25 февраля 2019
Z Рикошет Все выпуски

Дело об убийстве Бориса Немцова


Время выхода в эфир: 25 февраля 2019, 18:35

О. Бычкова Добрый вечер! Это программа «Рикошет». У микрофона – Ольга Бычкова. И сегодня мы говорим о том, что происходит в расследовании дела убийства Бориса Немцова. Вы знаете, что вчера в Москве и в других городах России и не только России состоялись марши памяти Бориса Немцова. Послезавтра день памяти Бориса Немцова – именно в этот день, 27-го февраля, он был убит практически на Красной площади. И сейчас семья Бориса Немцова обвиняет следствие в нежелании искать организаторов и заказчиков убийства.

Но дело приобретает все больший международный резонанс. Мы говорим об этом с Вадимом Прохоровым, адвокатом Бориса Немцова когда-то, теперь – адвокатом Жанны Немцовой, который представляет сторону семьи в деле о его расследовании. Вадим, добрый вечер!

В. Прохоров Добрый вечер! Здравствуйте!

О. Бычкова Итак, что происходит сейчас и в чем формально, юридически выражается обвинение в адрес следствия?

В. Прохоров Ну, что, собственно происходит сейчас. Я напомню, что буквально сразу же в ночь после убийства Бориса Немцова, а это произошло, как установлено материалами следствия, в 23-31, поздним вечером 27-го февраля 2015-го года. Буквально в первые же часы после этого было возбуждено уголовное дело. Пятеро выходцев из Чеченской Республики и прилегающего Малгобекского района Ингушетии осуждены за участие в исполнении этого убийства. Но у меня и у второго адвоката Жанны Немцовой – Ольги Михайловой, конечно же, есть сомнение в виновности одного из них – это Хамзат Бахаев.

Но по остальным – очевидно некое их в разной мере соучастие в исполнении. Хорошо. Но где организаторы и заказчики? Потому что даже с официальной точки зрения все эти лица были осуждены за исполнение по найму, то есть их наняли, и они группой лиц совершили это убийство, то есть пункты «ж» и «з» части 2 статьи 105 Уголовного кодекса. А кто они их нанял? Вот у тех, кто их нанимал, это что, лишние деньги? У них-то мотивы какие?

Политический мотив установлен не был – это принципиальная позиция российских властей. Как сказал первый прокурор по этому делу Антипов: «Мы не можем себе позволить, чтобы убийства разного рода оппозиционеров, — я цитирую прокурора Антипова, — квалифицировались как посягательства на жизнь государственных и общественных деятелей». Но, разумеется, если посягательство на жизнь единоросса – это посягательство на жизнь государственного и общественного деятеля, а если лидера оппозиции, то это квалифицируют как бытовое убийство. Но дело не только в этом. Где, собственно говоря, организаторы?

И в течение предварительного расследования, и в течение самого суда (Московского окружного военного суда) адвокаты Жанны Немцовой предъявляли множество ходатайств о проведении следственных действий (вызове, допросе и иных следственных действий) в отношении ряда лиц по цепочке – это и Руслан Геремеев, и братья Делимхановы – Адам и Алибек (одного из них допросили, это командир полка «Север»), это и дядя Руслана Геремеева Сулейман Геремеев – ныне сенатор. А Адам Делимханов – это депутат Госдумы и второй человек в Чечне после Рамзана Кадырова. Это и Рамзан Кадыров. Это и Виктор Золотов.

В.Прохоров: По организаторам и по заказчикам нет абсолютно никакого продвижения

А проведя следственные действия со всеми вышеуказанными лицами, возможно, можно было бы понять, кто является конечным заказчиком. Ничего этого сделано, разумеется, не было. Ну, сейчас в производстве есть выделенное уголовное дело, оно выделено еще в январе 2016-го года в отношении неустановленных организаторов. Там фигурирует одно единственное лицо – Руслан Мухутдинов – это водитель Руслана Геремеева. Собственно, да, он, очевидно, причастен к этому преступлению. Но, опять же, как исполнитель, не более того. Ну, или как самый-самый низкий уровень организатора.

А вот по организаторам и по заказчикам нет абсолютно никакого продвижения. Периодически мы пишем ходатайства и заявления в Следственный комитет. Вот не так давно, опять же, обращались, чтобы нам предоставили какие-то новые материалы. Но нам на это отвечают, что, в общем-то, особо нечего предоставлять, не волнуйтесь, следствие идет. И так уже 4 года. Для меня это совершенно однозначно, что следствие абсолютно сознательно тормозится. Не надо иметь семи пядей во лбу, чтобы понять, как и в каком направлении его следует развивать.

Я уже перечислил круг лиц, по которым следовало бы провести следственные действия. Ни один из них не допрошен. Место нахождения того Руслана Геремеева по сей день неизвестно. Кстати, как и Руслана Мухутдинова, его водителя. По сути ничего не делается.

О. Бычкова А какие-то ответы в связи с этим вот вам даются? Есть же какие-то объяснения, должны быть, почему этого не делается.

В. Прохоров Нет, понимаете в чем дело, в российском законодательстве очень так ограничены, вообще, на самом деле, права потерпевших. То есть нам обязаны предоставить данные экспертиз. Но, очевидно, они не проводятся. Нам их и не предоставляют. Нам обязаны предоставить постановление о продлении срока следствия. Да, это нам предоставляют. Буквально несколько строк: следствие продлено. Ну и по составу следственной группы. То есть какие-то минимальные документы, из которых абсолютно ничего не следует. Ну, следует только то, что экспертизы не проводятся.

И, собственно, само по себе следствие, очевидно, явно, мягко говоря, буксует на месте. И, собственно говоря, главный тезис этих ответов, что следствие независимо в своей деятельности, не волнуйтесь, это в его компетенции, мы сами разберемся. И вот так 4 года. Совершенно очевидно, что это сознательная позиция властей, абсолютно сознательная, и направленная на, что называется, затягивание этого дела. Идет ложь со стороны руководства Следственного комитета о том, что дело раскрыто. Разумеется, дело не раскрыто. Где организаторы, где заказчики? Их даже Бастрыкин назвать не может.

О. Бычкова Вадим, скажите, пожалуйста, а вот эта американская инициатива теперь, связанная с расследованием и с тем, что американские власти теперь готовы принято тоже в этом участие и уже подготовлен соответствующий доклад, и эта тема включена в новый законопроект американский, что вы об этом знаете? И что меняет или не меняет?

В. Прохоров Ну, я бы хотел сказать, что это не совсем американская инициатива, хотя им, конечно, большое спасибо. Семья Бориса Немцова, в частности, и прежде всего, конечно, Жанна Немцова, которая признана потерпевшей, ваш покорный слуга – адвокат Бориса Немцова, а теперь и Жанны Немцовой, и моя коллега Ольга Михайлова, а самое главное – Владимир Кара-Мурза, близкий друг Бориса Немцова – это, собственно, прежде всего его заслуга, но в меру сил мы все ему в этом помогаем, чтобы мировая общественность не забывала о состоянии данного вопроса.

В.Прохоров: Приходится привлекать внимание, чтобы активизировать следствие, обратить особое внимание всего мира

Мы добиваемся того, чтобы не только Путину, но и более-менее любой и мало-мальски значащей делегации во время посещения любого саммита, конференции, чего угодно задавался вопрос: «А где у вас организаторы и где заказчики убийства?». На это никто не может дать ответ. Осуждена часть исполнителей.

Ну, хорошо, допустим. А где организаторы, где мотив, где заказчики этого преступления? Вот в этом плане внимание, которое проявила и американская, конечно же, так сказать, законодательная ветвь власти, и не только. Напомню, что в Парламентской Ассамблее Совета Европы сейчас заканчивается подготовка специального доклада спецдокладчика Эмануэлиса Зингериса (литовский депутат, член ПАСЕ). Кстати, тоже друг Бориса Немцова.

Сейчас запущена инициатива в рамках ОБСЕ, за что, опять же, большое спасибо не только американцам, но и Володе Кара-Мурзе, который это все инициировал. А в ОБСЕ, я напомню, что наша делегация активно участвует, где не приостанавливалось, собственно говоря, наше участие (России), в отличие от Совета Европы. Вот в рамках всех этих международных механизмов сейчас проявляется.

Действительно, ничто не заменит полноценного расследования в рамках России. Ничто не заменило бы. Ну, его нет. И в этих условиях приходится привлекать внимание международной общественности, в том числе официальных институтов, для того, чтобы заставить все-таки инициировать и активизировать как-то следствие, и уж как минимум обратить на это особое внимание как российских властей, так и мировой общественности.

О. Бычкова Это Вадим Прохоров, адвокат семьи Бориса Немцова. И у меня есть еще несколько минут для того, чтобы узнать ваше мнение вот по какому вопросу. Поможет ли международное давление полностью раскрыть убийство Бориса Немцова? Если вы считаете, что да, это поможет: + 7 495 101 20 11. Если вы считаете, что нет: + 7 495 101 20 22. Итак, поможет ли вот этот международный резонанс, международное давление полностью, до конца раскрыть убийство Бориса Немцова? Вот то, чего не хватает сейчас и о чем говорил сейчас Вадим Прохоров. Если вы считаете, что да, международный резонанс, международное давление поможет: + 7 495 101 20 11. Если вы считаете, что нет: + 7 495 101 20 22.

Буквально несколько минут, немножко мы сейчас можем поголосовать. Вадим Прохоров сейчас, как вы слышали, говорил нам о том, что за несколько лет, которые прошли с момента убийства Бориса Немцова, а случилось это 27-го февраля 15-го года, то есть годовщина будет послезавтра… И, кстати, я скажу слушателям «Эха Москвы», что всегда в это время, в полдвенадцатого ночи, на мосту бывает минута молчания, минута памяти. Ну и вчера, конечно, был марш в память Бориса Немцова в Москве и в других городах. Так вот, Вадим Прохоров, судя по всему, не видит в ближайшее время реальных перспектив, что в России это расследование будет доведено до конца.

Ну, не очевидно, конечно, и нашим слушателям, что это произойдет, потому что голоса раскололись. Почти 48% наших слушателей считают, что да, поможет международный резонанс. 52% полагают, что нет. Да, действительно, трудно сказать, но это не значит, что не нужно предпринимать абсолютно всех возможных усилий.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире