'Вопросы к интервью
02 июня 2006
Z Крутая шкала Все выпуски

Сделка «Северстали» с «Арселор» — возможные изменения рейтингов


Время выхода в эфир: 02 июня 2006, 12:08

2 июня 2006 года

В эфире радиостанции «Эхо Москвы» Елена Ананькина – аналитик «Standard&Poor’s»





Эфир ведет Ашот Насибов





А. НАСИБОВ – Добрый день. Елена Ананькина – старший аналитик «Standard&Poor’s» в студии нашей радиостанции. Здравствуйте, Елена.

Е. АНАНЬКИНА — Здравствуйте.

А. НАСИБОВ – Как дошли? Когда вас честно застала эта новость об отставке, об уходе со своего поста генерального прокурора Устинова?

Е. АНАНЬКИНА — Дошла хорошо. У нас тут до «Эха Москвы» идти пешком минут 15.

А. НАСИБОВ – А новость когда до вас дошла?

Е. АНАНЬКИНА — Примерно дошла.

А. НАСИБОВ – Что сказали в вашей компании сразу же?

Е. АНАНЬКИНА — Дело в том, что политические риски уже учтены в суверенном рейтинге РФ. И понятно, что такие ситуации с перестановками высших чиновников, они только подтверждают нашу мысль, что политические факторы ограничивают рейтинг. В то время как экономический фактор наоборот является позитивным для суверенного рейтинга. Я имею в виду и ликвидность, и экономический рост и так далее.

А. НАСИБОВ – Мы начинаем беседу о недавнем сообщении, о слиянии российской компании «Северсталь» с одной из крупнейших мировых компаний по производству стали – «Арселор». Елена, это сообщение пришло в начале прошлой недели. Вы имели возможность дней 10 точно все проанализировать, вы сделали какие-то выводы? Вот сейчас уже когда мы все выдохнули что называется, когда посмотрели телевизионные репортажи с заседания правительства, где премьер-министр выразил поддержку этому факту. И что теперь могут сказать аналитики по поводу вот этой сделки?

Е. АНАНЬКИНА — Сделка действительно была объявлена на прошлой неделе. И мы сразу же поставили рейтинг «Северстали», который находится на уровне B+, на пересмотр с позитивным прогнозом. Потому что если сделка состоится и «Северсталь» станет частью огромной международной стальной империи, это может быть только положительно для компании с точки зрения развития ее бизнеса, совершенствования систем ее управления, корпоративного управления и так далее. Потому что основным из факторов, которые в прошлом ограничивали, до сих пор пока ограничивают рейтинг «Северстали» является недостаточная предсказуемость финансовой политики и корпоративное управление. Потому что все-таки велика зависимость от одного человека. И есть активы, которые не консолидируются в «Северстали», прежде всего речь идет о добывающих активах. Когда эти активы будут консолидированы, когда процедура корпоративного управления «Северстали» улучшится, безусловно, есть потенциал для повышения рейтинга.

А. НАСИБОВ – А она улучшится от слияния с «Арселором»?

Е. АНАНЬКИНА — Я думаю, да. Кроме того «Северсталь» и так планировала добывающие свои активы включить в собственный состав, что тоже было положительным для ее рейтинга. Но здесь надо отметить, что с точки зрения сдержек, конкурентоспособности, да и просто формальных финансовых параметров, «Северсталь» могла бы претендовать на более высокий рейтинг, чем тот, который у нее на сегодняшний день есть. Собственно вот это и позволило нам поставить рейтинг на пересмотр с положительным прогнозом. Это по поводу «Северстали». Но у нас же есть рейтинги и «Арселора» и «Миттала». Эти рейтинги находились на пересмотре еще с января, когда «Миттал» объявил о своем намерении приобрести «Арселор» путем обмена на акции и за денежный платеж.

А. НАСИБОВ – Когда началась собственно война менеджмента «Арселора» против того, что они называли недружественным поглощением со стороны «Миттал Стил».

Е. АНАНЬКИНА — Это недружественное поглощение было объявлено в самом конце январе. Там много было всяких событий. Мы в тот же день, когда было объявлено об этом недружественном поглощении, поставили рейтинг «Миттала» на пересмотр с негативным прогнозом. «Арселор» – на пересмотр с развивающимся прогнозом. Почему мы это сделали? – если бы объединение «Арселора» и Миттала" произошло, с точки зрения бизнеса, мог бы быть существенный выигрыш. За счет дополнительной диверсификации активов, за счет того, что «Арселор» и «Миттал» не очень пересекаются по географическим рынкам. То есть получилась бы действительно глобальная компания с точки зрения бизнеса, работающая совершенно прекрасно. Но с точки зрения финансов, было ясно уже в январе, что не исключаются какие-то дополнительные шаги как с точки зрения «Арселоры», так с точки зрения «Миттала», которые увеличивают в итоге долговую нагрузку консолидированной компании, если повторюсь, эта сделка все же состоится. Потому что собственно это и произошло. «Арселор» объявил о своем намерении выплатить акционерам сначала порядка 5 млрд. Потом 7,6 млрд. как они это сделали еще пока открытый вопрос. Либо в форме дивидендов, либо в форме выкупа акций. «Миттал» увеличил свое предложение «Арселору», увеличив коэффициент обмена и увеличив денежный платеж, который они предлагают акционерам «Арселора», и сейчас акционеры «Арселора» по сути, выбирают из двух сделок: либо они идут с «Митталом», либо они идут с «Северсталью». И этот вопрос в итоге решать должны именно они.

А. НАСИБОВ – Мы сейчас прервемся на краткие новости, а затем продолжим.

НОВОСТИ

А. НАСИБОВ – Мы продолжаем программу. Мы обсуждаем сделку между металлургическими компаниями «Северсталь» и «Арселор». На конец июня намечено собрание акционеров «Арселора», которое должно принять решение, одобрить ли им сделку с «Северсталью», либо принять предложение вот этой компании – «Миттал».

Е. АНАНЬКИНА — Да.

А. НАСИБОВ – И там еще неопределенность сохраняется.

Е. АНАНЬКИНА – Неопределенность, безусловно, сохраняется, потому что у «Арселора» много мелких акционеров, как они будут действовать неизвестно, кроме того, Миттал" уже достаточно давно объявил оферту на акции «Арселора», у него у самого может быть какой-то миноритарный пакет. Там на самом деле возможны даже два собрания. С одной стороны есть собрание, которое должно решить судьбу сделки с «Северсталью» и я сама удивилась, когда узнала, но по законодательству по корпоративным процедурам, применимым к «Арселору» оказывается, что 50% всех акционеров должны сказать «нет» и тогда сделка не состоится. Учитывая, что не все акционеры обычно приходят на собрания…

А. НАСИБОВ – 50% всех акционеров, не 50% от тех, кто пришли на собрание.

Е. АНАНЬКИНА — Не от явки, а от всех. Это на самом деле звучит достаточно странно. И миноритарные акционеры «Арселора» и «Миттал» тоже их поддерживает, говорят о том, чтобы собрать внеочередное собрание, которое эти процедуры изменило бы. Чтобы потребовались более жесткие условия и чтобы акционеры «Арселора» могли выбирать все-таки между двумя этими сделками. Каждый из них несет свои выгоды «Арселору». И имеет свои потенциальные минусы. Но решать все-таки акционерам собственникам.

А. НАСИБОВ – Мы все видели телевизионную картинку встречи руководителя лидера, владельца «Северстали» господина Мордашова с президентом РФ Путиным. И мы видели телевизионную картинку заседания правительства, где оказывалась политическая поддержка, говорились слова о поддержке этой сделки, слияния «Северстали» с «Арселором». Понятно, что такая сделка невозможна без предварительных политических договоренностей с российскими властями. С вашей аналитической точки зрения, какие это были договоренности, о чем там могла идти речь. И когда это все могло быть, как это все может влиять на рейтинг «Северстали»?

Е. АНАНЬКИНА — Когда и как это все было, нам остается только догадываться. Потому что понятно, что этот процесс не всегда особенно прозрачен. Несмотря на то, что публично высказывались высшие чиновники одобрительно по поводу возможностей этой сделки, на мой взгляд, политических рисков это не снимает. Во-первых, потому что Россия страна, где политическая среда может меняться, и чиновники наверху тоже могут меняться. Как ситуация будет в будущем развиваться – неизвестно. Поэтому мы считаем, что если сделка с «Северсталью» состоится, «Арселор» получит свою дозу российских рисков. Это с одной стороны, с другой стороны он получит очень прибыльное предприятие, очень эффективно работающее, расширит свою базу активов. Дело в том, что вся металлургическая отрасль мировая конкурирует в основном по издержкам. Потому что металл это стандартный продукт. И в связи с этим предприятия особенно первых переделов, потихоньку перемещаются в страны, где издержки наиболее конкурентоспособные.

А. НАСИБОВ – Первый передел это из руды, где собственно перерабатывают руду.

Е. АНАНЬКИНА — Да, это собственно изготовление стали.

А. НАСИБОВ – Прокат уже, а там не окончательно готовое изделие.

Е. АНАНЬКИНА — Это такие страны как Россия, Бразилия наш ведущий конкурент. И очень быстро растут азиатские производители. В то время как в развитых странах производство собственно стали становится менее конкурентоспособным, поэтому там развиваются уже активы такие приближенные к конечному потребителю.

А. НАСИБОВ – В чем конкурентоспособность «Северстали»?

Е. АНАНЬКИНА — Прежде всего, это низкие издержки. Это достаточно эффективная производственная база.

А. НАСИБОВ – Что такие низкие издержки?

Е. АНАНЬКИНА — В качестве иллюстрации. Прибыльность «Северстали» по прибыли до налогов, процентов и амортизации составила порядка 27% в прошлом году. У «Арселора» было 17%. У «Миттала» — порядка 20%. Вот сравнивайте.

А. НАСИБОВ – За счет чего такие низкие издержки, за счет чего такая высокая норма прибыли?

Е. АНАНЬКИНА — Прежде всего, энергетика. И зарплата, а также вертикальная интеграция.

А. НАСИБОВ – Энергетика это низкая стоимость электроэнергии, газа на внутреннем российском рынке. Правильно я понимаю?

Е. АНАНЬКИНА — Совершенно точно. Плюс есть преимущество за счет вертикальной интеграции, потому что сейчас цены на сырье на мировом рынке очень высокие. Что отражает и повышение цен на сталь на международном рынке тоже. И те компании, у которых есть собственные, либо родственные активы, специализирующиеся на добыче железной руды и коксующегося угля, такие предприятия выигрывают. У «Северстали» такие возможности есть. На самом деле, если сравнивать «Северсталь» с другими российскими сталелитейными компаниями, Магнитогорским комбинатом, Новолипецким, «Евразом», «Северсталь» выглядит очень неплохо по этим параметрам. Основная стратегия российских крупнейших компаний в последнее время была в том, чтобы, во-первых, усилить свою вертикальную интеграцию, по этому пути пошли и «Северсталь», которая, тем не менее, эти активы не консолидировала, но они были на уровне акционеров. И «Евраз», у которого предприятие по добыче железорудного сырья и коксующегося угля были вообще в составе группы, что серьезным плюсом является с нашей точки зрения. И Новолипецкий комбинат, который покупал и активы по добыче железной руды и в последнее время угля. У Магнитки интеграции в сырье нет. Это некоторый минус для них. Тем не менее, они продемонстрировали свою способность в случае чего сырье на рынке находить. Еще одно направление развития наших стальных компаний российских заключалось в том, чтобы покупать активы ближе к конечным рынкам. Дело в том, что отрасль стальная в России все-таки экспортоориентированная. Несмотря на бурный рост внутреннего рынка, Россия употребляет не больше, может быть сейчас уже больше, но порядка половины всей стали, которая производится в стране. Основная часть идет на экспорт.

А. НАСИБОВ – Где-то половина идет на экспорт.

Е. АНАНЬКИНА — Примерно. У разных компаний разная немножко доля. Зависит от того, какие мы виды продукции включаем. Но суть в том, что отрасль экспортоориентированная и поэтому компании, для того чтобы усилить свои позиции на соответствующих рынках, покупают небольшие предприятия по производству уже конечной продукции из российского полуфабриката либо российского…

А. НАСИБОВ – И гигантским рынком для нашей стали является Китай. И в этом большое преимущество отечественных компаний, потому что они относительно близко расположены к Китаю.

Е. АНАНЬКИНА — Да, это важное преимущество. Кроме того, в таких компаний как «Северсталь», они близко расположены к европейским рынкам. Большое преимущество наших компаний еще заключается в том, что у нас они крупные предприятия, что обеспечивает им экономию на издержках. И они не очень близко друг от друга находятся, что позволяет им иметь сильные позиции на своих региональных рынках. Вот, например, «Северсталь» традиционно ориентируется на рынки северо-запада России, Магнитка – на рынки Урала. Новолипецк – ближе к югу России. Поэтому они между собой, в общем, достаточно хорошо позиции разделили. Да, у «Евраза» вообще особая ситуация. Потому что их основная продукция это длинномерный прокат, это рельсы, продукция для железнодорожной отрасли, и в этом они не пересекаются со всеми остальными. Вот это их серьезный плюс. Так вот наши компании занимались приобретением маленьких активов на европейском рынке. Это делал «Евраз». Они купили небольшой итальянский заводик «Polini e Bertoli». Купили «Vitkovice Steel» в Чехии. Это сделало в свое время и «Северсталь», купив завод в Северной Америке. Вот такая сделка как между «Северсталью» и «Арселором», вообще первая, если она состоится. Откроет ли она дорогу дальнейшей консолидации в российской сталелитейной отрасли, — поживем, увидим.

А. НАСИБОВ – Я хотел как раз это спросить. У вас не создается впечатление, что это первая из очень крупных сделок в металлургической области, которые предполагаются в обозримом будущем. В том числе с участием российских компаний.

Е. АНАНЬКИНА — Вообще консолидация в металлургической отрасли, безусловно, идет. Это тенденция, которая наблюдается по всему миру. Если говорить о российской стальной отрасли, то здесь разговоры о консолидации идут уже очень давно. Сколько я занимаюсь этой отраслью, столько…

А. НАСИБОВ – А, сколько вы занимаетесь?

Е. АНАНЬКИНА — Я с 2002 года, до этого было достаточно эпизодически. Все время говорили о возможной консолидации. Препятствиями было, во-первых, то, что лидеры этих компаний достаточно разные люди, они все создали свои компании практически с нуля. Это их детище. Было достаточно трудно договориться и трудно совместить корпоративную культуру очень разных предприятий. Это был первый момент. Второй момент — предприятия сами по себе выживали достаточно неплохо. То есть сильной потребности консолидироваться или умирать, такого не было.

А. НАСИБОВ – А может быть это защита от каких-то политических рисков?

Е. АНАНЬКИНА – Ну, есть такое мнение на рынке. Правда, здесь тогда лучше говорить о защите от этих рисков путем консолидации на международной арене.

А. НАСИБОВ – Да, в первую очередь.

Е. АНАНЬКИНА — В какой-то степени это может быть защитой…

А. НАСИБОВ – То, что в нефтянке происходило некоторое время назад.

Е. АНАНЬКИНА — Я понимаю, что есть страшная память о деле ЮКОСа и все понимают, что, безусловно, ведение, вообще ведение деятельности только в одной стране представляет собой с нашей точки зрения риски, если эта страна с развивающейся экономикой не очень стабильной политической системой. Поэтому, безусловно, международная диверсификация с точки зрения рейтинга это плюс. Уберет ли она политические риски для той части активов, которые в России – вряд ли. Но возможно позволит их диверсифицировать. Вот, например, когда мы смотрим на рейтинги таких компаний как «Exxon Mobil» или еще какие-то международные гиганты. Мы смотрим на портфель активов и даже если каждый конкретный актив расположен в достаточно рискованной стране, все это вряд ли упадет одновременно. Эффект диверсификации позволяет улучшить характеристики портфеля в целом.

А. НАСИБОВ – Ой, хотелось бы верить. Так все-таки как вы оцениваете перспективу, будет положительно закрыта сделка «Северстали» с  «Арселором», не появится ли за те три с половиной недели, что остались до собрания акционеров «Арселора», какие-то новые факторы, которые могут очень сильно повлиять на все это.

Е. АНАНЬКИНА — В принципе, ситуация очень нестабильная. Собственно поэтому у нас все рейтинги на пересмотре. Поэтому случиться может все, что угодно. Решать в итоге акционерам, и я за них решить не взялась бы. Понятно, что наши рейтинги будут отражать такую ситуацию, которая сложится после решения акционеров с учетом всех возможных плюсов и минусов разных сделок и с учетом тех выплат акционеров, которые «Арселор» или «Северсталь» может сделать или не сделать.

А. НАСИБОВ – Вопрос от Николая: «Насколько мне известно, «Сильверсталь», – так написано, — базируется в Череповце. А где базируется «Еврас» и как расшифровать эту аббревиатуру?

Е. АНАНЬКИНА — У «Евраза» несколько заводов.

А. НАСИБОВ – «Евраз» на  «з» заканчивается, во-первых. Европа и Азия.

Е. АНАНЬКИНА — Да, там есть несколько заводов. Это Нижнетагильский комбинат, это КМК и это «Запсиб» – вот это основные их предприятия.

А. НАСИБОВ – Что такое «Запсиб» – пускай Николай посмотрит в справочнике. Благодарю вас. Елена Ананькина – старший аналитик рейтинговой компании «Standard&Poor’s».









Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире