'Вопросы к интервью
28 августа 2018
Z Рикошет Все выпуски

Почему Россия отказывается от вооружения пятого поколения?


Время выхода в эфир: 28 августа 2018, 18:35

О.Бычкова 18 часов, 35 минут в Москве. Добрый вечер! У микрофона – Ольга Бычкова. Мы в прямом эфире «Эха Москвы». И ближайшие чуть больше десяти минут мы поговорим об одной интересной публикации от наших коллег на ресурсе «Открытые медиа». Разрекламированные российские военные разработки: «Армата», Су-57 и БМП «Курганец» не пойдут в серийное руководство. Всё это связано со слабостью отечественного ВПК – к такому выводу приходит военный обозреватель Александр Гольц. Что это значит, что из этого следует и откуда такой вывод, мы сейчас постараемся у Александра Гольца выяснить. Александр, добрый вечер!

Материалы по теме

Отказ России от расходов на новейшее вооружение — это хорошо?

да
67%
нет
26%
затрудняюсь ответить
6%

А.Гольц Добрый вечер!

О.Бычкова Прежде чем говорить о состоянии российского ВПК давай вначале объясним, что такое вооружение 5-го поколения и в чем крутизна этих «Армат», «Курганцев» и прочего.

А.Гольц Я не знаю, о каком поколении мы говорим в случае «Армата». Су-57 объявлен истребителем 5-го поколения. Стало быть, по определению все вооружения должны находиться внутри корпуса для малозаметности. Для той же малозаметности он должен быть сделан из композитных материалов по технологии стелс.

О.Бычкова То есть невидимых для радаров.

А.Гольц Не видимых для радаров, совершенно верно, Оля. Далее. Двигатель должен обеспечивать движение в крейсерском режиме на сверхзвуковой скорости не только на форсаже. Авионика должна позволять увидеть врага до того, как враг увидел тебя.

Что касается «Армата» и «Курганца», тут самая крутизна заключается в том, что вооружение и боезапас, что самое главное, отделены от экипажа, что означает, что у «Арматы» необитаемая башня, и это означает, что если враг попадает в башню, то взрыв боеприпасов не может убить экипаж.

О.Бычкова Об этих машинах, об этих вооружениях много говорили, кричали все предыдущие годы. Эта публикация на «Открытых медиа», можно посмотреть также пост… текст Александра Гольца на «Эхе Москвы». Ты пишешь о том, что таких «Армат» «Уралвагонзавод» получил заказов… на 1 машину.

А.Гольц Нет. На самом деле, история темная. Есть два человека. Один из них Юрий Борисов, который был замминистра обороны по вооружению 5 лет. Вот это очень серьезный человек, который знает всё про наше вооружение, получил пост вице-премьера по обороне. И он довольно тихо, но внятно сказал, что «ни Су-57, ни «Армату», ни «Курганец» серийно производить не будем». Точка. Это, в общем, прозвучало как-то печально на фоне бравурных рапортов Министерства обороны. И поэтому в ходе этой выставки «Армия 2018» преемник Борисова в должности замминистра по вооружениям Алексей Криворучко сказал нечто иное – что все-таки закупим 132 танка и бронетранспортера на платформе «Армата» и 15 истребителей Су-57.

О.Бычкова Это много или мало на самом деле?

А.Гольц Если исходить из того, что это будет сделано, это мелкая, но серия. Но, на самом деле, хитрость… Я несколько дней пытался разговаривать с более компетентными, чем я людьми, и они предположили – на самом деле точно никто не знает, — что то, что касается Су-57, уже произвели 10 штук для испытаний. Прибавим два. Если прищурится, получается – 15. Потому что официально было объявлено, что до 26-го года будет закуплено 2 штуки СУ-57.

О.Бычкова То есть, в любом случае, плюс-минус эти цифры, которые, видимо, нуждаются в дальнейших подтверждениях и обоснованиях, понятно, что такого вот перевооружения или сильного вооружения российской армии оружием новейших разработок на ближайшие, по крайней мере 10 или около того лет, не предполагается. Российская армия остается, в общем, в массовом количестве без таких вооружений.

А.Гольц Да, решено производить хорошее, качественное вооружение предыдущего поколения. Сказали, что оно и подешевле как-то, ну и нашим нуждам отвечает. Это логика Борисова.

О.Бычкова То есть российский бюджет или Российские Вооруженные силы или Министерство обороны или кто еще решили не тратить огромные деньги на новые вооружения, а обойтись, в общем, поэкономичнее тем, что есть, насколько я понимаю.

А.Гольц Мы будем производить новое оружие, но оно не будет суперсовременным.

О.Бычкова Да-да, именно так. И прежде чем ты объяснишь, с чем это связано, я хочу наших слушателей принять участие в голосовании, потому что ведь совершенно непонятно, хорошо это или плохо. С одной стороны, хорошо, что мы не тратим деньги на всё это железо. Может быть, они будут потрачены на что-то более человечное. А, с другой стороны, защищаться же надо все равно, враги же никуда не делись. Они могут быть этими или другими, но мы живем не в безвоздушном пространстве. Итак, если вы считаете, что если Россия отказывается от расходов на новейшие вооружения, это будет хорошо – 660 06 64. Если вы считаете, что это будет плохо — 660 06 65.

У нас идет голосование. А мы пока продолжим разговор с Александром Гольцем, военным обозревателем о том, почему же это произошло. Насколько я понимаю из твоего текста, дело не в том, что не хватает денег, а дело в том, что российский ВПК устроен вот таким неэффективным образом.

А.Гольц Ну да. Но денег тоже не хватает. Поскольку до какого-то момента нефтяных денег было так много, что можно было оплатить и неэффективность.

О.Бычкова Так. А в чем заключается неэффективность?

А.Гольц Есть несколько причин. Первая и главная заключается в том, что так и не удалось создать систему производственной кооперации. В Советском Союзе компоненты вооружения производились на гражданских заводах. Никто об экономике не думал тогда. И каждый директор завода понимал, что он положит партбилет, если не выполнит оборонный заказ, а не те контрольные цифры по производству холодильников, материи или чего-то еще, что ему было велено. И поэтому стоимость оборонного заказа включалась и в цену производства гражданских товаров и главное, в их качество. Ну, ты уж девушка молодая, а я хорошо помню.

После развала Советского Союза вся эта система лопнула, и частные владельцы предприятий стали бегать от оборонного заказа как черт от ладана. В думу до сих пор выносили… я не помню окончательного решения, но в думу точно вносили закон об уголовном наказании для тех, кто уклоняется от выполнения оборонного заказа.

О.Бычкова Других рычагов уже не было воздействия.

А.Гольц И в этой ситуации заводы конечной сборки, которые называются у нас оборонно-промышленным комплексом, оказались перед довольно печальной альтернативой: или покупать комплектующие где ни попадая, и в результате у нас получается ракета «Булава», которая каждый раз лажалась при испытаниях, но каждый раз из строя выходило что-то новое, что-то другое; или производить все комплектующие на заводах конечной сборки. Этим путем пошел как раз пошел КнАПО и этим пошел «Алмаз-Антей».

О.Бычкова Немножко кустарно выглядит.

А.Гольц Нет, можно и серийно, только они становятся золотыми в таком случае, эта военная техника. Именно поэтому один танк «Армата» стоит 250 миллионов рублей.

О.Бычкова Невероятно!

А.Гольц Близко к самолету.

О.Бычкова Получается, что неэффективность российской экономики и вообще организации промышленности, производства, оно дошла уже святая святых – до военно-промышленного комплекса.

А.Гольц Так получилось, что в прошлом десятилетии два человек — Владимир Владимирович Путин и Сергей Борисович Иванов – создали… не хочется грубых слов говорить – некое подобие знаменитой советской «девятки», девяти министерств, которые производили оборонную продукцию. Вот они воссоздали ее в виде промышленных корпораций, которые представляют собой большой колхоз.

О.Бычкова Где одни платят за других.

А.Гольц Где эффективный кормит десять неэффективных.

О.Бычкова Спасибо большое! Это Александр Гольц. Вы можете прочитать подробно этот текст в «Открытых медиа» или на сайте «Эхо Москвы». Наше голосование: 85% считают, что хорошо, что, так или иначе,, не будут тратить огромные миллионы и миллиарды на вооружение. 15% считают, что это плохо. Спасибо всем большое. Это была программа «Рикошет».



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире