'Вопросы к интервью

И. Воробьева: 1835 в столице. У микрофона – Ирина Воробьева. Это программа «Рикошет», где мы сегодня поговорим действительно после вчерашних страшных известий о смерти Сергея Доренко. Вот сегодня стало известно, по крайней мере, от врачей, как я понимаю, что причиной смерти стал разрыв аорты. И возникает много вопросов к таким словам, что это вообще, как это происходит.

И мы поговорим сегодня об этом с врачом-кардиологом, доктором медицинских наук Алексеем Эрлихом. Алексей, здравствуйте! Вы на связи?

А. Эрлих Да. Здравствуйте, Ирина!

И. Воробьева Алексей, вот вы писали у нас на сайте сегодня в блоге про внезапную сердечную смерть. И, на самом деле, действительно, никто же не понимает, что такое «остановилось сердце», разрыв аорты. Как это вообще все происходит. Насколько это правда внезапная смерть?

А. Эрлих По-разному это происходит. По всем строгим медицинским правилам внезапной называют смерть в ближайший час развития симптома. Часто внезапная сердечная смерть – это действительно внезапно. Это шел, упал и умер. Или вот то, что мы видим часто с водителями автобусов: уснул за рулем или как будто «заснул». Это случилось то самое нарушение сердечного ритма, которое может привести к внезапной остановке кровообращения.

И. Воробьева Вот из того, что сейчас нам говорят врачи про Сергея Доренко, конечно, у всех самый первый вопрос, который возникает: как вы считаете, могли ли его спасти?

А. Эрлих Ну, если там правда был разрыва аорты и если он стал первичной причиной внезапной остановки кровообращения, внезапной потери сознания, то это делает шанс на спасение практически нулевым, как мне кажется, очень-очень-очень маленьким.

И. Воробьева То есть, условно говоря, если это происходит на операционном столе, то да, а так – очень мало шансов.

А. Эрлих Да. Там по-разному бывает. Рвется аорта. Она, бывает, рвется кусочками, в смысле маленькими кусочечками разрывается по линеечке полосочками. Это все можно протекать постепенно, а иногда это бывает так внезапно, когда после разрыва аорты кровь выливается в полость вокруг сердца и приводит к остановке сердца.

И. Воробьева Вот вы пишите, что та самая внезапная сердечная смерть… Есть статистика Всемирной организации здравоохранения. То есть получается, что в Москве это порядка 20 тысяч случаев в год.

А. Эрлих Кажется, что да. Если экстраполировать на Москву ту статистику, которая в ВОЗ есть, то это так. На самом деле, это, правда, очень большая проблема – внезапная сердечная смерть. Это проблема в основном людей среднего возраста – работоспособные, еще почти ничем не болеющие люди. Это обычно мужчины. Обычно причина таких состояний – это какая-то атеросклеротическая болезнь.

Собственно, чаще всего даже разрыв аорты происходит у взрослых людей из-за того, что развивается атеросклероз аорты и развитие атеросклеротических бляшек, которые повреждают в итоге стенку любого кровеносного сосуда крупного, в том числе и аорты. Ну и все те факторы, которые приводят к атеросклерозу, они актуальны для всех людей, кто старше 40 лет, и должны быть предотвращены обязательно.

И. Воробьева То есть вы хотите сказать, что всем людям после 40 лет нужно пройти обследование?

А. Эрлих Обязательно. Как минимум первичное обследование для выявления у себя факторов риска любых сердечно-сосудистых болезней. Такие факторы риска, как гипертония, как повышенный уровень холестерина, как курение, избыточный вес, малоподвижный образ жизни.

И. Воробьева Но даже если этих факторов нет, все равно имеет смысл?

А. Эрлих Даже если факторов нет, имеет смысл хотя бы один раз прийти и убедиться, что такой расчетный риск низкий, и понять, когда можно прийти в следующий раз. Кому-то – через год, кому-то – через 5 лет.

И. Воробьева А еще подскажите. Тут я, просто, видела, что многие наши слушатели обсуждали. Но поскольку мы не являемся врачами-кардиологами, то довольно странно это обсуждать, но тем не менее. Вот вы пишете про то, что при внезапной сердечной смерти сердце обычно не сразу останавливается и сначала там происходят какие-то другие процессы.

А. Эрлих Ну, обычно механизм внезапной смерти – это все-таки желудочковое нарушение ритма, так называемая желудочковая тахикардия, переходящая в фибрилляцию желудочков. Я сейчас сыплю терминами, а за ними стоит очень простая история, когда сердце начинает пытаться работать с частотой примерно 300 ударов в минуту. При этом электрическая активность у сердца сохраняется, а механической активности (когда оно качает кровь) практически уже нет.

Когда это случается, когда развивается такая аритмия, то кровь перестает поступать в том числе к головному мозгу, и человек теряет сознание. Дальше обычно такая аритмия может перейти в так называемую фибрилляцию желудочков. Это уже необратимая история. Если ее не начать лечить, не начать реанимировать, – когда нет единого сокращения сердечной мышцы, а есть отдельные хаотичные подергивания сердечных волокон, – тогда через 3-4 минуты наступает уже полная остановка сердца. Но, в принципе, остановка сердца как механического насоса происходит еще в момент желудочковой тахикардии. Не знаю, поняли ли вы, что я сказал.

И. Воробьева Да, поняли. Но многие смотрят, просто, медицинские сериалы. Поэтому слова, которые вы произносите, в общем, люди довольно часто слышали в этих сериалах. Просто, нужно понимать, что это на самом деле все означает. Я понимаю, что специалисты, наверное, не любят таких вопросов, но тем не менее.

А. Эрлих Почему же?

И. Воробьева Просто, вы дослушайте сначала вопрос. То есть, на самом деле, смотрите, при всей этой ситуации, о которой мы сейчас говорим, при так называемой внезапной сердечной смерти существует небольшой шанс на спасение человека, если вовремя начать сердечно-легочную реанимацию. Вот без нее шансов ноль. Но вот есть же, я не знаю, 2 минуты, 3 минуты, 5 минут, 10 минут, вот какое-то время… Можно сказать, что если в это время начать, то шанс есть, а если после этого времени, то шансов нет?

А. Эрлих Вы знаете, есть несколько минут. Считается, что чем раньше начаты мероприятия по сердечно-легочной реанимации, тем больше шансов на спасение. Потому что с каждой секундой после остановки кровообращения клетки головного мозга, оставшиеся без кислорода, без крови, начинают погибать. И чем больше клеток головного мозга погибнет, тем меньше шанс на полное восстановление или восстановление вообще. Поэтому чем скорее начаты реанимационные мероприятия, тем лучше.

В идеале все должно начаться сразу, в ближайшие секунды. И помощь пациенту, который внезапно потерял сознание на улице, или близкому, которому внезапно стало плохо, и он потерял сознание дома, должен оказывать первый, кто рядом находится.

И. Воробьева Но это еще надо уметь, конечно, делать.

А. Эрлих Это надо уметь. В приличных странах учат со школы детей оказывать сердечно-легочную реанимацию, проводить непрямой массаж сердца, пользоваться имеющимися в наличии, в доступе автоматическими дефибрилляторами и так далее.

И. Воробьева То есть, если я правильно понимаю, то, о чем мы говорим, это большая проблема не только в России, но и вообще во всем мире?

А. Эрлих Это проблема любых развитых и даже неразвитых стран. Конечно.

И. Воробьева Имеется в виду, что вот эта внезапная сердечная смерть – это смерть, которая может унести любого человека.

А. Эрлих Несомненно, да. Это острая проблема во всем мире. И во всем мире многие усилия врачей направлены на то, чтобы предотвращать внезапную сердечную смерть.

И. Воробьева Еще у нас есть несколько минут. Я напомню, что у нас сейчас на прямой линии со студией по телефону врач-кардиолог, доктор медицинских наук Алексей Эрлих. Давайте еще раз про то, что делать, чтобы если, по крайней мере, не предотвратить, но хотя бы заметно снизить риск развития этой внезапной сердечной смерти. Вот вы сказали про то, что нужно обратиться к врачу. Если я правильно понимаю, есть смысл еще сдать анализы и посмотреть на разные параметры.

А. Эрлих В первую очередь как минимум попасть к врачу или попасть в какое-нибудь учреждение, место, где могут оценить этот риск. В принципе, риск можно оценить и без участия врача. Принципиально: попасть к врачу, знать или у врача определить свое артериальное давление, определить уровень общего холестерина, уровень липопротеинов низкой плотности, который в быту известен как «плохой» холестерин.

Врач оценит совокупность этих параметров, возраст, статус курения, уровень артериального давления, холестерина, произведет элементарный расчет по специальной шкале (она называется шкала SCORE) и скажет, какой у каждого человека риск. Риск этот делится на разные градации. А это риск развития смертельного сердечно-сосудистого заболевания в ближайшие 10 лет. Если риск меньше 1%, то это человек, который может спокойно, если не имеет дополнительных отдельных факторов риска, жить полноценной жизнью, не заботясь дальше о каких-то вмешательствах в свое здоровье медикаментозных и прочих.

Если риск больше 1%, а уж если он больше 5%, то тут нужны какие-то отдельные для каждого пациента, для каждого человека диагностические дополнительные воздействия или лечебные воздействия для того, чтобы этот риск уменьшать.

И. Воробьева Еще раз давайте повторим. Людям, которым уже исполнилось 40.

А. Эрлих Значит, по правилам, мужчинам старше 40 и женщинам старше 50 – обязательно. Но если есть известные какие-то дополнительные риски, – например, известно, что артериальное давление повышается, или известно, что есть избыточный вес или ожирение, или человек курит, – то таким людям нужно гораздо раньше прийти к врачу для того, чтобы оценить свои риски. Важными показателями являются: артериальное давление, которое должно быть всегда меньше, чем 140 на 90; общий холестерин, который у любого здорового человека должен быть меньше 5; уровень «плохого» холестерина (или липопротеинов низкой плотности) должен быть у здорового человека всегда меньше 3.

И. Воробьева И буквально минутка у нас осталась до завершения. Вы специально написали еще одну строчку, которую я запомнила, о тех, кто думают, что внезапная сердечная смерть – это, мол, то, о чем можно мечтать: легко умереть, без мучений и все такое. Вам не понравилось вот это рассуждение, да?

А. Эрлих Я ужасно не люблю, когда люди говорят, что раз умер, это хорошо. Это плохо. Это неправильно. Мы все когда-то умрем, но мы должны умереть… Желательно, чтобы каждый человек умер с осознанием старости… Знаете, есть такая пословица: кто не курит и не пьет, тот здоровеньким умрет. Вот умереть в глубокой старости и здоровым – это большое счастье. А умереть внезапно в расцвете сил – это катастрофическая беда для всех, кто окружает человека, для всех близких, для не выращенных внуков и так далее.

И. Воробьева Спасибо вам большое! Я напомню нашим, что это был врач-кардиолог, доктор медицинских наук Алексей Эрлих. Мы говорили о рисках внезапной сердечной смерти.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире