'Вопросы к интервью
11 июня 2019
Z Рикошет Все выпуски

Это нам подбросили. 40 тысяч раз. Как математически доказать существование массовых фальсификаций по наркотическим статьям УК


Время выхода в эфир: 11 июня 2019, 18:35

О. Бычкова 18 часов и почти 35 минут в Москве. У микрофона – Ольга Бычкова. Это программа «Рикошет». Добрый вечер! Ну, слава богу, что закончилась эту история с Иваном Голуновым. И для Ивана Голунова, я надеюсь, она тоже закончилась благополучно. Дело закрыто, и он отпущен из-под домашнего ареста. Но это не единственное дело, не единственный кейс, где наркотики подбрасывают людям, которые не имеют к этим наркотикам никакого отношения.

Об этом публикация в свежем номере «Новой газеты» под заголовком: «Это нам подбросили. 40 тысяч раз. Как математически доказать существование массовых фальсификаций по наркотическим статьям Уголовного кодекса». В «Новой газете» пишут, что мощнейший общественный резонанс, связанный с делом Ивана Голунова, вызван не только журналистской солидарностью, но и тем, что фабула с обнаружением при задержании и обыске наркотиков именно в том количество, которое необходимо для возбуждения уголовного дела, – позорно распространенное в нашей стране явление. И это не фигура речи, а результат профессионального исследования, которое провели специалисты Европейского университета в Санкт-Петербурге.

А материал этот в «Новой газете» Андрея Заякина, основателя «Диссернета», редактора дата-отдела «Новой газеты». И вот мы с ним сегодня поговорили несколько часов назад, записали небольшой разговор. Он не смог, к сожалению, быть у нас тут в прямом эфире, но по телефону мне всё объяснил.

Ваша публикация в свежей «Новой газете» основана на расчетах, которые сделали специалисты из Института проблем правоприменения Европейского университета в Санкт-Петербурге, правильно? Это математика чистая.

А. Заякин Совершенно верно, да. Алексей Кнорре и его коллеги.

О. Бычкова Да. То есть математика, надо сказать, это великая наука, потому что вот из того, что здесь представлено, а я скажу нашим слушателям, что эта публикация с цифрами и графиками, но они не такие ужасные, чтобы в этом не мог разобраться обычный, простой человек, вот из этого действительно следует вывод, что всегда оказывается, что наркопотребители так называемые чаще всего имеют при себе ровно столько героина, например, сколько нужно правоохранителям для квалификации по определенным пунктам статьи 228 УК России, которые определяются массой наркотика.

Вот объясните нам теперь это в переводе с математического языка на русский.

А. Заякин Да, давайте я вам поясню уж совсем на русском, не математическом языке. Вот представим себе, вы идете в магазин покупать черешню. Сейчас как раз сезон. Вы не знаете, сколько черешни в полкилограмме или килограмме, который вы купите? Ну, допустим, там может быть 500 черешенок или 300 черешенок. Ну вот результаты Института проблем правоприменения таковы, как если бы все, кто купили черешню в магазине за определенный период времени почему-то очень любили купить, к примеру, 1531 черешню или же 748 черешен. Вот это не соответствует нашим представлениям о действительности.

О. Бычкова 748 штук черешен. Вот не больше и не меньше.

А. Заякин Да. Мы понимаем, что люди покупают черешню, во-первых, не отсчитывая ее по одной черешенке. Во-вторых, кто-то купит больше, кто-то купит меньше. И если бы построили точно такие же графики, где по горизонтальной оси откладывали бы количество купленных черешенок, а по вертикальной – количество покупателей во всех магазинах и рынках России, то мы получили бы некоторые достаточно симпатичные кривые. На них не было бы таких вот патологических пиков и выбросов, в отличие от тех пиков и выбросов, которые наблюдаются на кривых распределения доз разных нехороших веществ, которые фигурируют в уголовных делах.

О. Бычкова То есть это какие наблюдаются пики и какие наблюдаются выбросы? И что это вообще значит?

А. Заякин Под пиками и выбросами я имею в виду, что в этих делах аномально много таких масс запрещенных веществ, которые всего лишь чуть-чуть превышают массу, считающуюся в законе значительной, крупной или особо крупной, то есть позволяющей, соответственно, квалифицировать это деяние в принципе как уголовно наказуемое или же квалифицировать его как тяжкое или особо тяжкое преступление.

О. Бычкова То есть человек подозреваемый отмеривал количество наркотика не столько, сколько, например, нужно было бы ему для каких-нибудь плохих целей, а столько, сколько нужно строго по статьям Уголовного кодекса.

А.Заякин: Люди покупают черешню, во-первых, не отсчитывая ее по одной. Во-вторых, кто-то купит больше, кто-то — меньше

А. Заякин Совершенно верно. Он как будто бы специально себе подбирал количество запрещенного вещества, которое позволит полиции отправить его на максимально возможный срок в тюрьму.

О. Бычкова А когда вы говорите, что таких случаев много, это сколько?

А. Заякин Ну вот, например, для одного из запрещенных веществ я посчитал количество случаев. Я просто взял и элементарно сложил те значения, которые наблюдаются на графике, построенном сотрудниками Европейского университета, в той части, в которой они превышают что называется фоновый уровень, то есть ожидаемый уровень распределения при данных массах, и я получил примерно 10 тысяч случаев, которые можно априори было бы охарактеризовать как дела, в которых не обошлось без подкладывания, подкидывания или рисования этой цифры.

О. Бычкова То есть это 10 тысяч случаев, где речь идет о таких подозрительно круглых или каких-то таких объясняемых цифрах?

А. Заякин Да, о таких цифрах, которые подозрительно близки к пороговому значение и которых подозрительно много. Потому что, в принципе, если вернуться к аналогии с черешнями, кто-то, несомненно, конечно же покупает 738 черешен. Но когда таких людей очень много, то это безусловно подозрительно.

О. Бычкова Это 10 тысяч из какого количества?

А. Заякин Я сейчас не вспомню общее количество дел, показанных в этой аналитической записке, но это достаточно большая доля всех дел, которые были проанализированы по этому веществу за 2013-й – 2014-й год.

О. Бычкова Так. И из этого что следует? Вот в заголовке, например, вашей публикации в «Новой газете» написано, что это нам подбросили 40 тысяч раз.

А. Заякин Да. Откуда взялась цифра 40 тысяч. Оттуда, что, понятно, аналогичные фальсификации происходят и по другим веществам. И 40 тысяч – это экстраполяция с учетом того, сколько дел по всем видам разных запрещенных веществ. Это цифра, отнесенная к 2013-му – 2014-му годам. Я не думаю, что статистика сильно изменилась. Но, конечно, было бы интересно посмотреть какие-то свежие данные.

О. Бычкова При этом в вашей публикации говорится, что по справочной системе «Росправосудие», где содержится более 100 миллионов судебных актов за последние 10 лет, вы нашли только 4 приговора по этой статье за фальсификацию дел по «наркотической» ст. 228 УК РФ.

А.Заякин: Кто-то, несомненно, покупает 738 черешен. Но когда таких людей очень много, то это безусловно подозрительно

А. Заякин Приговоры по статье «Фальсификация дел».

О. Бычкова Да. То есть известны только 4 случая признанной фальсификации.

А. Заякин Да. Я буду весьма рад, если мы окажемся грубо неправы, если сейчас выйдет представитель Судебного департамента и скажет: «Смотрите, вот по ст. 303 «Фальсификация материалов уголовного дела и фальсификация результатов оперативно-разыскных мероприятий» на самом деле осуждено не 4 представителя МВД и ФСКН, а 44 или 444. Я был бы очень рад, если бы мы ошибались, потому что, как я уже говорил, оценка, которую мы сделали, позволяет говорить о том, что в принципе во всей этой статистике следовало бы ожидать не меньше 40 тысяч дел подобного рода.

Да, я должен здесь уточнить: цифра 40 тысяч возникает при отнесении того, что посчитали сотрудники Европейского университета на весь период, на все десятилетие, за которое у нас доступны судебные иски.

О. Бычкова Это была сегодняшняя наша беседа с Андреем Заякиным, сооснователем «Диссернета», редактора дата-отдела «Новой газеты». Мы говорили о том, как математически понять, что вот эти вот многие дела, связанные с наркотиками, являются на самом деле делами фальсифицированными.

На этом мы закончим программу «Рикошет». Спасибо всем большое! Ну, будем надеяться, что все-таки дело Ивана Голунова не канет, и за ним последуют разоблачения тех, кто действительно подбрасывает наркотики невиновным людям.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире