'Вопросы к интервью
05 августа 2020
Z Рикошет Все выпуски

Откуда взялась селитра в Бейруте?


Время выхода в эфир: 05 августа 2020, 18:35

Т.Фельгенгауэр Добрый вечер! Это радиостанция «Эхо Москвы». У микрофона — Татьяна Фельгенгауэр. Наша ежедневная рубрика «Рикошет». Сегодня мы выясняем, откуда взялась эта селитра в Бейруте, из-за которой произошел такой мощный разрушительный взрыв, как она оказалась там, как долго пробыла. У нас по Скайпу — Борис Прокошев, бывший капитан судна «Росус», на котором, судя по всему, этот груз в Ливан и прибыл. Борис Николаевич, здравствуйте!

Б.Прокошев Здравствуйте!

Т.Фельгенгауэр Расскажите для начала, вы когда услышали про этот взрыв, и связалось ли у вас в голове вот это огромное количество селитры, которое уже много лет назад оказалось в порту и то, что именно в порту прозвучал этот мощнейший взрыв?

Б.Прокошев Я услышал об этом НРЗБ, когда открыл почтовый ящик. Я смотрю: мне письмо пришло, сообщение, и смотрю: название «Росус». Я думал, что мне из Бейрута пришло что-то по поводу моей зарплаты. Там адвокат ходатайствовал, пытался выбить нашу зарплату за 11 месяцев. Читаю дальше. Оказывается, это пишет за взрыв селитры, которая была доставлена на «Росусе». Вот я так я узнал об этом.

Т.Фельгенгауэр Можете подробнее тогда рассказать, в каком году судно было арестовано властями Ливана? Я так понимаю, что конечный пункт этого груза был вовсе не Бейрут.

Б.Прокошев Мозамбик был конечный пункт, порт Бейра.

Т.Фельгенгауэр И откуда вы вышли, какой у вас был план и кто владелец судна? Я так понимаю, там с самого начала всё как-то не очень складывалось.

Б.Прокошев Само начало складывалось… я не знаю. Я прибыл на судно, оно уже было погруженное. Прибыли мы всем экипажем туда. И мне было странно, почему весь экипаж меняется. Капитан, которого я менял, до этого он меня менял на этом же «Росусе». Я его спрашиваю: «Скажи, чего тут, как дела?» — «Да всё нормально». Я говорю: «А чего все вместе меняетесь?» — «Да вот в Мозамбик нас отправляют. Мы решили не идти туда». «Они быстренько-быстренько все НРЗБ». Ничего не спрашивал, какая причина. — «Всё нормально, всё хорошо отработали». И уехали.

Я начал разбираться, полез в почту на компьютере и обнаружил, что, оказывается, они доставали. Им не выплачивал Гречушкин зарплату в течение 4 месяцев.

Б.Прокошев: Сначала мы пошли в Пирей, в Грецию. Там нас забункеровали топливом

Т.Фельгенгауэр А Гречушкин — это хозяин судна и хозяин груза.

Б.Прокошев Да, он арендатор был, хозяин, можно сказать. Они подавали в ITF , и только ITF его принудил, и вот с заменой он им выплатил зарплату.

Ну вот, дальше мы этого… Это был рейд (НРЗБ Катрал?) возле Тузлы, в Турции. Оттуда мы пошли… Да, грузились они в Батуми.

Т.Фельгенгауэр То есть вы приняли судно уже с грузом, и у вас появилась полностью новая команда, и вы отправились. У вас была остановка в Бейруте.

Б.Прокошев Нет, не в Бейруте. Сначала мы пошли в Пирей, в Грецию. Там нас забункеровали топливом. Часть снабжения дали. И мы там дней 5–6 постояли. Он искал попутный груз. Сказал, что денег у него уже нету. Хотя получил, как мне сообщили, миллион долларов за перевозку этого груза. А он сказал, что у него денег нету и надо попутный груз, иначе мы через Суэц не пройдем. Там еще пираты были. Ну, короче, нашел он груз в Бейруте и отправил нас туда, в Бейрут.

А в Бейрут когда мы пришли, начали грузить, оказалось, техника тяжелая. Грузить надо было на крышки трюмов. И у меня крышка трюма прогнулась. Я ему говорю, что так и так — нельзя грузить. Он: «Грузи!» Ну, короче…

Т.Фельгенгауэр А вы как связь с владельцем судна поддерживали? Вы по телефону созванивались?

Б.Прокошев Да, по телефону.

Т.Фельгенгауэр И он настоял, чтобы вы все-таки загрузились.

Б.Прокошев Грузили. Тогда пришли стивидоры, посмотрели результаты погрузки первой техники, машины. И они отказались грузить. Говорят: «Нельзя, потому что крышка трюма поломается — технику угробим и за судно платить придется». И всё, отказались грузить. А команда взбунтовалась тоже… Что он же предыдущим не платил и говорят: «Мы никуда не пойдем, потому что нам тоже не будут платить. Зачем нам нужны приключения? Тем более, в Мозамбике нет никаких ни консульств, ни посольств наших. Ни нашего, ни украинского.

Тогда он сказал: «Давайте идите на Кипр, чтобы решить проблему с экипажем. А выйти на Кипр нам власти не разрешили, поскольку он не уплатил неустойку (мы же груз не погрузили) и плюс портовые сборы тоже не уплатил. Вот так вот они арестовали пароход. Но поскольку я так сам думаю: они же знают, что груз опасный на борту. Он даже должны были приплатить ему, чтобы он забрал из порта, чтобы не было головной боли.

Т.Фельгенгауэр Борис Николаевич, я так понимаю, что вы с этим грузом на борту еще 11 месяцев были практически не в заложниках, а в заключении.

Б.Прокошев Ну, что делать? Наша власть не заботилась о нас. Я Путину каждый месяц писал.

Т.Фельгенгауэр Вы все эти 11 месяцев с этой селитрой на борту жили.

Б.Прокошев Да. Я ему 11 месяцев писал и каждый раз получал обращение: «Ваше обращение отправлено в МИД для принятия решений». С консулом я разговаривал, уже ругался с ним на эту тему. А они говорит: «Что ты хочешь? Чтобы Путин прислал спецназ, чтобы провел войсковую операцию по вашему освобождению?» Вот это ответ был консула. Консул был Горюнов Александр Борисович.

Б.Прокошев: Что, они в течение 7 лет не могли его на поля высыпать? Могли. А для чего держали, непонятно

Т.Фельгенгауэр Я прочитала, что вы смогли, продав часть топлива, нанять сами себе адвоката. Потому что от владельца судна никакой помощи не было?

Б.Прокошев Не было никакой. Он же нам ни продукты не поставлял, ни пресную воду не поставлял питьевую, ничего. Ну и вот, когда возмутилась команда, тогда ливанские власти часть экипажа разрешили отправить домой. А нас четырех оставили: меня, стармеха, третьего механика и боцмана.

Т.Фельгенгауэр После того, как благодаря работе адвоката и суду вам разрешили уехать из Бейрута, вы следили, что с судном? Потому что, я так понимаю, оно же не очень в хорошем состоянии техническом было.

Б.Прокошев А чего же, конечно, мне интересно было, как оно там стоит. Я примерно через год, наверное, отправил письмо адвокату, спросил, что там. Он сказал, что груз выгрузили в порт под ответственность министерства транспорта. Я ему написал: «Чего, не могли при нас выгрузить, елки-палки!?» Ну, могли же, а сделали без нас. Ну, ладно, а мне-то что? Без разницы.

Но смотрите, какая штука еще. Они арестовали судно, головную боль себе сделали. Потом выгрузили груз. В течение 11 месяцев, когда мы там стояли, грузовладелец не обозначился. У меня была надежда, что грузовладелец или груз заберет или еще что-то перегрузит. Он не обозначился никаким образом. Тут уже интересно — почему? Заплатил миллион долларов за перевозку и плюс за груз он в Батуми грузинам заплатил — и ни слуху, ни духу.

Коли грузовладельца нету, они могли бы этот груз на поля вывезти. Это же удобрение.

Т.Фельгенгауэр То есть они знали, что это такое, что это удобрение и опасность этого груза тоже понимали.

Б.Прокошев Знали они прекрасно, потому что я им говорил: «Вот же нитрат аммония разгружают у вас. Но концентрация у него другая была — меньше». Они мне сказали: «Этот можно у нас разгружать, потому что у него меньше концентрация. А у вас больше концентрация. Такой груз у нас разгружать нельзя». Вот такой разговор был у меня.

Т.Фельгенгауэр А вы видели фотографии склада — появились в сети, — где эти мешки, они лежат и само это помещение?

Б.Прокошев: Ну, что делать? Наша власть не заботилась о нас. Я Путину каждый месяц писал

Б.Прокошев Ну, я не знаю, что за мешки. Они похожие, конечно, но утверждать, что это те, я не могу.

Т.Фельгенгауэр То есть, получается, в 2013 году всё ведь произошло?

Б.Прокошев Да, в 2013 году.

Т.Фельгенгауэр 7 лет у них эти удобрения, всё это лежало.

Б.Прокошев Что, они в течение 7 лет не могли его на поля высыпать? Могли. А для чего держали, непонятно.

Т.Фельгенгауэр А расскажите, как продолжается или не продолжается ваша попытка отсудить хоть что-то у владельца судна? У него же вид на жительство — Кипр, да?

Б.Прокошев Да. Было тогда. Сейчас я не знаю. Сам он из Хабаровска. Я когда пришел сюда, я написал заявление в суд Хабаровска. Поскольку он гражданин России, не выплатил зарплату в течение 11 месяцев экипажу. А по российским законам такой работодатель подлежит уголовной ответственности. Плюс он оставил экипаж в заведомо опасном положении, то есть не выдавал продукты, не поставлял воду, то есть обрек на голод. Мне из Хабаровская сказали: «Обращайтесь по месту пребывания судовладельца». Всё, на этом дело закончилось.

Т.Фельгенгауэр А как вы думаете, сейчас, после такого трагического и масштабного поворота в этой истории удастся найти управу на этого человека, на владельца?

Б.Прокошев Я думаю, что нет, не верю. Значит, смотрите, там еще адвокат занимался нашим вызволением. И плюс я с ним заключил договор. Я, может быть, найду этот договор, если надо будет. Но не уверен, что он у меня остался. Мы ему разрешаем 50% отсудить нашу зарплату, и 50% нам. Но, я так понял, что он не смог ничего сделать.

Т.Фельгенгауэр Понятно. Хорошо. Спасибо вам огромное. я напомню, что в программе «Рикошет» был сегодня Борис Прокошев, бывший капитан судна «Росус», теперь уже печально известное судно. Мы говорили о том, откуда, собственно…

Б.Прокошев Да, судно утонуло.

Т.Фельгенгауэр Оно утонуло, кстати, спустя какое время, быстро?

Б.Прокошев Где-то года два или три прошло и утонуло, там же, где стояло — у причала.

Т.Фельгенгауэр Печально. Понятно. Спасибо большое еще раз Борису Прокошеву. Эфир для вас вела Татьяна Фельгенгауэр. Спасибо, до свидания!



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире