'Вопросы к интервью
09 ноября 2018
Z Рикошет Все выпуски

Повар со своими тараканами. Продолжение расследования о Евгении Пригожине


Время выхода в эфир: 09 ноября 2018, 18:35

О. Пашина: 1834 в столице. У микрофона – Оксана Пашина. И у нас в эфире по телефону Денис Коротков, журналист «Новой газеты». Речь пойдет о продолжении расследования «Новой газеты» о Евгении Пригожине: «Повар со своими тараканами», — так оно называется. Денис, здравствуйте! Добрый вечер! Слышите нас?

Д. Коротков Добрый вечер, Оксана! Слышу вас отлично.

О. Пашина Денис, давайте вот с чего начнем. Кто этот человек, который дал интервью «Новой газете» — Андрей Михайлов?

Д. Коротков Да. Андрей Леонидович Михайлов, на самом деле, человек достаточно известный в медиа-среде как минимум с 2013-го года. Потому что уже тогда было установлено, что ряд операций, которые были развернуты против в том числе «Эха Москвы», между прочим, «Новой газеты», «Фонтанки», «Аргументов и Фактов» и ряда других изданий, против писателя, поэта, журналиста Дмитрий Быкова, были организованы с его участием и даже, скорее всего, под его руководством.

О. Пашина То есть это то, о чем все подозревали, но на этот раз Михайлов рассказал о том, что действительно это было, как это было и даже сколько это стоило.

Д. Коротков Да. Вы знаете, на самом деле, с моей точки зрения, тогда совместными усилиями журналистами ряда изданий, в общем, даже была доказана роль Андрей Михайлова. Но мне казалось очень интересно непосредственно от него услышать, как действительно все это было, каким образом все это делалось. Тем более, что он участвовал не только в каких-то точечных операциях, а он стоял действительно у самых истоков той самой медиаимперии, связанной с Евгением Викторовичем Пригожиным, – той самой «фабрики троллей». Это в значительной степени можно назвать его детищем.

О. Пашина Кстати, вот важный вопрос про «фабрику троллей». Мы все говорим, Евгений Пригожин – основатель «фабрики троллей». Вопрос такой: «фабрика троллей» была создана…все-таки это было согласовано с Путиным, с Кремлем или это личная инициатива Пригожина?

Д. Коротков Этот вопрос, наверное, лучше задать Администрации Президента.

О. Пашина Ну, Михайлов, насколько я знаю, говорит, что…

Д. Коротков Да, я могу сослаться только на то, что по этому поводу говорит Андрей Михайлов.

О. Пашина Так.

Д. Коротков Он глубоко убежден абсолютно, что эта инициатива исходила непосредственно от Евгения Пригожина и что никто ни у кого никаких указаний (или даже разрешений) не спрашивал. Более того, я могу сказать, что все, с кем мне приходилось говорить, так или иначе связанными с этой структурой, уверены в этом же. Так это на самом деле или нет, мне остается только предполагать. Я думаю, что это вполне могло быть.

О. Пашина А почему Михайлов решил рассказать об этом? Он какую-то чувствует угрозу? Ему что-то угрожает? Он решил сделать публичной всю эту информацию, чтоб знали в случае чего кого искать?

Д. Коротков Я думаю, что там был ряд мотивов, в том числе и этот. Могу сказать, что наше общение с Андреем Леонидовичем было абсолютно бескорыстным. О его мотивах, наверное, он сам расскажет, если захочет. Во-первых, действительно на него хорошо повлияла эта история с вывозом в лес, которая произошла некоторое время назад. И, кроме всего, как ни странно, публичность – это действительно неплохая защита. И что я хочу подчеркнуть, что в этой истории мне кажется действительно важным… На самом деле, по «гамбургскому счету» ничего нового мы не рассказали.

О. Пашина Ну, в общем, да. Про «РИА Новости» не очень было известно. Потому что эти DDoS-атаки на «Эхо Москвы», «Новую газету», телеканал «Дождь», провокация против Быкова, — все это так или иначе обсуждалось. А вот то, что…

Д. Коротков Нет «РИА Новости», Самара и история с петербуржской предпринимательницей и сочинским блогером с участием Валерия Амельченком – мы, правда, рассказали недавно. А история с провокацией против компании «Карамель Кейтеринг» вообще прошла незамеченной. Мне кажется очень важным то, что мы даем документальные доказательства. Потому что Андрей Михайлов – это тот человек, который располагает документами. Документами в широком смысле слова: это не только бумаги с печатью, это фотографии, это видеоролики, из которых абсолютно доказательно видно, кто и как это делал.

И когда мы ссылаемся на Андрея Михайлова, мы ссылаемся не потому, что мы ему почему-то верим. Не надо никому верить. Не надо верить мне, не надо верить Михайлову, не надо верить Амельченко. Надо смотреть, что эти люди говорят, и смотреть, чем это подтверждается. Так вот, это подтверждается. Если в случае с Валерием Амельченко мы не везде смогли дать прямые доказательства (где-то они были косвенные), то в случае с Андреем Михайловым абсолютно никаких сомнений нет.

И все вот эти операции подтверждаются просто каким-то немыслимым количеством документальных свидетельств. И далеко не все из них мы можем использовать в силу закона о защите персональных данных и некоторых других. Но в случае необходимости – почему нет?

О. Пашина Денис, мы прервемся на секунду. Никуда не уходите. Я просто хочу задать вопрос нашим слушателям. Провокации в медиа-сфере...собственно, то, чем занимался Евгений Пригожин (и занимается); то, чем занимался в свое время Андрей Михайлов…по-вашему мнению, это преступление, за это должно быть уголовное наказание – 660 06 64, или это информационные войны, которые ведутся и между средствами массовой информации; это не хорошо, но это и не преступно – 660 06 65. 660 06 64 – да, это преступление; 660 06 65 – это информационная война.

Еще раз напомню вопрос. Провокации в медиа-сфере (то, о чем идет речь в расследовании «Новой газеты» о Евгении Пригожине; то, о чем рассказывает Андрей Михайлов) – это преступление – 660 06 64; это информационная война – 660 06 65. И я напомню, что у нас на прямой связи журналист «Новой газеты» Денис Коротков.

У меня к вам тот же вопрос. Как вы считаете, это преступление? Есть какая-то возможность привлечь к ответственности этих людей за то, что они делали? Или это информационные войны: это грязные технологии, но так или иначе с этим ничего не поделаешь?

Д. Коротков Оксана, это, между прочим, не такой простой юридический вопрос. И, в общем-то, не очень важно, что я думаю. Важно, что по этому поводу говорит закон. Во-первых, есть некоторые вещи, которые содержат совершенно явный состав преступлений. Например, любые нападения, физическое воздействие на блогеров, журналистов, любого человека (а тем более в контексте вот этой информационной войны) – это уже самостоятельное преступление даже независимо от мотивов.

И если человека ударили железным прутом по руке и ее сломали – это преступление. Если на человека напали и вкололи ему что-то в ногу – это преступление. Что же касается иных всяческих операций, то здесь нужно смотреть, они могут тоже быть какими-то преступлениями. Может быть, например, недобросовестная конкуренция или иные какие-то подобные составы коммерческие. Другой вопрос, что по многим из них уже давно истекли сроки давности.

А потом, информационные войны, я не знаю, это не то, к чему лично я стремлюсь, потому что это все-таки не должно быть. Но тут куда денешься… В данном случае средства массовой информации вынуждены защищаться. Потому что, опять-таки, одна история – информационные войны, а другое дело, когда действия неких подконтрольных СМИ, псевдо-СМИ, фабрик или рассадников наемных блогеров, когда они увязаны в одну организацию с достаточно криминальными историями.

О. Пашина Но наемные блогер – это не преступник. Ну, он там пишет что-то за деньги.

Д. Коротков Ну, хочется – пусть пишет.

О. Пашина Журналист в любом СМИ тоже пишет за деньги. Он зарплату-то получает, да?

Д. Коротков Да. А вот если мы все это увязываем с группой специально нанятых людей, которые учиняют всевозможные провокации самого различного характера (НРЗБ до самого тяжелого), вот здесь уже, конечно же, состав преступления, с моей точки зрения, есть.

О. Пашина Спасибо. Это журналист «Новой газеты» Денис Коротков. И результаты нашего голосования: 85% наших слушателей считают, что провокации в медиа-сфере – это преступление; и 15% — считают, что это информационная война. Это была программа «Рикошет». Меня зовут Оксана Пашина. Спасибо и до свидания!

Комментарии

2

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.

irdo 10 ноября 2018 | 01:46

Интересно.


rash 10 ноября 2018 | 06:19

Чем дальше, тем занятнее. Во что превращается фигура пригожина? Рецидивист (из ближнего круга путина, что прекрасно того характеризует), вокруг которого собирается масса незаконного, на что ни посмотри - при желании выполнять закон, органы должны взять под арест всех вагнеровцев, наёмный блогер не преступник - Оксана ошибается - зависит от того, что блогер пишет, короче: всё что тот делает под статьёй, при наших-то законах, было бы желание. И самое-самое: позволяет ли хозяин своему повару повязывать ему салфетку?

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире