'Вопросы к интервью
01 марта 2019
Z Рикошет Все выпуски

«Уловка 22 года». Расследование «Новой газеты»


Время выхода в эфир: 01 марта 2019, 18:35

И. Воробьева Это программа «Рикошет». 18-34 в столице. В студии Ирина Воробьева. И сегодня мы говорим о расследовании «Новой газеты», статья называется «Уловка 22». У нас по телефону автор этой статьи – специальный корреспондент «Новой газеты» Ирек Муртазин. Ирек, здравствуйте! Слышите вы меня?

И. Муртазин Добрый вечер! Слышу прекрасно.

И. Воробьева Речь идет о том, что Московский окружной военный суд недавно вынес приговор в отношении бывшего замглавы Центра информационной безопасности ФСБ полковника Сергея Михайлова и бывшего топ-менеджера «Лаборатории Касперского», отставного майора МВД Руслана Стоянова. Их приговорили к серьезным срокам – 22 года колонии строгого режима Михайлову и 14 лет строгого режима Стоянову. Можете в двух словах объяснить, за что этих людей посадили?

И. Муртазин А я сам не знаю, за что их посадили.

И. Воробьева Вот.

И. Муртазин Потому что, понимаете, те утечки, которые были прежде всего через «Коммерсант», они, в принципе, говорят о том, что то, что сотворили Михайлов, Стоянов еще Докучаев и Фомченков, оно не тянет на 22 года. Более того, вот такой приговор, вынесенный в закрытом режиме, такой суровый, он нарушает главный принципа правосудия Российской Федерации. Смотрите, ведь цель наказания… Это только в послереволюционное время, еще в сталинское время цель наказания – это возмездие революционное.

Сейчас, извините, УПК четко обозначает, что цель – это восстановление справедливости, это наказание и ключевое: чтоб другим не повадно было. А тут никто не знает, за что их приговорили к таким срокам и похоже, что никогда не узнают. Вот была утечка, что это дело связано с уголовным делом в отношении Павла Врублевского.

И. Воробьева Это гендиректор компании «Chronopay», да?

И. Муртазин Да. С делом Павла Врублевского после того, как они атаковали сайт «Аэрофлота», он несколько недель висел, не работал. И вот сначала было уголовное дело до DDoS-атаки, а потом его переквалифицировали на незаконный доступ к охраняемой государственной информации. Так вот, это дело – откровенная липа. Если не знать фабулу того дела, тогда действительно можно сказать: «О да, молодцы! Предотвратили. А вот Михайлов, Докучаев и компания – они сволочи: передали американцам такую ценную информацию». А там нет ничего ценного.

Я делом Врублевского занимался с 11-го года и знаю об этом деле все. Я прочитал практически все материалы этого. Они были в открытом доступе. Более того, даже в период следствия эти материалы с грифом «Секретно» утекали в интернет. То есть как раз именно то, о чем пишет «Коммерсант», что Михайлов перекинул на компакт-диск все материалы оперативно-розыскной деятельности по этому уголовному делу, передал один диск Стоянову, второй – Фомченкову, и двумя каналами эти материалы переданы ФБР. Вот это полная ерунда.

И. Воробьева Подождите. Давайте для наших слушателей…

И. Муртазин Не надо было ничего никуда передавать. Это итак уже все было в интернете.

И. Воробьева То есть речь идет о том, что, по данным газеты «Коммерсант», обвинение, по которому сейчас вынес решение Московский окружной военный суд, состоит в том, что Михайлов якобы скопировал на компакт-диски методы оперативно-розыскной деятельности по делу Павла Врублевского и передал их кому-то, кто куда-то улетел в другие страны и тоже кому-то там передал эти диски. Но если мы посмотрим на дело Павла Врублевского и компании «Chronopay», то вы говорите, что данные этого дела были в интернете.

И. Муртазин Вот именно. Более того, была утечка информации, что Управление собственной безопасности ФСБ чуть ли не год там наблюдало, вела прослушку Михайлова и всех фигурантов этого дела. А зачем? Для чего надо было прослушивать, если уже было известно, если это дело 11-го года? Более того, смотрите, 28-го января 17-го года известный американский специалист кибербезопасности Брайан Кребс в своем блоге, в котором более миллиона подписчиков, выкладывает такое сообщение, в котором дает скриншот письма Врублевского одному из своих приятелей. Он пишет, что Михайлов работает на ФБР, похоже, что он шпион.

И. Воробьева То есть Врублевский написал это письмо в10-м году еще.

И. Муртазин: В 10м году. В 11-м году оно попало Кребсу. Дело в том, что незадолго до этого у Врублевского взломали компьютер, вытащили оттуда все, что хотели вытащить, и вся эта переписка попала, похоже, к Кребсу. Так вот, Кребс в январе 17-го года пишет: «Я записал интервью с Врублевским. Врублевский мне сказал, что он не сомневается, что Докучаев и Михайлов – это агенты ФБР и что если бы у него были доказательства его подозрения, в Москве бы Михайлову задницу порвали». Это дословный перевод того, что написал Кребс.

И. Воробьева Цитата, да.

И. Муртазин Такое ощущение, что в Москве это никто знать не знал. И вдруг появляется Кребс со своим постом в своем блоге. И буквально через несколько дней Врублевского вызывают на допрос.

И. Воробьева В качестве свидетеля.

И. Муртазин В качестве свидетеля. Очень странно. У меня сильные подозрения, что Михайлов, Докучаев, Стоянов и Фомченков передали ФБР куда более серьезные документы, куда более серьезную информацию, чем материалы по делу Врублевского.

И. Воробьева Но, опять же, если я правильно понимаю, никакой достоверной информации о том, за что именно судили вот этих четырех человек, нет, поскольку весь судебный процесс проходил в закрытом режиме.

И. Муртазин Более того, этой информации и не будет. Судя по тому, как сейчас развиваются события, этой информации в ближайшие 5-10-15 лет и не будет. Почему не будет? Потому что каждый участник процесса – свидетели, эксперты, потерпевшие – они дали подписку о неразглашении.

И. Воробьева Адвокаты. То есть все-все.

И. Муртазин Адвокаты, да. И вот смотрите, адвокат сейчас выходит и говорит: «На самом деле там было то-то, то-то». Все, на адвоката надевают наручники, он становится фигурантом уголовного дела по разглашению гостайны.

И. Воробьева А это гостайна.

И. Муртазин Какой-нибудь адвокат пойдет? В том-то и дело. Дело засекречено, значит все материалы этого дела, все протоколы дела, они приравнены к государственной тайне. Какой-нибудь адвокат, какой-нибудь свидетель пойдет на то, чтобы хоть толику информации про это дело что-то сказать? У меня серьезные сомнения. Поэтому ждать в ближайшее время информации по этому делу, по-моему, не приходится. Если, конечно, не будет принято решение рассекретить материалы этого дела. Но это делается отдельным постановлением, отдельным решением. Принимается решение рассекретить материалы дела – тогда мы все узнаем. Поэтому сегодня мы можем строить только версии.

И у меня есть серьезные основания полагать, что Михайлов передал Соединенным Штатам Америки информацию о российских хакерах, благодаря которой в США началась целая серия арестов русских хакеров, участвовавших во взломах каких-то сайтов, хищениях денег с карт. То есть посмотрите, последние года три: 2-3 месяца – раз, группу какую-то арестовали, 2-3 месяца – какую-то группу арестовали.

И. Воробьева Группу хакеров вы имеет в виду.

И. Муртазин Да. У меня есть серьезные основания полагать, что все эти дела, все эти аресты, они стали возможными благодаря вот той информации, которую ФБР слил Михайлов. И вот это уже тянет на 22 года. Реально уже это тянет на 22 года.

И. Воробьева Это то, о чем писало издание «The Bell» в 17-м году, да, когда они обнародовали версию, будто Михайлов и его сообщники могли передать США доказательства причастности России к атакам на серверы Демократической партии США и другие американские сайты? Вот об этом идет речь?

И. Муртазин Речь идет об этом. Есть еще одна более чудовищная версия. В свое время мы пытались найти следы детстве, юности, отрочества Михайлова. Ведь не секрет, что Михайлов приехал в Россию в середине 90-х годов из Белоруссии, принял российское гражданство, поступил на службу в ФСБ, сделал карьеру. То есть его детство, отрочество и юность прошли в Белоруссии. Он гражданин Белоруссии. Так вот, нам не удалось найти в Белоруссии ни его одноклассников, ни его соседей по квартире. Нам в Белоруссии его следов найти не удалось. Поэтому меня ничуть не удивит, если когда-нибудь выяснится, что Сергей Михайлов на самом деле не Сергей Михайлов, а какой-нибудь Джон Смит, внедренный в ФСБ через…

И. Воробьева Какой-то другой человек, да.

И. Муртазин …Через Белоруссию. То есть человек, прошедший отличную подготовку в Соединенных Штатах Америки, что это, может быть, был один из самых лучших агентов ЦРУ в России. Это на уровне Филби нашего в британской разведке.

И. Воробьева Простите, что я вас перебиваю. Просто, если можно, вернемся к статье. Просто, тут слушатели не очень понимают. А вот это дело в отношении «Chronopay» и Павла Врублевского, оно было о чем-то очень серьезном таком?

И. Муртазин Вот в том-то и дело, что там не было ничего секретного. Павел Врублевский, как основатель и руководитель «Chronopay» очень расстроился, когда «Аэрофлот» заключил контракт на обслуживание по продаже билетов с компанией «Assist» – это прямой конкурент. После этого он нанял двух братьев Артимовичей, сказал: «Ну-ка, заддосьте-ка им сайт». Артимовичи сели в кафешке, открыли ноутбук и устроили DDoS-атака. Притом такую серьезную атаку, что там даже Касперский не мог ничего сделать. То есть сайт висел полторы недели. Полторы недели не продавались билеты.

И. Воробьева Через сайт.

И. Муртазин Через интернет на рейсы «Аэрофлота» невозможно было купить билеты. Всё. Вот всё дело. Да, «Аэрофлот» понес какие-то убытки. Да, «Assist» – репутационные потери. Но причем тут ФСБ? Оперативным сопровождением этого дела занимался Михайлов. Он руководил группой. Точнее, занимался Центр информационной безопасности, а руководил группой лично Михайлов.

Но они настолько долго протянули с этим уголовным делом, что срок давности по DDoS-атаке истек (он всего 2 года). И тогда началась откровенная фабрикация уголовного дела, что они не просто ддосили, они еще изъяли оттуда информацию – персональные данные пассажиров, которые вводили… Хотя это уже откровенная фальсификация, которой занимался как раз…

И. Воробьева И тогда появилась вторая статья вот эта, да – «Неправомерный доступ к компьютерной информации»?

И. Муртазин Да, да, да. Вот после этого Врублевский получил 2,5 года колонии, сидел в Комсомольске. Я даже в колонию к нему ездил как-то. В общем, считаю, его неоправданно осужденным. Но вот Кребс ведь написал у себя в колонке на сайте, что… Вот его очень популярная книга, ставшая бестселлером, о киберпреступности, и он там открытым текстом написал, что «эта книга не была бы написана, если бы мне и ФБР не передали несколько десятков тысяч файлов с информацией». Это российские правоохранительные органы.

И. Воробьева То есть он не уточнял, кто именно. Просто сказал, что из России.

И. Муртазин Вот. Он включил там дурака, сказал, что «я, типа, не знаю, кто это мне передал, но вот мне передали». Хотя достоверно известно, что Михайлов и Кребс встречались на одной из конференций. По-моему, в Амстердаме это было.

И. Воробьева Простите, что я вас перебиваю, Ирек. У нас просто время, к сожалению, закончилось. Спасибо вам огромное! Это был специальный корреспондент «Новой газеты» Ирек Муртазин, автор статьи «Уловка 22». Прочитайте на сайте «Новой газеты».



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире