'Вопросы к интервью
14 марта 2019
Z Рикошет Все выпуски

Детство — под ружьё. «Юнармия» приходит в детдома


Время выхода в эфир: 14 марта 2019, 18:35

14 марта 2019 года.

В эфире радиостанции «Эхо Москвы» — Алексей Тарасов, обозреватель «Новой газеты».

Эфир ведет Алексей Соломин.

А. Соломин: 1834 в российской столице. Здравствуйте! У микрофона – Алексей Соломин. Мария Бурсина – звукорежиссер. И мы начинаем программу «Рикошет». Сегодня разбираем статью в «Новой газете»: «Детство – под ружье. «Юнармия» приходит в детдома». «Юнармия» – это новое движение, которое было создано по инициативе министра обороны Российской Федерации и, соответственно, включает в себя не только подобие пионерлагеря, но еще и очень серьезную военно-патриотическую составляющую. Обозреватель «Новой газеты», автор статьи Алексей Тарасов присоединяется к нашему разговору. Алексей, добрый день! Здравствуйте!

А. Тарасов Здравствуйте!

А. Соломин Прежде всего я хотел уточнить у вас. В статье вы говорите о том, что у детдомов в России, по сути, не остается выбора, что все они так или иначе участвуют в этом движении. А как вы узнали, что они по умолчанию записываются в это движение?

А. Тарасов Ну, мне мои источники переслали письмо Уполномоченного по правам ребенка при Президенте Анны Кузнецовой. Письмо разослано всем региональным Уполномоченным. То есть письмо от человека, который по долгу службы должен, в принципе, сирот защищать. А в этом письме речь идет об указании региональным омбудсменам, чтобы они заключили соответствующее соглашение с региональными штабами «Юнармии» и, в общем, начинали всю эту работу. То есть, по сути, это такое прямое указание.

А. Тарасов: Письмо от человека, который по долгу службы должен, в принципе, сирот защищать

А. Соломин А что этими соглашениями подразумевается?

А. Тарасов Типовое соглашение в открытом доступе есть (на сайте «Юнарми» его можно найти). Там много общих слов. В принципе, слова все правильные. Но там есть некоторые такие моменты спорные, как, например, привлечение в «Юнармию» детей с ограниченными возможностями здоровья, там еще кое-что. И факт тот, что сейчас региональные Уполномоченные будут обязаны ежеквартально отчитываться, сколько детей поступило в «Юнармию». Ну и там другие количественные показатели идут. То есть это такая уже бюрократическая машина включилась в работу.

А. Соломин А поступили в «Юнармию» — это означает что? Что ребенок, условно, в детском доме приходит к своему воспитателю и говорит: «Я хочу в «Юнармию». Запишите меня»? Или воспитатель детского дома берет группу, которую он курирует, и по умолчанию всех в список относит тому, кто эти списки собирает?

А. Тарасов Дело все именно в этом. Потому что, в принципе, в «Юнармию» может вступить любой школьник, любая организация военно-патриотическая, любой клуб. Но при этом у обычного школьника есть родители и требуется согласие родителей. А в детдомах, как мы понимаем, дети без родителей, и все вопросы за них решает государство.

Если Кузнецова как человек, который поставлен этим государством, отвечает за этих детей и если она предписывает своим региональным коллегам заниматься этой работой… То есть тут, получается, по умолчанию все эти дети должны быть включены, потому что надо, видимо, отчитываться, чтобы цифры постоянно росли. Потому что в «Юнармии» вот сейчас какое-то количество уже, я точно не помню, около 350 тысяч членов.

А. Соломин Да.

А. Тарасов А поставлена задача к 9-му мая чтобы было полмиллиона, а к следующему 9-му мая 2020 года чтобы был уже миллион.

А. Соломин Я просто уточню. В письме, которое распространяла Уполномоченный по правам ребенка Анна Кузнецова, не указано, что это решение – включать в движение воспитанников детских домов – должно приниматься с согласия самих воспитанников? Такой ссылки нет?

А.Тарасов: Типовое соглашение в открытом доступе есть (на сайте «Юнарми» его можно найти). Там много общих слов

А. Тарасов Об этом даже речи нет. То есть прошел первый, пилотный этап в 8-ми регионах. Там несколько десятков детдомов участвовало. Я не знаю, как там это происходило, но сейчас уже речь не идет о чьем-то согласии. Им прислали форму отчетности уже. То есть там несколько таблиц, которые они обязаны дополнять и ежеквартально отправлять. Вопрос по умолчанию уже решен. Она подписала соглашение с «Юнармией», они вместе учредили вот эту вот программа «Юнармия. Наставничество». Тут уже все решено.

А. Соломин Правильно ли я понимаю, что подобного рода решения, действия объясняются очень сложным психологическим состоянием и организацией жизни в детском доме? Вот я видел, статистику вы приводите, что около 10% кончают жизнь самоубийством, что многие из них остаются непристроенными, не могут получить работу, не видят смысла жизни и так далее.

А. Тарасов Ну вот как раз речь именно об этом. Вот они аргументируют этими цифрами и предлагают совершенно непонятные лекарства. Как милитаризация детдомов может помочь исправить вот эти вот цифры? Есть общемировой опыт борьбы с детдомами. Детдомов вообще, в принципе быть не должно. И каждая страна решает эти вопросы по-разному. Но есть какие-то технологии. Эти технологии, наконец, пришли в Россию. Некоммерческие организации работают с этими программами наставничества.

А. Соломин Вы имеете в виду разные варианты опеки, когда семьи забирают детей на определенное время.

А. Тарасов Да. То есть обязательно должны быть какие-то ответственные взрослые люди, которые один на один с этим ребенком общаются. И ребенок должен доверять этому человеку. Человек должен быть не случайный, тоже должна быть какая-то привязанность к ребенку. Ну, целые технологии. Есть довольно серьезные исследования, которые подтверждают именно эффективность этих программ.

Но у нас получается совершенно другой сейчас опыт. То есть придут военные люди или люди, которые возле военных. Есть же много всяких организаций, которые сбоку находятся: и казачьи союзы, союзы офицеров, различные такие организации. Они начнут работать. Но чем это закончится?

А. Соломин Я, позвольте, задам вопрос аудитории, по телефону можно проголосовать. Как вы думаете, что хуже для воспитанников детских домов, чтобы они были в «Юнармии» – тогда ваш телефон: 101 20 11, или чтобы они были предоставлены сами себе – 101 20 22. Голосование пошло. С вашей точки зрения, что хуже для воспитанников детдомов, чтобы они были в «Юнармии», тогда – 101 20 11, или чтобы они были предоставлены сами себе – 101 20 22.

А.Тарасов: Моменты спорные, как, например, привлечение в «Юнармию» детей с ограниченными возможностями здоровья

Алексей, вот вы сказали, что и воспитанников с ограниченными возможностями предлагается тоже всех записать в это движение. Но это движение ведь связано с такой серьезной военной подготовкой, если я правильно понимаю. Или для них предполагается делать какие-то исключения? Как это выглядит?

А. Тарасов Это не расшифровывается. Тут можно только предполагать. Поэтому я бы не стал как-то эту тему… Потому что сказано в общем, что дети с ограниченными возможностями здоровья тоже включаются в эту работу. Я не знаю, что им лучше: разборка/сборка автомата Калашникова или лекарства, внимание врачей. Ограниченные возможности здоровья – это же тоже очень разные…

А. Соломин Это очень разные вещи, да.

А. Тарасов Да.

А. Соломин Согласен. И еще. В последнее время ведь часто появляются у нас такие военные темы: Валерий Герасимов выступает с новой Военной доктриной, где озвучивает угрозу полномасштабной войны с участием России или некоторые генералы говорят о том, что не будет у нас контрактной армии. Насколько, с вашей точки зрения, слова военных чиновников об угрозах этих связаны с кампанией, которая называется «Юнармия»?

А. Тарасов Ну, это все одно последовательное развитие в одном направлении. В общем, каждая лыка в строку, что называется. Причем я подчеркну, что в воющей стране (я имею в виду период Второй мировой войны и когда у нас во главе страны стоял Сталин) мы обходились как-то сетью Суворовских училищ, тогда возникла эта сеть, потом уже в 90-е годы начали возрождаться кадетские корпуса. Но, видимо, вот этого всего мало, и сейчас хотят охватить целиком все подрастающее поколение.

А. Соломин А ведь я правильно понимаю, вы даже, по-моему, занимались этой темой о том, что сейчас не только детдома, где, в общем-то, действительно государство курирует все вопросы, но и в школах тоже появляются специальные инструктажи, как вести себя в военное время. Это такое возрождение советской угрозы ракетной или ядерной, или военной, или это что-то новенькое? Что это такое?

А. Тарасов Что касается инструктирования школ, это всегда было. Это было и в советское время, это было и в 90-е годы. Просто, например, в 90-е годы, в начале нулевых на это мало кто обращал внимание, а сейчас внимания на это больше. И это само по себе свидетельствует о том, что в обществе такое очень тревожное ожидание каких-то неприятных событий, быть может, военных. Поэтому, может быть, эти инструкции действительно увеличились. То есть их последний раз рассылали, по-моему, 27 страниц. Они увеличиваются. И внимания к ним, конечно, больше.

А. Соломин А есть ли у вас какая-то информация о том… Опять же, про детдома мы не можем точно сказать… Или можем? Кстати, известна ли позиция воспитанников? Есть ли у вас какие-то мнения из детдомов самих детей о «Юнармии»?

А. Тарасов: Я не знаю, что им лучше: разборка/сборка автомата Калашникова или лекарства, внимание врачей

А. Тарасов Да, поскольку «Юнармия» уже третий год существует. Я разговаривал с практикующими психологами, которые имеют дело с такими детьми, – не напрямую с детьми, а вот именно со специалистами, – и они мне рассказывали отзывы детей, которые уже как-то поучаствовали. В общем, отзывы отрицательные. Но я думаю, что наверняка есть и те, кому это нравится. Дело ведь не в самих ребятах. Тут надо смотреть еще на интересы в целом общества. Конечно, кому-то понравится вот так вот жить, когда за тебя все решают. То есть за него в детдоме все решали, потом он также плавно перекочует в армию, где за него все будут решать.

А. Соломин Понятно, да. Главная проблема в том, что они не имеют выбора (воспитанники детских домов).

А. Тарасов Да.

А. Соломин Спасибо вам большое! Я подведу итоги голосования. 42% наших слушателей сказали, что детям в детдомах хуже, если они будут в «Юнармии». И 58% сказали, что хуже, если они будут предоставлены сами себе. У нас в эфире был обозреватель «Новой газеты» Алексей Тарасов, автор статьи «Детство – под ружье. «Юнармия» приходит в детдома» в «Новой газете». Можете прочитать ее прямо сейчас на сайте или в номере «Новой газеты». Спасибо большое! Эфир провел Алексей Соломин. Это была программа «Рикошет». До свидания!



Комментарии

6

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.

vladimirgornitsky 14 марта 2019 | 22:22

В некоторых странах Африки, как пишут, дети лет с 12 реально воюют во всякого рода внутренних конфликтах. А в России пока что только начали готовить таких детей к будущим внутренним конфликтам - чтобы они были готовы, промывают им мозги, чтобы, когда подрастут, были готовы защищать власть от собственного народа. Так что в России в этом смысле все-таки лучше, чем в Африке. Во всяком случае, пока.


kaputvsemu 14 марта 2019 | 23:31

Режиму Путина требуется свежее мясо. Любого качества и в любом количестве.
А делать пушечное мясо из по сути беззащитных в РФ сирот это очередное путинское преступление особой циничности и подлости.


kottigr1 15 марта 2019 | 10:50

kaputvsemu:
Когда фашистам уже не получается промыть мозги взрослым, они берутся за их детей, строя свою последнюю линию обороны.


ze_danil 14 марта 2019 | 23:28

Hitlerjugend


kpobococ 15 марта 2019 | 00:01

может большому знатоку по телефону Тарасову опросить еще разок: я не понравилось бы детишкам из детдомов, если бы им подвозили пивасика каждый день, курева сколько хошь, таблеток-марок-смесей весёленьких да девок задорных...


(комментарий скрыт)

rash 15 марта 2019 | 07:06

Попадья защищает детей - смешно.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире