'Вопросы к интервью
06 июля 2020
Z Рикошет Все выпуски

Приговор по делу Светланы Прокопьевой


Время выхода в эфир: 06 июля 2020, 18:34

О. Бычкова: 1834 в Москве. Это программа «Рикошет». У микрофона – Ольга Бычкова. Добрый вечер. Мы сегодня говорим о том, что произошло в суде в Пскове в связи с приговором по делу Светланы Прокопьевой. А вы уже, конечно, знаете, что ее признали виновной по статье об оправдании терроризма. Однако не дали в результате 6 лет колонии, как просила прокуратура, а приговорил суд ее к штрафу в 500 тысяч рублей.

И мы сейчас прямо со Светланой Прокопьевой и поговорим об этом деле. Светлана, добрый вечер.

С. Прокопьева Да, добрый вечер, Ольга.

О. Бычкова Да, добрый вечер. Мы в прямом эфире «Эха Москвы». Светлана у нас, конечно, из Пскова по телефону. Я вас поздравляю просто от всей души. Все безумно рады.

С. Прокопьева Дожили до того, что поздравляем с приговором – 500 тысяч рублей штрафа. Ну, действительно победа.

О. Бычкова Да. Но это действительно победа. Это правда победа.

С. Прокопьева Конечно, это победа, действительно. Потому что я правда уже рассчитывала НРЗБ ехать, я собрала сумку. После того, как прокурор потребовал 6 лет колонии, у меня так немножечко похолодело внутри. Поэтому да, сегодня я довольна, несмотря на то что меня признали виновной в том, чего я не совершала. Я не собираюсь отказываться от своей позиции и продолжаю настаивать на своей невиновности, конечно.

О. Бычкова Слушайте, хотя вы собрали сумку, конечно, натурально, я понимаю, а вы верите, что действительно вот это все закончилось? То есть вот эта история 2-летняя сегодня все-таки завершилась так или иначе?

С. Прокопьева Ну она не завершилась, конечно же, потому что в любом случае мы продолжаем отстаивать свою позицию, мы идем в апелляцию, мы будем оспаривать этот приговор, мы будем оспаривать его до конца, вплоть до ЕСПЧ. Я не знаю, что еще придумает там вторая сторона – прокуратура или ФСБ, или кто там стоит за всем этим нелепым обвинением. Может быть, и они хотят как-то довести до какого-то более их устраивающего варианта эту историю. Но это уж тогда покажет, что я вообще действительно какая-то совсем кость в горле, хотя не понятно кому. Надеюсь, что с той стороны история закончилась, и она будет развиваться вот уже до законного конца в плане обжалования.

О. Бычкова То есть вы собираетесь идти по всем инстанциям и доказать что? Что вы не занимались оправданием терроризма или что? Что вы хотите таким образом доказать?

С. Прокопьева Я хочу доказать очевидное – то, что я не занималась оправданием терроризма, и то, что критика режима, критика правоохранительных органов, которые, вообще-то, не всегда правы и не всегда действуют эффективно, не равно оправданию терроризма. Ну правда, я не сразу даже до этой мысли додумалась. Потому что я всегда тоже смотрела на оправдание терроризма как просто на строчку в Уголовном кодексе. Ну а если вдуматься, если просто попытаться представить себе, что такое терроризм, что такое оправдание терроризма. Это же оправдание массовых убийств, правда?

О. Бычкова Конечно.

С. Прокопьева То есть когда вдруг кто-то идет, взрывает бомбу. Зачем? Чтобы кого-то случайно убить, кто-то чтобы умер, чтобы это всех напугало. Ну как вообще можно представить, что в здравом уме и трезвой памяти нормальный, обычный журналист, который фиксирует свое внимание на гражданских правах, за демократию выступает, либерал весь из себя такой, вдруг начнет выступать вот с такими взглядами? Ну как так можно?

О. Бычкова А у вас есть какое-то собственное объяснение, почему все это случилось, почему они вот так вот за вас взялись вдруг?

С. Прокопьева Ну я для них же не человек, не Светлана Прокопьева, у которой две кошки, квартира, дача, помидоры в теплице. Я для них не живой человек, я для них какой-то абстрактный внутренний враг, сотрудник радиостанции, иностранный агент, человек, который идет не в ногу. Я думаю, что я просто представляю из себя вот такой лишний элемент, который в их идеальной картине мира должен отсутствовать. Так что поэтому, думаю.

О. Бычкова А что такое произошло все-таки со вчера на сегодня, например, что был в результате вынесен такой вердикт? Вот один из ваши адвокатов, вот я читаю по «Медузе», Виталий Черкасов сказал, что суд ограничился штрафом, поскольку власти пошли на компромисс. Что вы знаете об этом?

С. Прокопьева Знаете, меня, честно говоря, впечатлила вот эта эмоциональная реакция со стороны общества, со стороны коллег, когда все услышали, что мне потребовали 6 лет реального срока. И как-то вдруг это всех отрезвило что ли? И вот началась эта серия пикетов и пикетов в Пскове. И мне кажется, что власти почувствовали, что общество, вообще-то, на моей стороны и что, вообще-то, не согласны люди с таким предложением – на 6 лет человека посадить ни за что ни про что. Я думаю, что они просто испугались бесить общество дальше.

О. Бычкова Они объяснили вам все-таки, зачем изъяли телефон и ноутбук в пользу государства? Государству российскому оно зачем вот это вот ваше все имущество?

С.Прокопьева: Я для них не живой человек, а какой-то абстрактный внутренний враг, иноагент

С. Прокопьева Там масса интересных фоточек. Там кошки, архив. Может быть, для этого. Архив котиков, представляете.

О. Бычкова Архив котиков, ну конечно. Как же я не догадалась, господи… Все, вопрос снимается.

С. Прокопьева Да, да, да. Тем более у меня Стрелка такая вся позитивная – толстая, полосатая. Не знаю. Я, честно говоря, еще не прочитала приговор до конца. У меня его сразу отобрали и выложили куда-то в интернет, сказали: «Там почитаешь». Поэтому не знаю, как это мотивировали, зачем им мой ноутбук. Может быть, они оставили себе просто для нашей апелляции, что в апелляции они ноутбук вернут и скажут: «Вот мы же пошли навстречу».

О. Бычкова Ну потому что все, что они хотели найти в этом ноутбуке и в этом телефоне, наверное, уже нашли 200 раз все компрометирующее.

С. Прокопьева Конечно. Скопировали это все и использовали в материалах уголовного дела. Вот им не очень пригодилось.

О. Бычкова Что вы думаете по поводу этого штрафа? Вот уже люди начинают собирать деньги. Вот сегодня уже начали собирать. И, в общем, никто не сомневается, что это, конечно, не какие-то миллионы миллиардов и, конечно, собрать 500 тысяч рублей при такой общественной поддержке – это действительно, в общем, дело одного дня. Я совершенно в этом уверена. Например, Данила Поперечный вообще сказал, что он заплатит за вас всю эту сумму. Как вы к этому относитесь?

С. Прокопьева Это все очень удивительные вещи, на самом деле. Я вышла из зала суда, я увидела вот этих людей, которые меня там ждут и которые стали кричать мне: «Еее! Ура! Света, привет!». И они что сделали первым делом – они всучили мне пластиковую коробку, в которой уже лежит куча денег.

О. Бычкова Да.

С.Прокопьева: Я хочу доказать очевидное – то, что я не занималась оправданием терроризма

С. Прокопьева Это обалдеть просто. Не то что я еще не просила никого что-то собирать, я даже не думала, что кому-то придет в голову что-то начать собирать вот прямо сейчас. Тем не менее, вот какую-то пачку денег мне уже вручили. Это просто обалдеть. Кроме того, есть же мои заблокированные счета. И в том числе там заблокирована премия «Редколлегии», которая премия солидарности, не за какие-то мои суперуспехи журналистские, а премия солидарности. Пархоменко так все и объяснил.

О. Бычкова Слушайте, она, конечно, не за какие-то ваши успехи, как вы говорите, и это действительно премия солидарности, но, с другой стороны, ее тоже кому попало не дают. Так что нормально все, не скромничайте.

С. Прокопьева Ну в смысле, что это как раз был расчет на то, что она покроет мои издержки на вот это преследование. Поэтому как бы половина штрафа у меня уже есть. Как мне сегодня объясняют все мои коллеги, что люди хотят немножечко поучаствовать в хорошем деле, а именно вставить шпильку государству и помочь в восстановлении справедливости. Обрывать этот благородный человеческий мотив, с моей точки зрения, может быть, даже и нечестно. Но я хочу это сделать как-то так, чтобы люди понимали, что дают деньги не мне, а дают деньги на восстановление именно справедливости, на то, чтобы пресечь вот это репрессивную практику, которую государство наше начало.

И я еще проведу переговоры с разными организациями, чтобы собирать деньги не у себя на каком-нибудь заблокированном или незаблокированном чужом счете, а чтобы собирать их там, где они в любом случае пойдут не только мне, а еще и кому-то другому, другим страдающим, другим политзаключенным. Их, к несчастью, у нас много. Очень много людей в положении финансовом, материальном более тяжелом, чем я. То есть если уж есть такой благородный порыв пособирать деньги против репрессивной практики вот этой, против наказания рублем не за что, то давайте их пособираем так, чтобы всем было хорошо, а не только конкретно мне.

О. Бычкова Да. Можно какой-то фонд специальный организовать, конечно.

С. Прокопьева Да, именно так. У меня есть некоторые на этот счет. Пока что они не сформулированы.

С.Прокопьева: Мы идем в апелляцию, мы будем оспаривать этот приговор до конца, вплоть до ЕСПЧ

О. Бычкова А расскажите, какие у вас есть идеи вот уже теперь не в юридическом смысле, а в профессиональном и общественном? Дальше вообще чем вы собираетесь заниматься? Ну вот вы, наверное, сегодня отдышитесь, завтра придете в себя. Что дальше? Что будет происходить?

С. Прокопьева Я уже сегодня видела одного муниципального депутата, приехавшего из Москвы поддержать меня на этом сложном процессе. Илья Азар его зовут.

О. Бычкова Да, мы знаем такого муниципального депутата, конечно.

С. Прокопьева Пользуясь случаем, еще раз скажу ему спасибо за поддержку, которую он организовал. И он уже начал вот эти провокационные разговоры, что, может быть, пора в областное собрание и так далее, и так далее. Я ему совершенно четко сказала, что нет, я не политик, я не активист, я журналист, я хочу заниматься журналистикой, я тексты хочу писать и редактировать. И вот то, что никто не упомянул про это наказание – лишение профессии – для меня это был просто не то что равный, но соизмеримый выдох, облегчение в сравнении с отсутствием реального срока. Поэтому я просто продолжу заниматься своей любимой работой. Я не пойду в политику.

О. Бычкова Где вы будете работать?

С. Прокопьева Я где работаю, там и буду работать, надеюсь.

О. Бычкова Где вы сейчас? Вы уже вышли из суда. Вы дома? Что вы делаете сегодня?

С. Прокопьева Да, я дома. И сегодня весь день раздаю интервью. Я сейчас иду к Льву Марковичу в эфир «Гражданинъ TV». Все, кто хочет, может присоединиться к этому эфиру на Ютюбе.

О. Бычкова Это Лев Шлосберг имеется в виду.

С. Прокопьева Это Лев Шлосберг, да. Это его канал, его передача, которую он периодически ведет в прямом эфире. Можно туда накидать вопросов.

О. Бычкова Да. И надо сказать, что Лев Шлосберг, конечно, бился за вас. Ну и Илья Азар бился за вас. И очень много кто это делал. Но Лев Шлосберг прямо каждый день совершал какие-то действия очень громкие и важные.

С. Прокопьева С первого до последнего дня, абсолютно точно. Это человек, который привел меня в журналистику. И для него свобода слова – это действительно абсолютная ценность.

О. Бычкова Вы хотите отметить сейчас кого-то еще, кроме Льва Шлосберга и Ильи Азара, из ваших друзей, из вашей группы поддержки, из ваших коллег, кто действительно стоял у вас за плечом всегда и помог вам пережить это все к сегодняшнему дню?

С. Прокопьева Я хочу добрым словом вспомнить, во-первых, Галину Арапову, главу Центра защиты прав СМИ, которая сразу включилась в мою защиту. И вот с ее подачи появился адвокат Тумас Мисакян, который помогал мне в процессе. И она очень много консультировала меня и просто по ходу всего этого дела, и вообще просто помаогала всячески. Опять-таки «Агора», замечательная организация, которая тоже прислала мне адвоката, и всячески они мне помогали и делали массу работы просто по своей инициативе, которая очень-очень сильно пригодилась в этом процессе.

Правозащитное общество «Мемориал» оплатило мне еще одного адвоката, которая все время со мной – Татьяна Мартынова. Она была в Пскове. И она всегда была рядом просто по всем вопросам, начиная от обыска и заканчивая буквально сбором той сумки, с которой я сегодня в суд поехала.

О. Бычкова Да. Спасибо большое этим людям. И спасибо тем, конечно, кого вы не назвали, потому что это много действительно людей.

С. Прокопьева Всех не назвать.

О. Бычкова Наши слушатели пишут вам: «Светлана, держитесь. Мы с вами». Держитесь, да. И впереди еще будет, конечно, много прекрасного и интересного. Дай бог, что сегодняшний день вот так закончился. Это была Светлана Прокопьева, журналист из Пскова, в программе «Рикошет». Мы еще раз ее поздравляем все, безусловно.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире