'Вопросы к интервью


И. ЗЕМЛЕР — 16.07 в Москве. Дмитрий Ананьев, первый зам. председателя комитета Совета Федерации по бюджету и финансовым рынкам. Добрый день.

Д. АНАНЬЕВ — Добрый день.

И. ЗЕМЛЕР — У нас он добрый. В США бушует ураган. Прогнозы были и есть очень разнонаправленные относительно того, как поведет себя экономика США. Пришлось приостановить торги, практически все остановилось на эти сутки. Что будет на ваш взгляд?

Е. БУНТМАН – Насколько это серьезный удар?

Д. АНАНЬЕВ — Я думаю, что в краткосрочном плане еще пока рано высказывать предположения, потому что ураган в самом разгаре и насколько серьезное будет воздействие на инфраструктуру, я думаю, что еще предстоит просто наблюдать и оценивать масштабы потерь, разрушений. Я думаю, что первые аналитические выкладки будут, наверное, готовы к концу этой недели, когда ураган начнет затихать. Но очевидно, что на прочность проверяется способность противостоять погодным катаклизмам. Хотелось бы верить, что не случится никаких техногенных катастроф по типу того, что мы наблюдали совсем недавно в Японии. Хотелось бы верить, что инфраструктура не даст каких-то серьезных сбоев и не произойдет никаких техногенных катастроф. С точки зрения экономической ситуации, то наверное, оценив масштаб разрушений, станет понятно, насколько они серьезно смогут повлиять на внутренний валовой продукт в стране, насколько предприятия смогут справиться и выполнять те планы, те прогнозные расчеты с точки зрения выпуска своей продукции, насколько население будет способно участвовать в созидательной работе в части выпуска продукции той же самой. И я думаю, что эти выкладки масштабы снижения ВВП, наверное, можно будет оценить к концу недели. Как правило фондовый рынок реагирует в таких ситуациях достаточно резким снижением вниз, однако после этого в среднесрочной или долгосрочной перспективе за этим обязательно последует рост, потому что вырастет потребность в строительстве, в созидательных задачах…

И. ЗЕМЛЕР — Товарах народного потребления.

Д. АНАНЬЕВ — Совершенно верно. То есть первый шок будет негативным, дальше просто будет еще одним стимулом для того, чтобы экономика дальше поступательно развивалась. Тем более что США в рамках той программы количественного смягчения, которую проводят финансовые институты, финансовые ведомства, вдруг демонстрирует слабый, но рост. Это событие можно оценивать как событие со знаком плюс.

Е. БУНТМАН – Я, честно говоря, ждал от вас какой-то более оптимистической оценки. Потому что я думал, что вы скажете, что экономика США настолько велика и сильна, что стихийное бедствие не такой уж сильный удар нанесет, только по каким-то отдельным людям. То есть последствия, не так уже все безоблачно, как могло показаться.

Д. АНАНЬЕВ — Я думаю, что конечно экономика сильна и какой-то страновой катаклизм не наступит. Страна это пройдет. Другое дело, что мы видим, что масштаб все же значительный даже по тем сообщениям из новостей, из CNN. Я думаю, что спрогнозировать, как будут развиваться события и до какого масштаба потерь разовьется ураган, тоже сейчас крайне сложно. По крайней мере очевидно из сообщений, что слетают просто крыши с домов, идут серьезные масштабные разрушения, и в крупных городах огромные затопления, огромный процесс идет эвакуации населения. То есть на прочность проверяется инфраструктура и способность служб справляться и помогать гражданам переживать эти климатические масштабные потрясения.

И. ЗЕМЛЕР — Но ведь не первое такое испытание для США. Предыдущий ураган «Катарина», правда, что уже превзошел по силе, тем не менее, Америка раньше выходила из таких ситуаций. Как бы вы оценили, как она это делала с экономической точки зрения? Насколько эффективно, насколько оптимально были выходы?

Е. БУНТМАН – Был ли какой-то масштабный кризис после того, как целиком был стерт с лица земли Новый Орлеан.

Д. АНАНЬЕВ — Я не ожидаю какого-то масштабного кризиса. Я думаю, что в нынешней ситуации экономика находится и так в очень волатильной зоне, я думаю, что это просто еще один сигнал, что фондовый рынок припадет на какое-то время, потом опять начнется восстановление. Какого-то масштабного глобального негативного прогноза я бы не давал для экономики США.

Е. БУНТМАН – Еще один вопрос, связанный непосредственно с США. Уже в международном плане, экономики и финансового сотрудничества. У нас на следующей неделе ровно через неделю будут выбирать президента США. То ли старого, демократа Барака Обама, то ли нового республиканца Митта Ромни. Повлияет ли это как-то на экономические отношения с Россией, стоит ли ждать каких-то изменений? Или это выше президентского поста. Отношения международные.

Д. АНАНЬЕВ — Я думаю, что не будучи большим специалистом российско-американских взаимоотношений, мне кажется, что в стратегическом плане ни ухудшений, ни глобального улучшения наших взаимоотношений вне зависимости, кто будет избран, не произойдет. Нащупана и проводится определенная линия, достаточно умеренно позитивная во взаимоотношениях между нашими странами. И я думаю, что надо дождаться, кто будет избран, а после этого постараться продолжать строить такие взаимовыгодные конструктивные взаимоотношения. И угадать наверное, или предсказывать ухудшение или улучшение взаимоотношений между нашими странами в случае, если будет избран тот или иной кандидат, я думаю, что тема неблагодарная.

Е. БУНТМАН – Но существует такая упрощенная точка зрения, что республиканец всегда плохо для России и российской власти, республиканец жестче, демократ мягче.

Д. АНАНЬЕВ — Республиканцы позиционируют себя как «ястребы», демократы либеральнее и мягче. Но, исходя из такой практической оценки действий или взаимоотношений между нашими странами, это условная мягкость.

И. ЗЕМЛЕР — И условная жесткость.

Д. АНАНЬЕВ — Да.

Е. БУНТМАН – Но есть еще важный экономический вопрос мировой, который затрагивался во время дебатов между Обамой и Ромни. Это вопрос Китая. Вопрос отношений США с Китаем и искусственного укрепления юаня, что делает Китай и в чем упрекают республиканцы.

Е. БУНТМАН – Мы сейчас прервемся на рекламу, а затем продолжим.

РЕКЛАМА

И. ЗЕМЛЕР — 16.16. Мы остановились на проблеме Китая как фактора.

Д. АНАНЬЕВ — Вы знаете, я думаю, что Китай, наверное, не надо называть проблемой. Скорее все же Китай это такое наглядное экономическое чудо, которое эта страна демонстрирует последние полтора десятка лет. И в известной степени даже при всех проблемах, существующих в Китае это хорошая наглядная картинка лучшей практики, можно наблюдать, как страна демонстрирует фантастический экономический рост и насколько она быстро и наглядно развивает свою экономическую и политическую мощь.

Е. БУНТМАН – Но для США это раздражающий фактор. Потому что на дебатах конкретно упрекал Ромни Обаму в том, что тот слишком мягко относится к китайским попыткам и вполне успешным манипулировать курсом юаня, и Ромни говорил, что Обама тем самым подрывает национальную экономику США.

Д. АНАНЬЕВ — Я думаю, что сводить экономическое чудо Китая к манипулированию юанем, наверное, это может быть ораторский прием, скорее всего на процедуре соревнования между двумя кандидатами.

Е. БУНТМАН – А почему это так важно? Чуть ли ни половина дебатов была посвящена китайским вопросам. Второго раунда, который был посвящен экономике, налоговым вопросам и так далее. Почему-то речь зашла о Китае. И чуть ли ни пять обменов вопросами и ответами.

Д. АНАНЬЕВ — Вы знаете, масштаб роста и просто масштаб экономики, масштаб влияния на мировые экономические процессы в первую очередь экономические, но в потенциале и на политические процессы Китая, его просто нельзя сбрасывать со счетов. И мы как соседи должны очень четко и внимательно проводить правильную выверенную политику во взаимоотношениях с растущим гигантом. Причем многие экономисты, аналитики предсказывали, что вот-вот начнется в Китае замедление роста, вот-вот этот пузырь лопнет, и так далее. Даже при всех имеющихся структурных проблемах в китайской экономике, последние месяцы Китай продолжает демонстрировать рост. Были предприняты определенные шаги финансовыми властями, добавляющие ликвидность, финансовые ресурсы в экономику и Китай продолжает показывать уверенный рост и спрос в экономике переориентируется на внутренний спрос, то есть экономика получает дополнительные стимулы для того, чтобы продолжать демонстрировать крайне впечатляющие результаты. Если мне память не изменяет, в этом году ВВП Китая вырастет почти на 9%.

И. ЗЕМЛЕР — А какой смысл…

Д. АНАНЬЕВ — И прогноз в следующем году, что рост будет приблизительно такой же.

И. ЗЕМЛЕР — Какой смысл переориентироваться на внутренний спрос, если они на внешних рынках берут за счет дешевизны продукции и рабочей силы.

Д. АНАНЬЕВ — С учетом того, что потребление на внешних рынках снижается, либо стагнирует, либо показывает небольшой рост, для того чтобы постоянно подпитывать серьезные темпы роста своей экономики, у Китая нет других вариантов, как переориентироваться и стараться запускать, ориентироваться в экономике на внутренний рост. Тем более огромное количество населения с растущими доходами, это очень серьезный потенциал для развития экономики. При всем том, что у Китая допустим, отсутствует вообще напрочь пенсионная система. Здесь очень много социальных вопросов, которые с нашей точки зрения…

И. ЗЕМЛЕР — Прекрасный контраргумент для коммунистов.

Д. АНАНЬЕВ — … не решены. Но жизнь такова, что в Китае человек для того чтобы жить, должен работать.

И. ЗЕМЛЕР — Хотела сказать, что достаточно спорным звучит аргумент о том, что растущие доходы населения в масштабах всей страны.

Д. АНАНЬЕВ — Доходы населения в Китае растут.

И. ЗЕМЛЕР — У всех, у всех?

Д. АНАНЬЕВ — Практически у всех.

И. ЗЕМЛЕР — А у вас нет случайно данных о расслоении в Китае?

Д. АНАНЬЕВ — Все больше населения сельского переходит в рамках урбанизации, все больше становится городского населения и соответственно несколько растут зарплаты и тем самым растут в том числе доходы населения. Все больше обеспеченных людей становится в Китае.

Е. БУНТМАН – Расслоение в первую очередь за счет сельского населения.

Д. АНАНЬЕВ — В первую очередь за счет сельского населения. Это, правда, не означает, что сельского населения совсем мало, оно значительно превышает городское и доходы на селе тоже ничтожны…

Е. БУНТМАН – Мало это не то определение, которое к Китаю применимо.

Д. АНАНЬЕВ — Доходы пока ничтожны, но импульс, динамика развития, она берет свое. И в Китае все больше и больше становится обеспеченных людей.

Е. БУНТМАН – Мы про Китай говорили практически больше, чем Ромни и Обама. Теперь несколько российских вопросов. Есть очень любопытные цифры о первых итогах вступления России в ВТО. Прогнозы были следующие пессимистические. Что резко вырастет импорт товаров из стран дальнего зарубежья в Россию. И по предварительному анализу евразийской экономической комиссии, произошла удивительная вещь, наоборот сократился импорт в стоимостном выражении в сентябре. На 10%. Это чем можно объяснить? Можно ли подводить сейчас итоги вступления в ВТО хотя бы предварительные.

Д. АНАНЬЕВ — Я думаю, что преждевременно сейчас говорить об итогах. Надо дождаться, пока будут результаты годового цикла. После этого я думаю, можно будет говорить о первых краткосрочных эффектах, и можно будет оценивать первые результаты. Хотя мы с вами и до этого уже обсуждали, я сам лично последовательно выступаю сторонником нашего вступления в ВТО. И я убежден в том, что результаты для большинства наших отраслей будут все же со знаком плюс, особенно если профильные министерства и ведомства смогут обеспечить максимально выгодное вступление наше в ВТО. И обеспечат разумно справедливое отношение и к нашей продукции и к нашим товаропроизводителям. Тогда будет успех. И. ЗЕМЛЕР — При этом Росстат сегодня констатирует, что рост выпуска по базовым видам деятельности в России в сентябре этого года замедлился до одной десятой процента. Это минимальный рост, начиная с 2009 года. Чем это объяснить? Под базовыми отраслями имеется в виду производство продукции сельского хозяйства, промышленное производство, строительство, грузооборот транспорта, розничная и оптовая торговля.

Д. АНАНЬЕВ — Данное снижение роста нашей экономики я в первую очередь связываю с той политикой, которую проводит наш ЦБ. ЦБ увидел угрозу роста и инфляции буквально полтора-два месяца назад и сейчас предпринимает ряд действий, для того чтобы эту угрозу роста задушить в зародыше. Инструменты одни – сжатие денежной массы, это повышение процентной ставки. Это те сигналы, которые даются участникам экономических взаимоотношений о том, что с инфляцией будет жесткая борьба, но волей-неволей, в том числе своими действиями ЦБ по факту душит экономический рост.

И. ЗЕМЛЕР — Что же за сигнал такой, который приводит к тому, что экономика перестает работать. Точнее не экономика, а отрасли.

Д. АНАНЬЕВ — Экономика работает. Просто рост замедляется. И мы рискуем сейчас ситуация, что экономический рост будет близок к нулю. По крайней мере на этом этапе.

И. ЗЕМЛЕР — Чем это чревато?

Д. АНАНЬЕВ — Это чревато тем, что мы не будем демонстрировать те результаты, которые демонстрирует, допустим, Китай. И не будем к нему приближаться. Но очевидно, что ЦБ в первую очередь видит все же своей задачей постараться иметь минимально возможную инфляцию и наверное, по факту он не отвечает за экономический рост.

И. ЗЕМЛЕР — Это уже объясняет те экзотические предложения, которые на прошлой неделе прозвучали в думе. Пока еще не в виде инициативы. А просто прозвучали. Изменить Конституцию с тем, чтобы избавить ЦБ от его независимости в проведении денежной политики.

Д. АНАНЬЕВ — Я думаю, что это нельзя делать ни в коем случае. Я думаю, что все равно баланс взаимоотношений допустим, между министерством экономического развития, министерством финансов и независимостью ЦБ будет найден. Идут серьезные дискуссии, которые я думаю, что сподвигнут ЦБ все же более внимательно предпринимать и оперировать теми инструментами, которыми он сейчас оперирует. Бороться с инфляцией нужно, но не в ущерб экономическому росту. Либо стараться находить здоровый баланс.

И. ЗЕМЛЕР — Особенно есть учесть, что у нас ЦБ не с Луны свалился все-таки.

Д. АНАНЬЕВ — Пока в борьбе с инфляцией эти действия можно признать как правильными и успешными. Но, к сожалению, есть побочные негативные моменты. Ценой этому является замедление экономического роста в нашей стране.

И. ЗЕМЛЕР — Это еще нынешнему ЦБ везет с тем, что инфляция не такая высокая, как была во времена Гайдара и Чубайса. В 90-е годы.

Д. АНАНЬЕВ — Это в том числе и следствие достаточно правильной последовательной линии, которые последние годы проводит руководство ЦБ. И надо отметить, что все же благодаря усилиям в том числе ЦБ, и в первую очередь, наверное, ЦБ и Минфина, все же минимальными, наверное, возможными проблемами мы обошлись в рамках выхода из кризиса. И было реализовано значительное количество в беспрецедентно короткие сроки инструментов, позволивших и банковской системе и населению очень сложный этап пройти без глобальных и сверхсерьезных потрясений.

И. ЗЕМЛЕР — И последняя тема, которую мы хотим сегодня затронуть. Вы слышали анонс, прозвучало предложение в ГД провоцировать чиновников на взятки. То есть нарочно предлагать чиновникам взятки, чтобы те, кто согласится, могли быть поскорее привлечены к уголовной ответственности. Как бы вы отнеслись к эффективности такой меры?

Д. АНАНЬЕВ — Мне пока сложно оценить эффективность подобных действий. На мой взгляд, надо все же посмотреть, какими инструментами работают, допустим, те же скандинавские страны, или та же Швейцария. Где конечно есть в каком-то виде коррупция…

Е. БУНТМАН – Страны, где минимальный индекс.

Д. АНАНЬЕВ — Совершенно верно. Та же Швеция и Финляндия это наши соседи, причем и климатические условия и ментальность, она на каких-то этапах была похожа, а живем мы по-разному.

И. ЗЕМЛЕР — У нас размеры другие.

Д. АНАНЬЕВ — Тут вопрос не размеров. В этой части Китай, масштаб экономики, размер гораздо больше. Я противник тех методов…

И. ЗЕМЛЕР — Борьбы с коррупцией в Китае.

Д. АНАНЬЕВ — Борьбы с коррупцией в Китае, потому что просто без суда и следствия…

И. ЗЕМЛЕР — И кстати все равно не помогает.

Д. АНАНЬЕВ — Помогает. Там масштаб коррупции, ее формат иной. Но мне как-то ближе все же европейский инструментарий. Европейские технологии. Это совсем я думаю, что является не сверхсложной задачей.

И. ЗЕМЛЕР — Ну что же, спасибо. Дмитрий Ананьев, первый зам. председателя комитета Совета Федерации по бюджету и финансовым рынкам. И тему взяток чиновникам мы продолжим после новостей.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире