'Вопросы к интервью
30 декабря 2005
Z Школа молодого отца Все выпуски

Воспитание по— французски


Время выхода в эфир: 30 декабря 2005, 00:10

А. НАСИБОВ – Доброй ночи, уважаемые слушатели. Я, Ашот Насибов, у микрофона «Эха Москвы». И мы с минуту на минуту, как только было сказано в музыкальной заставке к передаче, начнем беседу с моим коллегой, который живет во французском городе Лионе. Почему с минуты на минуту? Да потому что сейчас мы пытаемся вступить с ним в телефонную связь. Сейчас наши уважаемые референты звонят, поскольку погода в Москве очень не зимняя, это сказывается на прохождении телефонного сигнала. Есть у нас, чем порадовать пока слушателей? Я спрашиваю у Николая Котова, нашего звукорежиссера, находящегося за режиссерским пультом. Давайте что-нибудь французское поставим.

Н. КОТОВ – Пока вы поговорите, напомните пейджер наш, телефоны, а я пока что-нибудь французское поставлю.

А. НАСИБОВ – Нет пока связи телефонной с французским городом Лионом. А я напомню номер эфирного пейджера и тему нашей беседы, которую мы все-таки предполагаем сегодня провести. Мой коллега, Александр, который еще несколько лет назад работал в Москве, а сейчас работает на международном канале «Евроньюс», и  у него подрастает очаровательная дочурка Лиза, имя совпадает с именем моей дочери, что особенно приятно. И Лиза ходит во французскую школу. Я хотел бы поговорить с Александром о том, что из себя представляет французская школа, чем она отличается от школы российской. Уже дозвонились мы до Александра? Дозвонились! Прекрасно! Алло. Привет, Александр. Это Ашот Насибов тебя приветствует. Хорошо, мы сейчас перезвоним по другому телефону. Диктуй номер, сейчас наши референты тебе помогут. Так вот, я продолжу. У Александра дочка Лиза пошла во французскую школу, поскольку мы знаем о событиях во Франции последних месяцев, там были беспорядки, что-то вроде погромов, я очень беспокоюсь, отразилось это в принципе на работе французской школы. Есть ли там такое понятие, как вызов родителей в школу, родительское собрание, как между собой уживаются представители разных рас и культур в одном и том же классе. Насколько школы в разных районах города, отличающихся по социальному статусу своих жителей, также отличаются друг от друга. Есть ли во Франции специализированные школы, предположим, с преподаванием русского языка или английского языка, очень модные в нашей стране. Есть связь с Александром? Прекрасно! Александр, привет, мы рады тебя приветствовать, я и звукорежиссер Николай Котов. Просто мы уже практически в прямом эфире. Уважаемые слушатели, номер эфирного пейджера в студии «Эха Москвы» 725-66-33. Надеюсь, вы хорошо слышите Александр Шашкова, журналиста телекомпании «Евроньюс», который находится далеко от нас, в городе Лионе. Правильно я сказал?

А. ШАШКОВ – Правильно.

А. НАСИБОВ – Несмотря на треск и помехи в эфире. Воспитание по-французски. Александр, поскольку наша тема касается воспитания детей, по традиции я обязан тебя предупредить, тема интимная, и ты имеешь полное право не отвечать на любые мои вопросы или на вопросы наших слушателей.

А. ШАШКОВ – ОК.

А. НАСИБОВ – Сколько тебе лет?

А. ШАШКОВ – 48.

А. НАСИБОВ – Сколько у тебя детей?

А. ШАШКОВ – Трое.

А. НАСИБОВ – Я полагал, что двое.

А. ШАШКОВ – Ты понимаешь, двое биологических и один просто.

А. НАСИБОВ – Сколько им лет и как их зовут?

А. ШАШКОВ – 24 – Дарья, 21 – Настасья, и вот скоро будет 7 – Елизавета.

А. НАСИБОВ – Давай сосредоточимся для начала на Елизавете, которая находится с тобой во Франции и ходит, насколько я понимаю, во французскую школу?

А. ШАШКОВ – Да, конечно.

А. НАСИБОВ – Ты знаешь о существовании этой школы, ты бывал в этой школе, ты знаешь, как она работает, я надеюсь?

А. ШАШКОВ – Ты знаешь, я не настолько уверен, что я знаю, как она работает.

А. НАСИБОВ – Это тебя характеризует как отца, между прочим.

А. ШАШКОВ – Нет. Это характеризует французскую систему образования.

А. НАСИБОВ – Вот об этом мы с тобой сейчас и поговорим.

А. ШАШКОВ – Родители в школу практически не допускаются. Я довожу ребенка до порога школы, там ее сдаю на руки учителям и точно так же у порога забираю. Пройти в школу я могу только в один день в неделю, в четверг, если мне нужно что-то выяснить, пообщаться с директором или с учителем или отлавливать учителя во дворе. Родители не имеют права приходить в школу.

А. НАСИБОВ – Прекрасно. Мы сейчас продолжим беседу именно на тему твоих посещений школы. Но прежде информация для общего сведения. Сколько твоя дочка находится во Франции? И знала ли она французский язык до того, как попала во Францию?

А. ШАШКОВ – Регулярно она находится во Франции всего где-то 3 месяца. Дело в том, что здесь достаточно сложная система воссоединения семьи. Если я живу здесь… в феврале будет 2 года, за это время она ко мне приезжала регулярно каждые 3 месяца на 3 месяца. И сразу же шла в школу. Мы ее немедленно записали в школу.

А. НАСИБОВ – То есть у нее была зебра: 3 месяца учится во Франции, 3 месяца учится в России, так получалось?

А. ШАШКОВ – Нет, она в России не училась. Она занималась. Мы ходили в образовательный центр «Золотой петушок», очень хороший…

А. НАСИБОВ – Без рекламы, пожалуйста.

А. ШАШКОВ – Я все равно не скажу, где. Так что 3 месяца она ходила во французскую школу, а 3 месяца она была в Москве на самообразовании.

А. НАСИБОВ – 725-66-33 – номер эфирного пейджера студии «Эха Москвы». Я предлагаю нашим слушателям начать задавать вопросы Александру Шашкову, счастливому отцу трех очаровательных девчушек, младшая из которых сейчас вместе с Александром во Франции и ходит во французскую школу.

А. ШАШКОВ – Стоит сейчас рядом, морды корчит.

А. НАСИБОВ – Понятно. Пошли ее спать, чтобы она не слушала то, о чем мы сейчас будем беседовать. Я специально выбрал полночь для этой темы, чтобы поменьше детей нас слушало.

А. ШАШКОВ – Но у нас же еще 10.

А. НАСИБОВ – Так поздно, и дети все равно не спят.

А. ШАШКОВ – Каникулы!

А. НАСИБОВ – Расскажи, пожалуйста, дочка 3 месяца во Франции и сразу пошла во французскую школу?

А. ШАШКОВ – Я ее записал во французскую школу, как только она здесь появилась впервые. Здесь немного другая система образования, школа начинается гораздо раньше, чем у нас.

А. НАСИБОВ – С какого возраста?

А. ШАШКОВ – Чуть ли не с 3-х лет. Это так называемый «maternel», это типа нашего детского сада, но это уже школа. Это при школе, с учителями, но, в основном, это игры, прогулки общеобразовательные, в развлекательной форме все это. И только с 6 – 7 лет они идут в так называемый «école primaire», это наша начальная школа. Но это уже школа, это в том же здании. Единственное, что отдельное помещение, отдельный вход. Она пошла туда, а сейчас, когда она приехала, с 1-го сентября, она пошла в нормальную начальную школу. Я когда пришел к директору ее записывать, это обычная муниципальная школа. Ничего абсолютно выдающегося. Единственное, что она в неплохом районе, поэтому несколько сказывается на социальном уровне родителей детей.

А. НАСИБОВ – Расскажи, пожалуйста, какого рода школы существуют во Франции? Существуют, насколько я понимаю, муниципальные школы, существуют частные школы. Какие еще существуют, и чем отличаются те от других?

А. ШАШКОВ – Практически больше никаких: муниципальные школы и частные школы. Ты знаешь, есть частные школы, но они даже не частные, а, скорее, с религиозным направлением. Недалеко от нас есть школа лазаристов.

А. НАСИБОВ – Это при монастыре?

А. ШАШКОВ – Я даже не знаю, поскольку с ней я не имел отношений, поскольку пытаюсь ребенка воспитывать не в религиозном направлении, а уж тем более, не в католическом. У нас появились знакомые, они туда отдали ребенка и говорят, что никаких проблем, никакого насилия, мучительного прививания религии и т.д. А дальше уже идут частные лицеи, частные колледжи. Это уже немножечко повыше. Частные школы – только такие, немножечко с религиозным уклоном.

А. НАСИБОВ – Теперь давай вернемся к взаимоотношениям французской школы и родителей детей, которые посылают своих чад в ту или иную школу. Ты сказал, что родители практически не переступают порог школы. Как же они общаются с учителями, с директором и т.д.?

А. ШАШКОВ – Родители практически не переступают порог школы во время занятий. Существует своего рода родительский комитет, чтобы выбрать который существует настоящая матерая демократическая система с предварительным выдвижением кандидатур, с согласованием всех родителей, с бюллетенями, с урнами, с подсчетом голосов.

А. НАСИБОВ – Неужели это так важно?

А. ШАШКОВ – Это довольно важно, потому что очень многие родители стремятся туда попасть, чтобы как-то влиять на школу. Существует много родительских организаций. Но это не значит, что они вмешиваются как-то в воспитательный процесс, в процесс обучения. Скорее, это помощь какая-то школе, помощь детям. С другой точки зрения, это своеобразный контроль. Учитывая, что школа – достаточно закрытое учреждение, еще один дополнительный контроль не только со стороны государства, но и со стороны родителей.

А. НАСИБОВ – Контроль чего? Контроль качества учебного процесса, контроль качества продуктов в школьном буфете, контроль отношения учителей к ученикам? Контроль чего?

А. ШАШКОВ – Контроль всего фактически.

А. НАСИБОВ – Ты участвовал в подобного рода контролях, контрольных проверках?

А. ШАШКОВ – Нет, никаких контрольных проверок. Это только в случае, если кто-то пожалуется. Я еще раз подчеркиваю, это не столько контролирующая организация, сколько это организация помощи школе, помощи ученикам. В случае неожиданных критических ситуаций, с которыми я пока, слава богу, не сталкивался, это организация, которой можно апеллировать.

А. НАСИБОВ – 725-66-33 – телефон эфирного пейджера студии «Эха Москвы». Я прошу наших слушателей формулировать вопросы достаточно емко, кратко и обязательно подписываться. Неподписанные сообщения я читать, в любом случае, не буду, хотя они уже начали приходить. Напомню, что гость по телефону из французского города Лиона Александр Шашков – журналист телекомпании «Евроньюс». Александр, один день в неделю родители допускаются в школу? Для чего, помимо контроля?

А. ШАШКОВ – Это не контроль. Это приемный день директора. Вся штука в том, что здесь директор – такой же учитель, как все остальные, помимо всего прочего. У него свои классы, он их ведет. Если тебе необходимо пообщаться с директором, ты можешь прийти в четверг, у него приемный день.

А. НАСИБОВ – Сколько человек в классе, где учится твоя девочка?

А. ШАШКОВ – Где-то около 17-ти человек.

А. НАСИБОВ – Один и тот же учитель ведет все уроки, или они меняются?

А. ШАШКОВ – Один и тот же.

А. НАСИБОВ – Он играет роль воспитателя одновременно, или как?

А. ШАШКОВ – Трудно мне сказать про воспитание. У нас же система несколько другая. Что значит воспитание? Он с ними занимается, он их учит читать, он их учить писать, он с ними гуляет, он с ними выезжает на прогулки. В нашем случае «она». О воспитании… я даже не знаю, что под этим можно подразумевать. Естественно, она следит, чтобы они друг к другу относились по-дружески, по-товарищески.

А. НАСИБОВ – Ты можешь назвать предметы, которые учитель преподает в школе?

А. ШАШКОВ – Да. Это чтение, письмо, в начальной степени математика…

А. НАСИБОВ – Скорее, арифметика примитивная.

А. ШАШКОВ – Введение. Математика – это более обширное понятие, чем арифметика. И пока это практически все.

А. НАСИБОВ – Сколько уроков в день? Сколько часов в день в школе проводит девочка?

А. ШАШКОВ – Они приходят в школу в половину девятого, занимаются они до половины двенадцатого. С половины двенадцатого до половины второго у них обед и отдых. Ты можешь забрать ребенка домой, можешь оставить в школьной столовой. После этого до 4-х часов.

А. НАСИБОВ – Это всего 4 предмета, и целый день занятий получается?

А. ШАШКОВ – Нет, это не только 4 предмета, они же гуляют, они ездят на экскурсии, у них есть занятия по физкультуре. Раз в неделю их возят в бассейн. Обещали, что с этого полугодия у них должно начаться фехтование.

А. НАСИБОВ – И экипировка есть?

А. ШАШКОВ – Я думаю, что должна быть. Мы еще не начали заниматься.

А. НАСИБОВ – Сколько лет девочке, напомни?

А. ШАШКОВ – Будет 7 в январе.

А. НАСИБОВ – И начинают они заниматься уже фехтованием. Интересно. Прямо Д’Артаньяна вспоминаешь.

А. ШАШКОВ – Очень французский вид спорта.

А. НАСИБОВ – Сколько платят за муниципальную школу, если платят родители?

А. ШАШКОВ – Ничего.

А. НАСИБОВ – Вообще ничего? Ну хоть что-то вы платите за учебники, может быть, за дополнительное питание, за экскурсии, за бассейн?

А. ШАШКОВ – Нет. Бассейн, экскурсии, обучение, школа – все это абсолютно бесплатно. Единственное, за что мы платим, если она остается на эти школьные обеды в перерыве.

А. НАСИБОВ – То есть за обед надо платить или за сам перерыв?

А. ШАШКОВ – За еду.

А. НАСИБОВ – Сколько это стоит? Там, условно говоря, какова сумма, которую вы платите в месяц на обеды, на что-то еще?

А. ШАШКОВ – Сумма очень незначительная, это порядка 25 евро в месяц.

А. НАСИБОВ – 25 евро в месяц, если у нас евро – 34 рубля… ладно, пускай, слушатели сами считают.

А. ШАШКОВ – Это не имеет смысл переводить в рубли, потому что совершенно разная покупательная способность и прочее.

А. НАСИБОВ – 25 евро – это…

А. ШАШКОВ – …это очень немного, это мало.

А. НАСИБОВ – Это, условно говоря, цена полутора десятков литров бензина, 15 литров бензина.

А. ШАШКОВ – Примерно так.

А. НАСИБОВ – Муниципальная школа, я правильно понял, она финансируется исключительно за счет муниципалитета, то есть за счет тех налогов, которые вы платите городу?

А. ШАШКОВ – Да. Это районная школа обычная самая. В каждом районе их несколько. Эти школы финансируются из государственного бюджета. Что интересно, чем беднее район, то на примере моих приятелей, которые живут в менее благополучном районе, чем мы сейчас, у них школа получает гораздо больше дотаций от государства и гораздо больше делается для детей. Детей вывозят летом на море на несколько дней. Сейчас они ездили в горы на несколько дней. Все это за счет государства, родители платят какие-то копейки.

А. НАСИБОВ – Очень интересная тема, мы сейчас к ней вернемся. Я думаю, что гостем программы «Школа молодого отца» является Александр Шашков, журналист телекомпании «Евроньюс», который присоединился к нам по телефону из французского города Лиона. Номер эфирного пейджера 725-66-33. Мы обсуждаем воспитание и школу по-французски. Александр, пришли уже некоторые вопросы по Интернету. Например: «Учатся ли у вас арабы?» — Кирилл спрашивает.

А. ШАШКОВ – У нас в школе есть несколько человек, но немного.

А. НАСИБОВ – А в вашем классе конкретно?

А. ШАШКОВ – В нашем классе, нет. Вернее, они в школе есть, но, в данном случае, речь идет не о национальном размежевании, потому что здесь их называют не арабы, а магрибинцы, не по национальности, а по месту жительства изначальному. Во-вторых, они, в основном, живут в других районах. Мы живем в центральном районе довольно дорогом. А выходцы из стран Магриба, которые приезжают во Францию, не могут себе позволить жить в достаточно дорогом районе, они живут на окраинах.

А. НАСИБОВ – Я правильно тебя понял, ты говорил, что твои коллеги, живущие не в столь престижном районе, как ты…

А. ШАШКОВ – Но у них и квартиры больше гораздо.

А. НАСИБОВ – По размеру? Понятно. Дешевле, но больше. Они живут в других, менее престижных районах, и там, наверное, больше процентов магрибинцев, в том числе в  школе? Так?

А. ШАШКОВ – Гораздо больше.

А. НАСИБОВ – И эти школы получают намного больше дотаций от государства. Я правильно понял, что система такова: в менее богатых районах школы получают намного больше привилегий и дотаций от государства? Это попытка компенсировать социальное неравенство?

А. ШАШКОВ – Я понял так на основе моих бесед с моим приятелем, у которого дочка ходит в такую школу. Я могу сделать такой вывод, что это действительно сглаживание социальное, это помощь не совсем благополучным семьям за счет того, что детьми занимаются гораздо больше, и дети получают примерно то же, что дети другие могут получить за счет родителей.

А. НАСИБОВ – А кто распределяет деньги, идущие той или иной школе? Ваша школа не чувствует себя несколько ущербной из-за того, что ей денег достается меньше?

А. ШАШКОВ – Я бы не сказал, что эта школа чувствует себя как-то ущербно, тем более, там тоже существует масса программ, но они немножечко другого направления. У нас детей водят в театры, в музеи, постоянно с ними гуляют в парках, но пока они никуда не выезжали. Насчет того, кто и как распределяет деньги, я тебе честно скажу, я  просто не знаю.

А. НАСИБОВ – «Ставят ли отметки детям и задают ли им домашнее задание?» — интересуется Людмила.

А. ШАШКОВ – Домашнее задание не задают. Отметки обычно ставятся буквой «G» (géniale — гениально) или хорошо. Единственное, в конце полугодия пришли отметки типа контрольных по 10-ти балльной системе.

А. НАСИБОВ – Это отметки по 10-ти балльной системе объявляются детям или только родителям, они существуют и для детей в качестве поощрения, или это такая объективная отметка, чтобы родители знали, на каком уровне находится их ребенок?

А. ШАШКОВ – Это, скорее, объективная отметка, потому что мы с тобой как раз говорили об общении родителей и школы. У ребенка есть что-то типа дневника, то есть тетрадь связи с родителями.

А. НАСИБОВ – Ну, дневник, фактически.

А. ШАШКОВ – Но там нет никаких оценок, это тетрадь специально для родителей, где они пишут, какие у них мероприятия, что происходит, есть ли у них какие-то замечания и т.д. В эту тетрадь вклеены эти результаты их  полугодовой контрольной работы. Ребенок может посмотреть, естественно, это от него не скрывается. Но это никак не объявляется, никак не влияет.

А. НАСИБОВ – Сергей Иванович интересуется, существуют ли раздельные школы для мальчиков и девочек во Франции?

А. ШАШКОВ – Никогда об этом не слышал.

А. НАСИБОВ – А католические школы?

А. ШАШКОВ – Они смешанные.

А. НАСИБОВ – Еще такой у меня вопрос. Ты не обратил внимание, кто больше занимается детьми в школе из родителей: мамы или папы. Больше приводят детей в школу, больше участвуют в этих родительских комитетах. Каковы традиции Франции в этой области?

А. ШАШКОВ – Традиции Франции в этом отношении очень прагматичны: кто свободен, тот и приводит. И отцы, и матери здесь занимаются детьми в абсолютно одинаковой степени, не могу сказать, чтобы это была прерогатива кого-то заниматься детьми, и просто приводит тот, кто свободен. И у нас в семье то же самое.

А. НАСИБОВ – То есть офранцузились вы все-таки? «Как обращаются дети к учителю в школе во Франции?» — спрашивает Лидия. И как учителя обращаются к детям?

А. ШАШКОВ – Дети обращаются к учителю: «мадам» или «месье», в зависимости от пола.

А. НАСИБОВ – Просто «мадам» или «месье», без фамилии, без имени. Там отчества не существует, я понимаю?

А. ШАШКОВ – Отчества просто не существует. Просто «мадам», «месье» — это нормальное обращение, как у нас раньше было: «сударь», «сударыня». Что касается детей – просто по именам. Когда мы отдавали Лизу в школу, ее полное имя Елизавета, для французов это сложновато, они спрашивали, как обращаться прикажете: Елизавета или можно Лиза, или как вы хотите.

А. НАСИБОВ – Скажи, пожалуйста, Лиза, когда пошла в школу, она знала французский язык?

А. ШАШКОВ – Нет.

А. НАСИБОВ – Как она преодолевала этот языковой барьер? И как в школе ей помогали или не помогали адаптироваться и найти себя?

А. ШАШКОВ – Во-первых, она еще его не преодолела окончательно, она еще не говорит. Когда я пришел договариваться с директором, что Лиза придет к ним в школу, это просто обязательный визит, чтобы ребенка записать в школу, нужно встретиться с директором. Я записал все, у нас были все документы в порядке. Он говорит, у вас есть какие-то проблемы. Я говорю, вы знаете, единственная проблема, что ребенок абсолютно не говорит по-французски.

А. НАСИБОВ – Самая маленькая проблема такая.

А. ШАШКОВ – Он говорит, господи, какая ерунда. Единственное, что он сказал, вы знаете, у нас есть одна учительница, которая в свое время, давным-давно… тоже не француженка, мы потом выяснили, что она полька, мадам Шляхта.

А. НАСИБОВ – Это фамилия такая, Шляхта?

А. ШАШКОВ – Она вроде бы немножечко понимает по-русски. Давайте я ее отдам в ее класс. Мадам Шляхта, нужно признаться, по-русски не говорит практически вообще. Это легенда школьная, что мадам Шляхта не говорит по-русски. Но Лизке как-то это не мешает общаться. Я ее научил каким-то основным словам: «я хочу пойти пописать», «я хочу пить» и т.д. Первое время она немножечко смущалась детей. Естественно, все дети говорят по-французски, а она русская, она из другой страны, она не говорит на языке, она некоторое время была экзотической зверюшкой, я бы так сказал. К ней приставали, она немного застенчива, ей это не нравилось. Сейчас она, я четко совершенно знаю, что она понимает практически все.

А. НАСИБОВ – Скоро начнет говорить?

А. ШАШКОВ – Она заговорит неожиданно в какой-то определенный момент. Пока она не говорит. Как раз в этой записи в тетради от учителя она написала, что все замечательно, единственное пожелание, что Лизе нужно перестать немного смущаться и начинать говорить.

А. НАСИБОВ – «Помимо мадам Шляхта много ли мужчин учителей в французской школе?» — спрашивает Кирилл.

А. ШАШКОВ – Да, довольно много, примерно напополам. Это достаточно престижная профессия.

А. НАСИБОВ – А как она оплачивается?

А. ШАШКОВ – Вот не знаю, потому что во Франции вообще не принято говорить о деньгах и о зарплате.

А. НАСИБОВ – Но эта зарплата на уровне средней по стране, или учителя являются государственными служащими, муниципальными служащими?

А. ШАШКОВ – Они муниципальные служащие, соответственно, зарплата у них, я могу только предположить, на среднем уровне где-то, не ниже среднего никак. Как все муниципальные служащие, они еще пользуются многочисленными льготами, так что это достаточно престижная профессия.

А. НАСИБОВ – То есть они имеют льготы при оформлении займов на покупку жилья?

А. ШАШКОВ – Они имеют льготы по страховкам. Здесь очень много страховок. Пенсионные какие-то льготы они имеют. Здесь привлекают людей в государственные служащие за счет определенных льгот.

А. НАСИБОВ – Ольга из Казани задает довольно объемный вопрос о наличии в классе детей разных национальностей, но мы уже об этом говорили: «Как организовано дошкольное воспитание детей?» — об этом мы тоже говорили. А вот: периодичность и продолжительность школьных каникул. И есть ли школьная форма – вот это интересно.

А. ШАШКОВ – Школьной формы нет. Каникулы у них… я вспоминаю свое золотое детство, обзавидовался!

А. НАСИБОВ – Нашему с тобой детству?

А. ШАШКОВ – Да. Просто я обзавидовался количеству каникул у них. У них основные каникулы, естественно, летние.

А. НАСИБОВ – Сколько времени?

А. ШАШКОВ – Они начинаются 4-го июля и продолжаются до 1-го сентября. И каждые два месяца у них каникулы.

А. НАСИБОВ – Насколько?

А. ШАШКОВ – Даже нет, мне тут подсказывают, каждые полтора месяца у них каникулы где-то по неделе, по две недели, сейчас рождественские каникулы, они где-то больше двух недель.

А. НАСИБОВ – Это касается только детей младших классов?

А. ШАШКОВ – Это касается всех детей в школе. Что творится в лицее, я пока, честно говоря, пока не знаю.

А. НАСИБОВ – Лицей – это школа верхней ступени, насколько я понимаю?

А. ШАШКОВ – Да. Это как наши старшие классы.

А. НАСИБОВ – Я  напомню слушателям, что гость «Школы молодого отца» — Александр Шашков, журналист телекомпании «Евроньюс», который беседует с нами по телефону из французского города Лиона. Мы сейчас начнем принимать телефонные звонки. И вот, к сожалению, оборванный комментарий на пейджер пришел человека, которого подписи нет: «Дочь с 6-ти лет 4 живет и учится в Америке, у нее сейчас проблема говорить по-русски, английский для детей легче». Кстати, вопрос очень серьезный.

А. ШАШКОВ – Это огромная проблема, кстати.

А. НАСИБОВ – Твоя дочка не станет забывать русский язык? Думал ты об этом?

А. ШАШКОВ – Я думаю об этом постоянно, потому что это проблема огромная. Поскольку Лиза здесь живет недавно, я это знаю по опыту других детей моих друзей. Например, у моего коллеги двое мальчишек. Они приехали сюда года два назад, три, может быть, и ни слова не говорили по-французски. Сейчас они с родителями общаются по-русски, а между собой они общаются только по-французски.

А. НАСИБОВ – Это та самая проблема, о которой мы говорили месяца два назад. Если кто из слушателей помнит, мы беседовали с моими коллегами и друзьями в Японии о том, как учиться ребенку из России в японской школе. Та же самая проблема – забывают нередко русский язык и предпочитают между собой говорить по-японски. Наверное, это универсальная проблема для всех людей, живущих за пределами родины.

А. ШАШКОВ – Все мои знакомые, которые жили за границей, у которых были дети, сталкивались с этой проблемой рано или поздно.

А. НАСИБОВ – 203-19-22 – телефон прямого эфира студии «Эха Москвы». Напомню, что мы беседуем с Александром Шашковым, журналистом телекомпании «Евроньюс» из французского города Лиона. Мы предлагаем задавать вопросы Александру, давать свои комментарии. Единственная просьба – называйте себя, откуда вы звоните и постарайтесь свои комментарии делать очень емким, чтобы не отнимать время у Александра. 203-19-22. Первый телефонный звонок. Слушаем вас. Доброй ночи.

СЛУШАТЕЛЬ – Алло. Зовут меня Виктория. Я из Москвы. Полгода в этом году жила во Франции. И мои внуки живут во Франции. Нашей Лизочке 4,5 года. Она в среднем подготовительном классе, свободно говорит на двух языках, знает буквы русские и французские. Да, у них в группе действительно не ставят оценок. Но у меня там трое внуков в католической школе, в парижском регионе, не в пригороде.

А. НАСИБОВ – Скажите, пожалуйста, вы сказали, что ваша внучка свободно говорит на двух языках.

СЛУШАТЕЛЬ – На двух языках все трое говорят. Ей 4,5, она лучшая ученица в своем классе. Парень, ему 6 лет 2-го января будет, тоже на двух языках говорит. Но он, к сожалению, отказывается на французском писать на уроках.

А. НАСИБОВ – А по-русски согласен писать?

СЛУШАТЕЛЬ – По-русски он давно научился. Он знает абсолютно все буквы, но мама-то с ним занималась на русском языке, а папа француз. Папе некогда. Теперь преодолеваем препятствия.

А. НАСИБОВ – Спасибо, Виктория, за ваш звонок. 203-19-22 – телефон прямого эфира. Я не знаю, Александр, тут, Наверное, комментарий излишен?

А. ШАШКОВ – Нет, почему, здесь можно сказать, что очень многое зависит от того, на каком языке говорят в семье. 4 года… Если они будут продолжать жить во Франции, все равно рано или поздно русский язык будет постепенно забываться, с моей точки зрения. Здесь как раз очень важно влияние родителей, чтобы они занимались, чтобы в семье говорили на русском языке, чтобы ребенок смотрел русские мультики, с чем здесь проблема, кстати, и читал русские книжки.

А. НАСИБОВ – Скажи, пожалуйста, ты занимаешься с Лизой русским языком?

А. ШАШКОВ – Я не занимаюсь с ней пока конкретно русским языком, но мы с ней очень много читаем, она очень много смотрит русских мультфильмов, русских фильмов, нам прислали кучу кассет, старых русских сказок: Ром… фильмы нашего детства. За счет этого она более или менее сохраняет язык. Но ей еще рано его терять.

А. НАСИБОВ – Кирилл, который уже задавал неоднократно вопросы на пейджер, спрашивает, а курят ли в школе старшеклассники ругаются ли матом, и вообще как старшеклассники ведут себя с маленькими детьми?

А. ШАШКОВ – Во-первых, матом они не ругаются, потому что здесь нет такого понятия.

А. НАСИБОВ – Во Франции все, даже извозчики говорят по-французски.

А. ШАШКОВ – Да. Курить курят, безусловно. С маленькими детьми они не общаются, потому что школы разделены на самую младшую школу, которая примерно равняется нашему детскому саду, на начальную школу. Старшая школа – это лицей, это просто уже отдельно.

А. НАСИБОВ – 203-19-22 –телефон прямого эфира студии «Эха Москвы». Есть у нас звонок. Да. Слушаем вас. Доброй ночи.

СЛУШАТЕЛЬ – Меня зовут Федор. Я хотел спросить у вашего гостя, его отношение к следующему. Он ведь находится внутри страны, изнутри видит ситуацию. Он нам рассказал много интересного, что помимо учебы дети много отдыхают, каникулы у них, развлечения, даже не ставят оценки. Нет у них стимулов к такому активному саморазвитию, нет желания быть ответственными. Это как-то провоцирует инфантилизм. Я тоже общаюсь со своими знакомыми из стран Западной Европы, видно, что молодежь современная там хочет как можно меньше работать, как можно больше получать денег, просто развлекаться, а быть профессионалами своего дела, делать карьеру созидательного характера, а не просто работать в сфере услуг…

А. НАСИБОВ – Для 7-летнего ребенка, может быть, рано еще думать о том, как ему делать карьеру.

СЛУШАТЕЛЬ – Дело в том, что это все закладывается в детстве.

А. НАСИБОВ – Стимулы, да, могут.

СЛУШАТЕЛЬ – Если кругом будет отдых, будут развлечения и т.д.

А. НАСИБОВ – Давайте тогда адресуем этот вопрос Александру в французском городе Лионе. Александр, а во французской школе как стимулируют детей учиться лучше?

А. ШАШКОВ – Да никак не стимулируют. Здесь есть самый огромный стимул для хорошей учебы, это 10-процентрая безработица.

А. НАСИБОВ – Ах, вот оно что! И с какого возраста дети начинают понимать, что на твое будущее рабочее место очередь стоит?

А. ШАШКОВ – Но то, что со старших классов – это точно. А в младших классах, я считаю, собственно, нет необходимости. Я считаю, что в старших классах ребенок должен начинать понимать. Для того чтобы сделать карьеру, нужно понимать, что на твое место стоит очередь, ты должен быть лучшим. С другой стороны, я должен согласиться со слушателем, что значительная доля безответственности существует, в основном, среди малообеспеченных кругов, которые живут на пособие. Потому что хорошо ты учишься, плохо ты учишься, пособие ты получать будешь.

А. НАСИБОВ – «В Квебеке, — пишет на пейджер слушатель, — очень похожая система с французской, только каникулы поменьше, но дни «pédagogique» — каждую неделю», — что-то вроде библиотечного дня.

А. ШАШКОВ – Здесь традиционно каждая среда – выходной. Дети учатся понедельник, вторник, четверг, пятницу – только 4 дня в неделю.

А. НАСИБОВ – И каждые два месяца у них еще и каникулы?

А. ШАШКОВ – Сказка, а не школа!

А. НАСИБОВ – Скажи, пожалуйста, во времена нашего с тобой детства были всякие звездочки, октябрята. Помнишь, мы делились на «звездочки», «пятерки», были у нас лидеры этих «звездочек», пионерские отряды и все прочее. Есть ли что-то подобное во французских школах? «Молодой деголевец», «Защитник Отечества», «Наполеондер» какой-нибудь…

А. ШАШКОВ – Нет! Слава богу. Ничего подобного нет. Школа абсолютно деполитизирована. Муниципальная государственная школа абсолютно лишена какого-либо религиозно налета. Может быть, наши слушатели помнят, в прошлом году был огромный спор по поводу закона во Франции. Его почему-то в основном, представляли как закон о хиджабах. На самом деле, это совершенно не верное толкование закона.

А. НАСИБОВ – Я напомню нашим слушателям, что речь идет о споре, имеют ли право ученики школ носить внешне ярко различимые атрибуты принадлежности к той или иной религии.

А. ШАШКОВ – К любой религии.

А. НАСИБОВ – Для сикхов, например, это были тюрбаны, для мусульман – это хиджабы (то есть головные платки девочек мусульманок). Там, наверное, большие кресты запрещалось носить?

А. ШАШКОВ – Кресты – это не в традиции. Кстати, один из католических священников выступал по этому поводу: что же я теперь не могу прийти в школу в своем облачении. Естественно, до этого не дошло. В школе любое проявление религиозной атрибутики запрещено. При этом, когда ты записываешь ребенка в столовую (школьный ресторан это называется, это даже не столовая), то среди прочих вопросов, типа, нет ли у ребенка какой-то аллергии и т.д., задается ли вопрос, есть ли ваш ребенок свинину. То есть притом, что запрещена внешняя атрибутика, уважение к традициям, уважение к религии, присутствует в любой школе.

А. НАСИБОВ – Опять оборванный вопрос, к сожалению, на пейджер пришел, смысл понятен: «У нас в  Квебеке курят многие в школе марихуану, каждый третий, четвертый. Во Франции нечто подобное существует?»

А. ШАШКОВ – Друзья мои, слава богу, еще не сталкивался. У меня ребенку еще нет 7-ми лет, до марихуаны мы еще не дожили.

А. НАСИБОВ – «А есть ли специальные школы для одаренных детей: математические, музыкальные, балетные, художественные?» — спрашивает Лидия.

А. ШАШКОВ – Я не слышал. Может, они существуют. Я не готов говорить наверняка. Я могу сказать, что я не слышал о таких школах. Но, например, в Лионе, что касается музыки, что касается танцев… это к вопросу, чем занять среду – библиотечный день, есть масса музыкальных школ, танцевальных школ, их очень много частных. В Лионе достаточно мощная консерватория, где очень многие дети занимаются и танцами, и музыкой, я это знаю на своем собственном опыте.

А. НАСИБОВ – 203-19-22 – телефон прямого эфира. Мы беседуем с Александром Шашковым, журналист, который сейчас находится во французском городе Лионе. Дочка Александра ходит во французскую школу. 203-19-22. Слушаем вас. Доброй ночи. Алло. Вы в эфире. Еще раз попробуем связаться. 203-19-22. Здравствуйте. Как вас зовут? Откуда вы?

СЛУШАТЕЛЬ – Иван из Перми. Я бы хотел спросить, насколько рождаемость среди коренных французов высокая, невысокая. Я слышал, что в Марселе до половины населения уже составляют не европейцы. Такая же плачевная ситуация плачевная, как у нас, у русских, с рождаемостью? Спасибо.

А. НАСИБОВ – Без комментариев с моей стороны насчет плачевности ситуации, но вопрос я переадресую Александру.

А. ШАШКОВ – Это объективная реальность, что у нас очень плохо с демографической ситуацией в России.

А. НАСИБОВ – Я говорю про Францию.

А. ШАШКОВ – Я могу сказать про Францию. Марсель – действительно наполовину город, где живут выходцы из магрибских стран, скажем политкорректно. Это огромная проблема. Очень большой уровень эмиграции и сейчас, и после событий в том же Клише, эти горящие пригороды Парижа, в том числе, и Лиона, кстати говоря. После этого сейчас принимаются законы, достаточно резко ограничивающие эмиграцию. И принимаются законы, по которым можно уже человека, получившего французское гражданство, если он грубо нарушил закон, выслать из страны. Что касается рождаемости среди французов, она достаточно высока. Здесь детей очень любят. Здесь детей много. Тем более, по Лиону это очень заметно, потому что Лион – город молодой. Он очень древний, но при этом здесь очень много университетов, поэтому здесь очень много молодежи. Но при этом рожать в раннем возрасте здесь не принято. Здесь человек обычно получает какое-то образование, находит работу, делает какую-то карьеру, отгуливает свое, и здесь редко рожают раньше 30-ти. Но если рожают, то после этого обычно рожают несколько детей сразу.

А. НАСИБОВ – Подряд?

А. ШАШКОВ – Да. Во Франции нет особой проблемы с рождаемостью.

А. НАСИБОВ – 203-19-22 – телефон прямого эфира. Следующий телефонный звонок. Слушаем вас. Доброй ночи.

СЛУШАТЕЛЬ – Алло. Это месье Ашот?

А. НАСИБОВ – Он самый. А это кто?

СЛУШАТЕЛЬ – Григорий Борисович, если помнишь.

А. НАСИБОВ – Наверное, помню.

СЛУШАТЕЛЬ – Я вспомнил о твоем детстве, я готовил тебя по русскому языку.

А. НАСИБОВ – Помню, и жили вы около Триумфальной арки в городе Москве.

СЛУШАТЕЛЬ – Совершенно правильно.

А. НАСИБОВ – Я вас приветствую!

СЛУШАТЕЛЬ – Ашот, если можно, запиши мой телефон и перезвони.

А. НАСИБОВ – Хорошо. Пожалуйста, тогда позвоните по телефону референтам «Эха Москвы», они запишут ваш телефон, и я с удовольствием вам перезвоню завтра. 202-92-29. Спасибо. Я вам обязательно завтра перезвоню. Спасибо большое за ваш звонок.

СЛУШАТЕЛЬ – Счастливо, дорогой.

А. НАСИБОВ – Вот какие интересные.

А. ШАШКОВ – Видишь, как приятно бывает.

А. НАСИБОВ – Преподаватель русского языка. 203-19-22 – телефон прямого эфира студии «Эха Москвы». Слушаем вас. Доброй ночи. Алло. Еще звоночек попробуем. 203-19-22 – телефон прямого эфира. Слушаем вас. Доброй ночи.

СЛУШАТЕЛЬ – Меня зовут Владимир.

А. НАСИБОВ – Откуда вы?

СЛУШАТЕЛЬ – Я бы хотел узнать, говорилось сейчас о том, что среда – выходной день, а с чем может быть это исторически связано, или что насчет субботы или воскресенья. Каким образом определилось, что среда – это выходной день?

А. НАСИБОВ – Наверное, потому что она среда в середине недели.

СЛУШАТЕЛЬ – А суббота, воскресенье?

А. НАСИБОВ – Суббота, воскресенье – это святое, что называется.

СЛУШАТЕЛЬ – Понятно

А. НАСИБОВ – Александр, я прав или не прав?

А. ШАШКОВ – Я думаю, ты абсолютно прав. Я не знаю происхождения того, что среда. Единственное, я могу по этому поводу сказать, что здесь очень боятся детей перегрузить, откуда пошел еще один выходной день посередине недели. К примеру, здесь существует, я говорил уже, школьный ресторан, когда ты не можешь забрать ребенка на обед, он остается в школе, кроме этого существует то, что у нас называлось «продленная группа». Но продленная группа существует там только до 6-ти часов вечера. При этом учителя крайне не советуют, чтобы ребенок посещал и школьный ресторан, оставался в этот перерыв, и еще оставался на продленной группе. Они яростные противники вот этого.

А. НАСИБОВ – Чтобы вообще ребенок не питался в школьном ресторане?

А. ШАШКОВ – Нет, чтобы ребенок оставался в школе так долго.

А. НАСИБОВ – А что в стандартное питание ребенка входит в школе?

А. ШАШКОВ – Стандартное питание там весьма недурно.

А. НАСИБОВ – То есть?

А. ШАШКОВ – Там обязательно какой-нибудь салатик, обязательно горячее блюдо с гарниром.

А. НАСИБОВ – Например?

А. ШАШКОВ – Или рыба, или мясо. Гарнир обязательно овощной. Плюс к этому непременно фрукты, непременно сок, непременно йогурт и во Франции трудно обойтись без сыра.

А. НАСИБОВ – Вина не полагается, естественно?

А. ШАШКОВ – Вина не полагается.

А. НАСИБОВ – Хотя вино входит даже в рацион французских солдат.

А. ШАШКОВ – И журналистов тоже.

А. НАСИБОВ – Да ну! Ты меня радуешь. Давай подводить итоги. Нам осталось меньше минуты. Александр Шашков, напомню, журналист телекомпании «Евроньюс», по телефону из Лиона подводит итоги своих последних 3-х месяцев, когда дочка Александр начала ходить во французскую школу. Что самое главное, что ты не успел нам сказать за это время? Нравится ей ходить туда, с удовольствием она туда ходит, охотно ходит?

А. ШАШКОВ – Я бы сказал, что без отвращения. А это уже много. В абсолютно новой среде, когда она приехала без языка, без отвращения – это уже много. Это очень обо многом говорит, я считаю, о школе, о школьном образовании, о работе учителей.

А. НАСИБОВ – Я благодарю Александра Шашкова, журналиста, находящегося сейчас во французском городе Лионе, за столько интересную беседу, столько подробный рассказ о французской системе начального школьного образования. Я, Ашот Насибов, с вами прощаюсь до 12-ти часов дня пятницы, уже сегодняшнего дня, когда буду вести дневной эфир на «Эхе Москвы». «Школа молодого отца» выходит каждую неделю в ночь с четверга на пятницу с полуночи до часа ночи. Открою вам небольшой секрет, не исключено, что в следующей «Школе» нас будет ожидать сюрприз. Похоже, дал согласие Рамазан Кадыров. Присоединяйтесь к нам в «Школе молодого отца». Послушаем, будет интересно.

Комментарии

0

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире