'Вопросы к интервью
19 февраля 2019
Z Рикошет Все выпуски

«Такие дела»: «Доктор свой» — где и у кого лечатся трудовые мигранты в России?


Время выхода в эфир: 19 февраля 2019, 18:35

А. Плющев Московское время – 18 часов 34 минуты. Вы слушаете радиостанцию «Эхо Москвы». Меня зовут Александр Плющев. И сегодня в этой программе мы бы хотели обратить ваше внимание на публикацию издания «Такие дела», она называется «Доктор свой». Речь там идет о том, где и у кого лечатся трудовые мигранты в России.

Это интересная публикация не только потому, чтобы узнать, как живут люди, с которыми мы ежедневно сталкиваемся и как они там решают часть своих проблем, эта публикация полезна не только в плане расширения вашего кругозора, но и затем, что она, например, делает некоторые открытия. Ну, такие, как клиники, которые вроде бы предназначены для мигрантов, и этими же мигрантами организованы и сделаны, ими начинают постепенно пользоваться самые обычные россияне, вовсе никакого отношения не имеющие к другим странам, коренные, здешние жители. Просто потому, что это, возможно, дешевле, качественнее, удобнее и так далее. Вот такая своего рода альтернативная, хотя и совершенно традиционная медицина.

Посмотрите на «Таких делах». Интересно. Я записал сегодня беседу с ее автором. Мы немножко поговорили сегодня днем с Еленой Срапян, журналисткой. И вы сейчас услышите этот наш разговор.

А я хотел бы запустить голосование, традиционное для этой программы. Вот что хотел спросить. Мигранты сейчас, вот на сегодняшний момент о них много спорят, лично по вашим ощущениям приносят больше пользы или проблем? В России, разумеется. Если пользы – 101 20 11. Если проблем – 101 20 22. Пользы или проблем больше приносят мигранты? Пользы – 101 20 11. Проблем – 101 20 22. Пока послушайте наш разговор с журналистской Еленой Срапян о ее публикации в таких делах.

Давайте вот с чего начнем. А почему, собственно, вообще возникла эта тема?

Е. Срапян Я работала 2 года в комитете «Гражданское содействие» менеджером по коммуникациям, и у меня интересе к мигрантской теме есть уже очень давно, он сохранялся все эти годы. И когда редактор портала «Такие дела» Елена Шмараева предложила мне написать про мигрантскую медицину, я, конечно, сразу согласилась.

А поводом послужило исследование, которое провели специалисты Высшей школы экономики Екатерина Деминцева и Даниил Кашницкий. То есть они выпустили исследование по мигрантскую медицину в Москве, и мы решили, что мы возьмем это исследование за основу и посмотрим, что происходит на самом деле, как это все выглядит, пообщаемся с людьми и пообщаемся с клиниками.

А. Плющев Вы знаете, первая реакция… Вот мы сегодня когда на летучке эту тему обсуждали, и кто-то сказал: «Да все мигранты в наших обычных поликлиниках лечатся, и мы их там каждый день видим». А есть понимание, какая часть идет, что называется, в обычные медицинские учреждения (я у вас же читал, что часть же из них даже обладает полисом ОМС), а какая нет, какая пользуется именно своей медициной, которую вы описали в своей статье?

Е. Срапян Ну, на самом деле, какой-то статистики именно численной здесь нет, так как клиник порядка, я сейчас уже наизусть не помню, но их несколько десятков (их порядка 30-32). Я думаю, что они, конечно, не охватывают все мигрантское комьюнити. Но все-таки полисы ОМС есть далеко не у всех – это в основном речь идет о гражданах Киргизии.

А помимо этого еще граждане Узбекистана, Таджикистана, Молдовы и других СНГ. Я думаю, что обращаются в такие клиники, во-первых, те, у кого нет полиса. Во-вторых, все-таки это частные клиники, соответственно, услуги в них можно получить быстрее, чем в государственных учреждениях. Поэтому я думаю, что еще обращаются те, кто экономит время и может себе позволить что-то потратить.

Либо очень многие люди, я думаю, они вообще не очень хорошо понимают систему, и они обращаются туда, куда их приводит сарафанное радио. То есть если их приводит сарафанное радио в эти частные клиники, которые основаны их соотечественниками, то да. Или люди из других стран тоже обращаются. А кого-то сарафанное радио приводит – им друзья или коллеги объясняют, что можно обратиться и в российскую поликлинику и можно получить полис. То есть это все зависит от того, насколько человек информирован, какие у него привычки, какие у него финансовые возможности, есть ли они вообще.

А. Плющев Вы знаете, мне самому приходилось слышать, что мигранты часто становятся очагами вспышек весьма опасных заболеваний здесь вплоть до туберкулеза. Есть ли понимание какое-то, насколько это справедливо?

Е. Срапян Вы знаете, я не могу это никак прокомментировать. У меня нет подобной информации. Мне кажется, что это может быть вполне надуманной историей, так же, как и стереотипы о том, что мигранты совершают большую часть преступлений и так далее. Но у меня нет денных. Я не могу сказать, так это или не так, подтвердить или опровергнуть.

А. Плющев Вот вы, собственно, сами ознакомились с работой этих клиник. Во всяком случае вы побывали даже, я так понимаю, в некоторых из них. Какое у вас общее впечатление? Расскажите об этом.

Е. Срапян Вы знаете, у меня сложилось очень хорошее впечатление. Единственное, что первая клиника, в которой я была, которая на ВДНХ, они как раз были в состоянии переезда, то есть там некоторые кабинеты просто не работали. А вот клиника «Мурас», которая на Площади Ильича, на Римской, произвела на меня очень хорошее впечатление в ходе того, что я даже подумала, что я могу сама в некоторых случаях туда обращаться. Потому что, на мой взгляд, в Москве очень странная сейчас система частного здравоохранения.

То есть, есть частные клиники, которые обслуживают людей по ДМС и делают это нормально и адекватно. Есть государственные поликлиники, которые, на мой взгляд, тоже показывают достаточно хороший уровень, но, конечно, всегда требуют долгого ожидания, потому что ты записываешься туда через неделю, как правило, через две. И, например, если мне нужно будет сделать что-то срочно, я вполне могу туда обратиться, потому что цены у них ниже. В частных поликлиниках в Москве очень много навязанных услуг.

Здесь же у меня сложилось впечатление, что такого нет, что не культивируются навязанные услуги. Ну, вы знаете. Я думаю, что слышали многие от знакомых вот эту историю, когда человек пришел сделать УЗИ, а ему рассказали, что он смертельно болен, и насчитали процедур на десятки тысяч рублей. Вот мне кажется, что здесь такого нет.

А. Плющев Расскажите, пожалуйста, вот по вашему собственному впечатлению, каким образом они выживают? Потому что мы знаем, что, во-первых, любой бизнес, вообще любой – это довольно большие трудности с регистрацией, с лицензией и так далее. Медицинский, наверное, трудный вдвойне.

Е. Срапян Согласна.

А. Плющев И вот без этих накруток, дешевле, чем обычно, и так далее, у вас сложилось какое впечатление, засчет чего они выживают?

Е. Срапян Ну, у меня как раз впечатление, что цены на обычную частную медицину в Москве сильно завышены. Поэтому мне кажется, что как раз тот уровень цен, которые показывают мигрантские клиники, он более-менее адекватный. Я не думаю, что они очень много зарабатывают, потому что в тех двух местах, в которых я была, я не видела какого-то…там были люди, были пациенты, но какого-то прям сильного потока или очередей я не видела.

Так что, мне кажется, что это такой бизнес, скажем так, с длинными инвестициями. Я думаю, что долго окупаются первоначальные затраты. Но мне кажется, что он выходит через, может быть, 2-3 года уже на прибыльный уровень. Сейчас, правда, люди, с которыми я общалась, они говорят, что раньше вообще было хорошо, а сейчас просто уже появилась конкуренция. И конкуренция, как люди говорят, и цены немножко снизила, и, конечно, уменьшила прибыль.

А. Плющев Вы изучали киргизских мигрантов, насколько я понимаю. А у других, что называется комьюнити, с этими клиниками похожая история?

Е. Срапян Я объясню сейчас. Я изучала не киргизских мигрантов, а систему медицины. Но так получилось, что вообще официальная инфраструктура в Москве, которую так или иначе можно назвать мигрантской, она представлена в основном именно киргизами, потому что в силу ряда условий у очень многих есть русское гражданство тоже, и им, конечно, проще открывать официальный бизнес. И в основном, если речь идет о мигрантском бизнесе в Москве, это киргизский бизнес. То есть у этого совершенно вполне ясные причины. Соответственно, таджикам и узбекам сложнее это сделать.

А. Плющев Это журналистка Елена Срапян, автор публикации в издании «Такие дела» ««Доктор свой» – где и у кого лечатся трудовые мигранты в России». Еще раз рекомендую ее к прочтению. А вот результаты нашего голосования. Я спрашивал, мигранты приносят, по вашим ощущениям, больше пользы или проблем? 38% тех, кто принял участие в голосовании, считают, что мигранты приносят больше пользы сейчас. И 62%, примерно 2/3, считают, что мигранты приносят больше проблем. Это была программа «Рикошет». Меня зовут Александр Плющев. Всего доброго!



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире