'Вопросы к интервью
05 февраля 2019
Z Рикошет Все выпуски

Дело Азата Мифтахова


Время выхода в эфир: 05 февраля 2019, 18:35

А. Плющев Московское время – 18 часов 34 минуты. Вы слушаете радиостанцию «Эхо Москвы». Меня зовут Александр Плющев. Это программа «Рикошет». И я бы хотел сегодня обратиться к делу о преследовании аспиранта МГУ Азата Мифтахова. Оно было в центре внимания в конце минувшей недели. Но, во-первых, у нас не было этого в «Рикошете», а во-вторых, новости постоянно поступают.

И подробно мы о нем не говорили. Я благодарен изданию «Медиазона» и корреспенденту «Медиазоны» Анне Козкиной, которая согласилась с нами поговорить об этом деле. Сегодня о нем также поступили новости. И, в частности, говорилось о том, что члены Общественной наблюдательной комиссии нашли на теле Азата Мифтахова следы пыток, когда посетили его в СИЗО. Давайте мы обо всем по порядку немножко поговорим с Анной Козкиной. «Медиазона» следит за этим делом. Анна, добрый вечер!

А. Козкина Добрый вечер!

А. Плющев Я хотел прежде всего спросить… Давайте зайдем вот откуда. Когда приходили первые сообщения об аресте…о задержании еще Азата Мифтахова, и там долго его не могли найти. Сначала вообще не фигурировало слово «анархист», и не фигурировало, что он относится к движению анархистов. Было там – «аспирант МГУ».

Мне кажется, что вот это обстоятельство одно из ключевых, поскольку вместе с ним тогда задержали…помимо него задержали несколько других анархистов тоже. Это какое-то единичное преследование анархистов? Это какое-то новое явление? Или на анархистов у оперативников, у Центра «Э», у Следственного комитета есть какая-то история их взаимоотношений?

А. Козкина Ну, смотрите. Все-таки не совсем так. Потому что первое сообщение было от «Рен ТВ». И там уже говорилось, что он якобы член леворадикальной ячейки анархистов «Народная самооборона». То есть все-таки изначально как раз ход был именно с точки зрения того, что это анархисты.

А. Плющев Хорошо.

А. Козкина И, в принципе, определяли там большинство так. То есть были очень грубые заметки с довольно большим количеством ошибок. Ну и все-таки когда мы говорим о преследовании анархистов, мы не можем не вспомнить дело «Сети». Потому что, насколько я понимаю, некоторые из фигурантов этого дела позиционируют себя именно как анархисты, некоторые как антифашисты. То есть по-разному.

И как раз, наверное, когда мы говорим о преследовании анархистов, это как раз такое большое дело, которое первым приходит в голову именно как показательный пример довольно грубого, жесткого преследования с допущением больших нарушений и, как мы знаем из рассказов самих задержанных, довольно таких жестоких пыток.

Это все-таки такие события последовательные, то есть дело «Сети», теперь… Явно все-таки, я думаю, внимание как раз было приковано именно к этой «Народной самообороне». То есть именно заход с анархистов. То есть явно это связано с их политическими взглядами, и явно их очень-очень не любит в том числе тот же Центр «Э». То есть, я думаю, это очевидно на примере этих двух дел.

А.Козкина: Задержание с нарушениями, целый день человек находился непонятно в каком статусе, фактически был задержан

А. Плющев Вы упомянули дело «Сети». И многие очень как-то проводят параллели, что это, типа, новое дело «Сети», там тоже фигурируют люди, за которыми следил Центр «Э», там тоже фигурируют теперь уже и пытки. Я бы вот что хотел про «Сеть» обсудить. Я разговаривал с людьми, видевшими материалы дела и, скажем так, не относящимся к силовым структурам (но видевшим материалы дела).

И они мне сказали: «Ты знаешь, да, нарушений очень много; да, пытки есть. Это все правда. Но там есть и оружие. Там есть и взрывчатка». Вот в этом деле тоже такое двоякое…ну, есть разные обстоятельства, скажем так? Или мы имеем (ну, пока; из того, что мы знаем, разумеется) с каким-то таким преследованием конкретно анархистов?

А. Козкина Ну, смотрите. Сейчас не очень понятно, действительно, что вообще есть в доказательной базе. Я общалась с адвокатом Азата Мифтахова – со Светланой Сидоркиной. И она очень скептически воспринимала материалы дела. То есть сейчас его не арестовали пока. Задержание продлили именно на 72 часа – именно под тем предлогом, что следователь должен подготовить, улучшить как-то доказательную базу, которая есть на сегодняшний день. И это такой знак все-таки довольно серьезный, потому что это не частое явление, когда откладывают (тем более такое довольно громкое дело) арест на 72 часа и требуют от следователей еще доработать материал.

Ну, «Рен ТВ», например, там показывало фотографии якобы с оружием. Оно, насколько я понимаю, в деле все-таки не фигурирует, потому что шла речь именно в тех НРЗБ, которые я видела, именно о взрывном устройстве якобы самодельном неком, которое нашли в Балашихе. И непонятно, насколько оно вообще относится к Азату, есть ли биологические следы. То есть пока что непонятно, как именно они связывают вот это взрывное устройство с Азатом Мифтаховым, аспирантом мехмата МГУ. То есть непонятно, как вообще он связан с Балашихой.

То есть сейчас сложно говорить, насколько действительно там есть какие-то доказательства, что Азат с этим связан. Как бы других именно подозреваемых больше пока что нет, потому что все, кого задержали, их отпустили либо в статусе свидетелей, либо вообще непонятно, то есть просто без статуса, без каких-либо подозрений и обвинений.

А. Плющев Я бы хотел для наших слушателей запустить голосование. У нас оно традиционное в этой программе. И мне интересно их восприятие. Восприятие именно по таким делам. Для меня, например, было удивительно, когда мне рассказали про то, что в деле «Сети», например, что называется, не все так однозначно. И я стал более пристально за ним следить и стараться изучать материалы, которые доступны мне.

Вы для себя допускаете, что в деле «Сети», в деле Азата Мифтахова, в таких делах, даже не знаю, в деле «Нового величия» нет дыма без огня, скажем так, что что-то такое, какое-то нарушение закона есть. Если вы допускаете такое; видимо, что-то там есть, такое нарушение закона, к которому и привязались, тогда наш телефон – 495 101 20 11. Если вы считаете, что нет, это чисто какое-то политическое преследование, зарабатывание звездочек и так далее, и не может там быть ничего, вы заранее знаете, что этого нет – 495 101 20 22. Дыма без огня нет – 495 101 20 11. И ничего нет, это политическое преследование – 495 101 20 22.

Мы продолжаем с Анной Козкиной, корреспондентом «Медиазоны». Вот теперь давайте. Мы про анархистов поговорили. Теперь – про аспиранта МГУ. Надо сказать, что нечасто задерживают людей, которые у нас готовятся защищать кандидатскую диссертацию, если не считать, конечно, сенаторов или еще кого-нибудь в этом духе. Я о реальных людях, которые занимаются наукой. И там, я насколько понимаю, за него вступились и люди, имеющие отношение к науке: он на мехмате – значит, математики, я так понимаю. И как-то математическое сообщество его в этом смысле поддержало, поскольку они тоже не считают доказательства его вины обоснованными.

А. Козкина Ну, все-таки надо уточнить, что первое требование в этом заявлении как раз представителей математического сообщества – оно было именно прекратить пытки, о которых тогда еще была такая довольно смутная информация; непонятно, насколько она подтвержденная. Сейчас мы все-таки знаем, что есть следы повреждений. То есть все-таки это такое аккуратное заявление, но это все равно очень важное, конечно, открытое письмо в поддержку Азата, поскольку, конечно, это важно, чтобы требовали действительно честного расследования.

И там все-таки осторожно немного насчет следствия, но они требуют справедливого и следствия, и суда. То есть все-таки да, действительно поддержали. Ну, это важно в любых, в принципе, делах. Мы видим, что тут и задержание. Как бы все-таки, наверное, я думаю, что можно уже говорить, что оно все-таки произошло с нарушениями, потому что целый день человек находился непонятно в каком статусе, он фактически был задержан.

А. Плющев Но, вообще, выглядело это так, что человек похищен.

А.Козкина: В случае Азата там было очень много словесных угроз, которых он, конечно, понятно, почему боялся

А. Козкина Выглядело, да. Ну, по сути, ведь непонятно, на каких основаниях он находился вот эти сутки с утра 1-го февраля до вечера 2-го февраля, когда официально были как раз предъявлены ему документы о том, что он теперь задержан. То есть почему он тогда находился все это время в Балашихе то в одном здании отдела МВД, то в другом. То есть в это время его статус не был никаким. То есть с ним могли делать все, что угодно. И говорили, что он не был задержан, поэтому мы не имеем к этому отношения. Ну, все увидели где он при этом. И то, что адвокаты увидели.

А. Плющев У нас буквально пара минут остается. Вот сегодня это было не ваше сообщение, а «МБХ медиа» и наблюдателей ОНК про следы пыток. И там упоминался шуруповерт. Возможно, для многих слушателей и зрителей пытка шуруповертом – это некое даже новое слово. Вам приходилось в вашей карьере журналиста «Меидазоны» сталкиваться с тем, чтобы кого-то пытали шуруповертом?

А. Козкина Нет. Лично в моей практике; материалы, которые я видела – это действительно такое впервые. Насколько я понимаю, они сняли эту насадку (то, что я читала в подробностях). И вот эти угрозы засунуть это в анальное отверстие – действительно это вопиюще. Хотя, насколько я понимаю, все-таки в случае Азата там было очень много словесных угроз, которых он, конечно, понятно, почему боялся. Но вроде все-таки до самого страшного какого-то не дошло, насколько я понимаю. В этом плане Даниил Галкин пострадал, судя по тому, что он пережил пытки током…

А. Плющев Которого потом отпустили.

А. Козкина Да, которого отпустили, потому что он пообещал, что будет сотрудничать. Но он нарушил этот договор уже, рассказав, я там предполагаю, поскольку он рассказал об этом публично.

А. Плющев Как вы думаете, ему грозит что-нибудь за это?

А. Козкина Ну, если он остается в России, то я опасаюсь, конечно, за его безопасность. Все-таки это серьезная такая ситуация. И когда он дал обещание людям, которые, как он говорит, пытали его током, мне кажется, это действительно серьезная, довольно сложная ситуация для него.

А. Плющев Спасибо большое! Благодарю Анну Козкину, корреспондента «Медиазоны». А у нас завершилось голосование. И вот каков результат. Пятая часть опрошенных считает, что в таких делах дыма без огня не бывает, что-то там такое на этих ребят есть – то ли взрывчатка, то ли оружие. 80% считают это чисто политическим преследованием, которое выдумано от начала до конца. Спасибо вам большое! Это была программа «Рикошет». Меня зовут Александр Плющев. До свидания!



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире