'Вопросы к интервью
05 марта 2019
Z Рикошет Все выпуски

Куда уходили деньги из «Тройка Диалог»


Время выхода в эфир: 05 марта 2019, 18:35

О. Журавлева 18 часов 34 минуты. В программе «Рикошет» сегодня большое расследование международной группы исследователей о том, какие схемы использовались и куда уходили деньги из банка «Тройка Диалог». У нас на связи Роман Доброхотов, журналист-расследователь и главный редактор The Insider. Роман, здравствуйте!

Р. Доброхотов Да, добрый день!

О. Журавлева Хотелось бы узнать… Я так понимаю, что вы в этом расследовании разбираетесь. Принимали ли вы в нем непосредственное участие на каком-то этапе?

Р. Доброхотов Нет, я в нем, честно признаюсь, никакого участия не принимал. Вот по крайней мере в том виде, в котором оно есть. Но мы публиковали те части расследования, которые, скажем так, вошли в составную часть описываемой схемы. То есть, например, самая, на мой взгляд, любопытная история здесь, это история с тем, как деньги самых разных махинаций, в том числе, например, из аферы, которую разоблачил Магнитский, странным образом стекались к Владимиру Путину, а именно в его офшор, держателем которого является виолончелист Ролдугин.

О. Журавлева То есть вот это не вызывает никаких сомнений, что ролдугинский офшор – это путинский офшор? Тут как бы у вас нет никаких…

Р. Доброхотов Нет, ну то, что ролдугинский офшор – это путинский офшор – это как раз самая очевидная вещь, потому что средства этого офшора направлялись, хотя формально они принадлежат виолончелисту, который заявляет, что он все деньги тратит на музыкальные инструменты, они направляются в том числе на яхт-клуб, где Путин любит кататься на яхте, на хоккейный ледовый дворец, где Путин любит играть в хоккей, на особняк, где Путин регулярно появляется, и так далее, и так далее, и так далее.

А там было прокачано из только одного ролдугинского офшора 2 миллиарда долларов, то есть это довольно большие финансовые потоки. И все они были направлены куда-то, на какие-то активы, которые напрямую связаны с Владимиром Путиным. Поэтому то, что это путинский офшор, как раз сомнений не вызывает. А вот откуда эти деньги появились…

О. Журавлева Вот.

Р. Доброхотов Вот это как раз и результат целой серии расследований, которыми занималось OCCRP. Там, соответственно, было много различных расследователей. Там много сюжетов в одном. На мой взгляд, как раз самая интересная часть – это то, что несмотря на то, что изначально эти истории, все эти финансовые аферы, махинации, преступления, в результате, которых появлялся вот этот теневой капитал, они были разные и между собой не связанные, но финансовые потоки, часть из них, определенный процент этих финансовых потоков, связанных с отмыванием криминальных денег, потом оседал на путинском офшоре. Вот это, мне кажется, очень символично. И это как бы показывает то, как реально устроена власть в нашей стране.

О. Журавлева Роман, но если рассуждать совсем грубо и зримо, то можно ли говорить о том, что часть денег, которые в результате вот этих сложных переходов через «Тройку Диалог» оказывались в виде чей-то виллы или яхты, или чего-то еще (и необязательно Путина), что часть этих денег, например, имела происхождение из бюджета? Есть такие варианты?

Р. Доброхотов Нет, ну естественно. Но, собственно, схема, разоблаченная Магнитским, это как раз напрямую выведенные деньги посредством махинаций налоговой службы непосредственно из бюджета. То есть здесь вопросов нет. Плюс есть просто какие-то криминальные схемы, часть из которых…

О. Журавлева Вот как с «Шереметьево» вы имеете в виду?

Р. Доброхотов Ну, там много разных сюжетов. Да, то есть где-то это может быть мошенничество, где-то – уклонение от налогов… Почему люди выводят в какие-то офшоры деньги за границу, мотивов может быть много и разных. Но очень часто это…

О. Журавлева Происхождение денег.

Р. Доброхотов …Именно отмывание криминальных денег. Да. То есть это не просто когда бизнесмен пытается сэкономить, уклоняясь от налогов и уводя… Тогда бы ему и не надо было делиться ни с кем. То есть у нас в офшорах практически все бизнесмены крупные, которые могли позволить себе хороших юристов, почти все держали деньги. Но далеко не все из них считали необходимым делиться с Владимиром Путиным. То есть как раз, как правило, происхождение этих денег – это какие-то аферы, которые так или иначе были связаны коррупционным образом с государством и силовыми структурами, которые эти аферы «крышевали» сверху.

О. Журавлева То есть они «крышевали» аферы, человек зарабатывал определенную сумму – часть отдавал, я не знаю, в «котел» к Путину, а часть забирал себе, правильно?

Р. Доброхотов По сути, так, да.

О. Журавлева Скажите, а «Тройка Диалог», которая много лет работала успешно и так замечательно представлена в публикациях во многих, она вообще зарабатывала как действительно финансовая, инвестиционная структура или вся ее деятельность исключительно вот в этом состояла?

Р. Доброхотов Ну, это, наверное, надо к каким-то финансовым экспертам, которые могут хорошо оценить способности экономические и инвестиционный талант «Тройка Диалога» именно как компании инвестиционной. То, что вот я вижу из расследования OCCRP, я вижу, что как минимум часть из этой деятельности была связана вовсе не с реальным инвестированием в какие-то бизнесы, а связана с тем, что они способствовали отмыванию денег.

О. Журавлева Но они-то за это что-то получали, кстати (за отмывание)?

Р. Доброхотов Нет, ну разумеется. Нет, ну естественно. Если вы каким-то образом являетесь посредником при реализации этой схемы, довольно логично, что вы должны на этом что-то зарабатывать. Но я не способен оценить, насколько это было важной составляющей для компании в ее доходах, в ее успешности. Возможно, это была какая-то побочная деятельность.

О. Журавлева А, может быть, их принуждали. Может быть, им угрожали. Такое может быть?

Р. Доброхотов Ну, всякое может быть, да. Но так или иначе, компания, которая раньше имела достаточно хорошую репутацию и считалась как раз одной их таких прогрессивных… И, я помню, что тоже мы всегда звонили за комментариями к экспертам по каким-то… Там действительно работали очень классные эксперты. Но да, она была завешана в достаточно грязных схемах.

О. Журавлева То есть у вас не возникает сомнений? Вот комментарий, например, Андрея Мовчана: «Ну да, схема выглядит подозрительно. Но доказать ничего невозможно». Как вам кажется, это, в принципе, можно доказать, что это действительно грязная схема?

Р. Доброхотов Вы знаете, это напоминает мне сцену из «Место встречи изменить нельзя», когда Шарапов и Жеглов ловят этого вора, когда он ворует кошелек.

О. Журавлева Кирпича.

Р. Доброхотов Да.

О. Журавлева Да, да, да.

Р. Доброхотов А он пока идет, рассказывает, что «да ничего вы не докажете, ничего у вас на меня нет». Вот примерно такой ответ.

О. Журавлева Нет у вас методов против Кости Сапрыкина.

Р. Доброхотов Вот, вот, вот. Да. То ест меня поражает, что на таком уровне можно вести диалог. То есть в любой западной компании это был бы просто, конечно, позор, скандал и человек поставил бы крест на своей репутации, если бы он ассоциировал себя со схемой такой. Это было бы очень сложно оправдаться. А здесь на голубом глазу нам объясняют: «Ну ребят, вы ничего не можете доказать, поэтому до свидания».

Кстати, это тоже сомнительный вопрос, потому что, на мой взгляд, сам факт того, что денежные средства перетекают в офшор Ролдугина, уже очевидным образом доказывает коррупционность этой схемы, потому что речь-то не идет о торговле виолончелями. Какого черта эти деньги перетекают в этот офшор?

О. Журавлева Понятно. Спасибо большое! Роман Доброхотов, журналист-расследователь и главный редактор The Insider был у нас на связи. Сегодня речь шла о глобальном расследовании, касающемся финансовых схем «Тройки Диалог». И я хотела бы задать вам для голосования такой вопрос. А можно ли вести бизнес в России (в данном случае – финансовый), не используя сомнительных схем вообще?

Потому что офшоры, продажа, перепродажа, какие-то непонятные уклонения от налогов, кредиты непонятным подставным людям – это все вроде бы как бы за руку поймать очень сложно. Наверное, многие этим пользуются. Можно ли вести бизнес в России, не используя сомнительных схем? Если вы считаете, что можно – 495 101 20 11. Если вы считаете, что невозможно – 495 101 20 22.

Еще раз. Считаете ли вы, что можно вести бизнес в России, не используя сомнительных схем вообще? То есть без офшоров, без подставных людей, без подставных кредитов и без этих штрафов, которые описываются в этом расследовании. Если да – 495 101 20 11. Если нет – 495 101 20 22. Можно ли вести бизнес в России, не используя сомнительных схем? Если можно все делать честно абсолютно и ни в чем таком ужасном не замазываться – 495 101 20 11. Если вы считаете, что это просто невозможно, так все сложно устроено – 495 101 20 22.

Еще 20 секунд буквально голосуем, и я объявлю результаты нашего с вами голосования. Можно ли в России вести бизнес, не используя сомнительных схем? Если да, можно – 101 20 11. Если нет – 101 20 22. Спасибо большое! 16,7% считают, что вести так бизнес можно. 83,3% считают, что это невозможно. Спасибо! Всего доброго!



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире