'Вопросы к интервью
26 февраля 2019
Z Рикошет Все выпуски

Была ли эпидемия на фермах Краснодарского края и что стало с зараженным мясом


Время выхода в эфир: 26 февраля 2019, 18:35

О. Бычкова 18 часов и 35 почти минут в Москве. У микрофона – Ольга Бычкова. Добрый вечер! Это программа «Рикошет». Мы сегодня говорим в нашем эфире в ближайшие 10 минут с Еленой Милашиной, специальным корреспондентом «Новой газеты». Елена, добрый вечер!

Е. Милашина Добрый вечер!

О. Бычкова В свежем номере «Новой газеты» опубликован ваш большой материал о том, что на мясных фермах Краснодарского края в фермерских хозяйствах, принадлежащих семейству главы одного из районов Краснодарского края, этим летом, в июле, начали погибать животные.

Е. Милашина Да.

О. Бычкова Это могла быть эпидемия. Не вполне понятно до сих пор, что это такое было. Ну и отдельная история про то, что мясо погибших животных могло поступать в продажу, если я правильно понимаю. Вот расскажите, пожалуйста, всю эту цепочку. Как вам удалось об этом узнать?

Е. Милашина Удалось мне об этом узнать, потому что в данный момент в следственном подразделении Кавказского района Краснодарского края МВД (это не Следственный комитет, а МВД) расследуется дело о мошенничестве против главного ветеринарного врача одной из этих ферм (ферма «Степное») по факту того, что он якобы похитил с фермы 120 коров. На самом деле, этот человек с самого начала не скрывал тот факт, что он никаких коров, естественно, не похищал – коровы просто начали дохнуть. И причем дохнуть массово.

Когда он поднял тревогу и уже перестал скрывать эту ситуацию, а скрывал он ее потому, что боялся увольнения, коровы умирали до 10 в день. И он ничего лучшего не придумал как начал продавать их под видом забракованных, надеясь, что эпидемия сама рассосется и все нормализуется. Но, к сожалению, не нормализовалось – коровы умирали и умирают до сих пор. Последняя корова, насколько мне известно, сдохла 23-го февраля этого года.

О. Бычкова Только что, да? Вот сейчас буквально?

Е. Милашина Да, да, да. Все продолжается. Этого человека взяли под стражу. Предъявили ему обвинение в хищении живых коров. Хотя, я еще раз говорю, он не отрицал и покупатель, который у него покупал, тоже это признал это на очной ставке, что он покупал дохлых коров по цене 65 рублей за килограмм. Этот предприниматель, у него бойня. И он, в общем, занимается мясопереработкой. И несмотря на то, что все сотрудники фермы, которые были опрошены следователем, дали аналогичные показания, следствие на это не реагирует, ветеринарные инстанции местные и краевые на это не реагируют. До сих пор неизвестно все-таки заболевание, от которого так массово дохнут коровы.

Заведующая фермы, которую тоже пристегнули к этому уголовному делу после того, как она начала бить тревогу во все инстанции и обращаться с требованием провести срочную проверку, установить заболевание, потому что она хороший очень специалист и она много работала на этой ферме, долго и хорошо, и ее работой были довольны владельцы этой фермы, она прекрасно понимает степень опасности. Если это вдруг туберкулез, а у нее есть большие основания это подозревать, то заразиться могут люди запросто.

О. Бычкова А люди могут заразиться, купив вот это мясо?

Е. Милашина Вы знаете, там даже…

О. Бычкова Или при просто контакте с животными?

Е. Милашина И при контакте с животным, и главное еще – молоко, оно идет тоже на продажу от этих больных коров, и мясо. Все может быть опасно. Мы просто не знаем до сих пор, потому что ветеринарные инстанции – что местные, районные, что краевые – ведут себя крайне странно. Я, просто, когда готовила материал вот этот к публикации, я читала акты, которые вот при таких сигналах обязательно выезжает комиссия и составляет, там огромные документы. Поднимается все. Карантин вводится на ферме. Коров при любой опасности на то, что действительно серьезное заболевание, утилизируют. Это особая процедура, очень дорогостоящая для владельцев ферм.

Е.Милашина: В «Степное» было вложено огромное количество денег. Хотели создать образцово-показательную ферму

Но в данной ситуации ничего общего с этими актами не было составлено. А, вообще, ответили они вот это вот заведующей Амалии Сергеевой, которую сейчас пытаются осудить по мошенничеству, а это 10 лет строгого режима статья предполагает, только за то, что человек бил во все колокола. Приехали они.

Они написали на ее обращение письмо ей, что, типа, мы приезжали, проверили собак на предмет вакцинации от глистов и бешенства, а факты по падежу коров и их продажи на мясопереработку не подтвердились, потому что нет документов. Мне интересно, вообще, какие документы они планировали найти. Они не опросили никого из сотрудников. Я не знаю, как они проверяли и что они там увидели, потому что, еще раз говорю, коровы дохнут практически уже 8,5 месяцев ежедневно.

О. Бычкова А сколько там коров вообще и сколько их уже должно было остаться, если дохнут и дохнут уже 8 месяцев?

Е. Милашина 1800 голов было в июле. И сколько сейчас осталось неизвестно. Я не знаю. У меня нет шпионов на этой ферме, кто бы мог посчитать по головам и дать полную статистику. Я вообще считаю, что это не дело шпионов журналистских. Это дело властей, который должны адекватно отреагировать – приехать, ввести карантин на этих фермах, выяснить причину и этимологию заболевания, естественно, прекратить продажу на мясо и молоко этих коров и, соответственно, утилизировать их должны образном.

О. Бычкова Ну, понятно, да. А скажите, пожалуйста, все-таки почему известно, что они именно погибают от какого-то заболевания, а не по каким-нибудь там причинам? Может, их забивают. Может быть, там что-то еще. Вот это как было установлено?

Е. Милашина Говорила с сотрудниками ферм обеих – «Воздвиженская» и «Степное». И все сотрудники… Собственно, это и есть в материалах дела, которое сейчас ведет следователь МВД Адамян. Эти же показания самые эти люди подтверждают. И видео есть, как они дают эти показания. И под диктофон они их давали. И они их, собственно, менять не собираются. Все, в том числе бывшие сотрудники, которые на тот момент работали, говорят о том, что привезли больных коров, от них заразились здоровые коровы на ферме «Степное», что они сами резали им горло, что они сами грузили их в ковш трактора, чтобы загрузить в ГАЗель этого предпринимателя. Они сами во всем этом участвовали.

О. Бычкова Понятно. То есть, наверное, в принципе, существуют же, слава богу, ветеринарные лаборатории, всякие исследования…

Е. Милашина Ну, наверное, они существует. Но, видимо, не в Краснодарском крае.

О. Бычкова Да. Наверное, это не очень сложно сделать – просто взять и провести исследование.

Е. Милашина Это не очень сложно сделать. Но это дорого будет стоить владельцам. Почему это все скрывается? Почему возбуждено уголовное дело, где проходят живые коровы, а не мертвые? Потому что в эту ферму вложили, по крайней мере в «Степное»… У этих людей, ну, на ту же дочь Виталия Очкаласова много ферм записано, не эта одна. Но вот в «Степное», по которому я работала, было вложено огромное количество денег. Хотели действительно создать образцово-показательную ферму.

И вот такая вот ситуация получилась. И все инвестиции полетят крахом, потому что карантин означает, что этих коров нельзя продавать на мясо, что молоко от этих коров нельзя продавать на реализацию, что их надо утилизировать. Это очень дорого.

О. Бычкова Огромные убытки.

Е.Милашина: Я могу говорить о 120 коровах на момент продажи (вернее, хищения, но на самом деле продажи)

Е. Милашина Это огромные убытки. Это, считай, на ферме поставлен крест: на всех новых корпусах, на новой доилке, которую они там ввели, о которой в репортаже местного телевидения было рассказано с восхищением. Ну, действительно современное оборудование. Я же ничего против-то не имею.

О. Бычкова А кто владельцы этих ферм?

Е. Милашина Татьяна Очкаласова по ЕГРЮЛ проходит официально генеральным директором, учредителем этой фермы. Ей она принадлежит. Все ее называют в качестве владельца. Она сама – дочь главы Кавказского района Виталия Очкаласова, который занимает эту должность с 2009-го года и которого все в один голос называют местным хозяином, очень состоятельным человеком. Хотя, как я понимаю, официально по декларациям ему ничего не принадлежит. Также владеют землями сельхоз назначения, фермами и, соответственно, фирмами, производящими продукцию, его сын, его жена.

Вот я не могу точно сказать, может быть, бывшая на данный момент, но, на самом деле, все ее считают действующей женой. И их родственники, друзья семьи, то есть там целый клан, который, по сути, владеет районом. И, видимо, очень может влиять на все действия ветеринарных инстанций, в том числе и краевых, на действия полиции, на действия Следственного комитета, на действия даже губернатора края, которому отправляли сообщения. На его имя писал один из людей, которых сейчас пытаются осудить за хищение коров. Но никакой реакции уже 8 месяцев нет.

О. Бычкова А что известно о продаже этого мяса, которое, как вы предполагаете, может быть некачественным, зараженным? Или даже мясо погибших животных..

Е. Милашина Это не я предполагаю. Это люди рассказывают, а я просто логически… Предполагать-то чего? Вот если животное умирает от того, что прекращает есть, и за несколько дней в буквальном смысле сдыхает, а потом его продают на мясо, ну, любой человек сделает совершенно четкий логический вывод.

О. Бычкова Любой человек не захочет этого мяса, как минимум.

Е. Милашина Ну, ему об этом не скажут.

О. Бычкова А известно, много ли продали этого мяса и куда его, собственно, продают?

Е. Милашина Я могу только говорить о 120 коровах на момент, соответственно, продажи (вернее, хищения, но на самом деле продажи), которую признал и тот, кто продавал, и тот, кто покупал этих коров, и их состояние, что они были больные. Вот 120. Я знаю, что после того, как было возбуждено уголовное дело, и эти люди были взяты под арест, продажа продолжилась. Был заключен договор (сведения об этом есть в материалах уголовного дела) с тем же предпринимателем. И он продолжил покупать коров. И я когда вот в январе работала по этому материалу, нам сообщили с фермы, что сдохли очередные три коровы.

И буквально на следующий день приехала за ними машина, путь которой нам удалось отследить. Она доехала до Курганинска, где находится бойня этого предпринимателя. Что касается того, куда поступает это мясо, я не могу вам точно этого сказать, потому что у меня нет возможности проследить весь путь, какие контракты у этого предпринимателя, куда он поставляет свои продукты, в каком виде эти продукты. Вот этим должны заниматься следственные органы по очень популярной сегодня статье 238 (Оказание некачественных услуг). Это очень серьезно.

О. Бычкова Да. Понятно. Вы будете следить за этой ситуацией, я надеюсь, и «Новая газета». Это Елена Милашина, специальный корреспондент «Новой газеты». Мы говорили о том, была ли эпидемия животных на мясных фермах Краснодарского края.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире