'Вопросы к интервью
03 августа 2021
Z Рикошет Все выпуски

Миграционные проблемы


Время выхода в эфир: 03 августа 2021, 18:35

Евгений Бунтман Добрый вечер, это программа «Рикошет», я ее ведущий Евгений Бунтман, и сегодняшняя тема нашей программы – это миграционный кризис на границе Белоруссии и Литвы. У нас сейчас на связи Мантас Адоменас, заместитель министра иностранных дел Литвы господин Адоменас, здравствуйте.

Мантас Адоменас Добрый вечер.

Евгений Бунтман Насколько серьезен кризис на сегодняшний день и продолжают ли мигранты тысячами переходить белорусско-литовскую границу?

Мантас Адоменас Ну конечно не тысячами, а сотнями они продолжают. То есть, называть это миграционным кризисом немножко не точно, потому что это не такой миграционный кризис, как например, так называемый Южный путь, когда люди пересекают Средиземное море лодками и т.д. Это миграционный поток, созданный усилиями Александра Лукашенко, его режима, его служб. Они просто направляют этот поток в надежде подорвать курс Литовского правительства, который поддерживает санкции против Александра Лукашенко. Ну и пока мы имеем 4 тысячи беженцев, что немножко неожиданно. В прошлом году было 74. Это во много раз превышает объемы.

Евгений Бунтман Прошу прощения, господин Адоменас вы упомянули цифру 74 – это за весь прошлый год?

Мантас Адоменас Да, это за 20й год, 74.

Евгений Бунтман Это уже на порядок больше практически. Что позволяет литовским властям говорить уверенно, что это намеренно спровоцированный белорусскими властями кризис. Это нежелание мешать беженцам переходить границу или им впрямую помогают?

Мантас Адоменас Прежде всего, самые первые симптомы были у нас тогда, когда белорусские пограничники перестали сотрудничать. Был режим сотрудничества, который продолжался до марта этого года. Потом они просто при предъявлении свидетельства принимали этих людей обратно, которые нелегально пересекали границу. Потом они перестали сотрудничать. А потом, у нас начали появляться доказательства прямого вмешательства, и последний из них это зафремованные «Фронтексом», т.е. агентурой Евросоюза кадры, где мы видим, как воронок белорусских пограничников провожает группу беженцев вплоть до границы, они снимаются сразу же дают обратный ход в лес. Но если это самое последнее свидетельство, но у нас есть куча свидетельств всякой природы, которые показывают, что поток организуется, и хотя бы в начальной стадии вплоть до июля организовался агентурами подвластными Александру Лукашенко и их подвоз и привод к литовской границе был сделан силовиками белорусских пограничников.

М.Адоменас: Это миграционный поток, созданный усилиями Александра Лукашенко, его режима, его служб

Евгений Бунтман Как стало возможным, что такое количество беженцев переходит границу — это значит, что граница плохо была укреплена?

Мантас Адоменас Тут не имеет смысла этого отрицать. Конечно, мы полагались на коллегиальную работу пограничников обеих стран. Это работало 30 лет, а на 31-м, когда Луккашенко решился пользоваться несчастьем этих людей, которые пытаются искать себе лучшей жизни, и конечно, когда это одна сторона совсем не соблюдает свои международные обязательства, конечно, теперь обороненность границы довольно еще недостаточна. И мы начали разрабатывать физический барьер, конечно, это займет время, но он найдется на месте, и будет оборонено лучше.

Евгений Бунтман Я напомню, что у нас в гостях Мантас Адоменас – заместитель министра иностранных де Литвы, мы говорим про последние события, про наплыв, неожиданный наплыв мигрантов со стороны Белоруссии в сторону Литвы. Какой будет этот физический барьер, каким он будет и сколько денег на него может уйти? И сколько времени?

Мантас Адоменас Я боюсь, что ни на один из этих вопросов не могу ответить, так как окончательный дизайн, т.е. изначальные барьеры из колючей проволоки с концертиной в несколько рядов это не окончательный дизайн границы. Еще разрабатывается, как он будет выглядеть, когда все работы будут закончены, и от этого будет зависеть и цена конечно.

Евгений Бунтман А сколько времени это займет? Примерно? Год, два, пять?

Мантас Адоменас Опять же, про какие стадии мы говорим? Про изначальную оборону границы мы думаем о месяцах.

Евгений Бунтман То есть, я правильно понимаю, что уже через какой-то, через несколько месяцев уже как-то будет укреплена граница.

Мантас Адоменас На это ориентируемся, да. Но дальше не спрашивайте, поскольку это гостайна.

Евгений Бунтман Хорошо, но кто будет финансировать? Только ли Литва или и Евросоюз? Какая помощь вообще направляется Литве от Европейского союза?

Мантас Адоменас От Европейского союза мы получаем и офицеры Фронтекса, с их техникой, с переводчиками, что очень важно, с их аналитиками и также финансовые средства.

Евгений Бунтман Я видел новость, что Украина предоставит, например колючую проволоку для строящейся стены. Так ли это?

Мантас Адоменас Да, мы очень благодарны Украине, что своими резервами они будут подкреплять нашу границу. Спасибо им.

Евгений Бунтман Как сейчас выглядит этот кризис и эта сложная ситуация, как вам угодно, где размещают беженцев, и с какими основными проблемами сталкиваются уже внутри Литвы власти республики?

Мантас Адоменас Прежде всего, конечно, у нас не было прогноза, что поток беженцев после 74 вырастет в несколько десятков раз, так что прежде всего площадь их размещения. Все время в гонках со временем, строим новые палатки, только построим как они наполняются. Этот процесс занимает довольно много времени и усилий, ну и конечно, от этого страдают те же самые беженцы. Уже лето в Литве стало не таким красивым как было, уже начались проливные дожди, и конечно в палатках среди поля это не так уж привлекательно, как в тех 5-звездных отелях, о которых они думали, когда им говорили, что это легкая дорога в Евросоюз, только заплатите нам деньги, и мы вас приведем прямо в Германию. Некоторые беженцы даже к нашим пограничникам обращались по-немецки, думая, что их уже привели в Германию. Так что людей обманули просто, и они будут пропускать долгие месяцы при охлаждающей литовской погоде, в палатках, этих временных. И это конечно очень большой логистический вызов.

Евгений Бунтман Есть ли какие-то еще варианты размещения? Я тоже видел, что размещают чуть ли не в школах беженцев. Потому что лагерей на всех не хватает, и палаток еще не хватает. Какие варианты?

М.Адоменас: Есть такое настроение, что если строить палаточный городок, то только не в нашем соседстве

Мантас Адоменас Да, конечно, мы пытаемся разместить женщин с детьми в более постоянных помещениях, пустующие школы или здания, которые используют другие наши службы, они используются, конвертируются для этого. Опять же, там условия не самые комфортабельные, но это лучше, чем палатка на пустом поле.

Евгений Бунтман Возникают ли конфликты у беженцев с местными жителями?

Мантас Адоменас Нет, с местными жителями конфликтов нет, так как беженцы охраняются, они задержаны пока будут рассматриваться их заявления на убежище, пока это рассматривается, они будут задержаны. И так чтобы прямого контакта с жителями нет. Там конечно возникает недовольство из-за еды, из-за отсутствия комфорта, потому что довольно большое число беженцев из среднего класса, которые привыкли к лучшим условиям жизни и не всегда им удается примириться с тем, что они теперь будут жить как беженцы.

Евгений Бунтман С вашего позволения, я переберу другие возможные виды конфликтов, которые могут возникать конфликты, вернее претензии есть ли у местных жителей к властям Литвы, к пограничникам или к другим представителям силовых структур, которые охраняют беженцев. Есть ли такая проблема?

Мантас Адоменас Скажем так, есть такой феномен по-английски нимбеизм, сокращенно от «нот ин май бэк ярд» — «только не в моем дворе». Есть такое настроение, что если строить палаточный городок, то только не в нашем соседстве, не в нашей территории. Да, и были протесты, которые сейчас уже не повторяются. После вмешательства полиции.

Евгений Бунтман Не повторяются потому что вмешалась полиция, или потому что убедили жителей, что других вариантов нет?

Мантас Адоменас Тут нужно и убеждение и также иногда агитируются просто людьми, которым не хватает политического внимания в среднем возрасте. И тогда они очень болезненно это ощущают и пытаются найти новый предлог для 15 минут славы эмоциональной.

М.Адоменас: Наши пограничники пытаются не пропускать их, потому что надеяться содействие с белорусской стороны нельзя

Евгений Бунтман Я напомню, что мы говорим про миграционные проблемы, которые Литвы, Белоруссии и Евросоюза, потому что граница с Белоруссией является восточной границей Евросюза. У нас в гостях Мантас Адоменас, заместитель министра иностранных дел Литвы. Сейчас прервемся буквально на секунду, после этого продолжим разговор.

РЕКЛАМА

Евгений Бунтман Господин Адоменас, я обещал перебрать все возможные конфликты. Есть ли и какие конфликты между пограничниками и беженцами, пытаются ли силой остановить литовские пограничники проникновение мигрантов на территорию страны?

Мантас Адоменас Наши пограничники, конечно, пытаются не пропускать их на территорию Литвы, потому что надеяться на какое-то содействие с белорусской стороны и на какой-то легитимный процесс, увы, нельзя. У нас обязательство — охранять восточную границу ЕС, так же, как и границу Литвы, которая продолжается 680 км и от этого не перестает существовать. Так что, конечно, они делают затворы и не пропускают их на территорию Литвы.

Евгений Бунтман Так как в первую очередь мы говорили о всевозможных гуманитарных проблемах, о силовых проблемах, — дипломатические проблемы. В первую очередь, вы дипломат, были ли какие-то попытки со стороны литовского МИДа договориться с нынешними белорусскими властями, с представителями Александра Лукашенко и увенчались ли они каким-то успехом?

Мантас Адоменас Прежде всего, попытка диалога была у пограничников, у которых было налажено рабочее настроение. Но мы явно поняли, что есть политическая команда перестать сотрудничать. Мы писали формальные ноты, на которые не было никакого ответа. А так как Александр Григорьевич Лукашенко заявил, что будет пускать мигрантов в Литву и в другие страны ЕС и использовал это как шантаж, тогда диалог потерял смысл, потому что с террористами разговаривать нельзя. Тем самым мы бы дали им инструменты для дальнейшего продолжения своих преступлений против человечества, потому что санкции, которые были приняты, это ответ на 500 с чем-то политзаключенных, на 100 тысяч избитых и репрессированных, арестованных людей. Если он думает, что своими мигрантами он может снять эти санкции…, то нет. Единственный путь — это свободные демократические выборы под международным наблюдением и освобождение всех политзаключенных. Тогда можно снимать эти санкции. А если он будет продолжать шантажировать мигрантами, то будут новые санкции в ответ этой гибридной атаке против Литвы и Евросоюза.

Евгений Бунтман Были ли попытки вести переговоры с другими странами, откуда собственно мигранты прибывают на территорию Белоруссии? Ирак, Турция, может быть какие-то другие страны?

Мантас Адоменас Турция здесь как исток миграционных потоков не играет никакой роли, Ирак и граждане Ирака составляют почти две трети от теперешних мигрантов и, конечно, у нас были и будут переговоры с властями Ирака и иракских регионов, из которых они приезжают, так же как и с другими странами. У нас был диалог с представителем РФ, потому что там есть и российские граждане, которые пересекают эту границу и НРЗБ. И тоже в зависимости от страны и законной базы процесс займет разное время, но мы надеемся, что страны будут заинтересованы, чтобы их граждане не холодали в палатках в литовскую зиму при -20С градусах, так что надеемся на сотрудничество со стороны стран истока, НРЗБ не всегда в равной мере контролирует внутреннюю ситуацию, это НРЗБ осложняет.

Евгений Бунтман У нас осталось совсем немного времени, и постараемся обсудить еще одну тему. Укрепление границы. Не закроют ли возможность бегства для тех, кто хочет покинуть Белоруссию из-за неприятия режима Александра Лукашенко?

Мантас Адоменас Физическое пересекание границы никогда не было тем путем, которым большинство людей бежали от режима Лукашенко. Так что есть пути, про которые я, увы, не могу говорить в открытом эфире, они все равно сохраняются, и колючая проволока не закроет пространство свободной Литвы и Европы для этих беженцев. Я хочу только напомнить, что еще перед тем, как этот миграционный поток начался, в Литву приехали 2300 людей по гуманитарным визам, т.е. людей, которые просили убежища от режима Лукашенко, и эти визы были им даны, и их приняла Литва, и никаких проблем мы тут не видим. Проблема не в настоящих беженцах, которые бегут от политических преследований, а в этом потоке мигрантов, который организуют как гибридную атаку, как средство политического давления режима Лукашенко.

Евгений Бунтман Спасибо большое! У нас в гостях был заместитель министра иностранных дел Литвы Мантас Адоменас. Говорили про миграционные проблемы, которые возникли в последние дни, в последние недели на границе Белоруссии и Литвы, гибридной войной со стороны Александра Лукашенко называют это литовские власти и власти ЕС. Спасибо большое, это была программа «Рикошет».



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире