потом возвращается к нам, потому что нам жалко просто терять эту школу. А Машу и Наташу возим в Долгопрудное. Это вот школа при физтехе, и Машу туда возим, и она там учится в школе математической сейчас, и туда Наталья сейчас пойдет в эту же школу.

А.НАСИБОВ – Понятно.

Д.АСТРАХАН – Так что вот так вот.

А.НАСИБОВ – Понятно. Петр по поводу Глаши, она же Аня, Петр предлагает звать Гланя.

Д.АСТРАХАН – Спасибо большое, Петр, мы обдумаем Ваше предложение. Спасибо, обсудим. Я доложу сегодня про Гланю. Эта идея еще не приходила. Гланя Дмитриевна Астрахан, это надо выдать Лене.

А.НАСИБОВ – Лидия из Москвы. Она абсолютно согласна с Вашей точкой зрения насчет роли женщины в семье и считает, что жена не должна перевоспитывать своего мужа. И я думаю, что да. Моя супруга тоже слышит это сейчас.

Д.АСТРАХАН – Т.е. Вы надеетесь, да.

А.НАСИБОВ – Я надеюсь, по крайней мере.

Д.АСТРАХАН – Вы знаете…

А.НАСИБОВ – Вот Лидия согласна с господином Астраханом, что жена не должна перевоспитывать своего мужа.

Д.АСТРАХАН – Правильно, правильно говорите, моей тоже полезно послушать. Хотя вроде она умна, но тоже заносит, бывает, да.

А.НАСИБОВ – А вот Наталья полагает, что «рекламировать родителям Гайдара и Кассиля, те семьи, где принято читать, будут читать по своему выбору. Из Гайдара нынешним детям можно и нужно читать только «Голубую чашку».

Д.АСТРАХАН – Вы знаете, я не знаю, читать надо… Вы поймите, что эти книжки, они хорошо написаны были, они хорошо написанные книги.

А.НАСИБОВ – Я помню: «Мы не разбивали голубую чашку».

Д.АСТРАХАН – Да, тут… Нет, хорошие книжки, что нужно… тут вопрос нужно – не нужно. Это когда-то были прекрасные книги. Ведь мы же не стали хуже оттого, что мы их читали. Вот я не считаю, что я плох оттого, что я читал эти книги. Кассиль просто блистательный писатель. Вообще, это прекрасные книги. И все. И я очень бы хотел, чтобы мои дети читали все, что я прочел, прочли тоже это.

А.НАСИБОВ – Телефоны 783-90-25 для москвичей, вернее, все-таки 783-90-25 – это телефон для всех желающих позвонить и задать вопрос Дмитрию Астрахану, режиссеру, гостю «Школы молодого отца». 783-90-25, а 783-90-26 мы резервируем только для отцов, только для отцов, желающих высказать свою точку зрения или задать вопрос Дмитрию Астрахану. Звоните, задавайте свои вопросы. А пока еще один вопрос из…

Д.АСТРАХАН – Да, пожалуйста.

А.НАСИБОВ – …эфирного пейджера. Наталья из Москвы интересуется: «Будете ли Вы довольны всеми своими дочерьми в случае, если, став лучшей женой, дочь во всем блюдет имидж мужа, а муж при этом не дотягивает до среднего?»

Д.АСТРАХАН – Вы знаете, конечно, это будет для меня драма очевидная. Я, конечно, буду переживать, что она выбрала себе человека, который мне не очень… который мне кажется, там, неинтересным человеком. Это вообще такое, знаете, это тяжелый момент. Вот в этом смысле, знаете, забавно, когда мужчина расходится с женщиной, так вот вообще, мужчина расходится с женщиной, Бог с ними, с детьми. Вот он расходится с женщиной, и его бывшая жена или бывшая любовь или бывшее вот увлечение выходит замуж за человека неинтересного. И даже в эти минуты мужчина переживает, думает, ну, что же такое? Я же с тобой общался как-то, мы же… и после меня ты как-то вот с каким-то человеком неинтересным, если мужчине будет казаться это. Это такой момент всегда. Мужчина всегда эгоистичный, наверное, как-то. Я не думаю, что я буду свободен от этих всех эгоистических. Но я… но мне придется это принять, ну что ж, ну…

А.НАСИБОВ – Ну, такова селява.

Д.АСТРАХАН – Ну, такова селява. Ну, буду расстроен, конечно. Скажу жене: «Что-то ты не доработала вообще там, вообще». Естественно, это будет она виновата, что вот так произошло, жена.

А.НАСИБОВ – Ну, естественно.

Д.АСТРАХАН – Я-то не буду виноват, конечно, потому что я вне подозрения, а вот жена, конечно, будет виновата, что что-то вообще там не объяснила ей, что ценно в этой жизни, чтобы она не на обложку смотрела, а на суть, чтобы она не на там… не на упаковку, а на содержание, да, вот как-то… Ну, надо детей… Надо детям как-то все-таки… приучить их видеть все-таки суть явления как можно раньше. Они потом это поймут обязательно. Многие женщины потом там к 30 годам говорят: «Ох, если б я понимала в 20, что вообще главное, а что не главное».

А.НАСИБОВ – А в 40 чего Вы скажете?

Д.АСТРАХАН – А в 40 тоже говорят, понимаете.

А.НАСИБОВ – Лучше б я поняла это в 30.

Д.АСТРАХАН – Но лучше б понимать это в 20 все.

А.НАСИБОВ – 783-90-26, телефон для отцов. Здравствуйте, отцы. Здравствуйте, как Вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ МИХАИЛ – Алло, Михаил.

А.НАСИБОВ – Здравствуйте, Михаил. Слушаем Вас.

СЛУШАТЕЛЬ МИХАИЛ – Здравствуйте, у меня к Дмитрию вопрос.

А.НАСИБОВ – А откуда Вы звоните, Михаил?

СЛУШАТЕЛЬ МИХАИЛ – Нижний Новгород.

А.НАСИБОВ – Слушаем Вас, Михаил.

СЛУШАТЕЛЬ МИХАИЛ – Ну, во-первых, Дмитрию огромное спасибо за его творчество. И еще оказывается, он просто потрясающе интересный человек.

Д.АСТРАХАН – Спасибо.

СЛУШАТЕЛЬ МИХАИЛ – И вот мне интересно, а как он, значит, вот свой семейный опыт, свое общение с детьми претворили в своем творчестве? Есть какие-то конкретные истории из его жизни семейной вот в его картинах?

А.НАСИБОВ – Спасибо большое, Михаил, за звонок.

Д.АСТРАХАН – Вы знаете, на самом деле я, наверное, никак их не претворил, к сожалению, но в то же время как-то я претворяю все время. Ну вот, я помню, когда я ставил спектакль «Доходное место» помню в Свердловске, это был мой третий спектакль в моей жизни, и моя первая жена приехала его смотреть. И там были сделаны сцены между Жадовым и Полиной, и она смотрит и говорит: «Ты же сделал абсолютно наши скандалы. Ты все показал. Вот ты так орешь, как он орет, когда тебе что-то не нравится. Вот ты все показал, т.е. ты совершенно вот довел эти все ситуации до какой-то такой степени эмоций, которые вот очень близки и показал наши…»

А.НАСИБОВ – Раскрыл наши семейные тайны.

Д.АСТРАХАН – На самом деле, это все и так, и не так. Мы всегда что-то делаем из себя, и конечно, нет какого-то конкретного опыта, конечно, никогда нет, но в то же время это же я ставлю этот спектакль. Поэтому естественно некий… Это я показываю артистам иногда, что как надо играть. Это значит, мои реакции и естественно что-то может напоминать из моей жизни. Вот. Но не более того.

А.НАСИБОВ – 783-90-25, телефон для всех желающих. Здравствуйте, Вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬНИЦА ЛЮДМИЛА – Добрый день. Людмила.

А.НАСИБОВ – Откуда Вы звоните?

СЛУШАТЕЛЬНИЦА ЛЮДМИЛА – Москва.

А.НАСИБОВ – Слушаем Вас, Людмила.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА ЛЮДМИЛА – Я хочу, во-первых, обратиться к Дмитрию.

А.НАСИБОВ – Уже обращаетесь, говорите.

Д.АСТРАХАН – Да.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА ЛЮДМИЛА – Дмитрий, вот я к Вам как от первого лица обращаюсь, потому что почему-то дозваниваются слушатели, и они о Вас, о присутствующем говорят в третьем лице. Дмитрий, вот когда дети не хотят мечтать, а Вы на них кричите, они от этого мечтать не научатся. Надо все-таки мечтать вслух самому при них почаще.

А.НАСИБОВ – Понятно.

Д.АСТРАХАН – Спасибо.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА ЛЮДМИЛА – Вот попробуйте, попробуйте.

А.НАСИБОВ – Спасибо, интересно.

Д.АСТРАХАН – Вы знаете, понимаете, сама моя деятельность, она есть одно сплошное мечтание. Я этим ведь только и занимаюсь. Поэтому к счастью этот вопрос, он решен. Я-то вообще живу только созданием некой иллюзии, т.е. кино снимаю, спектакль ставлю. Это некая… вымышленный мир, и дети-то это знают, что папа у них вот какой-то сумасшедший человек, занимается непонятно чем, ничего материального не производит, создает некую какую-то вот иллюзию сплошную, над которой люди либо смеются, либо плачут. И он только об этом и думает. Вот тут… В этом смысле спасибо за совет, но в принципе как-никак я-то этот вопрос решил, но я на них кричу ведь на самом деле потому, что они все-таки мечтают, мои-то – тьфу-тьфу-тьфу – мечтают иногда.

А.НАСИБОВ – И, кстати, вопрос с эфирного пейджера от Виктории: «А как сложились Ваши отношения с Вашими родными братьями сейчас, складываются, дружите ли вы?»

Д.АСТРАХАН – Мы очень дружим и мы очень близки, и я очень стараюсь, чтобы дети все тоже в этом смысле… и наши дети, они уже там двоюродные братья, но они тоже очень близки.

А.НАСИБОВ – Они общаются между собой?

Д.АСТРАХАН – Общаются, общаются.

А.НАСИБОВ – Со своими двоюродными?

Д.АСТРАХАН – Да, общаются активно, и это занимает в их, как я понимаю, жизни такое важное место, вот это… Это я считаю, что все-таки наша мама, она очень во многом заложила эти все отношения между нами. Ее главная была фраза, она говорила невесткам, что я вас прокляну, если вы мне поссорите сыновей, она говорила, я помню, мама женам братьев. И она была права, потому что она считала, что ее большая заслуга в нашей семье, что мы были всегда очень дружны все.

А.НАСИБОВ – 783-90-26, для отцов зарезервированный телефон. Здравствуйте, Вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ – Добрый день. А вам дед не подойдет?

А.НАСИБОВ – Кто не подойдет?

Д.АСТРАХАН – Дед, говорите.

СЛУШАТЕЛЬ – Дед.

Д.АСТРАХАН – Подойдет. Говорите вопрос или мнение.

А.НАСИБОВ – Давайте, давайте.

СЛУШАТЕЛЬ – У меня двое детей, а внуков пятеро.

А.НАСИБОВ – Ну вот, двое детей, Вы же молодой отец душой, я чувствую. Если Вы позвонили на радио «Эхо Москвы», значит, Вы молоды душой.

СЛУШАТЕЛЬ – Да, да. Они у меня хорошие ребята и внуки замечательные. И я могу, в общем-то, с ними и накормить, и заплести девчонок и все. Но главное не в этом, мне кажется. Я знаю, что всю жизнь, что дети, что внуки, я всегда болел их болячками, мне кажется. Это очень важно. Главное знать, чтобы… в двухлетнем возрасте ребенок переживает так же, как в 50-летнем. Так что спасибо Дмитрию. Он молодец.

Д.АСТРАХАН – Спасибо.

А.НАСИБОВ – Спасибо большое, что дозвонились до нас. Спасибо. 783-90-25, для всех желающих телефон. Здравствуйте, как Вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬНИЦА ЛЮДМИЛА – Людмила.

А.НАСИБОВ – Здравствуйте, Людмила. Откуда Вы звоните?

СЛУШАТЕЛЬНИЦА ЛЮДМИЛА – Из Москвы.

А.НАСИБОВ – Слушаем.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА ЛЮДМИЛА – Я бы хотела задать вопрос Дмитрию.

А.НАСИБОВ – Задавайте.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА ЛЮДМИЛА – Но в общем-то, не задать, а рассказать небольшую историю. Я с ним согласна, что девочки, они, в общем-то, лучше, потому что если бы у меня была бы девочка, то у меня ее бы не отняли бы.

А.НАСИБОВ – Минутку, минутку, Людмила. По-моему, мы не говорили, Дмитрий, о том, что девочки лучше.

Д.АСТРАХАН – Я не говорил, что лучше. Я говорил, что это очень приятно, что девочки.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА ЛЮДМИЛА – Да, правильно.

Д.АСТРАХАН – В этом есть свои радости, когда есть девочки.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА ЛЮДМИЛА – Да. Но у меня так получилось, что у меня был мальчик. И вот от отца наркомана, у меня был муж наркоман, и вот его и забрали. Свекровь.

А.НАСИБОВ – Понятно.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА ЛЮДМИЛА – Да, если бы девочка была, ее бы не взяли бы.

А.НАСИБОВ – И Ваш мальчик воспитывается у свекрови, да?

СЛУШАТЕЛЬНИЦА ЛЮДМИЛА – Да. В другой город, сейчас за границу вообще.

А.НАСИБОВ – Понятно.

Д.АСТРАХАН – Ну, сочувствую.

А.НАСИБОВ – Ну, Людмила. Только слова сочувствия.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА ЛЮДМИЛА – Да. Спасибо Вам за передачу. Вообще, за Ваше творчество.

А.НАСИБОВ – Спасибо. 783-90-26, для отцов зарезервированный телефон. Здравствуйте, Вы отец? Как Вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ – Да. Я хотел такой вопрос задать. В каком возрасте, как Вы считаете, можно объяснять, что творится в современной России, в политике, т.е. ведь в 10, в 11 уже можно понять, какая ложь везде.

А.НАСИБОВ – Угу. Спасибо за звонок.

Д.АСТРАХАН – Вы знаете, ну, когда надо начинать объяснять? Наверное, объяснять надо всегда. Другой вопрос, ну как объяснять, что объяснять? Потом я не думаю, что надо объяснять именно с позиций, какая ложь есть в стране, т.е. если есть ложь, то надо говорить, что есть ложь, если есть героизм, то надо говорить, что есть героизм. Вообще, Вы знаете, я считаю, что, прежде всего детям надо объяснять историю своей страны, очень важно. И, например, моя жена, она большой сподвижник, чтобы дети как-то они помнили свое прошлое. Например, 9 мая Лена потребовала, чтобы они там делали концерт.

А.НАСИБОВ – Домашний?

Д.АСТРАХАН – Домашний концерт вот у нас вот дома. И она собирала детей там друзей, и они делали вот этот домашний концерт. Пели песни военные, учили стихи. Она заставила, чтобы каждый пришел готовый. Всех своих подруг там обзвонила, всех там вообще. И дети, знаете, это было очень приятно, дети получили большую радость. Они сделали этот концерт. Потом… Они все-таки знают, что была война, потому что я считаю, что это очень плохо… Дети должны помнить, что было, вот был такой трагический день. Вообще, вы знаете, есть разные методы, вот что надо делать в семье. Вот мой брат, например, Саша, я узнал совсем недавно, они живут в Америке, что он делал такую вещь. Оказывается, он ведет дневник. Каждого дня. Он садится вечером. Он человек, помимо того, что он там инженер серьезный, он еще пишущий человек. Он сел и он так вечером, он там три строчки записывал: кто что делал в день. У него там дочка Аня, сын Женя, его жена и он сам, что делали в день. Был там-то то-то, то-то, три строчки. И потом в Новый год у них такая есть традиция уже там много лет, там 10 лет, они садятся и вспоминают год. По дням. Что было в такой день? — спрашивает Саша там сына. И Женя говорит. И каждый пытается вспомнить. А у Саши лежит этот конспект этого дня, и он говорит… и он начинает напоминать, и этот день моментально раскручивается, потому что память она работает так, что люди начинают вспоминать. Саша говорит, у нас уходит где-то дня два-три вот на эту беседу. И он говорит, что это потрясающая вот очень… Я понимаю, что, наверное, это очень здорово, вот иметь такой вот день, когда родители с детьми вспоминают эту жизнь, как проходит эта вот проходящая жизнь какое-то время и память, что все это пропадает вроде бы в никуда, и что это как-то фиксируется в памяти, и ты можешь это восстановить при помощи очень простых там 4 предложений: ходили в театр, были там, делали то, смотрели то. Женя сдал такой-то экзамен, Аня там поругалась с приятелем вроде пришла, плакала. Все. Записал. 3 минуты, ну, 15 минут вечером. Но зато потом это, конечно, такая эмоция, потому что… Я думаю, для семьи вообще это очень важно, когда есть такой момент какого-то ритуала. У нас дома мама нас собирала в воскресенье. Она… Вот в воскресенье категорически мы все должны были дома обедать, я это помню.

А.НАСИБОВ – Традиция семьи.

Д.АСТРАХАН – Да. Это был скандал, если кто-то из нас чего-то уходил. Понятно, мы все становились старше, у всех были свои какие-то увлечения, друзья, компания, барышни, спорт, тренировки, ну… Но мама требовала: два часа днем мы должны были сидеть вместе, общаться. И это было вот… Тут надо вот… Лена вот моя требовала построить круглый стол дома. И когда появился круглый стол дома, за которым Паша, Маша, Наташа, там, завтракали, они стали разговаривать между собой. Они стали сидеть вместе за одним столом. Не то что где-то по углам они поели, нет, они садятся вместе и едят. И вроде бы это мелочь, но вот понимаете, они общаются, они разговаривают и что-то друг другу рассказывают. И я заметил, мы куда-то уже едем вместе, они удаляются компанией и обсуждают что-то. Не знаю, анекдоты ли они друг другу рассказывают или что-то, неважно, они разговаривают между собой. Это очень важно, когда есть место, где они все сидят, поэтому там у них сидение в библиотеке, что там библиотека, где они опять же там… У них будут, может быть, свои компьютеры, там, стоять, может быть, свои там книги. Они будут сидеть там. Место, где они сидят и опять-таки общаются. Вот это очень важно.

А.НАСИБОВ – Последний телефонный звонок. 783-90-25. Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА ИРИНА – Алло. Здравствуйте.

А.НАСИБОВ – Вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬНИЦА ИРИНА – Меня зовут Ирина, я из Москвы.

А.НАСИБОВ – Слушаем, Ирина.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА ИРИНА – Мне очень интересно. Вот Дмитрий, он имеет какое-нибудь отношение к фильму «Контрольная для взрослых»?

Д.АСТРАХАН – Нет, «Контрольная для взрослых» к фильму не имею отношения.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА ИРИНА – Там был тоже вот, фамилия похожа вот.

А.НАСИБОВ – Похожа. Может быть, и был.

Д.АСТРАХАН – Другие были фильмы, да.

А.НАСИБОВ – Другие фильмы. Дмитрий Астрахан, режиссер в «Школе молодого отца» на волнах радиостанции «Эхо Москвы». «Школа молодого отца» с Ашотом Насибовым. И, пожалуй, последнее сообщение с эфирного пейджера от Нины: «Выбор наших любимых дочерей – это не просто драма, это настоящая трагедия. Помешать ей может только, возможно, отец. Пусть Вам это удастся в жизни», — желает Вам Нина.

Д.АСТРАХАН – Спасибо. Надеюсь, что дочери меня не подведут и не совершат трагических выборов, и мне не надо будет сильно напрягаться в этом смысле. А только радоваться за них. Так надеюсь.

А.НАСИБОВ – У нас с Вами 20 секунд. Подведите итог нашей беседы.

Д.АСТРАХАН – Вы знаете, и правда как-то мы о всяком говорили, но, наверно, очень важно, т.е. мы сказали, любить своих детей, но вообще, важно тем не менее смотреть на своих детей отстраненно в то же время. Вот я скажу такую фразу, может быть, Вы знаете, посмотреть на них со стороны, пытаться это делать. Знаете, надо их любить, это понятно, все им прощать. Они должны быть лучшие и самые лучшие, но при этом очень важно иногда так как-то так взглянуть со стороны и понять, где есть ошибки, вот что еще можно поправить. Потому что только холодный какой-то отстраненный… слышать, видеть все вот со стороны, пытаться. Это очень тяжело родителям, это мучительно. Т.е. я почти… почти не удается. Но надо себя заставлять.

А.НАСИБОВ – Дмитрий Астрахан, режиссер в «Школе молодого отца» с Ашотом Насибовым. Благодарю всех, кто принимал участие в нашей передаче, кто слушал и слышал. Спасибо.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире